Мгновения. Диалоги с Бабочкой. Книга 6, окончание

        Мгновения. Диалоги с Бабочкой. Книга 6, окончание

1

 Она проснулась, почувствовав легкое прикосновение. Муж сидел на кровати и осторожно гладил её по плечу. В комнате было тепло – дрова в камине тихо потрескивали.
  - Ты давно вернулся?
  - Часа два назад.
  - Что же ты не разбудил меня, я так долго спала.
  - Ты беспокойно спала и только недавно стала улыбаться. Я подумал, что твое путешествие благополучно завершилрсь. До этого я читал, - он слукавил, большую часть времени он просто смотрел на неё.
  - Да, сон. Было что-то очень важное. Ты говоришь, что я улыбалась?
  - Да, и еще ты шептала.
  - Прямо вслух? Ты слышал? Я не замечала раньше такого за собой. И что же я говорила?
  - Ты радостно шептала, с улыбкой, что ты поняла.
Она задумалась, пытаясь вспомнить свой сон. Ничего, кроме бабочки на своей руке и радости вспомнить не удавалось. Она села, завернувшись в плед. Было тепло на душе. Огонь завораживал. Они сидели и молчали. Муж предложил перебраться ближе к камину.
- Ты так и не вспомнила свой сон?
- Я вспомнила финальную радость, удивительное состояние. Пока это все. Может быть, позже проявится, было что-то важное. Ты хотел предложить тему разговора для этого вечера.
 - Ты называешь это очень официально. Человек может изменить будущее. Так утверждает телософия. Прошлое и будущее симметричны. Изменяя одно, человек неизбежно меняет и другое. Будущее не обрело еще воплощения, не актуализировалось, оно более подвижно. Прошлое меняется сложнее, уже есть воплощение.  Телософия говорит о своем интересе к будущему, к целевой детерминации.  Они работают с будущим, тем самым меняя и прошлое.
 
 - Ты привез меня сюда ради теоретического семинара? Любопытно.
- Не смейся, выслушай. Мы с тобой простые люди, не телософы.  Мое предложение проще. Прошлого нигде нет, кроме как в нашей памяти. Мы можем его изменить. Давай вспомним нашу историю с учетом того понимания, которое возникло в последние годы. Ничего бесцельного в нашей жизни не происходило, это дает возможность иначе на все посмотреть.
 - Ты предлагаешь вычистить темные страницы?
 - Не совсем так. Я предлагаю принять все, что с нами происходило – как необходимые этапы нашего становления. Мы шли друг к другу не просто, но мы обрели друг друга вновь.
 - Начинаю понимать, дорогой. Ты хочешь иначе на все посмотреть, интересно. Только, надеюсь, я получу сыр и вино до окончания нашего разговора?
 - Я не предлагаю тебе семинар, скорее – вечер воспоминаний, но не обычный, а целевой.
- Стоп, милый мой, принимаю. Как ты заговорил! – она уже развеселилась, ей понравилась идея освободить память от остатков непонимания.

 - Ты замечательно устроилась, но я предлагаю выйти вначале на воздух – давай посмотрим закат.

 
 2

 Они вышли на улицу. Он был прав – картина, которая развернулась перед ними, была почти эпической. Горы, лес, море, небо. Мягкое освещение, чернота ночи стояла пока за порогом.
Еще один день мира завершался.
Они стояли, обнявшись, и смотрели вдаль с надеждой. Их внутреннее состояние контрастировало с состоянием природы – они переживали новый рассвет своих отношений.

 Было тихо. Где-то рядом хрустнула ветка. Этот звук, как молния, вернул её к тем событиям сна, которые, проснувшись, она не могла вспомнить. Переживания были настолько яркими, что она напряглась всем телом. Он почувствовал изменение её состояния и еще крепче обнял, пытаясь успокоить. Она все вспомнила и впускала воспоминания в дневное сознание, переживая все заново.

 Она вышла замуж совсем молоденькой девчонкой, совершенно к этому не готовой. Вечная отличница, хорошая дочь, правильная девочка. В день их знакомства с будущим мужем она стояла у окна в зале. Был май, под окном, во всем своем великолепии, цвела сирень. Она заканчивала первый курс, как всегда – на «отлично». Дурман весенних ароматов, или просто срок подошел, но ей захотелось совершить безумный поступок. Она развернулась лицом к присутствующим в зале. Молодежи было много, вечер был в самом разгаре. Заиграла музыка. У дверей она заметила молодого преподавателя, она видела его в коридорах института раньше, но не была с ним знакома, он ничего не вел у них в группе. Отчего возникла эта пауза, она не знала. Музыка играла, но никто не решался  приглашать девушек, все стояли вдоль стен. Может быть, это усилило впечатление – через весь зал, под любопытными взглядами, он направился прямо к ней.
 
 Она сразу почувствовала необычность происходящего. Не первый бал Наташи Ростовой, её часто приглашали молодые люди, но к ней шла ей СУДЬБА. Почему она тогда так подумала, она и сейчас не знает. Тогда все совпало – её решимость круто изменить свою жизнь и его решимость её завоевать, именно с таким выражением он и шел к ней через весь зал. Они стремительно поженились и уехали к озеру, где совершенно одни жили на пустой опытной станции, куда их пустил друг мужа. Студенты были на каникулах, сотрудники в отпусках.

 Молодость, лето, они с упоением узнавали друг друга. Все было естественно. Перед самым концом произошло событие, чуть не разлучившее их.
Это была особая ночь. Полнолуние. Он вышел один к озеру и долго не возвращался. Она нашла платье, которое они купили по дороге и забыли о нем по приезду. Ей хотелось показаться ему в этой шелковой роскоши, но  он не возвращался. Начав беспокоиться, она вышла на улицу, было темно, только озеро, как зеркало, просвечивало сквозь деревья. Она спустилась  по тропинке к озеру и застыла от увиденного. 

 Луна, холодным диском зависла над водой, придавая знакомому пейзажу  неземную красоту. Она, городская девочка, привыкшая гулять по дорожкам парка, ощутила свое единство с окружающей её не здешней красотой. В ней тогда впервые проснулись совершенно не ведомые раньше ощущения.
Муж увидел её. Ему передалось её состояние. Он нес её на руках, оба были взволнованы. В ту ночь им казалось, что вся вселенная ликует вместе с ними. Скорее всего, так и было.

 Утром, проснувшись, она долго не решалась открыть глаза, предвкушая радость новой встречи с мужем. Но вместо мужа она обнаружила записку. Он уехал в город по делам. Он испугался. Он сбежал. Она поняла это. Ей самой нужно было пережить случившееся. Она должна была принять себя новой, с тем, что в ней открылось.
Он не смог принять её новой. Он испугался оказаться в её власти, помня пережитое ночью. Они чувствовали себя неловко, готовые поссориться и расстаться, найдя внешний повод. Она, не смотря на свою молодость, простила его и пошла навстречу, на долгие годы оставшись для него милой девочкой. Он принял на себя заботы о ней, о сыне – как же он мог не родиться после той ночи, но она закрылась от него.   
 Это все больше отдаляло их друг от друга, не смотря на внешнее благополучие. Сын, работа, бытовые хлопоты лишь отодвинули разрыв. Он так и звал её  - «девочка моя», что умиляло всех, кроме неё. Она хотела быть женщиной, но приняла его условия игры. 
После развода ничего не мешало ей все изменить. У неё были истории, но она не изменилась.  Не рискнула.

3

 Остановив поток воспоминаний, она посмотрела на мужа с благодарностью. Он стоял рядом и  ждал, давая ей возможность придти в себя. Она обратилась к нему, тихо сказав:
 - Я вспомнила сон, милый. Твое предложение – ты опять меня поразил своей проницательностью. Если ты обещаешь начать вечер воспоминаний с бокала красного вина, то я готова его начать.
Он остановил её, напряженно посмотрев прямо в глаза:
 - С тобой все нормально? Ты уверена, что ты этого хочешь?
Вместо ответа она протянула к нему ладонь, на которой сидела Бабочка.

 Появление Бабочки было полной неожиданностью для обоих. Они привыкли, что её появление связано с важными моментами в их жизни. Сейчас ничего особенного не происходило, они приехали отдохнуть, побыть вдвоем, спокойно поговорить. Так им казалось до её появления. Бабочка воспользовалась их вниманием в полной мере, как настоящая актриса, выдержала паузу. Только после этого они услышали  её голос. Она не смеялась. Её серьезность передалась им почти сразу:
 - Мне приятно вас видеть. Человек никогда не воспринимает реальные изменения как нечто, выходящее за рамки обычного состояния. Изменение становится его естественным состоянием. Вот и вы смотрите на меня настороженно. Успокойтесь, мне хотелось поздравить вас. Вы оба слышите меня, это не вызывает у вас удивления. На самом деле, совсем не так давно все было иначе. Вы радуете меня, я просто напоминаю, что я всегда рядом.
Она хотела уже взлететь, но вопрос, который готов был сорваться с губ женщины, задержал её. Она неожиданно рассмеялась, но  ответила ей:

 - Ты хочешь спросить меня – была ли я в твоем сне и как такое возможно? Так ли это важно? Границы реальности  условны, вы теперь это знаете. Только сознание устанавливает её границы. А когда вы спите, то кто может поручиться, что происходящее во сне не реально? Берегите друг друга, - она исчезла так же стремительно, как и появилась.
Они почувствовали прохладу, которая опускалась с гор. Вечер входил в свои права, тени стали резче, шум прибоя усиливался. Они поспешили вернуться к камину, где было тепло и уютно.
Сыр и вино были очень кстати. Он попросил её дать возможность начать  разговор первым:
 - Мне хочется услышать твой рассказ, Бабочка только усилила мое желание. Надеюсь, что более правильным будет мое начало. Ты не возражаешь? – он вопросительно смотрел на неё.
 - Это твое предложение и пусть все будет так, как ты задумал, я слушаю тебя, - она села удобнее, подвинув скамеечку под ноги, и закинула их пледом.
Легкое волнение присутствовало у обоих. Он начал говорить, но голос вначале выдавал его волнение:
 - Мы оба не раз возвращались в мыслях к началу нашей жизни. Долгие годы тяжелым камнем лежала на мне тяжесть вины за свою трусость. Я много раз проживал все заново, пытаясь понять свой страх. Страх потерять свою независимость, свободу, раствориться в тебе – это то, что лежало на поверхности и выглядело правдоподобно. Только, как ты знаешь, я не в тепличных условиях рос, без родителей рано остался, бабушка, дед соседский и улица меня воспитывали.  Встреча с тобой дала мне надежду на счастье. Как дед меня учил – все совпало. Подлинная причина, её поиск, мучили меня долго. Я так тебе признателен за твое молчаливое понимание, хотя далось оно тебе не просто. Помнишь, как все случилось?
 
4

 Озеро. Ночь. Я сидел на бревне и задумался о нашем будущем. Проблем было много – ты только окончила первый курс, я учился в аспирантуре. Помощи нам ждать было не от кого. Женитьба была опрометчивым шагом, если посмотреть со стороны. Только я так не считал, я прикидывал, как буду все решать. В своих силах я не сомневался, дедовская закалка. Я засиделся, глубоко задумавшись. Ты появилась так неожиданно, что я словно врос в бревно, на котором сидел и не мог даже окликнуть тебя. Как тебе это передать?
 
 Я увидел не девочку со смешными коленками, воображающую, что она неотразима. По тропинке шла, едва касаясь земли, богиня. Ты остановилась у озера. Было полнолуние. Луна казалась неестественно большой и холодной. Эффект был поразительный. Ты, в её свете, сияла. Шелковое длинное платье, которое ты одела, неузнаваемо тебя преобразило. Ветер причудливо драпировал подол, обхватывая фигуру, а Луна создавала блики. Я никогда не видел такой красоты и просто потерял голову от счастья. Я помню каждое мгновение, до сих пор. А вот от стыда, за свое утреннее бегство, избавился не сразу.
 
 Она решила остановить его:
 - Милый, мы договорились дать новое понимание нашего прошлого. Давай, не будем просто  вспоминать. Ты прав, я удержалась от обсуждения случившегося. И для меня все это было ошеломляюще. Спустя многие годы я поняла, что то, что тогда мы испытали, было не совсем нашим. Мы были слишком молоды, но природный зов к продолжению рода прозвучал. Ты, вероятно, позже понял, что это не моя личная мощь, а мощь всей природы, прорвалась через меня. Но это и наша мощь, конечно. Не только моя, милый. Помнишь, мы говорили, что вначале, в утробе матери  каждый из нас просто ребенок, пол определяется не сразу. В нас заложено все, но потом разворачивается то, что принадлежит твоему полу, а второй вариант остается не развернутым, но он есть.
 
 Давай договоримся, что все, что с нами произошло – было нам необходимо. Это тот путь, который помог нам вновь быть вместе. Для того, чтобы не стать рабом своих инстинктов, нужно развернуть свое сознание, иметь интересы и цели, к достижению которых ты стремишься. Мы с тобой учились, это ты не дал мне бросить институт, когда родился сын,  мне было очень тяжело. Ты нашел няню, помогал во всем. Мы должны были повзрослеть, научиться слышать свою душу. Принять, прежде всего, себя. Путей много. Наш – не самый простой, но он – наш, - она замолчала.

 - Согласен, только одно дополнение. Я читал в какой-то статье о женских пространствах, об их темноте, ущербности. Это такая глупость. Это биологическая составляющая нашего существа. Нам не дано осознать этот пласт жизни, что-то вспомнить. Это то, что в нас присутствует, в каждом – в строении тела, клетки. Это обращено к иному опыту, древнему, до возникновения сознания. Это прорывается во сне, в особых состояниях и очень нас пугает. Человек должен оформить этот опыт.
 - Ты знаешь, о чем я сейчас подумала? Есть особые состояния в жизни женщины. В разных культурах они отмечены схожим образом. После рождения ребенка женщина входит в церковь через сорок дней. Думаю, это связано с тем, что связь женщины с глубинными пространствами, с природным миром, постепенно закрывается. Вынашивая ребенка, она становится частью природы, прости, мне трудно подобрать слова. Эта связь прерывается не сразу. Когда это происходит, то она становится обычным человеком. Очень интересно, надо еще подумать над этим.
- Мы так мало задумывались над многим, что происходит в нашей жизни, что сейчас таких интересных вопросов много. Это придает силы – нам многое предстоит. Так ты простила меня?

 - Не только простила, но и благодарна тебе за все. Ты был рядом, я не всегда это понимала.
 - Помнишь, мы не так давно смотрели передачу, где рассказывали об обрядах посвящения мальчиков в мужчины в племенах?
 - Да, но какое это имеет отношение к нам? Почему ты вспомнил?
 - Ты рассказывала мне, что переживала  период отдаления от сына, когда ревновала меня к нему.
 - Я отдалилась от вас, а не только от него. Глупость не знает границ, милый.
 - Так и в этом был смысл. В племени мальчик переходит жить на мужскую половину, проходит обряд отрыва от матери. Больше времени проводит с мужчинами, осваивая необходимые навыки. У нас все получилось правильно. Наш сын вырос самостоятельным парнем, а не маменькиным сынком. Повзрослел – ваши отношения  стали вновь теплыми. Теперь мне впору завидовать и ревновать.
 - Как же долго я взрослела, милый, откуда у тебя столько терпения?
 - Девочка моя, ты зря обольщаешься, - он весело рассмеялся, обнимая её.
 - Я не девочка, я бабушка!

  - А ты наблюдала за внучкой? Я получаю огромное удовольствие. Думаю, у вас, девочки, складываются замечательные отношения. Как же вы похожи!
Она попыталась вырваться из его объятий и возразить, но сделать это ей не удалось. Время разговоров было исчерпано.
Мягкая овечья шкура. Красное вино. Огонь в очаге. Мужчина и женщина. Вечно, как мир. И каждый раз неповторимо.  Не снова, а  ЗАНОВО. Они не знали, что как и тогда, много лет назад, Луна заступила на свое полное  дежурство.  Полнолуние. Сегодня ей было не по силам смутить их. Ей самой захотелось не светить отраженным светом, а сиять так же тепло и ярко, как эти двое, наполняющие ликованием все вокруг.

 Вселенная с облегчением вздохнула. Только любовь наполняет её смыслом.
Бабочка решила отдохнуть. День выдался удачным.
 
5

 Они возвращались отдохнувшими, переполненными новыми впечатлениями. Давно уже замечено, что отдых определяется не его продолжительностью, а душевным комфортом. Поездка удалась, она смотрела в окно и вспоминала вчерашние события. Им давно хотелось поговорить, но ситуация не складывалась. Наконец, они смогли снять внутренние преграды, возможно, последние. Они вернулись к истокам своих отношений,  туда, где находились корни их взаимных обид и непониманий. Им удалось взглянуть на все по-новому. Они не могли изменить произошедших событий, но в их силах оказалось придать всему новый смысл. Они не выдумывали его, они стали мудрее и смогли все увидеть иначе. Кольцо взаимных обид было окончательно разорвано, многое стало выглядеть по-другому. Память отдала им последние обрывки взаимных упреков, которые, хотя так никогда и не прозвучали, но раньше  были востребованы каждым из них. Это принесло душевное облегчение.
 Душа всегда страдает, когда ей приходится кривить по требованию человека. Искренности в мире стало больше. Умиротворение разлилось по всему телу, ресницы сомкнулись.

 Он внимательно следил за дорогой, она петляла в горах. Вот и произошло то, что долгие годы казалось не осуществимым. Они смогли заново прожить давние события. Невероятно, но им удалось преодолеть ограничения своих обид. Он взглянул на нее – она, казалось, заснула или просто прикрыла глаза. Тревожить её не хотелось. Человек должен побыть с собой наедине. Это они всегда понимали. Возможно, именно это позволило им пройти через все трудности. Он перебирал в памяти вчерашний разговор, стараясь не упускать дорогу. Обида или страх отрезает от возможности что-то видеть. Раньше он не задумывался об этом, но старался не позволять обиде завладеть собой.  Понять происходящее не всегда возможно. В таких случаях лучше не строить домыслов.
 
 Он почувствовал  присутствие Бабочки сразу, хотя  не сразу увидел. Она была тихой, не желая нарушать сон женщины.
- Это ты её усыпила?
- Ты становишься проницательным или хочешь им казаться? Поменьше мистики. Ей нужно отдохнуть. Замучил женщину.
 - Я замучил? Ты это серьезно? – недоумение слышалось в его голосе.
 - Конечно, шучу. Она многое для себя решила. В такие моменты сон необходим.
 - А я? Не решил?
 - Ты же сам знаешь, что важный вопрос не дает тебе покоя, не оставляет тебя.
 - Откуда ты все знаешь? Да, жена меня озадачила, - он замолчал, удивляясь проницательности Бабочки.  Жена умела удивить его постановкой вопроса. Чаще всего её вопросы вызывали вначале улыбку, они очень напоминали вопросы ребенка. Когда же он начинал их обдумывать, то почти всегда выяснялось, что за ними стоит проблема, которой он раньше не видел.

 Вот и её желание понять происходящее с ребенком в утробе матери, застало его врасплох. Для неё их обсуждения оказалось достаточно, она спала и мило улыбалась во сне. Он продолжает думать. Он читал раньше о глубинной памяти. Есть глубинная психология. Возникла мысль о попытке вспомнить происходящее. Он быстро отбросил это желание. Даже если это и возможно, то требует определенной подготовки. Может ли помочь логика? Он попробовал суммировать отрывочные рассуждения. Все в этом мире имеет цель. Рождение человека не исключение.

 Возможно, в утробе матери проходит важный этап, который люди истолковывают не совсем верно. Если это так, то момент зачатия и рождения имеют иной смысл. Все более серьезно, чем принято думать. Если не отвлекаться на другие аспекты, то вопрос определения пола выглядит интересно.
Рождение человека воспроизводит момент рождения Мира. Форма Мира соответствует форме человека. Это общее для обоих полов. Он отметил, что стал пользоваться положениями Телософии, как естественными для себя. Женщина приходит в Мир как реализационное начало – принимающее, вынашивающее и рождающее. У мужчины есть свои обязательства, принятие которых определило его пол.

  Он несет в себе обязанность оплодотворить не только женщину, но и Мир. Получается, что ЖЕНЩИНЕ труднее найти себя после рождения ребенка. Может ли она сама обрести вертикаль или это возможно только через мужчину, вопрос. Но в каждом есть все, значит основная проблема – стать сильнее призыва природы к продолжению рода, обрести то, что находится внутри, очень глубоко и не имеет представительства в  сознании.

 - Смотри за дорогой, мыслитель, - в голосе Бабочки он уловил тревогу.
 - Ты права, дорога требует внимания. Мы подъезжаем к городу. И с тобой поговорить мне не удастся.
 - Не огорчайся. Скоро ты уедешь, у тебя будет больше свободного времени. Поговорим, обязательно. И Дорн хотел с тобой встретиться. Мой совет - не делай поспешных выводов. Ты стремишься выйти из частных рассуждений, но все время оперируешь к своему опыту, приправляя его  положениями Телософии. Получается занятная картина -  ты стремишься пристроить к своей телеге рассуждений пятое колесо – Телософию. Даже из суммы тысячи частных опытов не вывести общих закономерностей, если ты действительно стремишься  к чему-то серьезному. Ты же ЧЕЛОВЕК.

6

 Бабочка  внезапно исчезла. Дорога спустилась к морю. Через час они будут дома.
Он разбудил её, осторожно прикоснувшись к щеке:
- Девочка моя, просыпайся. Мы приехали.
Она открыла глаза, очень удивившись:
- Я проспала всю дорогу? Невероятно. И никаких снов, - договорить ей не удалось. Дети бежали к машине. Она быстро вышла им навстречу. Её волнения были напрасными, девочка прочно  вошла в её сердце. Она обняла и внука и внучку с одинаковой радостью. Какое это счастье – видеть радость в глазах встречающих тебя детей.

  Они постояли, обнявшись, но количество новостей, о которых детям хотелось рассказать, было так велико, что внук первым отстранился от неё и гордо сообщил, что он знает все буквы. Не делая паузы, он стал демонстрировать свои знания, весело выкрикивая буквы. Она заметила, что девочка напряженно повторяет за ним одними губами.
 - Не может быть, ты так быстро все выучил. Молодец, теперь ты скоро научишься читать, - она осторожно посмотрела на девочку. Та стояла, опустив глаза.
 - Кто же тебя научил, милый мой, кто с тобой занимался?
Вместо ответа малыш обнял стоящую рядом сестру. Подошедшая няня прояснила то, что произошло, похвалив девочку:
 - Мне удалось выучить с ним только пять букв. Как хорошо, что приехала сестра и помогла нам. Они выучили все очень быстро.
 - Мы не учили специально, мы играли в школу. У него хорошая память, - девочка смутилась от похвалы взрослых.
Вниманием детей завладел дедушка. Он достал из багажника пакеты с подарками. Началась веселая суматоха. Няня отозвала её в сторону и сказала:
 - Мне необходимо поговорить. Удастся ли поговорить вечером, когда дети уснут?
 - Что-то случилось? Если это срочно, то мы можем поговорить прямо сейчас.
 - Срочности нет, но новости для меня серьезные. Я должна поставить вас в известность.

 Любовь, как необходимо женщине это состояние. Перед ней стояла совершенно изменившаяся  няня. В её глазах жила радость, от нее не хотелось отводить взгляд.
 - Если не возражаете – мы поговорим позже, не хочется вот так, мимоходом.
Легкое смущение и вдруг появившийся румянец подтвердили догадку, но она не стала предвосхищать события:
 - Согласна, давай устроим девичник, мы давно с тобой не секретничали, как говорит моя милая  внучка. Как дети вели себя, не ссорились?
- Они оба доброжелательны, прекрасно играли вместе. Девочка решила его учить буквам, очень расстроившись, что он их не знает. Смешно, но малыш загоревал вместе с ней и без капризов, очень стараясь, быстро все запомнил.

 Дети подбежали к ним и радостно сообщили – они идут купаться с дедушкой. Пропускать такое им не хотелось и все вместе они отправились к бассейну.
День пролетел стремительно, в суете и радостных  хлопотах. Дети уснули быстро. Взрослые вышли в сад, сосед присоединился к ним. Он последнее время уходил к себе только ночевать. Его помощь трудно было переоценить. Он делал все с такой радостью, искренне привязавшись к детям, но больше всего – этого он и не пытался  скрывать, к няне. Мужчины уже знали, что они их покинут и уединятся для разговора. Так все и произошло. Посидев в саду, женщины отправились в дом. Они устроились на кухне, решив попить чаю и поговорить.

  Няня начала разговор немного волнуясь:
 - Я в большом сомнении. Ты же знаешь мою историю, я давно живу одна, с тех пор, как похоронила мужа. Дети и внуки уехали, они меня зовут к себе, только я чувствую там себя лишней. Это не обида, это факт. Чужая для меня и страна, очень далеко, я не смогу бывать на могилах родителей и мужа, это важно для меня. Когда я узнала о трагедии в семье вашего сына, когда я видела тебя замученную в парке, то решила предложить свою помощь. Мне трудно судить, насколько я смогла помочь, я не профессиональная няня, но я старалась.

 - Постой, дорогая моя, что мы будем обсуждать? Ты не просто выручила меня, предложив свою помощь, ты стала мне сестрой, подругой, близким человеком. Кто  бы согласился переехать, пусть и временно, в другой город, когда сын окреп и решил забрать мальчика к себе? Не хочу сейчас все вспоминать вновь. Ты  все это знаешь,  как и глубину моей признательности тебе. О чем ты хотела рассказать?
- Тогда скажу кратко.  Я прилетала в Италию, в этот дом, в прошлом году, со своими внуками. Сосед любезно нам помогал и тогда. Я видела его симпатию, но не придала этому значение. В этот приезд его знаки внимания стали настойчивыми, хотя я не давала ему повода.
 - Ты оправдываешься, как девочка. Что за глупость? Ты совсем не старая, ты имеешь право на счастье.
 - Он говорил мне об этом почти каждый день. Вчера вечером, когда дети уже спали, мы сидели в саду, как обычно, и разговаривали. Он сделал мне предложение.
 - Так в чем проблема? Он же нравится тебе, на вас так приятно смотреть.
 - Он настаивает на моем переезде. Я пыталась объяснить, что не могу оставить малыша, у него нет мамы.

 - Но у него есть бабушка и отец. Ты нам очень помогла, но ты имеешь право устроить свою жизнь. Сын решит вопрос, просто дай ему время. Если это возможно, конечно. Через неделю мы возвращаемся, мне бы хотелось быть вместе, пока мы решим вопрос с няней.
Помолчав немного, обдумывая услышанную новость, она вновь обратилась к няне:
 - Все устроится, не волнуйся. Наш мальчик подрос, теперь многое стало проще. Я рада за тебя, ты так похорошела. Если я правильно поняла – тебе сделано предложение?
 - Да, со всеми вытекающими последствиями.
 - Муж давно его знает, это порядочный человек. Ты была в его доме?
 - Конечно, нет. Я не могу оставить детей. Мы общались здесь, он вывозил нас на прогулки в ваше отсутствие.

 - Подожди, ты что, не была с ним?
Няня покраснела, задохнувшись в негодовании:
 - Я не давала повода думать о себе как о распущенной женщине!
Не найдя силы удержаться от смеха, она перебила её:
 - Ты прямо барышня из прошлого, мечта! Какая у тебя выдержка, мне хорошо известно, но он, как выдержал он?
 - Я сразу пресекла его поползновения, объяснив ему, что никогда не соглашусь на развлечения, я вдова.

 - Это теперь так называется? Ты смешишь меня, дорогая! Невероятно! Держать итальянца на расстоянии – это я слышу впервые. Представляешь, что тебя ждет?
 - Ты меня пугаешь, я не думала о возможных последствиях.
 - Успокойся, муж говорил с ним, он полюбил тебя, еще в прошлый приезд ты покорила его сердце. Он не любит доступных женщин, искал вот такую русскую, как в романах.

 - Ты меня окончательно смутила.
 -  Так ты дала согласие?
 - Пока нет. Он же еще и моложе меня.
 - Неужели? Внешне картина обратная.
 - Разница серьезная, шесть лет, я сомневаюсь, стоит ли принять предложение.
 - Оставь, наконец, эти штампованные страхи. Ты любишь и любима, что значат цифры, не разочаровывай меня, - она встала,  подошла к ней и обняла.

7

 Они расстались поздно, долго еще обсуждая те изменения, которые няню ожидают в ближайшее время. Изменения придут  и в их семью, это стало реальностью, нужно сообщить сыну. Она засыпала, оставляя решение возникших проблем новому дню. Сейчас ей было тепло, близкие люди встретили свою любовь. 
Мужчины приняли известие об ужине в отсутствии женщин спокойно, понимая, что им хочется обсудить последние новости. Ужин прошел приятно, по-дружески, однако не занял много времени. Они расстались, каждому хотелось побыть одному.

 Вечер выдался тихим. Он вернулся к себе в кабинет и сел на подоконник, самое любимое место с детства. Тогда он именно так, сидя на подоконнике, смотрел на дорогу в надежде увидеть  идущих по ней родителей. Он знал, что они погибли, но сердце надеялось на чудо. Позже, когда надежда ушла, он сидел и строил планы. Летом это было особенно приятно, открытое окно давало ощущение свободы.
Сейчас, не смотря на поздний час, спать ему не хотелось. Небо было чернильно-черным, слегка влажным, волнующим своей закрытостью. Звезд не было. Это направило поток размышлений внутрь себя, в свои глубины, которые казались такими же закрытыми для него, как ночное небо.

 Бабочка, безусловно, права, он интуитивно схватывал и принимал основные положения Телософии, они порой ошеломляли своей простотой и дерзновенностью одновременно, но он пытался пристроить их к своему опыту. Это тупиковый путь, финал его очевиден. Временами ему казалось, что и он готов к дерзновенному порыву, но проходило время,  здравый смысл и рутина обыденной жизни затягивали, делая такой шаг призрачным. Что же такое – здравый смысл? Добровольная капитуляция перед штампованными истинами, не более. В нем, мужчине, и НЕБО и БЕЗДНА.

 Здравый смысл, если снять фантики, убеждает, что его удел – перемещаться по горизонтали, обеспечивая продолжение жизни. Да, не только ЖЕНЩИНЕ, но и МУЖЧИНЕ, необходимо усилие преодолеть, превозмочь природный зов к продолжению жизни как единственную цель его нахождения на земле. Не быть сброшенным в ящик для компоста после того, как продолжение обеспечено. Он видел на примерах своих, более старших друзей, как это бывает.  Успешные, реализовавшие себя люди, комфортно начинали превращаться в прах еще при жизни.

 Он начал задумываться об этом – грядущая старость пугает или, действительно, настает пора зрелости, этого он пока не знал. Хотелось бы верить в последнее. Он не считал себя старым, не оплакивал ушедшую молодость. Он вырастил сына, у него есть внуки. Он сумел сохранить свою любовь и нашел силы вновь завоевать любимую женщину. Он состоялся в профессии, ему нравилось свое дело, хотя ради семьи ему и пришлось оставить любимую математику, но судьба была благосклонна к нему, это он помнил и ценил.

 Все события, встречи указуют человеку путь к себе, это телософское утверждение он принял сразу. Нет бесцельных событий и поступков. Быть осознанным, не позволять событиям захватывать себя, это задача человека. Вся предыдущая жизнь, все её события, сделали возможным этот вечер. Да, они не всегда находили кратчайший путь, многое можно было избежать, но это их путь. Только он хотел встать, как раздался звонок:

 - Отец, не разбудил? Мне захотелось тебя услышать.
 - Нет, я сижу на подоконнике и размышляю. Мы сегодня вернулись их поездки. Мама с няней устроили девичник.
 - Как поездка?
 - Удалась. Да, у нас для тебя новость – няня выходит замуж. Это приятно, но ты должен искать няню. Она вернется к тебе с мамой и  внуком, но ты должен начать поиск.
 - Понял, это должно было случиться. Как дети? Моя дочь не доставляет вам неприятности?
 - С девочкой все хорошо, она вошла в семью, у них с бабушкой свои отношения, они много общаются. Мама будет звонить тебе завтра.
 - Понял, мы с ней и обсудим детали. Ты когда вылетаешь, к открытию выставки вернешься?
 - Я вылетаю завтра. Как твои дела, вы определились в отношениях?
 - Мы близки к этому. Вопрос с няней возможно, все ускорит. Тогда – до встречи, не буду тебя надолго занимать, - он закончил разговор, не готовый к ответу об их отношениях с матерью девочки.
Отец его понял,  это не вызвало тревоги. Молодые сами отвечают за свою судьбу.

8

 Резкий порыв ветра сбросил книгу, лежавшую на подоконнике. Он нагнулся, чтобы её поднять и увидел символ на обложке, прямо перед собой, освещенный холодным светом вышедшей из-за облаков луны. Еще мгновение и он уже устремился  к его центру, набирая скорость. Пространство разворачивалось все больше, вращающиеся сферы проступали все отчетливее. Единственное желание охватило все его существо – к центру, скорее туда.

 Вначале ему показалось, что все так и происходит, он движется к центру, но это оказалось иллюзией. Он рвался вперед, к желанному центру, но невидимая сила отбрасывала его. Сколько это продолжалось – он не помнил, но когда отчетливо понял, что силы его на исходе, сопротивляться он вскоре не сможет, то страх, на мгновение возникший во всем теле, чуть не погубил его. Он понял, что если прекратит усилия, то попадет в один из потоков, которые свистели рядом. Куда его понесет и чем это закончится, он не понимал. Собрав последние силы, он вскрикнул, но крика не получилось. Вместо этого слабый стон слетел с его губ:
- Дорн, помоги.

 Еще мгновение и все прекратилось. Он упал, тяжело дыша. Пелена застилала глаза, он с трудом сел, пытаясь понять, где он находится и что произошло. Тишина давила уши. Возникло странное состояние покоя, совершенно не вяжущееся с возникшей ситуацией. Он скорее услышал, чем увидел, приближение легких шагов. Еще через мгновение он услышал знакомый, с легкой хрипотцой голос:
 - Рад тебя приветствовать, что случилось? Я не опоздал? Прости, не сразу услышал твой зов.
 - Дорн, это ты, я не в бреду?
 - Поднимайся, мой друг, расскажи о случившемся.
По его голосу он понял, что старик хитрит, он все знает.
 - Давай не будем играть, мне плохо. Я перестаю что-либо понимать.
 - Что ты хочешь от меня?
 - Помоги понять, как я здесь очутился. Порыв ветра уронил книгу, я нагнулся, чтобы её поднять, увидел Символ на обложке книги. Это все, что я помню. Как же я оказался в этом пространстве, никак не пойму. Я стремился к центру символа, полагая, что мое спасение там.
 - Ты правильно определил направление. Многие столетия, если не сказать больше, человек стремится оказаться именно там.
 - О чем ты, Дорн, не говори загадками.
- Мне трудно объяснить тебе, твои знания скудны.
- Я всю жизнь старался узнать что-то новое, всегда учился, а ты говоришь, что мои знания скудны.

 - Ты прав, так много мусора ты собрал, часто даже не задумываясь, с какой целью ты это делаешь.
 - Ты хочешь сказать, что я напрасно так много читал?
 - Само по себе чтение ничего не решает, как и количество прочитанных книг, если ты не идешь к намеченной цели.
 - Я хотел стать настоящим профессионалом, я изучал творения великих мастеров, учился у них.
 - О творчестве, творцах и творении мы говорить не будем, это долгий разговор, он не даст нам ответов на твои вопросы. Давай говорить не о них.
 - Где мы находимся, Дорн?
 - Это пространство Телософии, ты попал в него через Символ, хотя я удивлен, что у тебя это получилось.
 - Почему меня все время отбрасывало назад? Кто меня удерживал, ты знаешь?
 - Это не тайна, ты сам себя и удерживал.
 - Ничего не понимаю. Как же это возможно, если я из последних сил пытался продвигаться к центру.
 - Даже те, кто попадает в это пространство, приложив большие усилия, не оказываются в центре. Это начало и конец пути, точка ЖИЗНИ.
 - Где же я оказался?

 - Ты оказался в своем пространстве, которое неведомым мне путем подобно символьно организованному пространству и вложено в него, только гораздо проще. Думаю, оно соответствует тому, что ты сегодня сумел принять. Границы поставил ты сам. Они тебя охраняют. Ты не способен сегодня принять больше.
 - Ты не хочешь раскрывать мне тайны?
 - Помилуй, какие тайны, я не есть их хранитель. Есть книга, ты её читал. Ты не понимаешь смысла Символа. Ты не обратил внимания ни на одну линию, ни на одну сферу. Говорить об их взаимообусловленности просто не приходится.
 - В этом ты прав, жена хотела поговорить, но мне это не показалось важным.
 - То-то и оно.
 - А как ты сам сюда попал? Ты же давно жил, ты не можешь знать Телософию. Прости, но ты же не можешь понять, такая пропасть во времени, столько всего произошло, мир изменился.

 - Ты,  правда, так думаешь? Ты опять меня разочаровал.
 - Почему разочаровал, я высказал очевидное – МИР изменился.
 - Я не буду тебя разубеждать, надеюсь, ты начнешь, наконец, думать. Вот твоя жена искренне не верила в алхимию. Это нас соединило – мне было любопытно с ней познакомится. У нее было свое понимание, пусть и ошибочное. У тебя нет никакого, хотя ты считаешь себя образованным, ты доктор наук, ты читаешь лекции. Я встретился с тобой в надежде почерпнуть свежие мысли серьезного мужчины. А у тебя лишь знание образцов, вершин, того, на что нужно равняться. Ты интеллектуал, ты много запомнил, но ты творчески бессилен, прости, - он взглянул на него и остановился.  Мужчина стоял бледный, руки были сжаты.

9

 - Да не извиняйся ты, старик. Прав во многом. Математику я оставил, не нужна она никому тогда была, а семью кормить нужно. Там я был свободен,  с детства её любил. Выбор был не случайным, бабушка с детства меня и к математике и к истории искусства приобщала, стараясь уберечь от соблазнов улицы, я рос не спокойным мальчишкой, без родителей, мне приходилось свое место самому завоевывать. Стоп, оправдываюсь. Дерзость творческая есть у моего сына, он в мать. А я все  больше осторожничаю, ищу пути гарантированного успеха. Телософия меня привлекла дерзновенностью. Вроде бы ничего особенного, многое я знал, но выводы делал другие. Опять не правда, Дорн. Не делал я выводов, никаких выводов. Запоминал как данность, - он отошел в сторону и замолчал.

 Дорн уже ругал себя за не сдержанность. Он не имел права говорить такое. Человек волен делать сам свой выбор. Сам и ответственность несет. Его вывело из себя заносчивое утверждение, что он ничего не может понять, он представляет старый МИР. Это ему сказал человек, не сумевший понять, что этот мир до сих пор использует то, что они сделали. Только использует плоско, глубины и масштаба того, что они делали, не удосуживаясь понять. До Карла Юнга лишь толпы проходимцев всех мастей искали их трактаты, в погоне за возможностью  получить золото. Никто не понял, что они занимались изменением себя, но эти усилия никого не интересовали. Телософия обратилась к ядровому опыту, заявив о том, что наследует ему. Сколько они ждали этого момента.

 Теперь уже Дорн стоял, опустив голову. Стояло молчание, в которое, вторя вращению сфер, влетел звонкий смех Бабочки. Смех кружился, то приближаясь, то удаляясь…
Казалось, что все обговорено. Муж возвращается домой первым, она с няней и детьми прилетит через неделю. Сыну сообщили о необходимости начать поиски новой няни. Только тем и удивительна  жизнь, что преподносит свои сюрпризы, разрушая сонливую размеренность.

 Она только вышла из душа, как раздался звонок:
 - Доброе утро. Простите, что беспокою. Мне хотелось вначале поговорить с вами.
 - Слушаю вас, - она внутренне напряглась, звонок застал ее врасплох. Никогда раньше мать девочки ей не звонила.

 - Мне бы хотелось приехать, на несколько дней, если вы не возражаете. Я попробую договориться на работе, надеюсь, что удастся.
 - Я не возражаю, пожалуйста, прилетайте, если у вас получится. Домой будем возвращаться вместе?
 - Да, мне бы хотелось именно так.
Вот такой странный разговор произошел вчера. Сын позже позвонил и сообщил, что она прилетает. Она сразу почувствовала, что он напряжен, былой беспечности в голосе не было. Спрашивать ни о чем она не стала, время покажет, так она решила. Муж улетел сегодня утром, он был задумчивым, но ничего не сказал перед отъездом. Безмятежный отдых закончился, она ждала встречу с женщиной, которую полюбил её сын. Она стояла  у окна своей спальни. Внук играл в песочнице, няня сидела в беседке.

 Изменившееся состояние мужа заставило её глубоко задуматься. Они встретились после девичника только утром, когда она вернулась, он уже спал. За завтраком обсудили практические вопросы, связанные с их возвращением. Он все время о чем-то думал, отвечая не очень точно на её вопросы. Они привыкли за долгие годы уважать внутреннее пространство друг друга, стараясь не переходить границы. Вот и в этот раз, не смотря на то, что она заметила его состояние, вопросов задавать не стала.

 Задумавшись, она не сразу заметила происходящее внизу. Девочка, вероятно, первой услышала шум приехавшей машины и побежала встречать мать. Когда она взглянула в окно, то внучка уже бежала к внуку с радостными криками. Вслед за ней быстро шла её мать. Казалось бы – немая сцена, но она очень хорошо знала своего мальчика, он стоял растерянный. Подходил тот возраст, когда он начинал понимать отсутствие матери. Вот и сейчас по его позе она поняла – он ревнует и растерян. Да, он не готов делить сестру ни с кем. Она быстро направилась на улицу.
Её появление было очень кстати. Напряжение быстро снялось, она взяла внука за руку, приветливо поздоровалась с женщиной. Подошедшая няня напомнила об ужине. Оставив няню с детьми, она направилась с молодой женщиной отнести вещи. Когда они выходили, женщина, замедлив шаг,  сказала:

 - Простите еще раз, возможно, я нарушила ваши планы.
 - Это не так, я рада вашему приезду. Мой муж уехал, нам всем будет веселее.
 - Мы сможем поговорить?
 - Безусловно, сразу после ужина мы хотели совершить выезд на пляж – дети любят побегать в полосе  прибоя. Это не займет много времени. Вот когда вернемся -  поговорим обязательно.  Думаю, особой срочности нет, вы же уже приехали. Сейчас подошло время ужина, нас ждут.

 Все сидели за столом. Мальчик справился с минутной ревностью и был весел, как обычно. Внучка сияла, приезд мамы её обрадовал. Дружной компанией они сразу после ужина отправились на прогулку. Было комфортно, но она отметила, что внук не приближается близко к женщине, как и она к нему. 
Вчера у них произошел первый конфликт. Девочка осваивалась в их семье, они много времени проводили вместе, но только вчера она совершенно естественно подбежала к ним с внуком, она качалась на качелях, а они строили с мальчиком дом, и прижалась к её щеке. Того, что произошло дальше, никто ожидать не мог. Их доброжелательный мальчик грубо оттолкнул девочку и громко закричал, что бабушка его. Девочка повела себя мудро, как взрослая. Она спокойно отошла в сторону и тихо сказала:

 - Конечно твоя, я не отбираю, - и снова побежала на качели.
Оставлять ситуацию без внимания ей не захотелось, но и наказывать мальчика было не правильно. Уже в спальне, перед сном, взяв его на руки и посадив рядом внучку, она стала рассказывать им сказку о том, как нашли друг друга брат и сестра. Сказка, хотя и импровизированная, получилась удачной и заинтересовала детей. Посмотрев внуку прямо в глаза, она  спросила:

 - Я очень счастлива, что  у меня есть и внук и внучка, такие дружные ребята. Ты будешь защищать свою сестру? Ты не будешь её обижать?
Дети крепко обнялись, она поцеловала их и пожелала спокойной ночи. Это было вчера. Приезд матери девочки вновь вызвал его ревность, она видела это. Он уверен, что сестра принадлежит только ему. Вовремя появилась девочка в их семье.

 Мальчик рос среди взрослых, как бы они ни старались не избаловать его, их внимание принадлежало только ему. Придется терпеливо учить его делиться не только игрушками – жадиной он никогда не был, но и любовью близких.
Вернулись все довольными, дети набегались и без уговоров отправились спать с няней. Они устроились в саду. Обе молчали. Молодая женщина была напряжена, она решила ей помочь:
 - Вы приехали не случайно, понимаю. Не обижайтесь, но я никого не расспрашиваю. Хотите что-то обсудить – говорите прямо, я постараюсь понять вас.
 - Именно это я и хочу сделать, только не знаю, с чего лучше начать. Можно я прямо спрошу вас? Я вам не понравилась? Вы мечтали о другой невестке и матери для внука?- голос ей дрогнул.
 - Простите еще раз, но с чего вы это взяли? Я мечтаю, как и любая мать, о счастье единственного сына. Теперь еще и внука. Я приму его выбор, уверяю вас. Он разумный, взрослый мужчина. Давайте сменим тему, - она сказала это мягко, но женщина поняла, что выбор темы для начала разговора был не удачен. Она продолжила, понимая, что другой случай, вряд ли представится:
 - Начну по порядку, так будет проще. Череда двойных совпадений вывела меня из равновесия, - она начала рассказывать, все больше успокаиваясь.

10

 История оказалась, действительно удивительной. Когда она пришла работать в библиотеку, то почти сразу ей попалась не глаза книга с загадочным, ничего ей не говорящим названием «Психология и алхимия» Карла Юнга. Она принялась читать её на работе, когда ситуация позволяла. Продвигалась она медленно, не очень понимая текст, но не в силах отложить книгу. В один из дней, дочка была маленькой, она всю ночь не спала – у неё была температура. Утром, придя на работу, она заснула сидя за столом.

 Сон был краткий, но ей успела присниться странная история. К ней прилетела Бабочка, она умела разговаривать. Она начала её о чем-то расспрашивать, но та не хотела ей отвечать. Она не оставляла Бабочку, настаивая на вопросах. Тогда в комнату вошла её дочь, но уже взрослая, она узнала её. Бабочка сообщила, что она ответит ей на её вопросы, но позже. Проснулась она в изумлении и часто вспоминала этот сон.

 Знаменательная встреча дочери с отцом состоялась так неожиданно, что ей все казалось совершенно не реальным, она ждала подвоха – он признал отцовство почти сразу, тогда как она слышала, и не раз, что отцы часто отказываются признавать своих детей. Она никогда не собиралась напоминать ему о себе и, тем более, сообщать о рождении дочери. Все решила случайная встреча в парке, в первые дн, после её возвращения в этот город.  Его внимание, поездка к родителям, приглашение работать в его фирме – все это, скорее, напоминало фильм, события в котором идут в ускоренном темпе.

 Предложение отправить дочь на отдых вместе с его сыном сначала испугало, но он убедил её в искренности намерений – девочке перед школой нужно отдохнуть и набраться сил.  Они прилетели в Италию. При первой  встрече с его родителями она получила шок. Ей сразу стало понятно, почему её девочку признал дочерью, и так легко, так легко, отец ребенка – она была копией его матери.
Вторым шоком было узнавание в его матери женщины из давнего сна. Это была не её взрослая дочь, как ей все время казалось. Впечатление было настолько сильным, что она так и не сумела от него оправиться до отъезда, произведя на всех не лучшее впечатление, как ей казалось.

 Молодая женщина опять напряглась, лицо стало бледным. Не желая продолжать беседу, которая никак не складывалась, она прервала её:
 - Думаю, нам стоит сделать паузу. Я хочу угостить вас редчайшим вином. Я такое попробовала впервые в жизни – муж решил меня побаловать. С удовольствием поделюсь с вами, - сказав это, она встала и пошла за бокалами.
Вино было коллекционным, муж купил его для неё на аукционе. Пауза была необходима. Они пили вино, обмениваясь впечатлениями. Потом она попросила её рассказать о дочери, как она росла, о родителях. Женщина с удовольствием вспоминала о детстве дочери, своих родителях. Речь её становилась все более свободной. Она внимательно смотрела на неё, пытаясь понять, что же сдерживает её сына сделать ей предложение. В возникшей проблеме она не сомневалась, слишком хорошо она знала сына. Она осторожно спросила её, когда она замолчала, закончив рассказ:

 - У вас все хорошо? Вы строите совместные планы или эти вопросы пока вами не рассматриваются? – она старалась задать вопрос более обтекаемо, не задев, случайно, больную тему.
 - Я не знаю, что вам сказать. С одной стороны – все просто замечательно, с другой – есть тревожащие меня моменты. Не буду скрывать, я не могу разобраться в причинах происходящего.
 - Вас что-то тревожит? В чем вы сомневаетесь?
 - Я говорила ему, что наша общая дочь не является обязательством по отношению ко мне. Он не обязан на мне жениться. Я люблю вашего сына, но не хочу брака из жалости, голос её опять задрожал.

 - Думаю, вы и сами понимаете, что это не так. Сын увлечен вами, в этом я не сомневаюсь.
 - Он меня сравнивает с первой женой.
 - Позвольте, мой сын позволяет высказывать вам это?
 - Нет, что вы, но я чувствую. Однажды я зашла в кабинет, а на столе у него стоял её портрет.  Он во мне сомневается? Вернее, в своем выборе.
 - Такое поведение сына выглядит естественно. У него на руках сын, он принимает решение, которое его коснется. Ревновать к памяти не совсем верно.
 - Я не ревную, нет. Я думаю, что ему чего-то во мне хватает.
- Думаю, вам самой в себе чего-то не хватает, - эти слова вырвались неожиданно, она никогда не позволяла себе мыслей вслух.

11

 Именно в этот момент ей стали понятны сомнения сына. Эта женщина была совершенно иной. Первая невестка была очень яркой и талантливой, живой и открытой, это бросалось в глаза с первого взгляда. Сидящая перед ней молодая женщина была приятной внешности, но не во внешности было дело. Она была «отличницей» по жизни. Её волновало мнение окружающих, волновало то впечатление, которое производила она или сделанное ею.

 Сыну это  было совершенно не свойственно. Отец учил его с раннего детства, помня наказ деда – имей награду в самом себе. Это главное. Умей так поступать или делать любое дело, что бы было не стыдно. Внешняя оценка интересна, но не так важна. Он научил его быть ответственным, но жить без оглядки на чужое мнение. А эта милая женщина была в плену зависимости от внешних оценок, хотя, очевидно, была умна. Сказать ей об этом прямо было нельзя. Нужно время и большая работа над собой, так просто такие перемены не происходят.  Подумав немного, она решила рассказать ей историю, которая произошла у них с внучкой:

 - Мы собирались на представление, оставалось очень мало времени до выезда, я поторопила внучку.  Все уже все собрались,  нужно  было выезжать. В машине она сидела грустная и молчала. Я решила выяснить причину изменения настроения, с утра она была веселой. Как вы думаете, что она мне сказала? – ей хотелось снять возникшее напряжение с пользой, в этой истории был ключ к её ситуации. Может быть, она поймет и сумеет им воспользоваться.
 - Вряд ли я угадаю, она иногда бывает для меня не понятной. Теперь, когда я ближе узнаю её отца, то вижу много схожего с ним.
 - Представьте себе,  я вижу не только наше внешнее сходство,но и мне оказалось не просто угадать её ответ. Она сказала мне, что ей грустно оттого, что я не дала ей возможность полюбоваться результатом своего труда.
 - Она чем-то занималась перед отъездом?
 - Да, и довольно долго. Она наряжалась! Мы купили с ней несколько новых нарядов накануне, и я предоставила ей возможность самой решить, в чем она поедет.

 - Она крутилась перед зеркалом?
 - Думаю, это не совсем верно. Она подбирала себе наряд и прическу, последнее вызвало больше всего волнений, - она улыбалась, говоря это – картина вновь встала перед глазами. Девочка беспокоилась не только  о себе, но и о брате, принимая участие  в подборе его наряда.
 - Тогда я не совсем понимаю, чем она была не довольна?
 - Она не успела получить удовольствие от готового результата  своего труда, понимаете? Для нее это важно. Мы поторопили её и быстро все сели в машину, лишив её этой возможности. Я её понимаю. Чудная девочка, - сказав это, она встала и посмотрела на часы, которые висели на стене:

 - Мы с вами засиделись, уже поздно. Утром нас разбудят дети, предлагаю отправиться спать. Да и мудрость народная гласит: «Утро вечера мудренее».
Утро принесло сюрпризы. Не успела она привести себя в порядок, как раздался звонок. Звонил сын:
 - Доброе утро, мама. Мы с отцом обговорили все детали сюрприза. Один вопрос мы решили обговорить с тобой.
 - Милый мой, здравствуй. Что за загадки? Объясни.
 - Да, прости. Я хочу к вашему возвращению пригласить в гости её родственников – родителей и бабушку. Им приятно будет проводить в первый класс девочку.
 - Ты хочешь нас познакомить, я правильно понимаю?
 - Да.
 - Ты принял решение?
 - Да.
 - Ты понимаешь, что несешь ответственность за судьбу детей? За женщину, которой так много пришлось пережить?
 - Мамочка, не волнуйся. Пора сомнений прошла. Я принял решение.
 - Она знает, ты ей звонил?
 - Нет. Надеюсь, что ты ей ничего пока не скажешь.
 - Если ты так хочешь, конечно, не скажу. Так в чем у вас проблема?
 - Где их разместить? У нас в данный момент условий нет. Я оплатил съемную квартиру, где живет моя дочь, но она очень маленькая.

 - Постой, ничего не понимаю.  Ты хочешь сказать, что моя внучка будет по-прежнему жить в той квартире?
 - Мама, так быстро мы вопрос с квартирой не решим. Ты же понимаешь, у меня все устроено для одного ребенка. Где мы сделаем вторую детскую?
 - Дорогой мой, спать дети пока смогут в одной комнате, а уроки она будет делать в твоем кабинете. Они не должны возвращаться в съемную квартиру, если ты все решил. Ты понял меня?
 - Ты думаешь, это важно?
 - Меня меньше всего интересуете вы. Детей разлучать больше нельзя, если ты все решил, повторяюсь. Ты все взвесил? Эту женщину нельзя второй раз обидеть.
 - Она тебе нравится?
 - Главное, чтобы она нравилась тебе. Вам жить. И воспитывать двух детей, не забывай. Она достойная женщина, просто судьба не дала ей возможности становления без стресса. Но это поправимо.
 - Ты, правда, так считаешь?

 - Надеюсь. Так о размещении родственников. Думаю, как бы это не выглядело – сними два номера. На площади, рядом с твоим домом есть вполне приличная гостиница. Я там останавливалась, когда ты учился. Сейчас она стала еще комфортнее. Ты советовался с отцом о вашей квартире? Думаю, мы сможем помочь – нужно найти хороший вариант. Может быть, вам подойдет дом?
 -  Мы думаем, мама. Не вникай в наши проблемы. Спасибо за совет. Отец так и сказал – советуйся с мамой, есть тонкости, которые мы можем не учесть. Только не говори ей, даже не намекай.
 - Ты хочешь меня обидеть?
 - Прости. Удачного вам дня.

12

 Она расчесывала волосы и обдумывала разговор с сыном. Он приял решение. Хорошо, что они с отцом дали ему такую возможность. Подумав об этом, она невольно улыбнулась. Сын сказал, что они готовят сюрприз с отцом. Видимо, без мужского разговора, все же, не обошлось. Наверное, так и должно быть. Она быстро оделась и вышла на улицу. Дети уже гуляли, дожидаясь завтрака. Няня сказала, что женщина еще не выходила. Это её удивило. Она решила подняться и пригласить её к завтраку. Впереди их ждала поездка, которую организовывал сосед.

 Они встретились на лестнице. После обмена приветствиями, женщина сказала, что спала  крепко,  ничего не слышала:
 - Простите, я нарушила распорядок?
 - Глупости, мне приятно, что у нас вам удалось отдохнуть – вы отключились от проблем. Это же хорошо. Пойдемте завтракать, дети ждут нас.
Как только они вышли на улицу, девочка бросилась к ним со словами:
 - Мамочка, доброе утро! – и обняла мать.
Няня взяла мальчика за руку и отвлекла его внимание. Да, ревность его не проходила, скорее, наоборот.

 День прошел весело, они совершили поездку в парк, катались на катере, много шутили. Пришло время возвращаться, но ей захотелось остаться с молодой женщиной в городе. Она попросила няню вернуться без них. Они приедут сами, позднее. Молодая женщина немного смутилась:
 - У вас есть какие-то планы? Вы не посветите в них меня?
 - Секрета нет. Мы поедем в магазин.
 - Вы хотите что-то купить себе?
 - Нет, я собираюсь поискать приятные вещи для вас.
 - Спасибо, но мне ничего не нужно, у меня все есть. Вот дочке я хотела бы кое-что докупить для школы, - говорила она извиняющимся тоном, но в голосе слышалось смущение.

 - С детьми мы поедем вместе, сегодня у нас другие планы. Мы будем учиться покупать не необходимые вещи, а просто приятные.
 - Я редко бываю в магазинах, только в случае конкретной необходимости. Я  не умею ходить просто так.
- Вот поэтому мы и поедем. А потом заглянем в ресторанчик, мы были там с мужем. Вы не думайте, что я любительница проводить время в магазинах.
 - Я так не думаю, но я и правда, не умею.
 - Пожалуйста, не волнуйтесь. Я все понимаю. Только пришла пора меняться. Я не знаю, как сложатся ваши отношения с моим сыном, но в любом случае – содержание дочери теперь будет его заботой. У вас есть прилично оплачиваемая работа. Вы уже взрослая женщина. Нужно учиться быть счастливой.

 Они зашли в очень симпатичный магазин и купили несколько шелковых платков. Потом купили сумки. Она не слушала её протесты и здравые доводы. В конце концов и молодая женщина поддалась этому настроению женской слабости, которого она просто не знала. Они сидели за столиком в маленьком ресторане и продолжали болтать. Пришла легкость общения. Они начинали понимать друг друга. Перед тем, как отправиться домой, она внимательно посмотрела на молодую женщину и совершенно серьезным тоном спросила:
 - Это очень личный вопрос. Вы можете не отвечать. У вас были другие мужчины?
 - Нет. Это плохо?
 - Ну что вы, кто может сказать – плохо это или хорошо. Важно другое. Никакие деньги и никакой комфорт не сделают вас счастливой, если вы уговорите себя и будите жить с нелюбимым мужчиной. Тогда будет несчастлив и он, и ваши дети. Прошу вас – все хорошо обдумать.
 - Я очень его люблю.
 
- Милая моя, к несчастью, не всегда день дружит с ночью. Вы должны быть интересны друг другу круглые сутки. Понимаете? Вы не отвечайте мне, просто будьте честны с собой. Кроме вас двоих плохо может быть детям. Это моя единственная к вам просьба, хорошо все обдумать. Ваше финансовое положение изменится, не беспокойтесь об этом.
 - Вы думаете, что я из-за денег согласилась на отношения с вашим сыном, - она не договорила и, отвернувшись, не показывая слезы, хотела выйти из-за стола.
 - Останьтесь, не время для эмоций. То, что вы сказали – полная глупость. Я стараюсь вам помочь. Успокоились? У нас есть еще один вопрос – мой внук. Вы обходите его, я должна знать причину.

 Молодая женщина села, спина её была прямой, она подняла голову и прямо глядя ей в глаза, ответила:
 - Вашего внука нельзя не полюбить. Проблема в неопределенности наших отношений. Я подумала, что пока они не будут ясными, у меня нет права привязывать, эмоционально, к себе ребенка. Вдруг у нас ничего не получится, что будет испытывать мальчик? Причина только в этом.

 - Я признательна вам за такое отношение к внуку. Он пережил страшную трагедию. Это не правда, что малыши ничего не понимают. Он тяжело заболел, мы с большим трудом его выходили, мне очень помогла няня. Его судьба беспокоит меня не меньше судьбы моего сына.
 - Я вас понимаю. Со своей стороны я признательна вам за такое теплое отношение к моей дочери.
 - Вашей общей дочери. Сын признал дочь, как и все мы. В этом вопросе у нас полная ясность.
 - Если мы будем вместе, то я обещаю вам – никогда его не обижать и не отделять от моей дочери, к ним будет одинаковое отношение. Это я могу обещать твердо.

 - Вот и хорошо. Мы решили важные вопросы, хотя я собиралась поговорить об этом завтра. Сегодня я планировала беспечную прогулку. Простите.
 - Спасибо за этот разговор, я все обдумаю. Он не помешал нам совершить прогулку или испортить впечатление о ней, - сказав это, она открыла пакет, стоящий рядом с её креслом, достала шелковый платок и повязала его на шее.
 - Вот и хорошо, нам пора возвращаться. Дети нас ждут. Нам осталось несколько дней до возвращения,  мы должны использовать все их возможности. Зима в наших краях длинная.
День завершился, переполнив впечатлениями. Все разошлись по своим спальням непривычно рано. Дети не просили продолжить чтение, как это обычно происходило.

13

 Молодая женщина лежала, но сон не приходил. Она предполагала, что разговор состоится, но не ждала его сегодня. Теперь, лежа в постели, она была этому рада. Она приехала в Италию по двум причинам. Ей хотелось еще раз проверить себя – сможет ли она справиться с мальчиком, найдут ли они общий язык. Ей хотелось понаблюдать за ним. Если быть откровенной с собой, то это было, вторично. В глубине души сомнений у неё не было, мальчика она приняла давно. Главным было, желание встретится с его матерью и поговорить. Она не могла сформулировать тему, но интуитивно знала, что её  сомнениям может положить конец эта женщина. В чем были её сомнения? Внешне все было хорошо.

 Через неделю после их возвращения из Италии он стал внутренне отдаляться. Завершался этап ухаживания, так его можно назвать. Нужно было принимать решение, оба это понимали. Она уже приняла решение, но он медлил. Она старалась не мешать ему и не торопить. Они часто молчали, оставаясь вдвоем, хотя молчание это еще не разделяло их.  Когда она попросила его о поездке к детям, он, так ей показалось, обрадовался. Сейчас она с теплотой вспоминала разговор с его матерью. Теперь она видит свои проблемы, о которых не догадывалась раньше. Вся её жизнь была стремлением к достижению внешних целей. Она и вправду не умела быть счастливой. 

 В тот памятный день, когда она узнала, что беременна, она мысленно поставила крест на своей личной жизни. У неё не было и секунды сомнения, стоит ли оставлять ребенка. Сейчас смешно вспоминать, но тогда она твердо решила, что хотя  надежды быть вместе с отцом ребенка никакой нет, у неё будет ребенок от любимого мужчины. В этот момент юность, с её только начинающимися соблазнами, закончилась. Дальше пошла борьба за выживание. Бабуля, только она, родители работали, смогла ей помочь не бросить университет. Она всю жизнь стремилась делать любое дело на «отлично», только о себе она так пока не научилась заботиться. Она стала женщиной, не заметив этого. Пришла пора это осознать. Она вспомнила его сияющие глаза в последний вечер. В них не было разочарования, хватит себя пугать. Он в нее верит. Сколько раз она ловила на себе его удивленный взгляд. Она ему интересна, это бесспорно.

 Свернувшись уютно под пледом, она, наконец, уснула. Ей снился вольный сон – она стремительно сбегала с горы по извилистой дорожке. Впереди раскинулся широкий луг, ослепленный лучами полуденного солнца. Она смеялась, а навстречу ей летела Бабочка. Это последнее, что она запомнила, окончательно оставив подсказки бдительного  сознания.

 В это время в доме спали все, кроме хозяйки. Она оставила тщетные попытки заснуть и вышла на балкон. Через некоторое время глаза привыкли к бархатной черноте южной ночи, редкие звезды не справлялись без своей главной помощницы, луна отдыхала за облаками. Она подумала, что это очень утомительно, каждый день, в назначенный час, появляться перед публикой.  Шансы для импровизации отсутствуют, только возможности набора вариантов, но они просчитаны, давно прошла их премьера, одни повторы давно идущего спектакля.

 Судьба человека дает надежду, выбор. Он может следовать по лунной дороге, оставаясь в плену собственных воспоминаний, а может и выйти на солнечную дорогу, навстречу ветру и неизвестности. Она выбрала последнее, хотя выбор этот и затянулся. Перебирая в памяти разговор, который состоялся прошедшим днем, она успокоилась. Молодая женщина вселила в нее надежду. Судьба сына к нему благосклонна. У них все только начинается, она может заняться тем, что просит душа.

 Тонкий месяц робко показался из-за облаков, пытаясь обмануть её. Нет, прошлое не ушло, она не отказалась ни от одного дня своей жизни. Трудности, которые она пережила в последние годы, связаны именно с этим. Так трудно принять себя подлинную, не задвигая в темные закоулки сознания все, что портит созданный образ. Именно скелеты в шкафу, как принято называть такие содержания, делают жизнь иллюзорной. Сколько сил уходит доказать, прежде всего себе, а потом и окружающим, что никаких, крепко запертых чуланов сознания, нет. Сознание чувствует  соучастие в заговоре, постепенно начинает превышать свои полномочия. Даже когда получает запрос к содержанию чуланов, то позволяет себе не выполнять поручение, ссылаясь на потерю ключей. Долго это продолжаться не может, содержания, запертые и насильно удерживаемые, требуют справедливости. Если их требования игнорировать, то они взламывают тонкие преграды, отстроенные сознанием, показывая всю свою природную мощь. Она долго отождествляла себя с творением своего сознания, это чуть не привело к краху её жизни, полностью отрезав её от собственных источников силы. Её путь только начат, они идут по нему вместе с мужем. Это главная награда за бессонные ночи, слезы отчаяния и надежды.

 Вера человека взрослеет вместе с ним, открывая путь к мудрости.
Она слушала дальний рокот моря. Один накат следовал за другим. Природа ни на секунду не оставляет надежду, крепко удерживая человека в объятиях, убедить его в своей мощи и тщетности усилий человека победить её. Вечный бой человека и природы. Возможно, создание искусственной реальности – отчаянный шаг малыша. Природа посмеивается и время от времени показывает ему это, в кратчайшие сроки разнося в прах результаты его усилий. Глупости в этом нет. Есть надежда, что человек повзрослеет, природа пока её сохраняет. Она ждет человека, обратившегося к своей естественности, увидевшего собственные силы, которые присутствуют в нем от рождения.

 Человек, она все больше стала задумываться над этим. Кто же он - Венец творения, зазнавшийся и переставший соответствовать замыслу? Природа всегда дублирует свои варианты, так ли он незаменим? По своей ли воле несется к пропасти?
Она прошла в детскую. Дети спали. Она умиротворенно отправилась в спальню. Ей отчаянно захотелось найти ответы на многие вопросы, которые не оставляют её с детства. Она улыбнулась, успокаивая обидевшееся сознание. Она не отказывается ни от чего, а от услуг сознания – тем более. Только сейчас ему нужно отдохнуть и успокоиться. Оно остается на службе. Завтра будет новый день.

 Оставшиеся дни были наполнены радостью.  Незаметно приблизился день возвращения. Сосед ходил слегка взволнованный, хотя получил уже согласие на свое предложение. Предстоящая разлука делала отношения этих не молодых уже людей особенно трогательными.

 Несколько раз она разговаривала с сыном, но он попросил её больше не о чем не расспрашивать. Они готовятся в их возвращению и готовят сюрпризы. Она не возражала, предчувствуя много радости впереди. Её мужчины умели доставлять радость, это ей было хорошо известно.

14

 Все хорошо перенесли перелет. Она шла, крепко держа внука за руку. Няня и внучка с мамой шли следом. Еще несколько мгновений и она увидит самых дорогих для нее мужчин – мужа и сына. Первым увидел встречающих внук. Освободив руку, он бегом отправился в объятия деда. Тот поднял его и обнял её, без слов сказав ей все, что хотел:
- Здравствуй, девочка моя, я так скучал.
Сын уже обнимал загоревшую дочь, успев вручить цветы её матери. Увидев это, внук высвободился из объятий деда и бегом отправился к отцу. После шумных приветствий, все отправились домой. По дороге она поняла, рассматривая загадочное выражение на лицах  мужчин, что пора сюрпризов совсем рядом. Они вошли в квартиру. Им навстречу вышли мужчина, женщина и пожилая дама. Прихожая немедленно огласилась радостным криком внучки. Её мать  растерялась и от неожиданности стояла, молча прижавшись к косяку.

 Мужчины светились от удовольствия – ожидаемый эффект произведен. Все стали знакомиться, дети, радостные и возбужденные, не дали превратить знакомство в сухое мероприятие. Все радовались  – и взрослые, и дети.
Дети, с бабушками и дедушками, прошли в гостиную, оставив родителей  в прихожей. Молодая женщина не совсем оправилась от неожиданности. Они, конечно, договорились все держать в секрете от нее. Никто не проговорился по телефону. Она стояла и вопросительно смотрела на мужчину, ожидая его пояснений. Он подошел к ней и тихо спросил:

 - Ты выйдешь за меня замуж? Прости, что спрашиваю сейчас, но все так складывается.
Она молчала, опустив глаза. Ей было стыдно за себя, но она ничего не могла с собой поделать, слезы катились по щекам. Это не были слезы счастья. Она понимала все головой, но обида захлестнула её. Он побледнел, не понимая происходящего с ней:
 - Родная моя, что случилось? Я тебя обидел? – он развернул её и смотрел вопросительно. - Объясни немедленно. Я хотел тебя порадовать, я все подготовил, а ты плачешь.
Понимая, что молчать дальше нельзя, она сказала:
 - Я все понимаю, нам не по восемнадцать лет, но я представляла это иначе. Ты не сказал главного.
 - Главного? Не понимаю.
 - Ты не сказал, что любишь меня. Ты не спросил, люблю ли я тебя, - она говорила, слезы катились по-прежнему, но она уже улыбалась, видя со стороны всю нелепость своей реакции.

 - Прости, ты права. Это подразумевается. Я без любви не женюсь, ты же знаешь, - он обнял её и снова переспросил:
- Так ты согласна или нет, любимая моя? – говоря это, он доставал уже коробочку из кармана пиджака.
 - Ты хорошо подумал? Мы не спешим?
 -  Сколько лет нашей дочери? Тебе не хватило времени подумать? Мне нужно твое согласие. Как же я буду просить твоей руки?
 - Ты хочешь просить моей руки у родителей?
 - А зачем же я все это затеял, по-твоему? Им же хочется выдать единственную дочь замуж по-человечески,  - они уже оба смеялись, понимая, что вопрос решен.
 - Как же все разместятся у меня? Не представляю.
 - Забудь о съемной квартире. Эта квартира теперь наша, это наш дом. Ты права, нам всех не разместить. Я  разместил их в гостинице. Мы сейчас поедем обедать, сама понимаешь, мы с папой не взялись готовить обед сами, потом они поедут в гостиницу.
 - Подожди, ты хочешь сказать, что мы с дочерью будем теперь жить здесь? А где мы будем спать? – она опять рассмеялась, поняв, что сказала глупость.
 - Ты, как я надеюсь, будешь спать со мной. Дети пока будут спать в общей детской, но это ненадолго. Прошу, не забегай вперед. Родители дали нам возможность поговорить, но им не терпится нас увидеть. Пойдем.

 - Ты хочешь сказать им сейчас?
 - Если я сделал тебе предложение в прихожей, это  не означает, что я собираюсь все скомкать. Сейчас мы едем просто обедать. Завтра, раз я получил твое согласие, мы устраиваем торжественный ужин. Это праздник для всех. Ты не возражаешь? Наши родители заслужили праздник.
 - Прости за мою реакцию, все так неожиданно. Ты прав, для них это важно. Спасибо.

 Они вошли в комнату, где шла оживленная беседа. Девочка рассказывала о своих впечатлениях от Италии. Он пригласил всех поехать на обед. Такой большой компанией они никогда не собирались. Приятно было смотреть на родителей – это не так часто случается. Люди быстро нашли общий язык, все было очень естественно. У них было много общих интересов.
Обед подходил к концу. Он сообщил всем о завтрашнем событии, сообщив женщинам, что мужчины берут на себя заботы о детях, предоставляя женщинам возможность подготовится к вечеру. Так и договорились – утром женщины встречаются и отправляются вместе готовиться к вечеру.

 Удивительный был вечер. Все разъехались, но в спальне родители  обсуждали одно событие – будущее детей и внуков. Дети, переполненные впечатлениями, спали. Только молодые, истомленные разлукой и неопределенностью, спать не хотели. Он, принявший решение, стал еще увереннее. Она, оставившая свои сомнения, сидела на кровати, как мраморная статуя, отдавая свою красоту вечности. Он залюбовался ею и тихо сказал:
 - Ты знаешь, я счастлив, что не ошибся в своем выборе – наряд тебе очень идет.
 - Наряд? Какой?
 - Кольцо, которое я подарил тебе. Или что-то еще есть на тебе?
 - Представляешь, я хотела его снять, но так и не смогла с ним расставаться. Очень красиво, правда, спасибо.

 - Это все такие мелочи, неужели ты не поняла, что только женщина своим внутренним сиянием способна украсить все вокруг. Совершенно не важно, что будет на ней. Прекрасна ты, а кольцо просто это оттеняет.
 - Представляешь, мальчик сказал мне в Италии, что я красивая. Ты считаешь, что я красивая?
 - Мой сын прав, только есть более важное. Ты самая желанная. Ты моя женщина.
 - Ой, я только вспомнила, няня должна вернуться в Италию. Ты начал кого-то искать?
 - Давай договоримся навсегда - не путать день с ночью. Будет утро.

15

 И оно наступило. Женщины приводили себя в порядок, мужчины и дети остались дома их ждать. Приподнятое настроение охватило всех. Все ждали вечер, вернее событие, к которому  готовились. Не всегда предвкушение оправдывается, но в этот день все произошло именно так – наступил праздник. Вопрос о предстоящей свадьбе удивил только невесту. Она не ожидала, что кроме регистрации будет еще и свадьба.
 
 Родственники единодушно заявили о своем несогласии. Свадьбу решили отметить после Рождества. Никто не хотел спешить, всем хотелось получить удовольствие от подготовки к ней. Кроме того, девочке через три дня нужно идти в школу. Первый класс требует особого внимания. Много практических вопросов предстояло решить. Дата была утверждена единогласно. Когда они стали собираться домой, сын попросил минуту внимания:
 - Мы заедем к нам ненадолго, мне хочется вам кое-что показать, сказав это, он своим видом ясно дал понять, что пояснять ничего не намерен.
Когда они поднялись на площадку, то он стал уверенно открывать дверь соседней квартиры, чем вызвал удивление.
 
 Открыв дверь, он пригласил всех входить. Только когда все вошли, он торжественно сообщил, что это теперь их квартира. В ней будет жить бабушка, которая решила помочь им с детьми. Есть еще некоторые планы, но об этом он пока не стал говорить. Он был доволен, бабушка не проговорилась, чего он опасался. Даже её дети, родители его невесты, не догадывались об их «заговоре». Единственное, что он сообщил – эта квартира – подарок отца.
Отец был доволен и тихо улыбался, пока женщины эмоционально осматривали квартиру. Она была большой, они с сыном решили соединить обе квартиры. Все это впереди. Жена подошла к нему и спросила:

 - Как тебе это удалось? Их все устраивало, продавать квартиру они не собирались, я это знаю.
 - Я сделал им предложение, от которого они не смогли отказаться. Детям пока здесь будет удобно. Гимназия рядом, да и детский сад. Вот бабушка меня удивила. Мудрая женщина.
 - Сын ездил к ней. У него не было бабушек, она ему очень понравилась. Да и он ей, похоже. С тобой соглашусь – решение смелое, можно только порадоваться. Детям будет хорошо с ней. Внучку она вырастила до школы. Надеюсь, что и нашему внуку будет хорошо.

 Сын, обняв свою любимую женщину, радостно смотрел на происходящее. Только сейчас, став отцом и овдовев, он понял важность этого события для родителей. Он представил, как избранник его повзрослевшей дочери придет к ним, да, это волнительно, хорошо, что удалось доставить такую радость сегодня. Дети бегали по пустой квартире, взрослые что-то обсуждали. У всех было легко на сердце. Счастье вошло в их дом и, похоже, уходить не собиралось.

 События стали выстраиваться удивительно удачно. Она понимала, что как бы ей не хотелось видеть все это своими глазами, для сына и его семьи необходим период собственных усилий. Им нужно учиться жить вместе, обустраивать свой быт, привыкать к новой жизни. Им лучше не мешать. Они обдумывали с мужем свои дальнейшие планы, не находя окончательного варианта. В это время ему поступило предложение, большой заказ. Все решилось само собой. Путешествие откладывалось, ехать одной ей не хотелось. Они решили уехать в свой дом на базе отдыха, он сможет там спокойно работать, она сможет, наконец, прочитать то, что давно хотелось. Так и поступили. Был прощальный семейный ужин.
Внучку проводили в школу. Большая семья, которая возникла в последние дни, с грустью разъезжалась. Даже бабушка уезжала собирать свои вещи и готовиться к переезду. Няня осталась с детьми до её возвращения. Поводов для беспокойства не было. Мальчик осторожно принимал новую ситуацию. Он был еще совсем маленький, но все были внимательны к нему, даже внучка. Уезжали они с легким сердцем и светлой надеждой.

 Озеро встретило их роскошью осеннего золота. Эта новая оправа совершенно изменила его. Она часто сидела на подоконнике, если шел дождь, или гуляла. Вечером к ней присоединялся муж. В один из таких вечеров они вышли на берег, очарованные отражением деревьев в воде. Листопад задерживался. Они сели на скамейку, решив полюбоваться  ярким убранством леса. Ветра не было, вода стояла неподвижно. Они сидели и молчали, не о чем, особенно, не думая. В этой густой тишине пронзительно зазвенел, но очень высоко, знакомый смех Бабочки. Она вернулась вслед за ними. Это был добрый знак, предчувствия её не обманули.

16

 Утром она читала книгу, до которой никак не доходила очередь. Телос – не новое понятие. Идет от Аристотеля. Это её очень удивило еще при первом прочтении «Стратегии онтологической игры», хотя удивляться особенно было нечему. Аристотель не входил в круг её интересов. В её сознании он присутствовал как философ древности, не более. Теперь она держала в руках его книгу и пыталась читать, часто отвлекалась и размышляла, но не о прочитанном.  Удивительное дело – как давно это было, но человек  РАЗМЫШЛЯЛ О ВОПРОСАХ, КОТОРЫЕ, КАЗАЛОСЬ БЫ, НЕ БЫЛИ ЖИЗНЕННО НЕОБХОДИМЫ. Размышляя о вещи, он первым задал вопрос о ее ТЕЛОСЕ (для достижения какой цели существует эта вещь?), об этом она прочитала в предисловии в книге А. Солодина, где он пояснял название – Телософия, мудрость высшей цели.

 С тех пор она часто возвращалась к вопросу о цели. Если все имеет цель своего существования, то ЧЕЛОВЕК  и МИР не могут быть исключением. Есть способы реализации Цели. Есть формы её присутствия, есть пути осуществления. С этими размышлениями она попадала в особое состояние. Жизненный опыт был бессилен, она просто сидела и не двигалась дальше. Это было похоже на рассматривание внутренним взором, поиском нужных слов, которые бы соответствовали, которые могли выразить то, что временами, в моменты концентрации, присутствовало и требовало определения. Желание было выше возможностей. Она оставляла эту затею, но неизбежно к ней возвращалась.

 Здесь, у озера, освободившись от плотного круга бытовых забот, она решила познакомиться с трудами Аристотеля, с тем, что имело отношение к Телосу. Неожиданным открытием стало её восприятие прочитанного. Каждая страница становилась для неё подтверждением того, о чем говорит  Телософия – Мир конструируется. Категории определяют основные формы восприятия мира. Это основа синтеза субъекта. Это путь к достижению главного устремления человека – превращение  в самосознающее, самоценное существо.

 Она почти физически воспринимала усилия Аристотеля. Вначале ей казалось, что он пытается убедить, прежде всего, самого себя. Позже пришло понимание, что этот изобретатель логики, законы которой и сегодня непререкаемы для науки, обдумывал важное не только для себя и своего окружения, он определял направление пути развития науки на многие годы, столетия.  Сопоставление интересов человека приносило огорчение. Ей все больше казалось, что человек мельчает в своих устремлениях. Означает ли это иссякание его цели, она не знала. Может быть, он сбился с пути или зашел в тупик в своих устремлениях победить природу, создать искусственную реальность и стать независимым.

 Она не сразу услышала вопрос мужа:
 - Где ты? Возвращайся. Сейчас хлынет дождь.
 - Дождь? - Она медленно возвращалась, не сразу поняв смысл услышанного.
Порыв холодного ветра сорвал листья и погнал их вдоль берега. Озеро покрылось рябью, небо, казалось, устремляется омыть себя в нем, опускаясь все ниже. Она встала и машинально прижалась к мужу. Он стоял, оценивая ситуацию. Расстояние до дома было приличным. Он спросил её:

 - Выбора нет. Посмотрим, не разучились ли мы бегать.
Они бежали по дорожкам, не останавливаясь. Становилось все темнее. Им повезло – ветер подгонял их. Вот и дом был виден. Они не добежали несколько метров. Дождь хлынул дружно, без раздумий.  Через несколько минут они стояли в прихожей своего дома, вымокшие и запыхавшиеся. Муж, посмотрев секунду, стал отдавать краткие указания:
 - Немедленно раздевайся и в ванну. Я займусь камином.
 - Ты переоденешься, надеюсь?
 - Ты хочешь при этом присутствовать? – он уже сбрасывал с себя прилипшую одежду, с которой стекала вода.

 Какое блаженство – лежать в пенной ванне после такой пробежки и холодного дождя. Шевелиться не хотелось. Она заставила себя встать под душ. Муж явно все сделал и ждал её возвращения.
Она была права, он закончил дела – камин манил к себе, на столике стоял коньяк. Он сидел и смотрел на огонь, не включая свет. Она подошла к нему и тихо спросила:
 - Ты долго меня ждешь?
 - Нет, на скамейке я ждал гораздо дольше.
 - Я так надолго задумалась?
 - Представь себе, я уже и не надеялся дождаться.
 - Почему ты не окликнул меня?
 - Ты не слышала. Я, особенно, не настаивал. Мне было интересно наблюдать за тобой. Думаю, что-то изменилось последнее время.
 
 - С чего это ты взял?
 - Ты раньше не хмурила брови, сказав это, он живо представил её в годы их молодости. Временами, она забивалась в угол дивана и тихо, молча, сидела. Однажды он не выдержал и спросил её:
 - Тебе плохо со мной?

 Ответ прозвучал не сразу, она внимательно его рассматривала, словно пытаясь понять, услышит ли он её:
 - Мне с тобой очень хорошо, правда. Не сердись, но мне очень хорошо и с собой. Я должна быть с собой, понимаешь?
Она была такой искренней, что он понял её и больше ни о чем не спрашивал. Он часто оставался один в детстве, бабушка много работала. Он привык быть с собой. Он мечтал, мысленно путешествовал вместе с любимыми героями, позже, повзрослев, он  строил планы, искал пути их реализации. Она же тихо сидела рядом, но была бесконечно далеко. Он догадывался, что она и сама не знает, что происходит в это время.

 Сегодня он вдруг увидел, что она изменилась. Это было состояние внутренней концентрации, обращение вглубь себя. Он решил спросить её:
 - Ты упорно размышляла, пытаясь найти ответ. Я прав?
 - Отчасти. Мой упорный поиск идет давно, только продвигаюсь я очень медленно. Я думаю о Телосе. Я, если честно, огорчаюсь,  должна тебе признаться.
 - Подожди, я видел книгу Аристотеля на диване. Ты взялась изучать его наследие?

 А как насчет Канта? Это же его утверждение о том, что все вещи как объекты человеческого чувственного восприятия, конструируются человеческим сознанием.  Помнишь, в книге говорится об этом. Мир вещей – для - нас. Но все они имеют и  реальность собственного существования. Мир вещей – в  себе. Этим положено фундаментальное разделение реальности на мир бытия и мир существования.
- Помню. Мир бытия оказывается за пределами возможностей человеческого познания.

 А мир существования познается посредством априорно данных категорий. Иначе говоря, мир существования не столько познается, сколько конструируется. Я почти наизусть это помню. Только помнить и понимать – не одно и то же. Постой, ты решил посмеяться? Ты думаешь, что я огорчена своими возможностями понимания?

 - Нет, что ты. Признавайся, что тебя огорчает? Уж не с великими ли ты хочешь тягаться? Где мне тогда  тебя искать!
 - Ты шутишь. Я не с кем не соревнуюсь, ты же знаешь. Вот объясни мне, как же так получается, что одному человеку не очень интересно то, что у него перед глазами, а другому интересно то, что и увидеть нельзя. Есть предназначение или следование цели, как ты думаешь?
- Мы с тобой продолжим, только давай, во избежание последствий переохлаждения, нальем себе коньяка. Я присоединюсь к тебе сегодня.
- Ради чего такие жертвы, ты же его не любишь?
- Оставим без обсуждения. Надо, - он, улыбнувшись,  посмотрел на неё и разлил коньяк.

 Они просидели очень долго, не заметив за разговорами, как наступила ночь. Они обсуждали свое понимание, им это не удавалось раньше. Разговор был необходим. Взглянув на часы, он произнес:
 - Мы не будем ставить точку, надеюсь на продолжение. Хочу только напомнить тебе один важный момент, который ты выпустила. Человек, согласно телософии, является многоуровневым существом, как и его мир. Он одновременно находится на разных уровнях, только сознание фиксирует его пребывание в одной реальности, там, где оно собрано. Все остальное оказывается сокрытым. В этом есть своя мудрость. Цели, вероятно, многоуровневые, отсюда не так просто их выявить. Нам есть что обдумывать.
 
 - Как жаль, что уже так поздно. Мы обязательно вернемся к этому разговору, обещаешь?
 - Обещаю, любимая моя, мы же теперь не расстанемся, мы вместе.
Она проснулась и долго не открывала глаза. Муж уже давно встал, он любил работать утром. Она могла позволить себе не вставать сразу. Много лет это казалось несбыточной сказкой. В доме стояла тишина, но даже сквозь опущенные ресницы она чувствовала солнце. Вчерашний ливень прошел. Новый день начинался ясно.

 Захотелось порадовать мужа завтраком, она встала и тихо прошла на кухню. Включила чайник и подошла к окну. Картина за окном завораживала богатством оттенков, осень входила в свою золотую пору. Их состояния совпали, удивительно. Она усмехнулась, отметив про себя одно существенное отличие – она не ждала зиму, не готовилась к завершению своего жизненного цикла, скорее, наоборот. Вот сейчас ей хотелось увидеть мужа, поговорить с ним за чашкой кофе, а потом отпустить его работать. У нее будет возможность погулять, посидеть на берегу с книгой.
Быстро, но очень эффектно, она накрыла стол. Ей нравилось создавать настроение, используя привычные вещи. Достаточно приложить немного усилий и праздник, для близких, состоится. Осмотрев критично стол, она осталась довольна.  Можно приглашать мужа.

 Он вошел и с порога оценил созданное для него настроение. Они заканчивали завтрак, когда он сказал:
- Меня всегда изумляла твоя способность создать настроение, не привлекая дополнительные средства. Из того, что под рукой, привычно и тысячу раз видено. Я, прости за нескромность, умею делать красоту, создавать настроение, но всегда использую дополнительные средства. Получается искусственная красота.

 - К чему ты это говоришь?
 - Я подумал о сыне. Истоки его мастерства заложила ты. Его работы естественны и неожиданны одновременно. Я так не умею.
 - Ты излишне критичен к себе. Да и потом, милый, сравнение – неблагодарное занятие. Вы оба талантливы, но вы разные. Это замечательно.
 - У нас вырос хороший сын.
 - Для родителей их дети всегда талантливы. Он состоялся, он признан, это очень приятно. Только не пойму, что тебя волнует? - она внимательно посмотрела на него.
 - Есть вопрос, который нужно решить. Сейчас я должен идти работать. Давай поужинаем в кафе, там и обсудим.
 -Интригуешь, милый? Мы пойдем на базу отдыха или поедем в город?
 - Мне бы не хотелось возвращаться в город сейчас. Может быть здесь, заказ я сделаю.
 - Хорошо, к какому времени я должна быть готова?
 - К семи часам, тебе удобно?
 - Конечно, милый.
Он вышел, она хорошо его знала – он что-то задумал. Тем интереснее будет вечер.
 
17
 
  Впереди целый день. Она быстро собралась и отправилась по дорожке к озеру, но не на дальнюю скамейку, где они были вчера, а в любимую беседку, прямо у воды. Было тепло. Она села в кресло, которое он вынес для нее, и засмотрелась на воду. Удивительная субстанция. Не так много формул из химии сохранила её память, но эта запомнилась. Почему сложилось такое отношение к ней? Люди ценят камни, придают их ценности огромное значение, а к воде относятся пренебрежительно. Сколько тайн она хранит, сколько возможностей. Раньше и она не придавала ей особого значения. В то памятное путешествие, когда Бабочка показывала ей её возможности, о которых она не догадывалась, она была Водой. Ни Земля, ни Воздух, ни даже Огонь не оставили такого сильного следа, как вода.

 С тех пор, как только она задерживала на ней свой взгляд, будь то емкость с водой или водоем, ручей или море, как вспоминалось восприятие её как живой единой субстанции. Не зря и в сказках о ней так много сказано. Может она быть и мертвой и живой, нести жизнь или смерть.
 
 Последнее время ей стали уделять внимание, снимают фильмы. Масштаб рассмотрения воды в телософии её поразил. Она используется как один из универсальных посредников-проводников психофизической активности человека. Они рассматривают работу со структурой воды как работу с универсальным объектом, моделирующим алхимическую возгонку, но на бесконечно более высоком уровне.

 Она не раз и не два перечитывала эти строчки. Первое понимание смысла написанного стало складываться далеко не сразу. Она перечитывала это как волшебное заклинание, очень таинственное и манящее к себе, как в детстве.
Все это имеет прямое отношение к тому процессу, который так привлек её внимание в самом начале  - трансформации. Он совершенно реален. Алхимики занимались этим. Карл Юнг смог понять глубинный смысл их практики – человек искал возможность трансформировать себя. Путь сложный. Можно легко сбиться на путь соблазнов и иллюзий. Даже сегодня, человек, ничего не знающий о трансформации, интуитивно боится приближаться к ней.

 Серия странных снов, подавленное состояние психики и он судорожно ищет психоаналитика. Вариант спорный, но привлекающий своей простотой – найти поводыря на пути вывода своей Души из тюремного заключения. Это не трансформация, это лишь прикосновение к процессам, происходящим в психике, но и этого оказывается достаточно для страха.

 Даже Юнг, отец глубинной психологии, не смог понять значение объекта в алхимической практике. Телософия, понимая его значение, выводит процесс алхимической возгонки на более высокий уровень.
Психофизическая активность человека должна иметь посредника-проводника. Эта активность будет результативной только в том случае, если психоструктурная трансформация происходит вначале в самом человеке, который занимается трансформацией внешних объектов. Алхимики  знали об этой связи.

 Она посмотрела вновь на озеро. Оно одарило её серебряной рябью, чешуей покрывшей всю его поверхность.  На мгновение ей показалось, что она слышит его голос, обращенный к себе. Внутренняя связь, безусловно, существует. Вода составляет 80% массы каждого живого существа. Обращение к структуре воды выглядит естественно. Она по своему опыту знала, насколько разной по вкусу бывает обычная вода – речная и  озерная,  родниковая и колодезная. Отчего же, если вся она обозначается одной формулой? Ее свойства, её вкус зависят от её структуры. Структура воды бывает различной, она может меняться. Ей захотелось немедленно прикоснуться к ней. Она встала и, выйдя из беседки, хотела спуститься к самой воде. В это время она услышала знакомый голос:

 - Дорогая моя, уж не топиться ли ты отправляешься? Я ждал тебя, хотел позвонить, но телефон оставлен дома.
- Ты все шутишь? Потерял? Я засиделась здесь, совершенно забыв об обеде. Ты голодный?
- С голодом я могу справиться, но твое долгое отсутствие меня насторожило. Ты решила отклонить мое предложение, мы никуда не идем вечером?
- Я опять так задумалась. Конечно, мы идем с тобой ужинать. Только ты  не обедал, прости.
 - Понимаю тебя, здесь так красиво. Ты засмотрелась. А я тоже увлекся работой, поздно спохватился.
 - Мне кажется, что вода заставила меня размышлять о себе, представляешь?
 - Не очень понимаю тебя.
 - Я смотрела на озеро, совершенно позабыв обо всем. Я думала о воде. Все же это очень необычно – они работают с водой. Ты никогда не думал, как они похожи – вода и психика  человека.

 - Нет, если честно.
 - Подумай. Всепроникающая и всесокрушающая, несущая огромную внутреннюю мощь, это же о них!
 - Вода камень точит. Прости, я сегодня настроен несколько иначе. Давай отложим этот разговор. Уже поздно, тебе еще нужно привести себя в порядок.
 - Что ты задумал? – она посмотрела на него и поняла, что задумал однозначно, но не скажет сейчас ничего.
 - Пойдем в дом, пора собираться, столик я заказал.
 - Можешь мне сказать, как я должна выглядеть?
 - Я хочу, чтобы ты нравилась себе.
 - Не хитри. В чем ты собираешься идти? Мы будем соблюдать стилевое единство?
- Я иду в костюме,  - он взял её за руку и уверено направился к дому.

 Они вошли в зал, все столики были заняты, кроме одного. В это время всегда много отдыхающих. На них обратили внимание,  многие знали его в лицо, о её существовании знали не все. Долгие годы его считали свободным мужчиной. В это время вышли музыканты, отводя внимание не себя. Они спокойно сели. К ним тут же подошел официант и, получив указания, удалился. Она чувствовала его волнение, это выдавало необычность ситуации. Она решила ничего не спрашивать и просто ждать – все выяснится в процессе вечера.
 
 - Я сделал заказ на свой вкус, надеюсь, тебе понравится. Мы сегодня все забываем. Прости, я не сказал тебе – ты потрясающе выглядишь. Как ты смогла все успеть?
 - Тебя это все еще удивляет? Это не главное, важен результат. Мне приятно, что тебе нравится. Ты волнуешься, отчего же?
 - Заметно?
 - Конечно.
 - Я никогда не делал предложение любимой женщине второй раз. Думаю, нам необходимо вновь оформить наши отношения. Сын предлагал отметить две свадьбы сразу, вместе. Я почти согласился, у нас же не было свадьбы, у тебя не было белого платья. Мы хотели устроить тебе праздник. Только я передумал.
 
 - Не понимаю. Ты передумал на мне жениться? – она посмеивалась, давая ему возможность справиться с эмоциями.
 - Ну что ты, я передумал делать это совместно. Это наш праздник. Так ты согласна?
 - Мне положено помучить тебя длинной паузой, раз уж я в роли невесты вновь, только я не буду этого делать.
 - Девочка моя, давай просто оформим соответственные бумаги и поедем в ту церковь венчаться.

 - В которую мы тогда заходили по дороге?
 - Да.
 - С первой частью я согласна полностью. Не хочу суеты. Но платье ты мне купишь, надеюсь? – она смеялась, видя, как он успокоился и приходит в себя.
- Платье? Любое. Хоть из Парижа. Пойдем танцевать. Ты слышишь, звучит наша музыка.

20

  Было уже очень поздно. Он тихо лежал, опасаясь нарушить её сон. Раньше он соглашался с тем, что нельзя сказать, за что ты любишь человека. Совсем недавно он ответил себе на этот вопрос, помог случай. Они приехали встретить внучку из гимназии. Так уж получилось, что все несколько отстали, он первым вошел в вестибюль. Внучка стояла и растерянно искала в толпе взрослых знакомые лица. Увидев его, она стремительно побежала ему навстречу, забыв о том, что она уже большая. Он подхватил её  и  она прижалась к нему, на мгновение замерла, совершенно растворившись в нем, он это почувствовал, даже сердца стучали в унисон.

 Подошли родители, завязалась беседа, а он с удивлением смотрел на жену, ошеломленный открытием. Безусловно, это была яркая, красивая женщина, умеющая себя подать. Так уж получилось, у него, за долгие годы развода, была возможность многое повидать, но, ни  одна женщина не могла сравниться с ней. Только в тот момент он смог это объяснить себе.
Он хотел выключить свет, но чуть не разбудил её. Она приоткрыла глаза, посмотрела на него и опять уснула с улыбкой на губах. Он смотрел на неё и улыбался ей, спящей, в ответ. Ни одна женщина не доверялась ему  так  по-детски, без оглядки.

 Знали бы об этом те, кто дал ей прозвище «Снежная королева»! Сколько он повидал сорокалетних «девочек», морщивших в капризной гримасе свои подтянутые и исправленные мордашки. Эта фальшь всегда отталкивала.
Он увидел, что она, не просыпаясь, вдруг нахмурилась и сильнее сжала его руку, которую держала. Она видит тревожный сон. Он только подумал, что, возможно, стоит её разбудить, как услышал знакомый голос:
 - Не буди, не прерывай её путь.
 - Бабочка, откуда ты взялась?
 - Я не хотела вам мешать, да и дел у меня много.
 - Она сжимает мою руку все крепче, ей нужна помощь.
 - Нет, не тревожь её.
 - Как жаль, что я не могу быть с ней, - он сказал это так искренне, что заставил Бабочку задержаться:
- Ты этого хочешь? Только одно условие – ты не участник, ты можешь быть в тени.
- Согласен, пойдем скорее, - говоря это, он не задумывался о том, каким образом  может произойти.
 
 Границы тела стали ослабевать или тело раздвинуло их, трудно понять, но это его не интересовало. Было очень темно, он подумал, что это вечный мрак, который никогда не нарушался. Глаза привыкли, но он, по-прежнему, ничего не видел или видеть было нечего, он не понимал.  Черное безмолвие. Бабочка не могла подшутить над ним, жена должна быть где-то рядом. Он попытался задержать дыхание и прислушаться к тишине мрака, но услышал только удары своего сердца. Нужно было двигаться, но куда – он понятия не имел. Он решил окончательно успокоиться, не поддаваться панике. Через мгновение он уже летел вниз, так ему показалось, в молчащей черноте. Еще мгновение – теперь он отчаянно искал возможность затормозить, в противном случае он окажется в центре происходящего, а Бабочка предупредила его, что его место в тени.

 Все решилось само – он плюхнулся в канаву, окаймляющую поляну. Его удивило, что никто не обратил на него внимания. Резкий свет от костров на минуту ослепил его. Не узнать тех, кого он видел, он не мог. Его жена стояла перед Дорном, оба были взволнованы.  Он прислушался:
 - Ты меня опять огорчила. Скажи, почему ты, выделяя важное, не берешь его целиком?
 - О чем ты, Дорн?
- Вот ты взялась обдумывать вопрос о воде. Кстати, верно подметила – не ты, а она заставила тебя думать о себе.
 - Так я не ошиблась? Мне не показалось? Я услышала призыв озера.
 - Желающих привлечь внимание к себе, очень много. Вся природа обращена к тебе, ты просто не слышишь. Но ты человек, понимаешь? Ты не можешь отмахнуться от призывов. Ты родилась, а значит, приняла условия игры. Были ли у тебя свои цели, или ты согласилась обслуживать природу, выполнять её программы – родилась, выросла, размножилась, вскормила потомство, ушла в природу прахом. Человек, подсознательно чувствуя свою тотальную зависимость, начал священную войну с природой. Построение искусственной реальности. Он хочет подчинить природу себе. В этом смысл его существования. Так видят многие.

 - Это же тщетные усилия. Не одна техногенная катастрофа это показала. Природное явление может снести с лица Земли города и всех, кто в них жил, разрушить бетонные стены плотины, разметать в щепки или целиком поглотить корабль.
 - Человек на удивление упорен. Так вернемся к тебе. Ты читала книгу и увидела использование воды как универсального посредника-проводника. Но есть еще один, без него психофизические усилия человека тщетны.
 - Ты говоришь о клетке? Я не биолог и не врач, мне это не близко.
 - Глупости, женские капризы. В книге, которую я скорее бы назвал путевыми заметками на полях, все написано для человека, а не узкого специалиста. Люди делом заняты, в книге  дается направление для размышлений, только ключевые моменты.
 
 - Согласна, но все же… - она стояла и смотрела на огонь, который был со всех сторон. Треск и жар пугали её, но Дорн держался спокойно.
 - Вспомни, там было сказано, что и американцы сделали открытие – обнаружена супермолекулярная структура воды. Ты правильно обратила внимание не значение структуры воды, но упустила клетку и то, что о ней сказано: «…природе известна тайна алхимических преобразований. Лучший алхимик - живая клетка».
 - Ты прав, это важно.
 
 - Прежде всего, ты должна была понять, что и алхимия и телософия, в своей практической направленности, не являются плодом фантазии. Они естественны по своей сути. Человек любознательный, с пытливым умом, не может ни обратить внимание на то, что происходит в природе. Трансформация, которая происходит в клетке, фантастическая. Хорошо, давай возьмем для наглядности не клетку, а яйцо, уж его ты знаешь. В нем заложена целевая программа.

 Организм, имея стартовый набор, что равно наличию согласия на выполнение программы, как сухой паек для солдата в походе, в процессе своего развития вырабатывает то, что ему в данный момент необходимо. Клетка справляется с задачей без каких-либо привлечений извне. Программа выполнена – ресурсы трансформации исчерпаны.

 - Но человеку для своей деятельности нужно многое. Он ищет это в природе – полезные ископаемые.
 - Это путь, далеко не эффективный, дающий много побочных проблем при их переработке. Человек гордится своими технологиями, а повода для этого нет. Он рубит сук, на котором сидит. Трагический путь.
 - Но человечество должно себя обеспечивать теми же энергоносителями.
 - Да, зависимость, в которую все больше погружается человек. Ты только представь, телософия говорит о том, что абсолютно все практические задачи могут быть решены на связке Вода – Клетка. Будет решена и задача промышленной трансмутации химических элементов. Представь себе, что это означает. Это новый виток, развитие совершенно иной промышленности.

21

  В этот момент дерево, пылавшее ярким факелом и освещавшее поляну, рухнуло, едва не задев её. Муж хотел выскочить в этот момент, нарушив данное Бабочке обещание не вмешиваться в происходящее, но встретился с жестким взглядом Дорна, словно гвоздем приковавшего его. Дорн его видел с самого начала, иначе и быть не могло. Он напрасно волновался – все происходящее было под его контролем.
На поляне стало темнее. Треск горящей древесины не становился тише, скорее он становился все более угрожающим. Дорн, встав к нему спиной, пригласил её подойти ближе к упавшему дереву:

 - Посмотри, что ты видишь? Как ты воспринимаешь происходящее в пламени?
 - Ты спрашиваешь о горении как процессе?
 - Нет, не мудрствуй, заблудишься. Вспомни сказки. Обычаи народов. Что-то ты знаешь.
 - Огню придавали способность очищения, защиты, освобождения. Люди прыгали через костер, очищая себя. Некоторые обычаи живут и сегодня. Странно, они почти исчезают, но потом оживают вновь. Даже в нашем городе вновь сжигают чучело на Масленицу.

 - Пока есть люди, верящие в происходящее, обычай, обряд сохраняется. Дальше он теряет свой сакральный смысл и становится элементом шоу.  Так мы об огне, слушаю тебя.
 - Злые духи бояться огня. Человек разводит костры, отгоняя их от своего жилища.
 - Да, познания твои скудны. Посмотри конкретно на горящее дерево и скажи, что происходит.
 - Оно почти исчезло. Оно превратилось в уголь, но скоро станет пеплом.
 - Происходит трансформация, превращение одного в другое. Полный переход. Многое тебе не видно. Ты ощущаешь жар, не больше. Кучка пепла, говоришь. Бесследно не исчезает ничто. Ты просто не видишь весь процесс.
- Я слышала, что так освобождаются души.

 - Это не ко мне, дорогая. Я обратил твое внимание на огонь только для того, чтобы предостеречь от ошибочных выводов. В жизни человек часто делает выводы, глядя на остывшую кучку пепла, не представляя целей и масштаба произошедшего. Да и под холодным пеплом может остаться горящий уголек.  Помни об этом, - он хотел исчезнуть, она уже не раз так расставалась с ним, но сейчас она этого особенно не хотела.
 - Дорн, ну не будь таким суровым. Ты все время ругаешь меня.
 - Ты не справедлива. Я часто с тобой встречаюсь. И моя благодарность безмерна.

 Ты – моя дорога. Ты стала мостом, провела меня в духовное пространство, где я нахожусь теперь так долго, как только позволяют дела.
 - Ты о Телософии? – она оглядывалась по сторонам, но его уже не было. Еще мгновение – она открыла глаза. Свет ночника освещал спальню мягким светом, создавая таинственные тени. Она подумала, что может быть, тень – это не успевшее вернуться в свое тело  содержание? Додумать она не успела, почувствовав ласковое прикосновение мужа и услышав его голос:
 - Ты не спишь, девочка моя? Ты вернулась ко мне?
 - О чем ты, любимый, я всегда с тобой.
Проснулись они поздно, оба. Чудесный вечер, предложение оформить отношения вновь и решение венчаться – все это хотя и подразумевалось, но в силу разных обстоятельств откладывалось.  Она, приподнявшись, спросила, внимательно вглядываясь в его глаза, такие родные и не совсем еще открывшиеся:
 - Ты не передумал?
 -  Ты думаешь, с этим шутят? Сколько волнений я пережил.
 - Милый, ты все еще сомневался?
 - Представь себе, побаивался, что ты откажешься. Знаю по опыту, многие не оформляют повторно свои отношения, суеверия даже бытуют.
 - Так мы же верующие, а не суеверные. Почему ты не хочешь откладывать оформление документов?

 - Мне бы хотелось быть на свадьбе сына со своей женой. Помнишь, ты после концерта сказала мне, что ты не жена, а любимая женщина, помнишь?
 - Конечно, помню. И про платье помню, - она смеялась, хитро глядя на него.
Он сел на кровати и внимательно её рассматривал. Она ничего не помнит о ночном путешествии. Так и он не знает о своих снах ничего. Удивительно. Он услышал вопрос, а вернее недоумение в её голосе:

 - Ты меня не слушаешь? Где ты, милый?
 - Прости, о чем ты меня спрашивала, о платье? Мы можем заказать по каталогу, а можем съездить в город - наудачу. Какое ты хочешь платье, ты думала?
 - Жаль, что ушло время свадебных нарядов. Возможно, в салоне вечерней одежды мы что-то и подберем. Заказывать мне бы не хотелось. Ты готов оставить дела и отправиться в город сразу после завтрака?
 - Да, готов, при условии, что мы заедем в ЗАГС, договорились?
 - Вы так нетерпеливы, сударь! – она, смеясь и дразня его, встала и взяла халат. – Я в душ, а ты, надеюсь, угостишь меня завтраком, сегодня.
Машина подъехала быстро – это было её условие – они едут с водителем. Погода была ясной, хотя утро было довольно прохладным. Лес стоял в полном блеске осеннего наряда, давая глазам возможность насладиться своим многоцветием.

 В городе оформление документов о заключении повторного брака прошло быстро и буднично. Они вышли на крыльцо, и он обнял её, прижимая к себе с такой силой, что она невольно возмутилась:
 - Ты думаешь, что теперь тебе не обязательно церемониться со мной? Ты лишаешь меня свободы, - она весело смеялась, хотя голос звучал угрожающе.
 - Жду твое решение – куда мы едем теперь?
 - Странный вопрос. Я рассчитывала на обед в дорогом ресторане.
 - Это обязательно, только давай заглянем в салон, не возражаешь?
- Ты хочешь посмотреть платье для венчания? Пожалуй ты прав, давай заедем.

 Она не любила ходить по магазинам бесцельно, это её утомляло. Совершенно другое дело, если поход был адресным. В ней просыпался инстинкт охотницы. Они объяснили подошедшей девушке цель своего визита. Она предложила им присесть и подождать. Вскоре вышел молодой мужчина, как оказалось, хозяин магазина. Он поздоровался с ними и спросил о пожеланиях. К их удивлению он оказался профессионалом, пригласив их пройти с ним по магазину. Его предложения были интересны и не вызывали отторжения, хотя предлагаемые им наряды оставляли её равнодушной. Она не сразу заметила, что муж оставил их и пошел по магазину сам.

 - Я хочу увидеть это на тебе, - он стоял с костюмом в руках.
 - Хорошо, ты уверен в размере?
 - Давай посмотрим.
Она вышла к нему и с удовольствием наблюдала за его реакцией. Они понимали друг друга без слов, ей достаточно было увидеть его глаза. Он сделал прекрасный выбор, сомнений во взгляде не было, но было удивление:
 - Я боялся, что ты затмишь костюм, но вы нашли взаимопонимание. Похоже, он и тебе понравился.
 - Ты сомневался?
 - Только в цвете. Не припомню в твоем гардеробе ничего подобного. Подумалось – можно попробовать.

 - Если и тебе понравилось, то я переодеваюсь, и мы едем обедать?
 - Буду ждать на улице.

22

 Она  переоделась, очень довольная тем, что все решилось быстро. Она не слишком надеялась, но результат её устроил. Венчание не парадный выход, хотелось выглядеть достойно, но не вызывающе.
Они сидели в ресторане, настроение было приподнятым. Сколько они шли к этому дню, сколько пережито, теперь все позади, они вновь законные муж и жена. Этот вечер принадлежал только им, как и ночь. Событие не будничное, это стоило отметить.

 В самый разгар ужина позвонил сын:
 - Вы не звонили несколько дней. Как у вас дела? Все хорошо? – в голосе слышалась искренняя забота.
 - Можешь нас поздравить. Мы оформили свои отношения.
 - Так не честно, мы же хотели сделать это вместе, отец.
 - Я передумал. Не огорчайся. Так будет более правильно. На вашей свадьбе мы предстанем без двусмысленностей. У нас свой праздник.
 - Но вы не можете отказать мне в праве сделать подарок. Очень хочу сделать  что-то приятное.

 Она, не вмешиваясь, слушала их разговор. Когда же речь зашла о подарке, она взяла трубку:
 - Милый, ты мог бы не спрашивать. Я очень люблю твои подарки.
 - Мамочка, поздравляю. Считай, что мы договорились.
 - Скажи мне о своих делах. Я надеюсь на тебя. Ты купил невесте платье?
 - Еще нет. Мы его заказали.
 - Не раскрывай секрет, с удовольствием посмотрю на свадьбе. Прошу тебя, сделай для неё все, что в твоих силах. Она это заслужила. Только без её глупостей.
- О чем ты, мама? О том, что она считает не практичным тратить деньги на один вечер?
- Именно. Это её праздник. Пусть все будет очень красиво. И дети, надеюсь, о них вы не забыли?
- Конечно, нет. Приятного вам вечера. Звоните.

 Они продолжили вечер. Соблазн отвлечься на обсуждение предстоящей свадьбы сына был велик, но они легко его избежали. Возраст дал им не сожаление об ушедшей молодости, а умение ценить каждый день своей жизни.
Время стремительно летело, перекидывая листки календаря. Она сидела в самолете, вспоминая события последних месяцев. Их венчание оставило глубокий след в сердце. Все прошло так, как им хотелось – тихо, без излишеств. Батюшка был удивительно сердечен, вышел проводить их до машины, пожелав счастливого и долгого пути.

 Неделю они провели на озере, отключившись от внешнего мира. Осень щедро делилась с ними своими красками. Они с благодарностью принимали как её дары, так и друг друга. Зрелость умеет ценить каждое мгновение счастья, принимая все его оттенки. Только она знает, что по-настоящему сладким бывает зрелый плод. Он несет в себе все оттенки отгоревшего лета, соединяя их в неповторимый,  яркий и насыщенный букет.

 Они не заметили конца осени. Однажды утром озеро покрылось льдом. Снег выпал без видимой подготовки, плотно припорошив сухую траву. Слякоть была недолгой, вскоре зима всерьез вступила в свои права. Она занималась хозяйством, готовила подарки к Рождеству, много читала. Муж торопился закончить работу до Нового года, освободив себя для праздников.

 Все так сложилось, что они не смогли прилететь на свадьбу заранее. В этом была своя прелесть.  Когда невестка вышла в полной готовности, все были очарованы ей.  Сын постарался, платье было великолепно, оно так оттеняло все её достоинства, придавая ей уверенности и грации. Она изменилась за прошедшие месяцы, ушла грусть и тревога. Их встретила счастливая молодая женщина с сияющими глазами. Произошло приятное событие. Внук, увидев её в свадебном платье, подбежал к ней, прижался к коленям  и назвал её «мамой». 

 Никто этого не ожидал, но хватило мудрости у всех собравшихся не спугнуть ребенка своими эмоциями. Придет время и ему обязательно расскажут о его родной маме, той, которая подарив ему жизнь, так его и не увидела. Сейчас  он слишком мал. В его жизни появилась женщина, у которой хватило терпения и внутреннего такта, а главное – душевного тепла. Она не торопила малыша, все произошло в свое время. Все были этому рады. Дети во многом определили и ход торжества.

 Первоначальное желание сделать выездную свадьбу, отпало само собой. Гостей было много. Все прошло и тепло и торжественно, сын все продумал сам, не доверив проведение свадьбы посторонним. Когда сын с женой подошли к ним, то она неожиданно спросила:
 - Когда нам ждать это радостное событие?
 - Мама, ты все заметила? – он растеряно смотрел на мать, нежно обнимая свою жену. Она была очень хороша.
 - Мы не планировали, но так получилось. А как вы догадались? – она смущенно смотрела на свекровь.
 - Милая, так плавно может ходить только беременная женщина. Я очень рада. Будем ждать прибавление внуков. Кого хотите?
- Мальчика. Но и девочке будем рады. Это будет еще очень не скоро. Вы думаете, что не совсем вовремя?

 - Ну что ты, дети рождаются всегда вовремя. Нужно это принять, сказав это, она поняла - вот и произошло то, что давно должно было произойти. Сын окончательно отделился от них, создав свою семью. Жизнь продолжается.

 Пробыв с детьми две замечательные недели, они вернулись к себе. Еще раньше, месяца два назад, муж обратился к ней с просьбой, которая её в тот момент не удивила. Крупный центр по подготовке кадров, имеющий филиалы в разных странах, объявил конкурс. Муж решил принять участие в нем, он любил что-то новое. Тема не несла в себе новизны. Шел поиск наиболее интересных форм подачи материала. На конкурс предоставлялось 3 лекции. К ней он обратился за помощью в подготовке одной – русская икона. Этой темой она, в свое время, серьезно интересовалась.

 Было это давно, сын был еще маленький, её волновала тема материнства. Она много читала, но все казалось слишком поверхностным. Её интересовали отношения матери и сына. У неё рос мальчик, она искала свою линию поведения. Однажды она увидела на столе мужа открытый альбом. Сикстинская мадонна. Этот образ привлекал её с самого детства. Она взрослела и понимание углублялось.
Возникло чувство противоречия. Мать отдает людям самое дорогое – сына. Только Сын её – не простой мальчик. Она не может отдать то, что ей никогда не принадлежало.

 Она мучительно размышляла над этим, пока не увидела Образ Владимирской Божьей Матери. Потрясение было столь сильным, что она долго сидела, не шевелясь, с раскрытой книгой на коленях, не в силах оторвать взгляд от глаз МАТЕРИ. Все было в них,  была и  готовность принять и разделить судьбу сына, какой бы она ни была. Это её потрясло. Юная женщина, держа на руках самое дорогое – сына, не выявляла претензий на обладание.  Что же она чувствовала в тот момент, представить невозможно. Однажды она все рассказала мужу. Он, оказывается, не забыл об этом до сих пор.

 С тех пор в отношениях с сыном появилась определенность. Она готова была помочь ему в любую минуту, если он попросит. Сама она старалась не заходить за черту его личного пространства, но была всегда открыта навстречу ему. Так было и сейчас, когда он стал совсем взрослым.
Муж работал над двумя темами, она - над одной. Когда она хотела предложить ему почти готовый материал, он, к её удивлению, сообщил ей о том, что заявил их вдвоем для участия в конкурсе. Оказывается, нужно было представить каждому одну работу. Она никогда не принимала участие в конкурсах, с детства это не доставляло удовольствие. Она не любила соревноваться.

 Муж уговорил  попробовать, не пропадать же такой чудесной работе. Она согласилась, почти уверенная в том, что её работа утонет в потоке талантливых работ профессионалов, но ошиблась. Когда они вернулись домой, их ждал сюрприз. Им двоим предлагали прочитать лекции в одном из филиалов фирмы. Оказывается, подобные курсы читались людям, ведущим или собирающимся вести международный бизнес, для более тонкого понимания страны и облегчения контактов с международными партнерами. Самым удивительным было то место, куда их приглашали. Это был китайский филиал. Они собиралась туда раньше, только неотложная помощь, которая потребовалась сыну, отменила  поездку.

24

 Они думали не долго, уже вечером, сидя в кафе за привычным столиком, решение было окончательно принято. Они поднимали бокалы за новый период своей жизни, понимая, что он будет новым, действительно. Предстояло не только знакомство с древней культурой, но для нее это было новым делом, лекции она никогда не читала.
Муж занимался подготовкой к отъезду, она же решила съездить к внукам. Их дни рождения они вынуждены будут пропустить. Ей захотелось побыть с детьми, устроить им праздник. Она скучала, особенно первое время, ей не хватало общения с детьми. Поездка окончательно успокоила её. В семье сына поселилось счастье.

 Ровный рокот моторов не мешал думать. Пассажиры, как и муж, спали. Он всегда отличался умением использовать каждую возможность для восстановления сил, она так не умела. В моменты душевных волнений спать ей не удавалось. Она летит в удивительный, совершенно иной мир. Когда они сидели в кафе, муж ей напомнил:
 - Ты помнишь, в предисловии, в «Стратегии онтологической игры» есть цитата.
 - Конечно, я хорошо это помню:
 
«Верные слова не изящны.
Красивые слова не заслуживают доверия.
Добрый – не красноречив.
Красноречивый не может быть добрым.
Знающий не доказывает,
Доказывающий  не знает.
  Дао – де – цзин.

 Пройдет несколько часов, они вступят на эту таинственную для неё землю. Мысли остановились. Ей даже показалось, что гул моторов стих. Она посмотрела в проход. В полутьме силуэт Бабочки был еле заметен, но она её сразу узнала и протянула к ней руку.
 - Какой сонный самолет, странно, ты не находишь? Не откажешься совершить путешествие? Мы успеем вернуться.
 - Ты меня еще спрашиваешь? Конечно. Куда? Хотя это и не важно. С тобой я согласна куда угодно.
 - Не соглашайся опрометчиво, можешь пожалеть.
 - Нет, не пугай. Так отправляемся?
Она успела отметить, как стены салона стали таять, пространство стало принимать другую плотность, стало совсем темно. Она спросила Бабочку:
 - Почему так темно?
 - Совсем не темно, просто ты этого не умеешь различать.
 - Так мы не одни здесь?
 - Конечно, не одни.

 Известие её озадачило. Почему она не догадалась об этом раньше? Она усмехнулась   - может быть, к лучшему, что не различает. Прислушавшись к себе, она не смогла определить, двигаются ли они. Странно, такого она еще не испытывала. Следующее мгновение принесло успокоение. Упругая струя свежего ветра подхватила её и, закружив, поставила на что-то плотное. Она еще не успела открыть глаза, но знакомые звуки наполнили все вокруг. Она стояла в полосе прибоя. Это был океан, линия горизонта была скрыта  дымкой.  Бабочка смеялась, беззаботно летая вокруг.

 - Ты любишь слушать раскаты волн, я знаю.
 - Ты же не случайно привела меня сюда?
 - Мне захотелось скрасить твой путь, и ответить на твой вопрос.
 - Мой вопрос? Какой, я не помню.
 - Ты хотела выяснить, с какой целью я приходила в сон твоей невестки, помнишь?
 - Да, вспомнила. Мне действительно интересно это узнать.
 - А мне интересно узнать совсем другое. Ты и вправду решила, что я только твоя Бабочка?
 - Ты считаешь иначе?
 - Ты так серьезно размышляла о Родовом человеке. Мне показалось, что ты поняла многое. Но Дорн прав, ты берешь кусочки, пора менять привычки.

 - Подожди, что ты хочешь сказать? Ты не моя только Бабочка?
 - До тех пор, пока ты будешь так считать, ты будешь находиться во тьме. Сама подумай, если есть РОДОВОЙ ЧЕЛОВЕК, который и есть каждый из людей, то и у него, вероятно, есть тело, дух и душа. Даже существует выражение – ДУША ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ.
 - Стоп, не спеши. Я всегда считала, что душа – это самое сокровенное, только мне принадлежащее.
 - Как драгоценности в сейфе. Насмешила!  - Бабочка звонко смеялась, взлетая так высоко, что она теряла её из вида.

 Она села на песок, волны останавливались около её ног, отходя с большой неохотой, так ей казалось. Она стала чертить прутиком, который попался ей в руки, странные узоры. Она так всегда поступала в минуты большого напряжения. Линии, вначале случайные, пересекаясь, начинали складываться в композицию. Именно в это время, обычно, приходило решение. Но не сейчас. Она встала, пытаясь вместить то, что услышала от Бабочки. Пройдя по песку, она оглянулась. Набежавшая волна, собравшись с силами, прокатилась по её рисунку, оставив после себя чистый песок.

 Теперь и она засмеялась, так же звонко, как Бабочка. Она пыталась сознанием объять то, что оно сделать не может. Нельзя поймать солнечный зайчик. Нельзя поместить Бабочку в коробку, зажать её в руках. Она кричала Бабочке:
 - Ты ЖИЗНЬ, ты МГНОВЕНИЕ.  Ты во мне и в каждом. Но ты мне не принадлежишь. Как и другому. Я поняла свою задачу – я должна тебя сберечь, пока ты во мне. Я должна…. – она остановилась и продолжила сокрушенно: - я ничего не знаю, все нужно опять начинать с самого начала.

 - Не спеши. Ты решилась на этот путь. Я всегда с тобой. Цени мгновение.
Муж  осторожно коснулся её плеча:
 - Девочка моя, просыпайся. Мы прилетаем.
Она открыла глаза и посмотрела в иллюминатор. Облака стремительно редели, внизу уже отчетливо угадывались силуэты неведомого ей мира. Солнце начинало свой дневной обход.

(На этом описание прерывается. Кто знает, возможно, героям будет что рассказать и они напомнят о себе. Или Бабочка подаст знак. Поживем – увидим).

Начало второго романа-продолжения  "Здравствуй, или путь к себе" http://www.proza.ru/2015/03/22/529

Начало 3 романа-продолжения  "Путь к себе. Встреча". 1 глава. Книга 3.
http://www.proza.ru/2015/10/11/1996


Рецензии
Здравствуйте, Татьяна. С удовольствием прочитала ваш труд.
Много затрагиваетЕ интересных тем.
Я тоже очень люблю воду.
Хотя повсеместное и банальное Н2О,является самым настоящим чудом.
Ученые не могут взять 2атома водорода и 1кислорода и соединить их в воду. Так что вот оно чудо всегда и под ногами и над головой. Удачи,

Алла Гиркая   15.11.2019 00:06     Заявить о нарушении
Алла, вы осилили первую часть. Не многим это удается. Тогда я думала, что это финал. Но читатели просили продолжения, а самое главное - через какое-то время сами герои стали настойчиво о себе напоминать. Получилось больше 5 лет совместного существования с героями. Многое осмысливалось, что-то менялось.
Вот и сейчас идет важный этап. Но остается уверенность - самое интересное - ЧЕЛОВЕК. И ЖИЗНЬ.
С признательностью.

Татьяна Дума   15.11.2019 08:46   Заявить о нарушении
Здравствуйте, Татьяна. Я тоже, когда начинала писать, думала будет небольшое произведение, но оно разросталось. Несколько раз писала в черновик -конец. А потом приходилось делать продолжение конца, приходили мысли, которые не отпускали. В голове живут герои, ну думаю закончу и все -освободилась.
Сейчас начинает крутится новая тема... Такие дела. Удачи,

Алла Гиркая   15.11.2019 14:56   Заявить о нарушении
И Вам, Алла, удачи!

Татьяна Дума   15.11.2019 22:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.