Глава 25. Конец любви

Так или иначе, Берен выполнил условие короля Тингола, он добыл Сильмарилл из короны Моргота и имел право на брак с Лютиэн. Но видно не напрасно Тингол пообещал, что, не взирая на клятву, лишит Берена дневного света, если тот выполнит поручение. Берен прожил после этого недолго. Он погиб на охоте. Да, да! Бывает такое. Травили волка, а погиб охотник. Несчастный случай!
А Лютиэн поплакала, конечно, погоревала, да что тут поделаешь! От слёз мертвец не встанет, ибо Мандос слезам не верит.

Ей напомнили, что она – королевна, что у неё есть долг перед государством, что она обязана выйти замуж по политическим мотивам. Берена конечно жаль, но его уже не воротишь, а в браке потеря забудется быстрее, ибо время лечит. Ничто не вечно, а значит, и  печаль пройдёт когда-нибудь. Принцессе должно заботиться не о мёртвых, а о живых. Государству нужны союзники. А раз ей теперь уже всё равно за кого идти, то пусть уж лучше принесёт пользу своему народу, чем сырость-то попусту разводить.

И Лютиэн вышла замуж за короля зелёных эльфов Оссирианда, которого, по грустной иронии судьбы, тоже звали Берен. Она провела остаток дней с нелюбимым, ради спасения своего народа. В одном только промашка вышла. Орки на её народ так и не напали. И спасать Дориат нужно было не от орков, а от гномов с нолдорами.
Да и выручать жителей Дориата зелёные эльфы почему-то не стали. Они спокойно подождали, пока гномы вырежут Менегрот, а потом отомстили гномам. И поскольку возвращать Сильмарилл стало уже некому, они оставили огненосный камень себе. Не на помойку же его выбрасывать! Вот как выгодно бывает иногда опоздать, если опаздываешь вовремя. А печаль действительно прошла, только прошла она вместе с жизнью. И ослепла Лютиэн от слёз. А в остальном, всё – чистая правда.
Такова правда. Но не так сказано в Сильмариллионе. Там повествуется будто волк, на которого охотился Берен, был не просто волк, а слуга Моргота. Но позвольте, а как же завеса Мелиан? Она ведь, кажется, не пропускала никого из прислужников Ангбанда? Как же слуга Чёрного Властелина умудрился проникнуть в Дориат?

Вот, например, я слыхал, будто в море-океане водятся такие огромные, ужасные рыбы – акулы. И зубов у них во рту превеликое множество. И эти кровожадные твари погубили несметное количество мореходов, потерпевших крушение, и ловцов жемчуга. Но если убийство произошло в пустыне, не станем же мы, в самом деле, подозревать в нём акулу?

А если убийство произошло в Дориате, может ли разумное существо подозревать в нём Чёрного Властелина и его слуг? Не лучше ли поискать убийцу Берена где-нибудь поближе, среди местных умельцев?

А ещё они пишут, будто тот волк откусил Берену руку, в которой сиял Сильмарилл. Я бы мог поверить, что волк откусил руку, в которой держали колбасу, или, по крайней мере, просто руку, в которой ничего не держали. Но как поверить, что волк откусил руку держащую огонь? Кто видел волка посмевшего приблизиться к огню? Огонь глубоко противен волчьей натуре. Волки боятся огня. Будь вокруг Вас хоть сотня голодных волков, пока в руках ваших горит факел, они Вас не тронут. А нолдоры нас уверяют, будто волк мог проглотить пылающий Сильмарилл! В уме ли они? Нет! Пусть лучше поищут дурака в зеркале!

А дальше они начинают нести и вовсе какую-то околесицу, будто Мандос сжалился над Лютиэн и воскресил Берена! Ну, ни бред ли? Это Мандос-то сжалился? Во-первых, легче довести до слёзной истерики могильную плиту, чем хоть чуточку разжалобить Мандоса. А во-вторых, в самом же Сильмариллионе сказано, что Мандос принимает только умерших эльфов. Умершие же люди ему не подвластны! Он не только не властен, освободить кого-либо из них, он даже не ведает, куда они уходят после смерти! Как же мы можем проглотить, столь неудобоваримую ложь? Уж врали бы, как-нибудь поумнее!

Нет! Чудес не бывает. Лютиэн прожила остаток лет на Тол Галене, но не с сыном Барахира. Он лежал в своей могиле тихо, как мышка и был нисколько не шумнее других покойников. А умерла Лютиэн от тоски, ибо эльфы не ведают ни старости, ни болезней и умирают только от ран, телесных или душевных. В сущности Берен сын Барахира стал первой жертвой Сильмарилла, вынутого из короны Моргота. Тингол – вторая жертва. Лютиэн – третья. То ли ещё будет?!

http://www.proza.ru/2014/11/02/1295


Рецензии
Да, история с Береном очень спорная. В целом, воскрешение Берена могло быть. Но свободно могло и не быть, вот в чём дело. Доказать невозможно ни то, ни другое. Просто в конце там какое-то отсутствие любых подробностей, и этот факт, что Смертные с ними больше не общались... Весь тон какой-то расплывчатый. Как нарочно.

Версия Лихаима выглядит более жизненно, что ли. Версия Сильма - более мифологически. Трудно сказать, что из двух версий - правда.

Эльдар говорят, что судьба людских душ в руках Эру, и они должны не быть с Ардой, а оставить ее и уйти, возможно, обратно к Единому - уже для другого жребия, за пределами знаний и догадок Эльдар - "уходят на Неведомый Путь".
Лично мне хотелось бы верить в сказку. Что Берена воскресил сам Эру и жил он (Берен) с Лютиэнь долго и счастливо.

Рута Неле   30.07.2018 15:13     Заявить о нарушении
Открою вам тайну. Я заранее сговорился с Толкиеном. Он нарочно подыгрывал мне.

Михаил Сидорович   30.07.2018 18:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.