Букет пионов

   Обычным поздним июньским вечером, когда воздух становится тягучим и томным, а сверху из черной бездны вдруг польется на город противный холодный дождь, обязательно откуда-то из подворотни выскочит запоздалое такси, взвизгнут тормоза, и бежит уже от машины, подняв ворот короткого модного плаща, одинокий незнакомец. Он тянет на себя массивную ручку с бронзовыми шарами. Огромная дубовая дверь неохотно поддается. И вот мимо уснувшего портье, несколько раз запнувшись о ковровое покрытие, путник, наконец, преодолевает площадку динамичного гостиничного интерьера и упирается грудью в стойку регистрации, а взглядом в табличку:
«Свободных мест нет»

   Незнакомец в замешательстве. Он ставит на пол небольшой чемоданчик, а глазами ищет дежурного администратора и говорит рассеянно, обращаясь неизвестно к кому:
   - Я бронировал…
   - Добрый вечер, - сначала рядом раздается приятный женский голос, и уже потом за стойкой возникает очаровательная блондинка в темно-вишневом брючном костюме с белоснежной блузкой. - Ваш паспорт, пожалуйста…
   Легким движением девушка берет документ, а мужчина зачарованно смотрит на ее узкие, почти прозрачные кисти рук с тонкими длинными пальцами и безупречными ногтями.
   «Это лак такой - бесцветный?» - думает он.
   - Юрий Алексеевич, - произносит минутой позже она.
   - Да…
   - К сожалению, в нашей базе отсутствуют сведения о вашем бронировании, - девушка поднимает глаза.
    - Странно. Но я, - начинает он быстро, встречается с ней взглядом и замолкает.
    Такой красавицы он еще никогда не встречал. И внезапно кровь прильнула к вискам, и бешено стучит сердце.
    - Сколько дней вы планируете провести в нашем городе? – слышит Юрий Алексеевич голос дежурного администратора.
    - Я не знаю, как будут складываться дела, - отвечает он и думает: «Уже так поздно, а куда мне идти?»
    И уже ему трудно дышать, и он нервничает все больше...
    - Хорошо. Я могу предложить вам один вариант, - говорит девушка. - Это номер «713». В нем недавно сделан ремонт, но запах еще не выветрился. Я могу поместить вас там одного. А за неудобства сделаю скидку.
    - Да, да, - поспешно соглашается мужчина.
    - Да? - переспрашивает девушка, улыбаясь. А Юрию Алексеевичу кажется, что глаза ее на миг озаряются каким-то странным изумрудным блеском. Эти глаза манят, обволакивают. И видит вдруг Юрий Алексеевич, что глаза эти - разные. Один - черный, а другой - зеленый…
   
    В номере пахло краской, новой мебелью и казенным учреждением.   
    Табло электронных часов на маленьком столике у окна мерцало холодным зеленым светом: «23:23».
    Юрий Алексеевич принял душ, надел футболку и шорты, включил телевизор и планшет и улегся на огромную двуспальную кровать, не разбирая постель. Проверил электронную почту, написал и отправил короткое сообщение.
    За окном стучал дождь. На экране телевизора, под склоненными пальмами на белом песке тропического острова у лазурного моря сидела одинокая красавица, как две капли воды похожая на дежурного администратора, и не в вишневом брючном костюме, а в белоснежном бикини…

    Проснулся он от крика птиц за окном. В футболке и шортах. Тяжелые шторы не пропускали свет. Он посмотрел на электронные часы: «7:13».
    «Уже давно рассвело».
    Он взял планшет. Одно входящее сообщение:
    «Утром уедем с Иришкой в сад. Она тоже в отпуске. Отдохнет на воздухе и поможет мне.
    Сегодня вечером у одного цветка из тех, что ты подарил, оторвался лепесток и медленно падал. Я стояла, смотрела и думала, - что если можно было бы загадать желание, то оно обязательно бы исполнилось».
    Он выключил планшет. Встал, рывком распахнул шторы. Яркое солнце ослепило его. Юрий Алексеевич зажмурился, а через секунду открыл глаза.
    Под склоненными пальмами на белом песке тропического острова у лазурного моря сидела одинокая красавица в белоснежном бикини…

    «Не может быть! Я сошел с ума?»
    Юрий Алексеевич потрогал рукой лоб. Кровь прильнула к вискам, бешено заколотилось сердце.
    «Что за чертовщина!»
    Он задернул шторы.
    «Я же точно помню: номер «713», на седьмом этаже», - думал он.
    Юрий Алексеевич рванул в ванную комнату. Там он принял контрастный душ. Потом брился, чистил зубы…
    В комнате он присел на кровать и попытался включить планшет, но тот завис. Тогда Юрий Алексеевич снял трубку телефонного аппарата. В трубке щелкнуло, и мужской голос произнес:
    - Алло.
    Юрий Алексеевич на мгновение успокоился и сказал в трубку:
    - Это из номера «713» беспокоят. Скажите, пожалуйста, а который сейчас час?
    В трубке откашлялись и сказали:
    - Sorry, I do not understand you, sir. (Извините, я не понимаю вас, сэр).
    Юрий Алексеевич бросил трубку, вскочил и рывком распахнул шторы.
    Яркое солнце вновь ослепило его. Он зажмурился, а через секунду открыл глаза.
    Над морем кружили белые птицы. Юрий Алексеевич толкнул балконную дверь, и тотчас все пространство номера наполнили шум прибоя, беззаботный гомон чаек и кисло-сладкий аромат гниющих водорослей.
    Юрий Алексеевич схватил трубку. На другом конце сказали:
    - Hello.
    - Hello, - ответил Юрий Алексеевич и, чувствуя, как отвратительно липкими вдруг стали ладони, добавил: - Sorry, what's the name of this hotel? (Простите, как называется этот отель?)
    В трубке послышался смешок, а потом знакомый мужской голос произнес:
    - This hotel Barcelo Dominican beach, sir. (Это отель «Барсело Доминикан Бич», сэр.)
    - Спасибо, - ответил Юрий Алексеевич, положил трубку, сел на кровать и подумал: «Ни хрена себе, за хлебушком сходил!»
    Он направился к выходу. Остановился у шкафа-купе. Еще вчера он повесил сюда свой короткий серый плащ, костюм и рубашку.
    Ничего нет.
    Не было ни чемодана, ни документов, ни денег. Вместо всего этого на полках лежали синие пляжные полотенца, майки, трусы, плавательные шорты…
    Юрий Алексеевич приоткрыл дверь номера и оказался на пороге небольшого симпатичного бунгало. Строгий просторный коридор московской гостиницы канул в неизвестность.
    Мужчина вернулся в комнату. Он пытался несколько раз оживить планшет, включал и выключал телевизор и кондиционер, трогал руками мебель, открывал и закрывал мини-бар. Потом он с полчаса лежал на кровати и смотрел в потолок. Потом встал, подошел к шкафу-купе…

    Когда на электронных часах было «8:50», Юрий Алексеевич в синих плавательных шортах, белой майке, соломенной шляпке и в синих «вьетнамках» открыл дверь бунгало.
    «Чем тупо лежать и сходить с ума, лучше воспользоваться ситуацией. Рано или поздно все разрешится само собой», - думал Юрий Алексеевич.
    В большом цветном полиэтиленовом пакете в его правой руке лежало синее пляжное полотенце и электронный ключ от номера, на одной стороне которого красовалось:
Barcelo Dominican Beach
7-1-3
   
    Он бросил пакет на белый пластиковый лежак среди высоких пальм. С разбегу нырнул в океан. Вынырнул и долго плыл могучим брассом от берега, пока приятная усталость не разлилась по телу. Он повернул назад, лег на спину, раскинул руки, и так не плыл, а лежал на поверхности, и небольшие волны сами несли его к берегу.
   «Доминикана. Обалдеть! И за что мне все это?» - думал он. – «Рядом ни жены, ни друзей, ни знакомых. И сколько все это будет продолжаться?»
    Он вышел на берег, вокруг было несколько десятков людей. Белые и черные, загорелые и сгоревшие от тропического солнца, негры и мулаты, метисы и азиаты. Никто не обращал на него никакого внимания…
    Он прошел в бар, выбрал хот дог и картофель фри и заказал черный ром со льдом.
    Бармен – молодой мулат – спросил, широко улыбаясь:
    - Russian?
    Он кивнул и показал ему электронную карточку-ключ с номером бунгало.
    Бармен отложил в сторону небольшой стаканчик и взял в руки другой – высокий.

    Когда солнце скатилось за крытые пальмовыми листьями крыши бунгало, он сидел в баре с красавицей в белоснежном бикини, а лазурные волны моря разбивались о песчаный берег тропического острова…

    Проснулся Юрий Алексеевич в футболке и шортах. Один. Голова не болела. В номере пахло краской, новой мебелью и казенным учреждением. Тяжелые шторы не пропускали свет.
    Табло электронных часов на маленьком столике у окна мерцало зеленым светом: «7:13».
    «Уже давно рассвело».
    Он взял планшет. Одно входящее сообщение:
    «Утром уедем с Иришкой в сад. Она тоже в отпуске. Отдохнет на воздухе и поможет мне».
    Он выключил планшет. Встал, рывком распахнул шторы. Яркое солнце ослепило его. Юрий Алексеевич зажмурился, а через секунду открыл глаза.
    Дворник разметал лужи перед входом в гостиницу. С высоты седьмого этажа он казался Юрию Алексеевичу злобным карликом.
    «Вот и все».
    Он почувствовал облегчение. Прошел в ванную комнату, принял душ.
    «А может, стоит продлить пребывание в этой гостинице? Что если эксперимент этот еще не закончился?» - думал он, закрывая за собой дверь.

    Он вышел из лифта в костюме и легком модном коротком плаще. За стойкой регистрации стоял молодой человек. По темно-вишневой жилетке Юрий Алексеевич догадался, что это  дежурный администратор.
    - Я хотел бы остаться в номере «713» еще на одни сутки, - сказал Юрий Алексеевич, доставая портмоне.
    - Желание гостя - закон для нас, - лицо администратора превратилось в большую белозубую улыбку.
   
    Весь день он провел в агентстве. Согласовывал новые планы-графики капитальных и текущих ремонтов. Умолял обеспечить финансирование вновь согласованных планов. Просил современное оборудование…
    К вечеру он почувствовал, что основательно устал. Он выполнил задание командировки.
    «Я сделал все, что наметил. Теперь можно и домой».
    И мысленно поправил себя: «Нет, домой я еще успею».
    Он поужинал в ресторане на первом этаже гостиницы. Потом поднялся в свой номер. Включил телевизор и планшет и улегся на огромную двуспальную кровать, не разбирая постель.
    Переключая каналы, он выбрал советский фильм.
    «Ларису Ивановну хочу», - говорил на экране главный герой.
    Юрий Алексеевич проверил электронную почту, написал и отправил короткое сообщение.
    Потом просматривал свои «закладки» и на одной из страниц прочитал:
    «Московское отделение МСП и Московский салон литераторов «МОССАЛИТ» проводит литературный конкурс «Формула К».
    - А может быть, в этом номере материализуются мысли или произнесенные слова, фразы, - сказал Юрий Алексеевич вслух. Подумал и добавил громко: - Я не хочу Ларису Ивановну.
    Он снова увидел слово «МОССАЛИТ».
    В его голове вдруг отчетливо пронеслось:
    «…надпись «Дом драматурга и литератора» заставила Маргариту испустить хищный задушенный вопль. Поднявшись в воздух повыше, она жадно начала читать фамилии: Хустов, Двубратский, Квант, Бескудников, Латунский…
    - Латунский!  - завизжала Маргарита. - Латунский! Да ведь это же он! Это он погубил мастера».
    - Нет-нет. И критиком я быть не хочу! - еще громче сказал Юрий Алексеевич.

    Проснулся он, когда на электронных часах на маленьком столике у окна зажглось: «7:13».
    «Уже давно рассвело».
    Где-то рядом проносились машины. Рев двигателей сотрясал стены номера.
    Он взял планшет:
    «Утром уедем с Иришкой в сад. Она тоже в отпуске. Отдохнет на воздухе и поможет мне».

    Он сидел в комментаторской кабине. Команды готовились к прогревочному кругу.
    - Мы рады приветствовать всех любителей королевских гонок! - сказал Алексей Попов. - Мы - это Наталья Фабричнова.
    - Алексей Попов, - вставила Наталья Фабричнова.
    - И Юрий Алексеевич, - взревели двигатели гоночных болидов, и телезрители услышали лишь окончание фразы известного комментатора:
    - Российский голос формулы один!

    «Формула К» - так кажется назывался конкурс», - вспомнил Юрий Алексеевич. 
    «А трансформировалось все в «Формулу-1», - думал он, глядя на летящую по трассе «Ferrari F14-T 2014» Кими Райкконена.

    В номере пахло краской, новой мебелью и казенным учреждением. Тяжелые шторы не пропускали свет.
    «7:13».
    Планшет. Сообщение:
    «Утром уедем с Иришкой в сад. Она тоже в отпуске. Отдохнет на воздухе и поможет мне».
    Дворник разметал лужи.
    Документы, вещи, деньги - все было на месте. В командировочном удостоверении стояли штампы, отмечены даты прибытия и убытия.
    «Значит, эта штука работает через день. И надо просто дожить до следующего утра».
    «А вечером правильно загадать нужное желание».
    - Я хотел бы остаться в номере «713» еще на одни сутки…

    Он бродил по улицам, рассматривал витрины, сидел в каком-то сквере с газетой…
    «Я убиваю не только время, я убиваю себя».

    Он очнулся в другом мире. Не было запахов краски, мебельного лака и казенщины. И в этом мире проступили знакомые стены, потолок…
    В этом мире самым незаметным, самым тихим, но и самым сильным был тонкий цветочный аромат.
    На туалетном столике жены в белой фарфоровой вазе стояли пять махровых розовых пионов.
    Он лежал в плаще и костюме.
    «Я же не думал ни о чем таком вчера вечером».
    Юрий Алексеевич встал, прошел в коридор, снял и повесил на крючок свой короткий модный плащ.
    Потом заварил крепкий кофе.
    «Я весь вечер смотрел проспекты туроператоров. Изучил все виджеты с горящими турами. И на тебе…»
    Он вымыл чашку, блюдце и ложку. Все расставил на своих местах.
    «Нужно убраться отсюда поскорей, чтобы никто не увидел меня».
    Надел плащ. Зашел в спальную, чтобы проверить, - не забыл ли чего-нибудь.
    На туалетном столике он снова увидел цветы.
    «Сегодня вечером у одного цветка из тех, что ты подарил, оторвался лепесток и медленно падал. Я стояла, смотрела и думала, - что если можно было бы загадать желание, то оно обязательно бы исполнилось», - вспомнил он.
   
    В подъезде и на улице никто из знакомых ему не повстречался.

    Проснулся он от грохота. Он лежал на сваленных в кучу матах у шведской стенки. Снаряд ударил в крышу спортзала.
    Как в замедленном кино он увидел падающие крупные и мелкие осколки оконных стекол.
    Он услышал, как разорвался еще снаряд, но уже далеко отсюда.
    «Не прицельно бьют. Для устрашения», - подумал Юрий Алексеевич.
    «Надо бы найти какое-то убежище».
    Он нашел выход. Над дверью снаружи висела небольшая голубая табличка, на которой золотыми буквами было написано:

СТАХАНОВСЬКА МІСЬКА ГІМНАЗІЯ № 7

    - Эй, земляк! – услышал он. – Подойди-ка, будь ласка.
    Он обернулся на крик. Два парня в камуфляже и с автоматами стояли в школьном сквере.
    - Документы! – сказал один – пошире в плечах и пониже.
    Юрий Алексеевич обшарил все карманы и достал карточку:
Barcelo Dominican Beach
7-1-3
    - А ну-ка, дай! – приказал худой и высокий.
    Юрий Алексеевич послушно протянул электронный ключ.
    - Смотри, Хомяк, какую птицу мы поймали. Ведь это ж он корректирует стрельбу укропам.
    Тот, кого звали Хомяк, ударил Юрию Алексеевичу сапогом в пах:
    - Говори, мразь! Ты наводил стрельбу «градов»?
    Юрий Алексеевич присел от боли. Говорить он не мог.
    Высокий ударил его прикладом в лицо.
    Юрий Алексеевич упал. Из носа и разбитой губы хлынула кровь.
    - Ты осторожней, Барсук. Прикид у него явно не местный. Давай отведем его к Хвату. Пусть он решит, что делать дальше.
   
    Его продержали до вечера в каком-то сарае. Потом привели на допрос в двухэтажное здание – бывшее шахтостроительное управление.
    - С какой целью был заброшен к нам? – спросил здоровый небритый детина в цивильном мятом костюме.
    Юрий Алексеевич стал объяснять:
    - Прибыл в командировку, в Москву… Номер «713» на седьмом этаже. Каждое утро в семь часов тринадцать минут просыпаюсь в новых местах… Пляж… Формула… Утром – по независящим… причинам – оказался в спортивном зале школы…
    - Это все? – спросил Хват.
    - Да, все, - неуверенно ответил Юрий Алексеевич.
    Разбитое лицо саднило.
    - Врет гад, - вставил Барсук. - Это он корректировал огонь укров. Мы с Хомяком весь район прочесали - от горбольницы до стройгородка. Только он был там. Один. Больше некому.
    - Последний раз спрашиваю, что ты делал на нашей территории? – спросил Хват.
    Голос Юрия Алексеевича дрожал:
    - Прилетел в Москву… дождь. Утром проснулся… пляж… океан…
    - Значит, говорить правду ты не хочешь, - сказал Хват. – Что ж.
    Хват встал:
    - Барсук, Хомяк! Слушай приказ! Этого, - Хват указал рукой на Юрия Алексеевича. – Расстрелять!
    - Как расстрелять? – у Юрия Алексеевича подкосились ноги.
    - По закону военного времени! – отрезал сурово Хват.

    Пули вспороли модный короткий плащ. Юрий Алексеевич сначала опустился на колени, а потом завалился на правый бок.

    Табло электронных часов на маленьком столике у окна мерцало зеленым светом: «7:13».
    Тяжелые шторы не пропускали свет.
    «Уже давно рассвело».
    Он взял планшет. Одно входящее сообщение:
    «Мы с Иришкой в саду. Пропалываем грядки, собираем клубнику. А по вечерам читаем на веранде.
    Ирка отыскала где-то бесподобные стихи. Я запомнила первые строчки:

                Как много тех, с кем можно лечь в постель,
                Как мало тех, с кем хочется проснуться,
                И утром расставаясь обернуться,
                И помахать рукой, и улыбнуться,
                И целый день, волнуясь, ждать вестей».
   
    Он словно увидел пять махровых розовых пионов в белой фарфоровой вазе на туалетном столике. И среди запахов краски, новой мебели и казенного учреждения ощутил самый тихий и незаметный, самый сильный и тонкий аромат.

    Он вышел из лифта в костюме и легком модном коротком плаще. За стойкой регистрации стояла очаровательная блондинка в темно-вишневом брючном костюме с белоснежной блузкой. В левом углу стойки знакомая табличка:
 «Свободных мест нет»

   Юрий Алексеевич подходит вплотную к стойке, ставит на мраморный пол свой небольшой чемоданчик.
    - Хотите продлить свое пребывание в нашей гостинице? - спрашивает девушка, улыбаясь. Ее глаза на миг озаряются каким-то странным изумрудным блеском.
    - Спасибо! - отвечает Юрий Алексеевич и улыбается девушке в ответ. - Я хочу сдать номер.


ноябрь 2014

    Пометки автора на полях:
Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита», роман
Эдуард Асадов, «Как много тех, с кем можно лечь в постель...», стихи


Рецензии
Захватывающе.
Мне понравилось, единственное, в самом начале немного озадачилась с глаголами настоящего времени, может, показалось, что... нужно было чуток по другому написать.
Извините.

Людмила Курильская   15.05.2018 21:23     Заявить о нарушении
Это уже этап пройденный. Пускай всё останется, как есть.

Иван Габов   16.05.2018 07:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 38 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.