Удивительные животные

  Удивительные животные обитают на Утрише. Таких смелых, непуганых, свободных и в то же время довольно наглых созданий не встретишь, пожалуй, нигде.
  Рассказы о местных животных кажутся настолько неправдоподобными, что им не сразу веришь, пока сам не поживешь здесь и не столкнёшься с каким-нибудь забавным звёрьком.
  В первую мою неделю пребывания на Утрише рассказали мне мужики, жившие здесь с ранней весны, про местного барсука. Сидели они как-то выпивали вечерком на своей стоянке в лесочке, недалеко от моря. Вдруг из леса вышел барсук, совершенно спокойно, никого не стесняясь, подошёл к их столику взял буханку хлеба со стола и, не обращая внимания на удивление ошалевших от такой наглости мужиков, не спеша пошёл с хлебом в лес.

  Слушая эту историю, я вспомнил рассказ наркомана, который случайно услышал накануне.
  Возле моей палатки присели отдохнуть пара приятелей. Один рассказывает другому, как принял недавно наркотик и пришли к нему «глюки» в образе зелёных человечков. Наркоман воспринял их реально, словно наяву к нему с небес спустилась пара злых инопланетян. О чём-то поспорили они, поссорились, поругались. Зелёные человечки улетели, но вскоре вернулись, волоча родителей наркомана. Приволокли, запрягли бедных пожилых людей в телегу и стали на них пахать пляж.
  Ясно, что эта мистическая ситуация могла возникнуть только в больном воображении наркомана, который, впрочем, воспринял её вполне реально.

  Вот и в историю про наглого барсука я не поверил, подумал, что ребята, наверное, перепили, и барсук им просто почудился, или, в крайнем случае, перепутали его с собакой, а может, с кем-то из своих друзей.
  Но вскоре про барсука рассказала и вполне приличная, не пьющая женщина.
  Поехала она в Анапу за продуктами. Привезла пару пакетов с консервами, овощами и сладостями: пряниками, печеньем. Пакеты оставила в «прихожей» палатки, перед спальным отсеком.

  В сумерках сидит женщина в палатке, вдруг смотрит: кто-то очень аккуратно, потихоньку, тянет её пакет со сладостями на улицу. «Ну, -  думает, -  наркоман голодный подкрался».
  Закричала разгневанно: «Оставь пакет и убирайся!»
  Но в ответ тишина. Затем опять стали аккуратно вытягивать пакет из палатки.

  Женщина схватила свой пакет -  не отдают!
  Заорала опять. Тишина. Высунулась на улицу, смотрит: здоровенный барсук ухватил её пакет своими лапками и крепко держит его.
  Тётка закричала на барсука, он зашипел на неё, она тянет пакет к себе, он не отдаёт   тянет к себе, при этом пытается укусить жадную тётку за руку. Пришлось той выпустить пакет из рук и выскочить из палатки. Обрадованный барсук сразу же ухватил пакет и поволок его в кусты. Но тётка не сдалась. Она стала хватать камни, которых было много на стоянке и кидать в зверька. Под градом камней барсук был вынужден бросить пакет, но не убежал, а забрался на сук, где ещё долго сидел, мстительно сверкая глазами.

  Но барсуки и еноты, которых немало в ближайшем лесу, ко мне на стоянку почему-то не заглядывали ни разу.
  Первое время нам досаждали только лесные крысы, которых называют здесь соньками, возможно, за их образ жизни. Весь день соньки спали где-то в лесу, их не было слышно совсем. И только ночью прибрежный лес оглашался их противным писком.
  За пределами Утриша я этих редких зверьков не встречал.

  И формой скелета, и размером и шерстью сонька очень напоминает обычную серую крысу. Но по сравнению с крысой, она имеет более острые коготки на лапках и диковинный пушистый хвост.
  Хвост у соньки весь покрыт густой шестью, такой же, как и на теле зверька. Этот хвост помогает соньке во время её полётов с дерева на дерево.
  От обычной крысы сонька выгодно отличается умением хорошо передвигаться по веткам деревьев и прыгать между ними. Механизм её полета напоминает полёты белки между деревьев. Забравшись на высокий сук, сонька соединяет вместе лапы, вытягивает вперёд свой острый носик, нацеливаясь глазами на желанную точку полёта, затем начинает в нарастающем темпе раскачиваться взад и вперёд, набираясь сил, создавая дополнительную инерцию своему телу, и смело прыгает в полёт к намеченной точке. При этом зверек широко растопыривает лапы, словно создавая «парашют», затем выпускает острые коготочки и, подлетев к ветке, крепко хватается за неё.

  Подобные полёты в ночной тьме многие принимают за полёты диковинных птиц или прыжки белок. Отождествляя сонек с белочками, некоторые отдыхающие кормят лесных крыс, ставят для них кормушки.
  И напрасно, ведь сонька, как и любая крыса, не отличается какими-либо привлекательными для человека чертами характера. В отличие от шустрых крыс, по земле сонька бегает как-то лениво, не торопясь. Её можно легко поймать, но взять в руки, погладить, даже поднести палец к зверьку опасно: сонька, не задумываясь, вопьётся зубами в палец.
  Укусы острых зубов зверьков очень болезненны, ранки часто гноятся.

  Питаться сонька может лесными ягодами и орехами. Но она предпочитает мясо, хлеб и сладости, которые ворует по ночам у спящих людей.
  Утришские соньки кажутся до отвращения наглыми. В вечерних сумерках они пробуждаются и, передвигаясь по деревьям, приближаются к палаткам людей. Устраиваются на ветках над палатками и начинают пищать, словно дразня или ругаясь на не ложащихся спать людей. При этом сонька обязательно гадит на палатку, над которой сидит. Однако отпугивать их бесполезно. Зверёк может отойти на время, спрятаться, но затем вернётся на исходное место и будет пищать и мстительно гадить ещё активнее, чем прежде.
  Дождавшись, когда люди улягутся спать, соньки спускаются с веток и начинают пихать свои наглые мордочки во все места, где может находиться пища. Зверёк запросто забирается в кастрюли с едой, оставленные около палаток пакеты с продуктами. Проникнув в пакет с хлебом, вредная сонька не только обглодает его с разных сторон, но и покакает прямо на хлеб.
  Поэтому продукты приходилось убирать подальше в палатку.

  На лесные стоянки в поисках пищи частенько заглядывают забавные еноты. Про здешних енотов, как и про барсуков рассказывают похожие удивительные истории.
  И хотя еноты не пищат и не гадят, но ведут себя не менее нагло, чем местные соньки и барсуки.
  Первые люди, начинавшие осваивать Утриш, когда эти места были почти необитаемыми, совсем малолюдными, охотно кормили, и, видимо, старались приучать енотов, забавных, похожих на лохматую собаку зверьков. И еноты, по-видимому, решили, что люди обязаны их кормить. Они хорошо чуют еду и приходят на её запах. Но если сразу енота как следует не покормить, могут возникнуть недоразумения.

  Голодный енот запросто может подойти вплотную к столу, за которым сидят и кушают люди, и, выждав момент, засунуть в кастрюлю с едой свою наглую мордочку. Некоторые еноты способны схватить и утащить кастрюлю прямо из-под носа зазевавшейся компании. Рассказывают, что наиболее наглые зверьки пытались даже вырывать еду прямо из рук обедающего человека. Подходили, хватали тарелку или кастрюльку, из которой ел человек, и тянули к себе. Если кастрюльку зверьку не отдавать, он пытался схватить своими лапками человека за пальцы, которые держали посуду, и разжать их. А если пальцы не разжимались, зверёк угрожал укусить не отдающего еду человека за руку.
  Так что лучше енота покормить. Сытый енот отнимать еду и воровать не станет.
  Отдыхающие оставляют енотам миски с пищей на краю стоянки и фотографируют забавных зверьков, когда те приходят кушать.
  В руки зверьки не даются, могут укусить, если попытаться их погладить.

  Но если отдыхающих, которые, впрочем, предпочитают останавливаться не глубоко в лесу, где обитают еноты, а поближе к морю, еноты забавляют, то местные халявщики очень страдают от визитов не прошенных прожорливых зверьков, особенно в зимнее время.
  Халявщикам-то и самим не всегда хватает продуктов, а тут ещё являются голодные зверьки, которые требуют, чтобы их накормили.
  Утришские еноты то ли не хотят, то ли разучились добывать сами себе пищу в лесу. Они привыкли питаться на стоянках людей.
  В последнее время голодные еноты в поисках пищи прогрызают дырки в палатках зимовщиков и забираются в них, уничтожая запасы еды. Говорят, что еноты научились даже разгрызать банки с консервами.
  Впрочем, мне в это как-то слабо верится. Хотя, Утриш  - есть Утриш. Здесь всё возможно.

  Остающиеся на зимовку люди стали делать даже противоенотные заграждения и «сигнализации» из банок на верёвочках.
  При появлении енотов зимовщики кидают в них заранее приготовленными камнями. Но от зверьков очень трудно отбиться. Даже камней они не слишком-то боятся, всё равно лезут, особенно если видят жратву. Избитый камнями зверёк, уползает, отлежится где-нибудь в лесу и приходит на стоянку опять.
  Считается, что дикие животные теряют страх перед людьми, если заражаются вирусом бешенства.
  Но среди утришских животных никаких вспышек бешенства не наблюдалось.

  Просто в этих местах живут необычные, не пуганные животные, которые привыкли питаться чуть ли не из рук людей и не слишком боятся нас, считая, что люди не способными нанести им вреда.
  Но в последние годы, при появлении на Утрише большого количества халявщиков, это не совсем так.

  Как-то раз зимовавшие здесь ребята поставили сетку и, получив отличный улов, наварили большущую кастрюлю ухи. Но на ночь не убрали её, а оставили у себя на стоянке. И пока все спали к ним на стоянку недалеко от моря пожаловал енот. Раньше не заходил сюда, обитал глубже в лесу, а тут, похоже, учуял запах ухи. Енот забрался в кастрюлю, всё съел, и тут же, в кастрюле, завалился спать. Оригинальный зверёк! Возможно, так объелся, что просто не смог вылезти на волю. Рыбаки проснулись рано утром, но вместо желанной ухи обнаружили в кастрюле спящего жирного енота.
  Говорят, озадаченные, сильно расстроенные голодные рыбаки прибили незадачливого зверька, разделали его и сварили енотовый суп.
  Для Утриша подобное выглядит, конечно, кощунственно. Первые добрые люди, осваивавшие Утриш, приучали енотов и других забавных зверьков, а теперь некоторые пытаются их есть.

  Чтобы познакомиться с енотами, нужно стоять глубоко в лесу. В прибрежный лесок, к самому пляжу, они стараются не подходить. Еноты, по-видимому, отпугивают сонек. Места, где обитают еноты, соньки обходят стороной.
  У нас на прибрежной стоянке енотов не было, зато одолевали соньки.
  Первое время я не мог понять, что за ночные птицы так противно пищать по ночам и обгадили всю мою палатку. Мне сказали, что это соньки, но я, к своему невежеству, даже не знал, что это за создания.

  Лежу я как-то в палатке, не могу уснуть. Ночь выдалась непривычно душная, жаркая. Думаю, что, может быть, стоит вылезти из палатки и спать как сосед на улице. Моя палатка продувается, конечно, лучше, чем у соседа, но всё равно жарко.
  И вдруг ночную тишину пронзил душераздирающий вопль моего соседа. Что случилось, режут, что ли, человека? Выскакиваю из палатки. Смотрю, стоит испуганный, ошарашенный сосед, трясётся и нервно теребит свои шорты.
  Оказалось, сосед спал себе спокойно у палатки под деревьями на надувном матрасе в шортах. Но какая-то сонька вскочила ему на матрас и зачем-то умудрилась забраться в штанину шорт крепко спящего человека. Ничего, вроде, ему там не откусила, но страшно перепугала соседа.

  На следующий день он предупреждал всех, чтобы не спали под деревьями, особенно с открытыми ртами, потому что соньки могут напакостить прямо в рот. Однако про то, как сонька забралась ему в шорты, почему-то рассказывать не хотел.
  Но соньки, конечно, обнаглели. Задумался я, как бы отучить их озоровать на наших стоянках.
  Встал я как-то утром рано, смотрю: недалеко от стоянки появилась кошка, которая что-то притащила к дубу и стала жевать.
  Подошёл поближе, вижу: кошка не спеша, словно пресыщенная более вкусной пищей, занимается пойманной сонькой.
  Решил, что кошку нужно приучить. Сходил, открыл банку с рыбой. Подошёл к кошке, познакомился с ней. Кошка оказалась довольно ласковой. Я сел рядышком, глажу её, показываю на не дожеванную соньку, банку с рыбой. Всячески выражаю своё удовольствие.
  Кошка довольно замурлыкала, видимо, поняла, что хвалят её за пойманную соньку.

  В отличие от собак кошки хуже понимают человеческую речь и выполняют команды. Зато неплохо воспринимают жесты, знаки, эмоции человека.
  Мой отец, большой любитель кошек, всё же сумел научить своего питерского кота по требованию давать лапу. Подходишь к нему, говоришь: «Дай лапу!»   протягиваешь руку, и кот положит на ладонь свою лапу, прямо как собачка.
  Собака сестры тоже обучена подавать лапу. Но если подойти к псу и, не протягивая к нему руки, просто потребовать: «Дай лапу!»  - пёс протянет свою лапу и будет трясти ей, предлагая взять, подержать, раз просил. Если же протянуть к собаке руку, но ничего не говорить ей, пес всего лишь обнюхает ладонь, но лапу не положит.

  Кот -  совсем наоборот. Протянешь к нему руку без слов -  кот положит на ладонь свою лапу. Но можно полчаса просить кота: «Дай лапу!» -  а он не будет реагировать, пока не протянешь к нему свою ладонь.
  Так что с кошкой лучше объясняться жестами. Так до неё быстрее доходит, что от неё хотят, за что её хвалят.
  Коты и кошки любят похвастаться, показать, что они умеют.
  Сосед по даче рассказал, как пришёл он домой однажды пьяный и завалился спать. Проснулся утром от невыносимого запаха. Смотрит: на подушке, прямо у его носа, лежит здоровенная крыса. А по комнате ходит довольный кот. Увидел, что хозяин проснулся, замурлыкал, хвастаясь, какой отличный подарок он поймал и принёс. Настоящая еда!

  Первое время на Утрише ни котов, ни кошек я не наблюдал.
  Но однажды недалеко от нас остановилась большая семья отдыхающих. Они привезли с собой даже своего питомца, крупного рыжего кота. Кот приехал в собственном домике  - специальной корзинке для перевозки животных. Коту на Утрише понравилось, он быстро освоился на новом месте, бегал по лесу, а спал около палатки хозяев или в своей корзинке.
  Как-то под утро меня разбудил сильный переполох на соседней стоянке.
  Оказалось, их кот притащил живую ещё гадюку и бросил к ногам едва проснувшегося главы семьи.

  Я не видел, ловил ли соседский кот сонек, но недели три, пока соседи с котом стояли в третьей лагуне, местные соньки вроде бы присмирели, однако потом кота увезли и нашествия сонек на наши палатки возобновились.
  Я вспомнил про соседского кота из нашего садоводства. Вот бы привезти его сюда, навёл бы он здесь порядок. Но кот обеспечивал охрану садоводства от нашествия мышей и крыс и забрать его на Утриш было бы не красиво.
  Смышлёный, общительный был кот у соседа.

  Купил я дачу с недостроенной мансардой. И поселилась там под крышей семейка летучих мышей. По вечерам стали вылетать из-под крыши и носиться у меня над головой. Зашёл ко мне в гости как-то вечерком соседский кот. Я его угостил чем-то вкусненьким и отнёс на мансарду. Сижу, ласкаю, показываю на вылетающих мышей. Кот навострился, похоже, заинтересовался.
  И буквально на следующее утро выхожу я из дома, вижу: у порога лежит летучая мышка. Кот, конечно, постарался. Поймал и принёс показать, какой он молодец, как хорошо выполнил мою просьбу.
  Всё, вскоре не стало у меня летучих мышей. Спасибо коту.

  Хотелось избавиться мне и от сонек на наших стоянках. Поэтому, увидев здесь кошку, я, как мог, постарался подружиться с ней, предложить ей остаться у нас на поляне и заняться ловлей сонек.
  Удивительно, но она так и сделала. Поселилась около дуба, вскоре там же, в дупле, и окотилась. По утрам, проходя мимо дуба, я частенько слышал её призывное мяуканье.
  Кошка звала меня, чтобы похвастаться своими трофеями, пойманными за ночь соньками. Первое время она приносила их по две, иногда даже по три штуки. Но не ела их сразу, а ждала, пока её похвалят и приласкают.
  Хорошей охотницей оказалась кошка. И вскоре сонек у нас почти не стало.
  Но кошка осталась. Так и жила у дуба. Мы подкармливали её.

  Как-то раз я наблюдал кошку, спящую на голове валявшегося на пляже алкоголика Миши. Может быть, не зря говорят, что кошки  - прекрасные экстрасенсы, хорошо откачивают вредную энергию?
  Жалко, что на следующий год кошка ушла куда-то вместе со своими котятами. Но её усилия не оказались напрасными  - сонек было мало. Однако в начале следующего сезона меня посещали другие животные.

  Первый раз я пришёл сюда с палаткой в конце апреля. Кроме постоянных жителей Утриша народу ещё почти не было. Остановился я в лесочке у пляжа, на своей любимой поляне.
  Ночью проснулся от непонятного шума. Выглянул из палатки и буквально нос к носу столкнулся с облезлым шакалом. Не поздоровался он, ничего не произнёс. После секундного оцепенения бедняга, не разбирая пути, драпанул через кусты и колючки в лес.
  Мне стало жалко непутёвого зверя: обдерёт себе шкуру в колючках, будет на меня потом обижаться.

  В начале сезона шакалы частенько забегают на стоянки к людям. Съедают оставленные продукты, вылизывают, а иногда и уносят немытые сковородки, кастрюли из-под еды, консервные банки.
  Летом, когда становится шумно, шакалы к стоянкам подходить боятся. Зато развлекают всех своими концертами. Многоголосый шакалий вой постоянно разносится по ночному лесу. Стоит одному какому-нибудь солисту затянуть свою унывную песнь, как ему тут же откликаются сородичи со всех концов леса.
  Первый раз многоголосый шакалий вой может «пробрать до костей», вызвать дрожь в теле. Затем к этому привыкаешь и воспринимаешь шакалий концерт как естественное дополнение к тёмной утришской ночи. Шакальи концерты очень любят наркоманы и часто подвывают животным, возможно, считая их близким себе по духу.
  Бывает, затянут со всех сторон ночную шакалью песнь так, что даже не знаешь, где воет натуральный исполнитель, а где ему умело подражает человек.

  В начале сезона, пока народу было ещё мало, к нам на поляну к стоянкам часто заходи ёжики и дикие, довольно крупные черепахи, а иногда заползали и безобидные ужи.
  Ежики предпочитали приходить в потёмках, вечером или ночью, черепахи могли приползти и днём.
  Ежиков и черепах вполне можно было покормить. Им накладывали кашу в мисочки и они с удовольствием её ели. А одного ежа я даже кормил халвой из рук. Пришёл он вечером, расположился у палатки и не уходит. Может, ждал по привычке, чтобы каши дали. Каши у меня не было. Зато нашлась халва. Отломил я кусочек и поднёс к носику ежика. Он высунул острую мордочку и давай потешно орудовать своими зубками: кусать и, аппетитно чавкая, жевать халву.

  Но потом пришлось всё-таки ежей разгонять. Слишком много их стало: пригласили, видимо, смелые ежи своих родственников. Стали приходить целыми семьями. Топают всю ночь, шуршат, спать мешают. Надоели.
  Как-то раз пошёл я домой на недельку. Палатку снимать не стал: никто её не тронет.
  Вернулся на Утриш с продуктами и лёг спать. Заснул крепко. Но вдруг посреди ночи был разбужен смачным чавканьем у себя прямо под боком, в палатке. Это что ещё за жуть такая?! Немудрено перепугаться. Схватил фонарик, смотрю: в палатку забрался ёж и нагло жуёт мое сало.
  Пришлось ежа напугать. Вытолкал его на улицу, покатал по земле, потыкал хворостиной. Пусть думает, что здесь его хотят съесть. Сам больше сюда не пойдёт и друзьям расскажет, как здесь страшно.

  Повоевал я немножко и со здешними змеями.
  В прибрежный лесок и на утришские пляжи заползают в основном ужи. Очень редко можно увидеть гадюку или желтобрюха. Желтобрюхом называют самую крупную змею в здешних местах. Хотя выглядит желтобрюх угрожающе, он очень труслив и совсем не ядовит. Летом, когда много народу, желтобрюхи уползают далеко в лес, подальше от людей.
  Но по лесу здесь желательно ходить всё же осторожно, отпугивая змей. И хотя гадюк здесь не много, рассказывают, как лет пять назад одна из них ужалила девочку. Гадюки здесь не большие, их яд не смертелен для человека, но укус, конечно, доставит множество хлопот, несколько дней придётся помучиться.

  А вот влюблённая пара из Воронежа сумела уничтожить, раздавить бедную гадюку. Приехали ребята в середине сезона с целью найти уединённое место у моря, чтобы на лоне природы радоваться жизни и заниматься любовью.
  В первый же день, наспех собрав палатку, разложив вещи и искупавшись в море, они уединились к себе, чтобы заняться сексом.
  Жгучими, страстными оказались любовники из Воронежа. Дней десять жили они в третьей лагуне, предаваясь любовным утехам.
  А перед отъездом, собрав палатку, сильно удивились, даже испугались, обнаружив под палаткой раздавленную гадюку. Целой осталась лишь голова змеи. Подавленное расплющенное туловище, раздавленные кусочки скелета, внутренности змеи уже начали разлагаться, источая неприятный запах. Недаром же молодые любовники не могли понять в последние дни отдыха, откуда идёт этот невыносимый запах тухлого мяса.
  Такой вот секс втроём, секс с участием гадюки получился.

  Но как любовники не заметили забравшуюся под палатку змею? Какой должна быть страсть, чтобы не обратить внимания на агонию бедного пресмыкающегося?
  Змей не нужно бояться, змеи не нападают на людей. Даже в случае опасности они будут спасаться, стремиться уползти, спрятаться от человека пока есть возможность, пока не схватят её, случайно не наступят или не начнут давить.
  Но всё же не приятно, когда рядом с тобой ползают змеи. Со змеями у меня особые счёты. Особенно после того, как я лёг однажды на живую змею. Случилось это километрах в тридцати отсюда, с другой стороны Анапы.

  Путешествовал я с палаткой по побережью. Забрёл на Благовещенскую косу. Места там тихие, малолюдные. Палатку поставил в кустах, рядом с берегом. До ближайшей стоянки -  метров триста. Тишина и покой. Пока разбирал палатку,   стемнело. Но перед сном решил искупаться.
  Вылез из моря, забираюсь в палатку, чувствую: пахнет кислятиной. Ещё удивился, думаю, что это у меня из продуктов могло скиснуть.
  Лег на надувной матрац, приготовился ко сну. И вдруг явственно ощущаю сильное шевеление под спиной. Сразу не понял, что это может быть. Постучал по матрасу. Шевеление прекратилось, но не надолго. Вскоре матрас заходил подо мной ходуном.
  И тут мелькнула мысль про змею. Подумал сначала, что змеюка забралась под палатку, но уж слишком мощное было шевеление подо мной.
  В испуге я выпрыгнул из палатки и, отдышавшись, резко вытащил на себя матрас. И тут в слабом, исходившем от звёзд свете отчётливо увидел крупную змею, изогнувшуюся в боевой стойке, какую обычно принимают кобры перед прыжком на свою жертву. Змея угрожающе шипела и могла броситься на меня в любой момент. В темноте она казалась огромной и необыкновенно страшной.

  Конечно, кобры здесь не водятся. Хотя, змеюка могла ведь удрать из какого-нибудь террариума и забраться ко мне под матрас. Впрочем, в мою палатку, скорее всего, заполз крупный желтобрюх.
  Но мне было не до рассуждений, я отскочил от палатки и всю ночь до рассвета мучился на пляже, гоняя комаров, боясь приблизиться к своим вещам.
  Сталкиваться со змеями мне не хотелось и здесь, на Утрише.
  Но в начале июня прилёг я на пляже утром и задремал. Проснулся от лёгкого прикосновения в районе бедра. Смотрю: мимо меня ползёт в направлении моря крупный уж.
  Коснувшаяся меня змея поползла к морю, ушла в камни и вскоре её голова показалась над поверхностью воды.
  Здесь нередко можно видеть торчащие над водой змеиные головы. Змеи неплохо охотятся на рыбу. Обычный уж может жить где-нибудь в лесу, но иногда приползать к морю, плавать и нырять в поисках добычи.

  Через некоторое время я увидел ужа, выползающего из воды на берег. Он крепко держал во рту крупного ерша.
  В воде змея не может заглотить свою добычу. Она выплывает на берег, чтобы хорошо покушать на земле.
  Но если змея хорошо и безопасно поест, она приползёт сюда же вновь, может привести с собой свой выводок или пригласить подруг.
  Чтобы змеи, как, впрочем, ёжики и другие твари не досаждали вам своими визитами, нужно их просто сильно напугать.
  Я подошёл к ужу, пытающемуся заглотить рыбу, и стал стучать около его головы палкой. Уж, не выпуская добычу, отполз в надежде скрыться в камнях. Но до крупных камней было далеко, извивающаяся рыба мешала ползти, а я преследовал змею, грозно стуча у его тела палкой. В конце концов перепуганный уж выпустил рыбу и бросился наутёк. Рыбёшка барахталась у моих ног. Я поднял её и подарил подбежавшей ко мне девочке, а она отпустила спасённую рыбу в море.

  Через пару дней я услышал крик соседа. Он находился на пляже и увидел выползающего с добычей из моря моего знакомого ужа. Мы подошли вплотную к змее. При приближении двух страшных мужиков уж бросил рыбёшку и поспешил скрыться в камнях.
  Оказывается, рыбу можно ловить даже на змею. Я отдал трофей соседу и он пожарил рыбёшку.
  А вот уж у нас на пляже больше не появлялся. Какой смысл? Всё равно здесь добычу отберут и до смерти напугают.
  Змея боится человека, тем более, в воде, где она и ужалить-то не сможет. Но змеи и сами распугивают купающихся людей. Я часто слышал вопли, испуганные крики отдыхающих, когда мимо них проплывала охотящаяся змея.

  Дельфинов же никто не боится. Наоборот, многие с ними хотели бы познакомиться и подружиться. Стайки дельфинов частенько величественно проплывают вдоль берега. В начале осени они подходят совсем близко к пляжу.
  Но пообщаться с дельфинами нельзя. Дикие дельфины не подпускают людей к себе. За их неспешными прогулками, их играми, нырянием всегда интересно понаблюдать, дельфинов можно фотографировать. Но при приближении человека они обязательно уйдут на безопасное расстояние, подальше в море.

  В первой утришской лагуне кто-то организовал школу молодых матерей. Здесь иногда женщины рожают прямо в море, в воде.
  Некоторые считают, что роды в воде проходят легче, чем в обычных условиях, а дети, рождённые в море, обладают более высоким интеллектом по сравнению со своими сверстниками.
  Я не знаю, что происходит на самом деле, но думаю, что рожающие здесь женщины сильно рискуют без надлежащей медицинской помощи.
  Но если выражать свои сомнения, вам могут рассказать историю про Игоря Чарковского, которого считают одним из наиболее известных специалистов по родам в воде. Как-то раз он принимал тяжёлые роды на Черном море. Роды проходили с осложнениями. И вдруг к роженице приблизились три дельфина, растолкали всех и сделали всё сами. Роды прошли почти без боли и страха.
  Не думаю, что дикие дельфины могут быть акушерами. Но эта красивая легенда привлекает сюда беременных женщин.

Был представлен отрывок из очерка "Формула свободы. Утриш". Почитать очерк можно по ссылке в конце моей странички "Мои новинки теперь здесь"


Рецензии
На это произведение написано 127 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.