Лунная соната

Предисловие.
Этот рассказ-статья был напечатан в одном из СМИ к 50-летию Дня Космонавтики.  С небольшим послесловием переношу его в свой кабинет.
Этот рассказ я приурочил к 12 апреля - Международному Дню Космонавтики, который считаю и своим личным праздником, т.к. 8 лет проработал в Байконуре. С воспоминанием об этом (точнее, о моём скромном участии в проекте Н1-Л3 (аналоге американского АПОЛЛО) я и решил здесь отметиться.
12 апреля 2011 года весь мир будет торжественно отмечать начало космической эры - в этот день 50 лет назад состоялся первый полёт Человека в Космос. А мне хотелось бы рассказать о советской программе освоения Луны - проекте Н1 - так он тогда назывался, в котором мне посчастливилось принимать участие. Но сначала как я к этому пришёл. Мне было 10 лет, когда мир узнал о полёте первого спутника Земли и миллионы мальчишек стали мечтать о полётах в Космос. Мы зачитывались романами Жюля Верна и Герберта Уэлса, писателей-фантастов Артура Кларка, Рэя Бредбери , Айзека Азимова, Ивана Ефремова... А пока я участвовал в физико-математических олимпиадах, стал старостой астрономического кружка, наблюдал звёздное небо в самодельный телескоп , переписывался с Пулковской обсерваторией и мечтал поступить после школы на факультет радиоастрономии в Ленинграде. Однако жизнь внесла свои коррективы и, после смерти отца от старых ран (прошёл всю Финскую и Великую отечественную войны), я сдал вступительные экзамены на радиолокационное отделение авиационного техникума в г.Куйбышеве. Через 4 года успешно защитил на закрытом предприятии диплом на тему "Антенна УКВ-связи летательного аппарата с Землёй" и был принят на заочно-вечернее отделение Куйбышевского авиационного института (ныне Самарский Аэро-Космический университет им. академика Королёва). В июне 1966 года я, 19-летний выпускник авиатехникума, пришёл по распределению на КуАЗ (Куйбышевский авиационный завод), а через месяц поехал в командировку на космодром Байконур. Во всём соблюдалась повышенная секретность и только войдя внутрь огромного сооружения под названием МИК (монтажно-испытательный комплекс) я понял , куда попал. Сбылась моя давняя мечта - поработать на переднем крае отечественной науки и техники, а космонавтика тогда таковой и являлась. Перед этим я побывал в знаменитом Звёздном городке (Ленинск-1). Хорошо помню, какое неизгладимое впечатление произвели на меня ровные и чистые улицы, площади и скверы посреди казахской степи. Кинотеатр "Сатурн", кафе "Луна", гостиница "Звёздная", аллея космонавтов с портретами тогда ещё немногих героев космоса. Нас поселили недалеко от МИКа в гостиничном комплексе. Рядом находились гостиницы москвичей и ленинградцев, сотрудников предприятий со всего Союза. На лунный проект работала без преувеличения вся страна. В свободное от работы время в отлично оборудованном спортгородке происходили бои местного значения между футбольными, волейбольными и баскетбольными командами разных городов, проходили шахматные турниры. Но главной оставалась работа. Я был направлен в КИС (контрольно-испытательную станцию) в лабораторию радиотелеметрии техником-испытателем, а позднее после 3-го курса вуза стал инженером-испытателем. Мой участок работы заключался в приёме и обработке на специальном оборудовании всей информации с момента старта и до выполнения заданной программы. На верхнем этаже КИС находилась самая современная на тот момент приёмо-передающая аппаратура. Далее полученные материалы поступали в аналитическую группу, где расшифровывались и передавались в профильные отделы. Работали в обстановке повышенного энтузиазма, днём и ночью , в сорокаградусную жару летом и тридцатиградусный мороз зимой, без выходных и праздников, но никто не жаловался - все понимали важность поставленной задачи. В те годы СССР и США пытались опередить друг друга в высадке человека на Луну. Как известно, в этом соревновании победили США (проект АПОЛЛО). А наш Лунный корабль, к сожалению, после 8 лет напряжённой работы и 3-х неудачных пусков, поставленной цели так и не достиг. Тогда-то и родилась в кулуарах космодрома горькая шутка : "Царь-колокол не звонил, царь-пушка не стреляла, царь-ракета не полетела". Подробное описание тех дней и причин той неудачи можно посмотреть в интернете (книга Бориса Чертока "Лунная гонка" http://www.erlib.com//._/1/). После закрытия проекта Н1 меня и ещё одного инженера-испытателя пригласили на ЛИС (лётно-испытательную станцию) авиационного предприятия для организации и создания лаборатории экспресс-обработки и анализа (впоследствии участка объективного контроля) полётной информации гражданских и специальных самолётов с бортовых самописцев (т.н."чёрных" ящиков), чем я и занимался в течение последующих 17 лет. Но это уже другая история.
Послесловие.
Двигатель НК-33 создавался для советской лунной ракеты Н-1, работа над которой была закрыта в середине семидесятых годов прошлого века. Конструктор двигателей Николай Кузнецов вопреки приказу из Москвы  самостоятельно принял решение не уничтожать, а законсервировать несколько десятков экземпляров. И оказался прав. Уникальный двигатель спустя сорок(!) лет оказался востребованным. В США, где они стали использоваться на ракетах Antares. "Положительное решение по экспорту позволит нам интенсифицировать процесс восстановления серийного производства двигателя НК-33, работа по которому сегодня развивается в двух направлениях. Первое — в рамках зарубежного контракта с компанией Aerojet Rocketdyne по программе стартов РН среднего класса Antares. Второе — отечественный проект с ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» по запуску РН легкого класса «Союз-2-1в»", — заявили «Известиям» в пресс-службе Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК), контролирующей ОАО «Кузнецов». Дальнейшие поставки и сотрудничество в рамках совместных космических программ сильно зависит от международной обстановки.


Рецензии