Гелий

Как всегда в день отправки капсул с «продуктом», на базе имела место обстановка нездоровой суеты и подозрительности.
- Опять американских шпионов ищут,- однообразно подшучивал главный инженер энергетической установки Маркарян.
Все и без него понимали, что утечки информации и особенно «продукта» с базы с населением двести шестьдесят человек, из которых десять – служба безопасности, быть не может. По одной простой причине – аналогичная американская база находится на другом полюсе Луны, и подкрасться с неё незаметно к  российской совершенно невозможно.

Когда первоначальная шумиха поутихла, выяснилось, что работать на Луне никто особо не рвётся, даже вахтами, не говоря уже о постоянном пребывании. Из-за разрушительных метеоритных бомбардировок всё строительство велось под поверхностью, а постоянное нахождение в закрытом пространстве отрицательно сказывалось на психике поселенцев. Врачи пришли к выводу, что дольше полугода находиться на нашем естественном спутнике не рекомендуется, во избежание психозов и нервных срывов, обусловленных клаустрофобией.  Снаружи находились только радары и телескопы обсерватории, космодром дальних полётов и горная техника. Сотрудники двух первых организаций были подлинными энтузиастами и безвылазно торчали на Луне, дабы максимально использовать возможности её малого тяготения и отсутствия атмосферы. Расходы на содержание всей этой команды, на еженедельные полёты по маршруту Земля-Луна и исследовательские к Марсу, Титану и Европе призван был покрывать горно-обогатительный комбинат, добывавший главное сокровище планеты - гелий 3. Этот газ  почти ничем не отличается от своего шариконадувательного собрата - гелия 4, кроме того, что взаимодействуя с дейтерием, даёт термоядерную реакцию, в результате которой получается куча свободной энергии и дистиллированная вода без намёка на радиацию. Все колоссальные нужды человечества в энергии покрывали шесть реакторов, каждому из которых для бесперебойной годовой деятельности требовалось по четыре тонны заветного газа. Вот только на Землю его, несомого солнечным ветром,  не пускала атмосфера, а по лунной поверхности он был размазан и вбит на глубину до пяти метров в смеси со своим бесполезным двойником в малоутешительном соотношении – 3 к 100. День и ночь машины снимали с планеты верхний слой и по транспортёрам направляли в другие машины, которые добывали и очищали сокровище, и капсулами по 50 килограмм отправляли на Землю. Люди только контролировали и ремонтировали машины, да собирали всё новые и новые, ведь чтобы добыть тонну газа требовалось переработать почву с двадцати квадратных километров поверхности.

Российская база называлась «Дэн Сяопин» и была старейшей постройкой на естественном спутнике Земли. Китайцы первыми включились в лунную гонку, но, как известно, цель всех китайских начинаний одна – снижение плотности населения Поднебесной. Вот и почти двести поселенцев первой базы были потеряны абсолютно бездарно. Вместо того, чтобы привезти машины, способные прорыть  ходы в грунте, они притащили надувную конструкцию из никому  неведомого материала, способного выдержать «даже ядерный взрыв». Первая же парочка метеоритов понаделала в материале дыр, оставивших без воздуха, беспечно разгуливавших без скафандров, китайцев. Этот изрядно перфорированный купол и поныне возвышается над базой памятником человеческой глупости и самоуверенности. Вообще-то «Дэн Сяопин» база российско-китайская. То есть деньги их, мозги наши, но россиян здесь в два раза больше и язык общения – русский.

Единственной причиной, загнавшей Володьку Родионова на Луну, был длинный юань. Ну, где ещё молодой парень, не тратя ни единого фыня, может получать двойную зарплату, да к тому же в твёрдой валюте. Володька закончил техническое училище по специальности робототехника и имел опыт эксплуатации на Земле оборудования, аналогичного применяемому в лунных карьерах. Двухмесячные курсы и вот он - дежурный оператор рудника «Подмосковный».

Хорошо следить за техническим состоянием самоподдерживающего робота, но скучно. Спать запрещено, кроссворды разгадывать особенно. В инструкции написано: оператор обязан следить за техническими параметрами механизмов и приходить им на помощь в случае повреждения. Вне смены тоже скука. Администрация полагала, что за те деньги, что она платит персоналу, ещё и развлекать его, абсолютно не обязана. Впрочем, постоянно пребывающие на Луне астрономы и астронавты, придумывали себе занятия сами. Жилой сектор был сформирован по следующему принципу: шесть одноместных кают выходили в небольшой холл, в каждом из которых функционировал какой-нибудь кружок по интересам. В холле своего отсека, вернувшись уже со второй смены, оператор Родионов застал заседание литературного объединения. Тощий коротышка лет пятидесяти, периодически заглядывая в маленький дисплей, вдохновенно декламировал:

Говорили мне родные: «Ты, давай, в ночной тиши
Не пиши стихи чудные, диссертацию пиши».

Слушатели расхохотались, зааплодировали. Все знали, что диссертация у исполнителя давно написана и защищена, а лучшего астрофизика, чем Фёдор  Прилукин нет не только на Луне, но и во всей видимой вселенной.
Вслед за ним встал начальник узла дальней космической связи Финкель. Громко объявил:
Трактат о чёрных дырах.

В чёрных дырах постоянство: нет там времени с пространством.
Света нет и нет теней, нет мельканья быстрых дней.
Нет зимы, весны и лета, отпусков там тоже нету.
(Многое понять готов, но как прожить без отпусков?)

Слушатели засвистели, затопали. Радист выматерился и сел. Володька принёс из комнаты стул и просидел в холле, слушая товарищей, до самого отбоя.

Частыми гостями на базе были всевозможные земные знаменитости: певцы, художники, спортсмены. Всё ради того, чтобы потом в приличной компании ввернуть: «Да был я на Луне, там абсолютно ничего интересного». Заплатив за билеты несколько тысяч юаней, они слонялись по очень небольшой открытой части базы, приставая к идущим в столовую сотрудникам. Инструкция предписывала vip персон далеко не посылать, беседу поддерживать, в рабочие зоны не пускать. Почему-то самым популярным у космических туристов был вопрос: «А Вы НЛО видели?» Они не подозревали, какую ярость он вызывал у лунных обитателей. Дело в том, что раз в месяц все они проходили тестирование на полиграфе, и первый вопрос был именно об инопланетянах. И положительный ответ на этот вопрос означал скорую отправку на Землю с соответствующей характеристикой.

К концу третьего месяца командировки, когда Володька уже вполне обжился и чувствовал себя местным, на дисплее высветилась поломка на комбайне №7.  Мелкая, но агрегат, согласно алгоритма, остановился. Это было редкое явление, за комбайнами хорошо следили: каждый месяц один из них загоняли на профилактику и дотошно проверяли. Поменять сгоревший датчик можно было и в одиночку. Володька пошёл на склад, выбрал нужную запчасть, набрал код,  и она вывалилась ему в руки. Пошёл в гараж. Там натянул скафандр и сел за руль похожего на багги автомобильчика. Дорога до рудника заняла больше часа, а ремонт ровно три минуты. Володька даже расстроился, здесь, на поверхности, даже в неудобном скафандре, отсутствовало это постоянно давящее чувство замкнутого пространства. Огромное чёрное небо, усыпанное звёздами, было невероятно близко. Оторвавшись от космоса, он посмотрел себе под ноги и вздрогнул: мощный фонарь осветил уходящую от комбайна в темноту цепочку шагов. Не отпечатки его тяжелых со свинцовыми подошвами ботинок, а голой ступни. Маленькой, почти детской, с четырьмя ясно отпечатавшимися в лунной пыли пальцами. Володька впал в ступор. В голове почему-то колесом вертелась знаменитая фраза: «Маленький шажок для человека, огромный шаг для человечества». Сколько он так простоял, минуту или час? Потом почувствовал тупой удар и потерял сознание.

- Третий случай за год, Ирина Сергеевна, и симптомы одни и те же: полная амнезия и цоканье языком вместо речи. Все после выхода на поверхность. Может там какое-то излучение неизвестное появилось? – разговаривал то ли сам с собой, то ли с невропатологом Исаевой хирург лунного госпиталя Матвей Григорьевич Миллер.
- Если бы появилось излучение, оно бы воздействовало на всех, а не выборочно. У американцев, кстати, случаев в два раза больше. Пора заняться изучением феномена.
- Если бы нас освободили от примитивной текучки, можно было бы и поизучать, а так, - он безнадёжно махнул рукой – Готовьте больного к отправке на Землю, дражайшая Ирина Сергеевна. Чем они там лечат пострадавших?
- Просто пичкают витаминами и заново учат говорить.
- Радикальная метода. Двадцать второй век.

Полгода в центре космической медицины Володька подвергался всем доступным методам диагностики и параллельно проходил курс средней школы. Наконец врачи расписались в бессилии и отпустили его. Страховая компания выплатила ему премию за утерю здоровья на производстве. Денег хватило на маленькую квартирку в пригороде. Он прошёл курс кулинарного мастерства и устроился поваром в кафе. Казалось, новая жизнь налаживается, но каждую ночь снилась ему дорожка шагов в лунной пыли.

К нему заходили родные и друзья, но видя, насколько они тяготят его, быстро исчезали. Однажды вечером в дверь позвонили. Володька открыл и увидел незнакомого мужчину.
- Владимир Родионов?
- Да, я. Что Вы хотели.
- Позвольте пройти.
Володька освободил проход для странного посетителя. Тот зашёл в комнату, огляделся, обернулся к Володьке и широко улыбнулся.
- Здравствуй, брат. Приветствую тебя на объекте колонизации.
И громко зацокал на языке второй планеты системы звезды Глизе 581.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.