Глава 32. Воспитание Турина

В Дориате маленького Турина воспитали как воина. В этом нет ничего предосудительного, ибо принцу и подобает быть воином. Плохо то, что его воспитали в духе непримиримой ненависти к Морготу и к оркам. А чего ещё можно было ожидать от Тингола, который похитил Сильмарилл с трупа Берена и, тем самым, сделал невозможным мирное сосуществование с Морготом? Да и принцип политического равновесия требовал от Тингола союза с врагами Моргота, дабы уравновесить усилившуюся мощь Ангбанда.
Практику военного дела Турин постигал в составе «пограничного» отряда, которым командовал Белег Могучий Лук. Только не подумайте, что пограничный отряд, в понимании Тингола, должен был охранять незыблемость государственных границ. Этот отряд, как следует из Сильмариллиона, вечно сражается то в Димбаре, то в краю Анах, то есть вне пределов Дориата. Так что правильнее было бы назвать этот отряд не пограничным, а заграничным. Семнадцатилетнего Турина учили не охранять, а нарушать границы, совершать диверсии, а не предотвращать их, резать глотки мирным жителям, а не воинам, нападать на спящих врагов и бежать, как только они проснутся! Такова практика диверсионной войны. Если диверсионный отряд поступит иначе, он погибнет. Если диверсанты не будут прятаться от карателей, они будут уничтожены. Если диверсанты пощадят случайного прохожего, то, оставшийся в живых прохожий, может выдать место их дислокации властям. И совсем не важно сделает ли он это добровольно или под пытками. Кто действует тайно, тот не оставляет живых свидетелей. Всему этому научили молодого Турина, не только теоретически, но и практически.
В этих трудах праведных провёл Турин три года. Вернувшись в Менегрот, он сразу же совершил убийство. Его воспитатели пожали то, что посеяли. Он повздорил с одним придворным по имени Саэрос. В ответ на неудачную шутку, Турин ударил его кубком и ранил. Разумеется, Саэрос не мог оставить такое оскорбление без последствий и вызвал обидчика на поединок, на котором Турин его и убил.
Правда Сильмариллион утверждает, что якобы это был не поединок. Якобы Саэрос подкараулил Турина и напал на него. Но, в таком случае становятся непонятными две вещи: Во-первых, почему Саэрос не нанял убийц, или не напал на Турина с несколькими сообщниками? Турин был один, и при оружии, Саэрос был один и при оружии. Разве это не поединок? Даже если вызов был сделан не по правилам, и не было секундантов, то, по сути, это был поединок. Во-вторых, почему Турин бежал после содеянного? Ведь если это была не дуэль, запрещённая законом, а простая самооборона, то его не за что судить, ибо всякий имеет право обороняться. Но Турин бежит из Дориата, словно преступник. Значит, не всё здесь чисто! Значит, чует кошка, чьё мясо съела!
Золотое правило диверсанта гласит: напакостил – сматывай удочки. И Турин следует этому нехитрому правилу. А то, с какой лёгкостью он прошёл сквозь завесу Мелиан, говорит о том, что делал он это не в первый раз.

http://www.proza.ru/2014/11/02/1330


Рецензии
Добрый день, Михаил.

Я уже раньше писала, что мне Турин активно не нравится. По замыслу Толкина, неудачи преследуют Турина прежде всего потому, что Моргот проклял его отца и всю его семью. Но лично мое мнение, что неудачником Турин стал еще задолго до проклятия Моргота. Все отрицательные черты его характера были заложены в нем с детства. "Он редко смеялся и мало говорил, хотя говорить научился рано и вообще выглядел старше своих лет. Турин не забывал обид и насмешек. Горячностью он вышел в отца, и мог быть несдержан и даже жесток". А дальше жизнь Турина развивается по схеме "чем дальше, тем хуже". К тому же, как известно, в Дориат, где жил Турин, проклятие Моргота не могло проникнуть, поскольку он был скрыт завесой Мелиан. Так что изначально испортить его могла лишь дурная наследственность и дурное воспитание эльфами. И несчастье, свалившееся на Турина в Дориате можно вполне объяснить исходя из дурного характера его и Саэроса.

По моему мнению, Турин - обычный неудачник, каких много, и не обязательно все они прокляты "всеобщим Врагом". Как известно, неудачник при наличии выбора выбирает наихудшее. Что-то общее прослеживается в судьбе Турина, Фродо и того же Феанора. Они все чувствовали угрозу, но словно обезумевшие мчались навстречу своей судьбе.

Прямое вмешательство Моргота наблюдается только при появлении дракона. Но об этом, наверное, Лихаим напишет дальше?

Рута Неле   17.09.2018 11:02     Заявить о нарушении
Безотцовщина... Дурное влияние улицы... Педагогическая запущенность...

Михаил Сидорович   17.09.2018 21:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.