Сласти Господни

   Надюша кисла под музыку местного радио у себя дома, когда что-то неясное вытолкнуло на свежий воздух, и, ведомая провидением, не противилась естественному течению событий...Надюша шла, опьяненная весной, полная зеленых мыслей и предчувствий....Будущее грезилось в образе мужчины, скорее,  культуриста, - в яблочках, загорелого, белозубого, посреди пляжа и с морем за спиной...
   Весна! Пора гнездования птиц... Коснулась она и Луканкина, когда он заметил Надюшу: само здоровье - "кровь с молоком и сеном", - склонное к замужеству и деторождению; теплый ветер непринужденно расставлял тройные акценты на ее легком платье... Луканкин засмотрелся - споткнулся на ровном месте... Он ничего не знал о Надюше, как птицы не знают о будущих гнездах, а Надюша знала - как раз о гнездах, потому что у нее была своя квартира, и легко  мечталось еще о чем-нибудь хорошем и на всю жизнь.
   Луканкин не был в образе Надюшинного героя: обыкновенный, каких на свете больше, чем можно представить, составляющих цвет нации, и на которых всегда сумеешь положиться в туристских походах и непредвиденных трудностях.
   - У меня чувствительная душа! - неожиданно при знакомстве сказал Луканкин, чего за ним нельзя было предполагать. А  ведь лучше о себе не скажешь, если хочешь понравиться. И понравился, потому что они стали встречаться с постоянством, граничащим с любовью.
   - Я взят тобою вдруг - в плен глаз твоих и рук, - заявил Луканкин.
   - Там и оставайся, - не возражала Надюша.
   Так проводили они молодое время между счастливыми днями, удивляясь друг другу...Однажды, когда дрозды обескровили налитые рябины, на руку Надюше уселся комарик с ногами из рахитного детства. Луканкин решительно пресек покушение. "Ой! - воскликнула пораженная Надюша, - Я никогда не смогла бы убить... или ранить"... Любому мужчине приятно выглядеть сильным. Умиленный Луканкин прижал к себе Надюшу... Так они и стояли, обнявшись, и не потому что - холодно, а потому что - нежно... Потрескивал костер фонтана... И всё говорило за то, что они нашли друг друга.


Рецензии