Мне нужны воины

Самосвал с ревом несся по раскаленному полуденным вьетнамским солнцем асфальту, легко проскакивая песчаные переметы, которые ветер надул за годы, прошедшие после окончания войны с американцами.

Справа и слева  тянулись обрывки закрученной в спираль колючей проволоки, косо торчали ржавые прутья арматуры, валялись толстые, покореженные взрывами трубы топливопровода. За ними начинались дюны, низкие и пологие, поросшие травой и кустарником.

В поблекшем от жары небе парила хищная серая птица с коричневой каймой на распластанных крыльях, она медленно кружила, высматривая свою добычу на земле.



- Все,- сказал Костя, остановив ЗИЛ перед широким песчаным переметом, слизнувшим кусок шоссе:
 - Дальше не поеду. Если сяду, полчаса мудохаться, не меньше. Так что вытряхивайтесь.

 Витька прищурившись, прикинул расстояние:
 - Метров двадцать всего. Может, проскочим?
- А если нет, вы с Юриком меня вместо тягача выталкивать будете? Мне через двадцать минут на аэродроме надо быть, так что гоните сигареты  и мотайте. Если что, я вас не видел, а вы меня тем более.
 - А что, если что? –  спросил Юрка, доставая из нагрудного кармана голубой тропической куртки три пачки «Охотничьих».
- Да хрен вас знает! – сказал Костя, и небрежно бросил сигареты в «бардачок»:
 - Шарахаетесь, где ни попадя. Вчера ночью на складе ГСМ кто-то пальнул. Часовой говорит, пуля прямо над головой прошла. Хорошо, вьетнамцы с автоматами прибежали. А к вам кто прибежит?

 - Кто, кто… конь в пальто – проворчал Витька:
 - Не хочешь дальше везти, не надо. Пошли, Юрик. Учить еще будет, куда ходить, куда нет. Сам-то на своем ЗИЛке  по ночам носишься, кроликов давишь, это нормально?
 - Я по дорогам,  на них мин нет. А вы по дюнам лазите, там никто ж не проверял.
 - Вот мы и проверим, - сказал Юрка.

 - Ага,- добавил Витька, спрыгивая на асфальт.
- И тебе доложим. Разрешите идти?
 - Валите, куда хотите! – огрызнулся Костя, развернул машину и с ревом умчался.
 Юрик проводил его взглядом. Обратно придется топать пешком, это километров десять, по сорокапятиградусному пеклу и с одной флягой воды на двоих. Хотя к жаре они за год привыкли, а пить хочется только первые полчаса, если перетерпеть, жажда пропадает.

 - Чего стоим, пошли, – пихнул его в бок Витька:
 - Если до вечерней поверки не вернемся, взводный весь городок на уши подымет!
 - Может, зря идем? Соврал Мынь, а мы, как два придурка, по жаре потащимся?
 - Мынь мой корефан. Зачем ему мне врать?
 
 
 
 За дюнами было море, и шум прибоя перехлестывал через кустарник, накатывая волнами.
Из зарослей так громко и пронзительно звенели цикады, что казалось – невидимые, они летают в воздухе где-то рядом, возле самого уха. В складках песка неподвижно лежали вараны и безучастно смотрели перед собой, подрагивая узкими раздвоенными язычками.

 Они миновали первый перемет, потом второй, сначала они разувались и высыпали из солдатских ботинок песок, а потом перестали, потому что начались настоящие дюны, и асфальт только изредка выныривал черными проплешинами.

 Руки и ноги у Витьки были багровые, точно ошпаренные кипятком -  к нему совсем не приставал загар,  кожа просто краснела, а потом облазила клочьями. Ему бы не шорты и безрукавку носить, а нормальные брюки и рубаху с длинными рукавами, но Витька не сдавался, и утверждал, что рано или поздно организм все равно адаптируется к солнцу Вьетнама.

 - Витек, что Наташка пишет?
 - Как обычно – ждет. Вчера три письма сразу получил. Как дембельнусь, сразу распишемся. Свадьбу сыграем – весь поселок приглашу!
 - А у меня родители квартиру новую получили. С окнами на бухту, представляешь, просыпаешься – море, сопки, корабли на рейде. Лепота!
 - Да, только до дембеля еще три месяца вялиться…

 Через полчаса холмы вдруг расступились, и появилась небольшая долина, сплошь обнесенная спиральной колючей проволокой в три ряда – два внизу, и один сверху.
  За проволокой когда-то был военный городок, от которого остались покореженные ангары, остовы низких казарм, и обгорелые трехосные армейские грузовики с мотками ржавой проволочной корды вместо колес.

 На дверцах еле различимо белели пятиконечные звезды и надписи:

                US ARMY

 За ангарами отблескивала на солнце огромная нефтяная емкость, прошитая очередью из крупнокалиберного пулемета. По всей территории городка из мешков с песком были оборудованы полуразваленные позиции для стрельбы.

 - Ну, я ж говорил, что Мынь не врет, - Витька остановился и оглянулся на Юрку:
 - Вот он, городок!
 Юрка вытащил из чехла флягу и сделал глоток.  Фляга была американской, как и зеленый армейский ремень с пристегнутым чехлом, все это он выменял у вьетнамцев за пару кусков хозяйственного мыла.

 Юрка  протянул флягу Витьке:
 - Слушай, Витька, а зачем тебе оружие?
 Тот отхлебнул, закрутил висящий на цепочке колпачок и вернул флягу.

 -  Потому что я не хочу вернуться со службы, ни разу не выстрелив из автомата. Вот родится у Наташки сын, вырастет, и спросит: папа,  а что ты в армии делал? Что я ему отвечу? Ямы копал? Гвозди забивал? А я хочу, чтобы он меня считал настоящим мужчиной, чтобы он мной гордился, понимаешь?
 - Понимаю.
 - А тебе зачем?
 - А фиг его знает.  Ты пошел, и я пошел, за компанию. Черт, везде эта проволока, не перелезешь. Давай дойдем до КПП, там пройти можно.

 Перешагнув через лежащий на песке шлагбаум, Юрка пнул валявшуюся вверх тормашками пластиковую каску с буквами МР. Каска, кувыркаясь, пролетела по отлогой дуге, врезалась в рифленую стену казармы, и упала возле зеленого патронного ящика. Дремавшие вараны брызнули врассыпную по своим норам.

 Юрка подошел к ящику, откинул деревянную крышку и достал магазин:
 - Смотри, заряженный,  для М-16. Тут их штук двадцать. Будем брать?
 - Такого добра и на аэродроме полно, ты автоматы ищи, а не обоймы. Сначала по казармам пройдем, потом по ангарам. Ты в этой смотри, а я в следующей.

 Через десять минут они встретились возле ангара с развороченной взрывом крышей.
 - У меня пусто,- сказал  Витька:
 - Там кроме тумбочек и кроватей ничего. Патронов, правда, дофига. Вот еще эту штуку нашел.

 Он разжал ладонь и показал "лимонку" без взрывателя:
 - Я отсюда взрывчатку выдолблю, и пенал для ручек сделаю. Домой вернусь и на письменный стол поставлю. А у тебя что?
 - Голый вассер.
 - Так мы ничего не найдем. Надо щупы сделать и искать в песке. На аэродроме так штук двадцать нашли. Вон, арматура валяется, как раз то, что надо!
 Витька прошел в ангар, поднял с бетонного пола метровую арматурину, выпрямил ее и сделал выпад:
 - Сэр, я к вашим услугам! Кого здесь нужно проткнуть?

 Первым винтовку нашел Юрик. Он прощупывал песок возле нефтяной емкости, а Витька ползал у грузовиков.
 Арматурина уперлась во что-то на глубине около полуметра. Юрка еще несколько раз проткнул песок, пока не убедился, что это длинный и узкий предмет. Копать было легко, и через несколько минут он наткнулся на пластиковую пистолетную рукоятку.

 Юрик разгреб песок и вытащил за цевье штурмовую винтовку М-16. Выдернув из ствола резиновую заглушку, Юрик заглянул в канал – песка не было.

 Он поднял винтовку над головой и заорал:
 - Витька, я нашел, смотри!
 Тот взял винтовку в руки, покрутил, и, прочитав надпись:
 - Colt AR-15  , - с завистью спросил:
 - Может, тут еще есть, давай посмотрим?
 - Слушай, Витька, мне эта штука особо не нужна, если хочешь, бери ее себе.
 - Ты серьезно?
 - Конечно. Дарю!
 - Спасибо, Юрик. Ты настоящий друг.
 - Да, ладно тебе. Надо будет рядом порыться, может, тут у них целый склад?
 - Успеем, раз одну нашли, должны еще быть, давай лучше постреляем!

 - А не разорвет? – опасливо спросил Юрка.
 - Почему разорвет-то? Васька под причалом нашел, на десятиметровой глубине, и то стреляла, а эта в песке лежала!

 Юрка наклонился:
 - Где тут предохранитель?
 - Да вот, слева. Сначала поставлю на одиночные.
 - И куда будешь стрелять?
 - Да хоть в небо!
 - Не, в небо не интересно. Давай в цистерну. Только отойди подальше. Интересно, пробьет, или нет?

  Витька отсчитал двадцать шагов и выстрелил.
 Пуля попала в сварной стык между листами, емкость низко и басовито загудела, будто гигантский колокол, врытый в песок.
 - Попал! – восхитился Юрка.
 - А ты как думал? С такого расстояния в такую бандуру! Вон, дырка, отсюда видно. Надо очередями попробовать.

 Стрельнуть очередью Витька не успел, потому что нефтяную емкость закрыл какой-то круг метров в десять диаметром. Сначала круг был почти невидимый, полупрозрачный, и емкость через него видно было будто бы в легкой дымке, потом поверхность круга словно подернулась серым льдом, и, наконец, стала совершенно черной и твердой с виду, как стальная стена.

 - Что это за дерьмо? – ошарашено спросил Витька, и поднял ствол винтовки.
 - Да хрен его знает,- пробормотал Юрик, и добавил:
 - Не пора ли нам отсюда сваливать? У меня такое ощущение, что дембель в опасности!

 Из черного круга высунулась чья-то рука, потом локоть, плечо, и наружу вывалилось существо двухметрового роста, в комбинезоне с желто-коричневой камуфляжной окраской, и каком-то летном гермошлеме, с золотистым, совершенно не прозрачным стеклом.
 Ничего, хотя бы отдаленно напоминающего оружие у существа не было.

 Некоторое время они стояли молча, глядя друг на друга, разделенные несколькими метрами горячего песка.

 - Ты кто? – спросил Юрка,-
 - Летчик? Тебя сбили? Ты американец?
 - Говори по-английски,-  сказал Витька, не опуская винтовки,-
 - Чего ты его на русском пытаешь?
 - Ху а ю? Американ пайлот? Вэа из е плэйн?

 Существо не отвечало, и ворочало головой то на Витьку, то на Юрку.
 - Молчит,- сказал Витька,-
 - Не понимает.
 - Или не хочет понимать. Что будем делать?
 - Как что? У нас есть оружие, а у него нет. Мы на своей территории, а он, скорее всего, диверсант. Надо его арестовать и отвести к нам в часть.

 - Кто вы такие?- вдруг медленно выговорило существо.
 Витька и Юрик переглянулись.

 - Может, наш? – шепнул Юрик и ответил:
 - Мы-то дембеля, а вот ты кто?
 - Я рекрутер. Мне нужны воины. Один из вас держит в руках оружие, значит, он воин.
 - Что значит - мне нужны воины? Мы уже свое отслужили, три месяца до дембеля, так что нам до фонаря, мы уже почти дома, ясно? – ощетинился Витька.

 - Мне нужны воины,- повторило существо механически и бесстрастно:
 - Я видел, как ты стрелял в цель, значит, ты воин. Я рекрутирую тебя, в моем мире идет война, и без помощи извне нас уничтожат.
 - Какая нахрен война, – заорал Витька:
 - Меня невеста дома ждет уже два года, манал я вашу войну, сами воюйте! И вообще я стройбатовец, понятно? Мы здесь строим, интернациональный долг, слыхал про такое? А винтовка, это так, чужая, просто пострелять взяли! Я за два года, кроме лопаты, в руках ничего другого не держал. Стоило только разок за оружие взяться, как меня уже на какую-то войну загребают!

 - У меня мало времени,- голос существа был таким же глухим и невыразительным:
 - Если ты не пойдешь добровольно, я применю силу.

 - Получай, мудак! – злобно сказал Витька и выстрелил ему в живот.
 Пули со злым  визгом отрекошетила и ушла в небо.

 - Оружие дикарей, – прокомментировало существо, и вытянуло руку в направлении грузовика. От ладони отделилась зеленая молния, она хрупнула над кузовом грузовика, превратившись в белую вспышку, под ногами качнулось, и на месте грузовика осталась только воронка с оплавленной поверхностью.

 - Ты будешь обладать такой же силой! – в голосе существа ясно послышалась гордость:
 - Быть настоящим воином – разве это не единственный смысл жизни?
 - Сволочь,- обреченно ответил Витька:
 - Сдохнуть где-то у черта на куличках, вместо того, чтобы жить в своем доме, воспитывать  детей… Я люблю Наташку, тебе это ясно? Никуда не пойду, хоть что делай!

 Существо протянуло руку к Юрику.
 - Твой друг умрет. А потом умрешь ты. Или согласишься. Выбирай.
 Юрка вздохнул, медленно подошел к Витьке и забрал у него винтовку.

 - Ладно. Я пойду. Видишь – у меня оружие, значит я воин. А от него толку все равно не будет. Пусть он уходит.
 - Юрик, ты чего, тебе жить надоело? Никуда ты не пойдешь, и я не пойду. Это все бред какой-то, мы с тобой просто на солнце перегрелись. Очухаемся, вернемся в часть, и больше никаких винтовок и гранат, все, завязали!

 - Вот видишь,- сказал Юрка существу:
 - Он не воин. Не будет он воевать. А я буду. Ну, так что?
 Существо решало.
 - Чего молчишь-то? Сколько у вас служат-то? Год? Два?
 - До полной победы. – Каким-то безрадостным голосом ответило существо.

 - Ну, до победы, так до победы! Пошли, что ли, у меня уже руки чешутся, я им, сукам устрою. Они узнают, какие звери в стройбате служат!
 - Хорошо, я рекрутирую тебя, – подтвердило существо.

 Юрка воткнул винтовку стволом в песок и стукнул Витьку кулаком в плечо:
 - Бывай, Витек. Ребятам привет передавай. И родителям моим напиши, только не ври ничего, напиши, как все было.

 Витька смотрел, как Юрка, будто растворяясь, исчезает в черном круге.
 - Юрка, стой, я пойду! – вдруг крикнул он, но тот только махнул на прощание рукой и пропал, как будто его здесь и не было.

 - Ты не воин, – осуждающе произнесло существо:
 - Живи, работай, плоди детей, может быть, они станут настоящими солдатами!
 Существо шагнуло в черноту и исчезло вместе с кругом.

 Витька стоял один среди развалин военного городка. Все так же звенели цикады, и с дюн безучастно смотрели вараны, только Юрки не было рядом. Осталась лишь торчащая из песка винтовка.

 - Оружие  дикарей…- пробормотал Витька, выдернул ее из песка и, проваливаясь,  побрел к дороге. У взорванного ангара он остановился, и широко размахнувшись, ударил винтовку об угол. Приклад треснул, и из него высыпались какие-то детали.

 - Оружие дикарей! – с ненавистью процедил Витька и треснул винтовку еще раз. Приклад отвалился. 
 В его руках остался ствол с огрызком пластика, он швырнул его изо всех сил, точно гранату, с которой  сорвали чеку. Ствол, кувыркаясь, пролетел над грузовиком, и исчез.

-А-а-а-а-а-а! – Витька оглянулся. Возле цистерны на песке, захлебываясь в  крике, билось что-то страшное, обугленное, брызгающее кровью, похожее на огромное раздавленное каблуком насекомое.

Рядом стояло существо, стекло его шлема было в трещинах, закопченный комбинезон прожжен на груди и рукавах.
- Там была засада, - скорбно сказало существо. - Твоему другу не повезло, он даже не успел получить защитный комплект. Нужно переждать. За это время ты похоронишь своего друга, а потом пойдешь со мной.
- Нет!  - с ужасом заорал Витька, и бросился бежать мимо ангара, спотыкаясь о патронные ящики, похожие на гробы с распахнутыми крышкми.


Рецензии
Круто. Понравилось. В маленькой форме очень сложно выразить законченную мысль. У вас это получилось.

Светлана Ермолаева 2   28.08.2019 20:16     Заявить о нарушении
Спасибо, Светлана! Выразить законченную мысль удалось не сразу. Только после того, как рассказ "отлежался", до меня дошло, что же я хотел им сказать.

С уважением,

Курильский   29.08.2019 14:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.