Сокровища нации

Сокровища нации.

Они подвалили к нему. И он что-то уж очень легко отвалил им денег. Сколько для юмору спросили, столько и отвалил. И вроде карманы не оттопырены. Они, боясь своего счастья, убежали, оставив его на той же скамейке, на которой взяли на гоп-стоп.

Прошел год, и они опять его прихватили. Сами удивились, увидев знакомую, слишком уж спокойную, едва уловимую усмешку в усы. «Ну что,  папаша?!» - обрадовались они. И опять как в сказке он достал из портфеля сверток с зелеными.

Было о чем призадуматься. Они рассказали обо всем своему главному авторитету по кличке Гнус. Тот велел выследить профессора. Не прошло и недели, они уже звонили в его дверь. Ворвались в квартиру, перерыли все верх дном. «Что вы ищете?» - «А ты не знаешь?» - «Знаю». - «Чего тогда спрашиваешь?»

Все, что они искали, очень быстро нашлось, и они ушли.

Гнус сам пришел посмотреть на него. Он ему не понравился. Что-то его рассердило. Может быть, это его ничем не смываемое спокойствие и полуулыбка в усы?

«Выкладывай всё!» -  «Всё - это сколько?» - «Всё - это всё». Он отдал им ключи от гаража, и они ушли, оставив на всякий случай двух лбов поохранять его. Они нашли в гараже всё, что хотели. Гнус велел привезти профессора к нему, но тот каким-то образом улизнул от бдительной охраны. «С балкона он, что ли, прыгнул?»

Профессор исчез из города. Гнус поднял на ноги всю свою шпану, но все напрасно, и он даже как-то успокоился. На достигнутом.

Год ушел на превращение уголовника Гнуса в Виталия Сергеевича - успешного бизнесмена, скупившего чуть не полгорода.

Когда «профессор» опять попал в поле их зрения, Гнус решил вытрясти его до конца. Он привез его в свое поместье. «Колись!» - сказал он, войдя в подвальную комнату, куда поместили профессора. «У вас серьезные намерения?» - «А то!» - «Хорошо».

Он назвал адрес дачи в пригородной деревне. Они взяли его с собой.

Это был настоящий деревенский дом с подсобными постройками, гаражом, верандой и обширным фруктовым садом.

«Ты что печатаешь их?» - потрясенно спросил Гнус. Он оглянулся, но никого не увидел.

Тут нужен был грузовик.

«Тут нужен вагон!» - крикнул вбежавший боец. «Да нет, - озадаченно сказал Гнус, обойдя все те места, которые отыскали на территории усадьбы его подручные, - вагона может не хватить».

Тут надо было закончить финансовый вуз, пройти стажировку в каком-нибудь европейском банке, а потом пару-тройку лет поработать в министерстве финансов, чтобы суметь проглотить такое количеством налички, золота и прочих сокровищ нации и не подавиться. Но Гнус плохо учился в школе и языкам был не обучен, чтобы это… того… ну, в мировом масштабе. До Швейцарии, правда, он кое-что довез, на это его образованности хватило. Но лучше бы он этого не делал. Дома надо было все рассовывать и утрясать, авось все бы и обошлось! А у буржуев  с этим делом строго.

Его допрашивали разные следователи, из разных учреждений, а он и сам не верил своему простенькому рассказу о профессоре из городского сада. И отпускать от себя, то бишь, экстрадировать Гнуса и всю его бригаду на родину швейцарцы долго не решались. Им самим хотелось расколоть этот орешек. Но потом все же пришлось это сделать. И потянулись для Гнуса новые месяцы допросов и проверок. Но родных следователей интересовали грешки банды Гнуса, так сказать, попроще, а насчет «сокровищ нации» они как-то и не поверили швейцарцам. Короче, провернули они следствие и по нескольким доказанным эпизодам различных преступлений дали Гнусу и компании разные сроки строгого режима, а Гнусу так и пожизненный.

«Это был сон, - говорил сам себе Гнус, просыпаясь, каждое утро в камере, - это был сон».


Рецензии