Про ткачиху с поварихой, про Сверчка и Светлячка

         Сказка – быль
  По мотивам «Сказки о царе Салтане»

        1
Светлый гений мой, поэт,
Извини, что беспокою
Поэтической строкою
Через много-много лет.
Но  ткачиха с поварихой,
С  бабой,  сватьей  Бабарихой,
Живы, здравствуют, поверь,
И сегодня, и теперь.
Сохранились и пригрелись,
Вновь в своём злодействе спелись.
Внешне их и не узнать,
Не поймёт родная мать,
Who is who? Yes, кто есть кто –
Не узнает их никто.

Ты писал: Салтан от счастья
Милой жёнке уступил
И, своею царской властью,
Трёх завистниц отпустил.
Поспешил ты, отвлекаясь
Во дворец, покинув двор.
А злодеек, усмехаясь,
Принял дядька Черномор
И – в ладью, не провожая,
Сам – на праздничный обед.
Лишь  царевна молодая
Рукавом махнула вслед,
Прошептала: «Искупленье
Справедливым быть должно,
Мудрым, сказочным решеньем:
Зло, как зло, пойдёт на дно,
Бабе-сватье и девицам
Наказание одно:
Жить не в горенке-светлице –
Под колодой, за окном,
И не в образе лягушек
Средь болот или листвы,
Иль невиданных зверушек
Среди нечисти-братвы –
По характеру: девицам,
Сёстрам сереньким Мокрицам,
Незаметно, тихо жить,
Барбарихе  –  им служить.
Пусть живут, мечту лелеют,
Когда, лишь взглянув на них,
Кто-нибудь их пожалеет –
Чары сгинут в тот же миг.
Коль подружатся они
В жалости друг к другу –
Сокращу, прерву им дни
Колдовского круга.

Так сегодня те девицы,
Распрекрасные Мокрицы,
Под колодою живут,
Козни новые плетут,
Копошатся понемножку.
Сватья же, Сороконожка,
Думает: «Была б еда
Да гниющая среда.
Надоели свет и шум.
Не взбрело б кому на ум,
Серым дурочкам в угоду,
Унести эту колоду.
Мне – колода или пень  –
Всё равно, была б мокрень.
Ну, а кто проложит путь
Мимо – я смогу пугнуть».

Реки полнятся, мелеют…
Рассказать про всё, про то,
Как живут, я не сумею.
Не жалеет их никто.
На Мокриц с Сороконожкой
Даже брезгуют смотреть,
Если встретят за порожком.
Ну, а чтобы пожалеть…
Нет, такого не бывало.

Сёстрам же  –  что за печаль,
Не тревожатся нимало
И друг друга им не жаль.
Суетятся да злобятся
И шуршат в нечистоте,
Стали солнышка бояться
И привыкли к темноте.
Всё им КТО-ТО виноват.
Склочничают на досуге,
В частых ссорах  злобы яд
Изливают друг на друга.

Вот, Мокрица заползла
На колоду тихо
(Наткала бы полотна,
Коль была б ткачихой).
Обмерла: сидит Сверчок
На зелёной ветке,
Элегантный сюртучок,
Тёмненькой расцветки,
Славный голос, мелодичный,
И интеллигентный вид…
Кавалер, жених отличный –
Всё об этом говорит.
Он займёт её беседой,
В разговоре сядет близ…
Размечтавшись о победе,
Бедная скатилась вниз…

Сватья всеми сорока
Ножками сучит тревожно,
Хает бедного сверчка:
«Замуж за Сверчка! Возможно ль?!
Он все уши просверчит,
Шалопай, болтун, повеса.
Чёрный! Блёклый! Хвост торчит!
Ты ж – НЕВЕСТА, ты – ПРИНЦЕССА!
Дурь пройдёт – блажное лихо,
Потерпи немножко:
Я же – сватья Бабариха,
Я – Сороконожка!
Я те прынца  раздобуду!
Хочешь Майского жука?
Что за фрукт Сверчок? Причуда!
Потерпи ещё пока».

А Сверчок и не заметил,
Что за буря пронеслась.
Всё поёт, спокоен, весел,
И живёт, и любит всласть.
Полюбился человеку
Разговорчивый Сверчок.
Век – ничто! Побольше веку
Не пустеет ТОТ шесток.
Печь, окно, косяк дверной –
Он поёт хоть тресни,
Тот же самый иль иной,
Но с весёлой песней.


Очень часто Светлячок,
Услыхав напев сверчковый,
Зажигал свой маячок
Под былинкой васильковой.
Громче скрипочка в ответ,
Трепетал лист земляничный.
Веселился белый свет,
Став добрей и гармоничней.

КТО из них КОМУ кумир,
Не решал никто дотоле,
Но Мокрице в чистом поле
Виделся широкий пир.
Она крАдучись, тайком
Шла увидеть, ЧТО мерцало,
И, найдя повыше ком,
Вдохновенно созерцала…

Сватья начеку всегда,
Ей нельзя не торопиться:
Пока рядом с ней Мокрицы,
Есть колода и еда…
Своей воле понемножку
Мудрая Сороконожка
Подчинила их: стратег!
И имела в том успех.
Так умела подольститься,
Знала, что, когда сказать:
Кто принцесса, кто царица,
Даже кто родная мать.
В неожиданный момент
Тоже оказалась рядом,
Грозно, как заправский «мент»,
Вызверилась строгим взглядом.
(Светлячку)
«Вот кусну – себя забудешь!
Ну, червяк же червяком!
Долго притворяться будешь
Благородным огоньком?»
(Мокрице)
«Сколько ж мне в глухую ночь
И хлопот, и беспокойства!
Поступила б я по-свойски,
Будь ты мне родная дочь».

Томный миг – и тишина,
Пустоты неотвратимость
Вновь. И вновь тоска одна,
Светлых дней невозвратимость.
Ей бы насмотреться всласть,
А потом – хоть под колоду…
И Мокрица поплелась:
Барбарихе так угодно.
              2
Светлый гений мой, поэт,
Огорчу, но скажу сразу:
Той России давно нет,
Этой, новой, – не до сказок…

Вот голодных три ежа,
Видишь, под окно спешат…
Ведь найдут – не пожалеют
Двух Мокриц: еду не жаль…
Те спасутся, коль успеют,
Если же нет – что за печаль?
И к тому же, жаль ежат,
Милых и полезных,
А, увидели  Бомжа.
Вот теперь исчезнут:
Бомж ведь всякой твари рад,
Всё крадёт, ест всё подряд.
Он из современных нищих,
Без избы, семьи, без пищи.
Им никто не подаёт:
Страшно обнищал народ.

Этот Бомж ещё богач:
Катит личную «кравчучку»,
В ней – и дом, и скарб, и харч,
И работа, и получка.
На колёсиках сумА,
Катится почти сама.
Прилепил народ в момент
Ярлычок, как документ.
Если выйдешь на  толкучку,
Если выйдешь на «бродвей»,
То увидишь и «кучмучку»,
Эта «марка» поновей.
Все заморские товары
Этак возят на базары
Современные купцы,
Понимаешь, не глупцы.
Всё же легче: на колёса
Сконцентрирована жизнь,
А покатишься с откоса –
За колёса и держись.
Тут легко увидеть можно
Всю историю живьём.
Кажется, всё – невозможно,
Невозможно – а живём.
Хуже, хуже с каждым годом.
Истинно, закон не свят,
Как насмешка над народом:
Нищетой народ распят.
Всё о незалэжном рае
В Раде киевской вопят –
Люди ж дружно умирают
Два десятка лет подряд.
Где ж дела? За тенью слов
Даже тени дел не видно.
Прав герой несуеслов:
«За державу нам обидно».

Посмотри. Бомж – молодец:
Приподнял за край колоду…
Бросил. Плюнул: «Тьфу, уроды!»
Вот и сказочке конец.
И ни меда, ни вина…
Лишь усы висят уныло.
Что тут не было, что было…
Знать бы только, чья вина.

Светлый гений мой, поэт,
Перестройка – не до сказок.
Я ж предупредила сразу:
ТОЙ страны России нет.

Эпилог
А Сверчок – игрок не хлипкий.
В новый век, как в старину,
Он фантазией на скрипке
Сокрушает тишину.
Песней искренней, сверчковой
Развлекает мир честной,
Правду всем о новой жизни
Вторит нам, как заводной.
Части травяного скерцо
Он сверчит от всего сердца,
От крыла, не обессудь.
В Светлячке – такая суть:
Во всю мощь, как только может,
Вместо звёзд, вместо зари,
Тьму мерцанием тревожит –
Он ПЫЛАЕТ изнутри.
Оба мрака не боятся,
А сверчать и зажигаться,
Недругам наперекор,
Продолжают до сих пор.

Конец


 


Рецензии