Контакт

КОНТАКТ
фантастический рассказ, 2014г.
автор Цезарь Кароян

Аннотация: В результате невероятного события человечество, вместо ожидаемой встречи с инопланетянами, получило контакт с Высшим Разумом.

НАЧАЛО

Первый Контакт случился в декабре при трагических обстоятельствах, за пятнадцать минут до приезда спасателей. Стояла мерзкая беспросветная погода, ветер гонял взад-вперед по асфальту белую поземку. Желтый коммерческий автобус, лежа в кювете на боку, еще продолжал вращать колесами, за заляпанными грязным снегом окнами копошилось неясное, темное, стонущее месиво пассажиров. Кто-то, отчаянно ругаясь, бил изнутри ногами стекла. Бросая по обочинам свои машины, к месту происшествия бежали люди. Виновник ДТП, большой черный Мерседес со смятым в гармошку передком, снеся ограждение, медленно сползал по обледенелой насыпи на  речной лед. Хозяин Мерседеса, генерал-майор Власин от удара скончался на месте, но в салоне машины за стеклом металась еще живая девушка, разевая в беззвучном крике рот. Расколовшаяся приборная доска искалечила ей обе ноги, намертво пригвоздив к переднему сиденью. Какой-то молодой человек догнал машину на насыпи, попытался удержать ее за бампер, но сил не хватило, и Мерседес вырвался.
– Дайте трос! – кричал молодой человек. – Дайте трос!
Троса не было. Побежали за тросом. Машина сползла на речной лед. Пару напряженных, как натянутый нерв секунд казалось, что он выдержит, над рекой нависла страшная тишина, но потом лед громко треснул и раздался в стороны. Мерседес провалился по самую крышу, исчез, снова вынырнул и медленно поплыл прочь от берега, постепенно погружаясь в воду. Люк в машине открылся. Вытянув руки вверх, девушка отчаянно пыталась подтянуться. Сорвав с себя куртку, молодой человек прыгнул на удаляющийся капот. Еще не все было потеряно. Он рвал ее наружу через люк за тонкие запястья, а вода все быстрее смыкалась вокруг них. Наконец, он все понял. Вода в салоне стояла уже по грудь, генерал-майор Власин плавал в ней разбитым лицом в стылом крошеве и собственной пьяной блевотине. Вскинув вверх неестественно бледное лицо, девушка неотрывно смотрела на него большими васильковыми глазами, в которых застывали, становились бриллиантами слезы. Он только сейчас заметил, как она была красива.
– Бесполезно, – прошептала она. – Как тебя зовут?
– Витя.
– Почему мы не встретились раньше, Витя?
Водонепроницаемая сумочка от Луи Виттон плавала между ней и Власиным. Она достала из нее телефон. Рука дрожала. Вода была ледяной.
– Позвони маме. Прошу. Телефон найдешь в Контактах, – она уже начала коченеть и задыхаться. Ее лихорадило.
– Я была плохой дочерью.
Телефон в его руке пикнул, принимая сообщение. Экран осветился. Оба даже не взглянули на него.
– Я была плохой, Витя, – проговорила она.
– Держись, милая, сейчас нам помогут. Как тебя зовут?
– Вика. Миронова.
– Вика Миронова, – повторил он. Она слабо улыбнулась. Он тоже улыбнулся.
Ее глаза еще что-то говорили ему, но длилось это последние секунды, пока машина погружалась в реку. В люк хлынула вода. Расталкивая подхваченные водоворотом погружения льдинки, он с вытянутой вверх рукой, проплыл метров семь или восемь до берега. Окоченевшего, его с трудом втащили на насыпь. Он не мог стоять. Свет мерк перед ним, в глазах стояла Вика Миронова. Из перевернутого на бок автобуса на четвереньках выползали пассажиры. Снег вокруг был розового цвета. Издали приближались сирены МЧС.
Кто-то отпаивал его теплым кофе из термоса, пока его везли до города, отогревался в чьем-то микроавтобусе. Куртка вернулась к нему чудесным образом, с телефоном, деньгами и документами. Ледяной холод отступал, тело снова делалось гибким и сильным, как прежде, только горький вкус кофе на губах никак не хотел проглатываться. Его знобило. Потом он пил водку в каком-то баре, очень далеко от места происшествия. С кем, он не помнил. Он не пьянел, просто ему было все равно, с кем он пьет. Кто хлопает его по плечу.
Запершись от пьяного шума в грязной кабинке туалета, он достал ее телефон. На экране светились десять пропущенных звонков и одно непрочитанное смс. Он не знал, что это сообщение было первым в истории Контакта и что за ним последуют другие, схожего характера. «Генерал-майор Власин Алексей Вениаминович обвинен в семи смертных грехах  и нарушении восьми заповедей из десяти . Божьей волей направлен на муки вечные в Ад», гласил смс-приговор. Виктор подивился чьей-то злобной шутке. Он не знал никаких генерал-майоров.
– Алло? Квартира Мироновых?
– Вика! Викочка! – закричал в трубку женский голос. – Где ты? Я звоню – ты не отвечаешь! Мы с папой в трансе, нам обоим пришло одинаковое странное сообщение, будто ты… будто ты…
– Это не Вика, – перебил он. – Я звоню по ее просьбе и с ее телефона. Ваша дочь погибла сегодня в ДТП.
Она вскрикнула.
– Негодяй! Кто это? Не звоните сюда больше и не смейте слать нам свои идиотские смс! Вам потом будет стыдно!
Она дала отбой. Виктор долго стоял, прислонив лоб к холодной переборке. Он решил, что позвонит ей позже, а сейчас нужно тихо улизнуть домой от своих непрошеных собутыльников, избравших его в народные герои. Но сначала необходимо было перенести номер Мироновых в свои Контакты, пока телефон Вики не разрядился и не заблокировался. Он пошарил в куртке.
Его тоже ждало входящее сообщение, полученное два часа назад, когда он барахтался в ледяной воде. «Божьей волей Виктория Юрьевна Миронова обвиняется в лени, завистливости, непочтительном отношении к родителям, половой распущенности, отравлении клофелином, краже и четырех умерщвлениях неродившихся младенцев. Направляется на муки вечные в Ад». Отправитель этой гнусности, презревший правило: «О мертвых хорошо или ничего», определялся как «неизвестный» и ответить на его сообщение было невозможно. Уже из дома Виктор позвонил приятелю в салон сотовой связи, чтобы тот пробил его номер по компьютеру. Никаких сообщений ему в этот день не поступало. Он выложил перед собой оба телефона и долго сравнивал время получения смс и текст, размышлял, пока не уснул прямо на диване, с включенным светом, в одежде и с поднявшейся температурой.

ГОЛГОФА

На следующей неделе шквал телефонных сообщений без обратного адреса накрыл человечество. Стоило кому-то умереть, как всем его родственникам и знакомым через несколько минут приходили одинаковые сообщения о грехах или заслугах покойного и о его дальнейшей судьбе. В Ливии какой-то молодой фидаин  выстрелил в голову своему шейху , одному из мучителей и убийц полковника Каддафи  и получил про убитого такое смс: «Повинен в ежедневной содомии и растления несовершеннолетних мальчиков; в убийстве святого Муаммара Каддафи и надругательстве над его телом. Направлен на муки вечные в Ад». Слово «святой», относящееся к бывшему лидеру страны всполошило всю ливийскую общественность. В тот же день толпы раскаявшихся победителей, участвовавших в одиннадцатом году в боях против Джамахирии  на стороне США и НАТО, стихийно взялись за оружие и растерзали всех своих главарей. Тринадцать шейхов от стыда покончили с собой. Марионеточное правительство в Триполи оказалось изолированным, власть на местах вновь захватили народные комитеты. Ливийский лидер был объявлен мучеником, срочно канонизирован и посмертно причислен к лику Святых.
Весь мир сошел с ума. Мировые мобильные операторы были в панике. Никто не мог вразумительно объяснить, почему эти смс не фиксируются офисными компьютерами. Впрочем, логичное объяснение не заставило себя долго ждать, его подсказала однообразная тематика сообщений. В Рим хлынули паломники. На площади Святого Петра и на всех прилегающих к площади улицах собралась гигантская молчаливая толпа верующих с телефонами в руках. Их было больше двух миллионов. Пятнадцать тысяч полицейских пытались патрулировать улицы, но люди стояли плечом к плечу, и протиснуться сквозь толпу было практически невозможно. Второй день все ждали Папу. В стратегически важных районах города военные развернули мобильные ракетно-зенитные установки и другие средства ПВО, чтобы защитить небо Рима от посягательств неизвестных. На крышах домов всех проспектов, прилегающих к Ватикану, разместились агенты спецслужб и снайперы. В небе дежурили полицейские вертолеты с полным вооружением и американские самолеты-шпионы «Авакс».
В самом Ватикане царила обстановка, близкая к едва сдерживаемой истерике. Сто восемнадцать кардиналов со всех концов света примчались в Рим поддержать истинную веру в дни ее Апокалипсиса. Большинство из них были в столь преклонном возрасте, когда любое изменение привычного уклада жизни превращается в трагедию и встречается в штыки. Никогда еще великолепные гранитные колоны базилики Святого Петра не казались им хрупкими как спички. Под полутемными сводами собора красные одежды кардиналов напоминали одеяние средневековых палачей. Каждый из них готов был вцепиться в горло другому. Паника мешала им объединиться, проявить мудрость и опыт.
– Они ждут! Они ждут; что мне сказать этим людям? Я никогда еще не был в такой страшной растерянности, как сейчас, – меряя нервными шагами залу, восклицал понтифик. Из-под длинных белых, расшитых золотом одежд мелькали щегольские красные туфли от Прадо . – Моя голова скоро лопнет от напряжения. Вот моя Голгофа! Как выдержать этот тяжкий крест?
– Успокойтесь, отец мой. Скажите им, что сказка стала былью, – язвительно заметил один из североамериканских кардиналов, без малейшей почтительности в голосе.
– Вы так говорите, отец мой, – едко одернул его австрийский кардинал, Венский архиепископ, – будто всю жизнь сомневались в существовании Господа нашего! Вы только что назвали Священное Писание сказкой!
Пять или шесть кардиналов злорадно рассмеялись.
– Я никогда не сомневался!
– Сомневались! Теперь все маски будут сорваны, дождитесь только срока!
– В отличие от вас я этого не боюсь.
– Не ссорьтесь, отцы мои, – мягко сказал понтифик, останавливаясь напротив спорщиков. – Боюсь, вы оба правы. Все маски уже сорваны. Хочу чистосердечно признаться вам. Я верил и верю и счастлив был и счастлив теперь, но, – тут голос его упал до виноватого шепота, – где-то в глубине души я иногда допускал возможность ошибки. И верил, как ребенок верит в сказку. И счастье мое сегодня оттого, что вера наша действительно материализовалась, получила подтверждение, превратилась в быль.
Кардиналы закричали. Одни кричали гневно, осуждающе, другие одобрительно, третьи просто кричали. Поднялся общий шум.
– Судите, если я грешен, – сказал понтифик, склоняя голову. Снова лукаво выглянули из-под белоснежных одежд кончики щегольских красных туфель.
– Лучше подумайте о том, как удержать авторитет Церкви в условиях, когда все напрямую получают послания от Бога! – рявкнул в сердцах темнокожий кардинал из Сан-Паулу, Бразилия. – Сегодня получают, а завтра, быть может, сумеют отправлять!
– Авторитет Церкви! – задумчиво повторил самый старый кардинал, итальянец, которому уже исполнилось восемьдесят лет. – А был ли он у нас?
– Что вы хотите этим сказать, отец мой? – нахмурился понтифик.
Стало тихо. Кардинал говорил так негромко, что лишь при этом условии слова его можно было расслышать.
– У меня всегда было ощущение, что наша паства, и мы сами только притворяемся, что верим. Если это не так, как тогда объяснить мастурбацию?
– А что вам тут уже неясно? – грубо крикнул кто-то, а остальные рассмеялись.
– Стали бы вы этим заниматься при вашей матушке? Стали бы вы этим заниматься, одновременно уверяя, что Господь Всемогущий видит нас каждую минуту, куда бы мы ни спрятались? Стали бы вы при нем этим заниматься? Если да, то человек вы искренне верующий, хоть и бессовестный, ибо вера ваша не расходится с вашими словами. Если нет – значит, вы подсознательно не верите, что матушка ваша с Небес и Отец наш Всеблагий видят вас каждую минуту и знают, чем вы порой занимаетесь в туалете, хотя вы утверждаете, что верите и что не занимаетесь. Я долго ломал голову над этой казуистикой и, в конце концов, пришел к выводу, что мы веками невольно обманывали себя, а наша паства лжет и себе и нам. Настоящей веры никогда не было.
Кардиналы снова возмущенно загалдели.
– Заткните ему рот! – послышались выкрики. – Заткните ему рот!
– Что же получается, отцы мои? – напрягая связки, чтобы перекрыть поднявшийся гомон, кричал венский архиепископ. Он покраснел, жилы на его толстой шее вздулись. – Как раз сейчас, когда мир получил знак от Господа и в него уверовали все, кто имеет хоть толику разума, мы, служители церкви, напротив, утеряли всякую веру? Мы сошли с ума, поливаем друг друга грязью и признаемся в страшных сомнениях, хотя никаких сомнений больше не осталось.
– Что мне сказать народу на площади? – возопил несчастный понтифик.
– Вот об этом и скажите!
– О чем? Что мы две тысячи лет занимались онанизмом?
– Скажите, что сомнений больше не осталось.
– Тишину! – властно крикнул понтифик, простирая руки в стороны. Взметнулись белые с золотом одежды. – Тянуть больше нельзя. Оденьте меня!
Народ на площади взволнованно ахнул, когда на балконе собора Святого Петра, с которого папа раз в год поздравлял христианский мир с Католическим Рождеством, появились техники и принялись устанавливать микрофон и аппаратуру. С балкона свесили красный с золотом коврик. Папу одели, точнее, он мудро отказался от лишней помпезности, отказался от митры и расшитой ризы, оставшись в своей белой шапочке и повседневной одежде. На него лишь надели моццетту из бархата – короткую красную накидку с застежкой на груди, подбитую и опушенную белоснежным горностаем. В этой накидке, бывшей когда-то символом папского могущества, понтифик почувствовал себя облаченным в латы крестоносцем, борцом за веру. Он вышел к народу. Темнело. Декабрьская погода в Риме была удивительно мягкой, но понтифик дрожал. Люди внизу не сводили с него глаз. Их черты были смазаны из-за дальности расстояния, стояла тишина и вдруг в этой мертвой тишине все они как один протянули к нему свои руки. В руках были телефоны. На всех экранах светились сообщения. Понтифик испуганно попятился. Бесчисленное множество телекамер мировых телевизионных агентств новостей ловили каждое его движение. В дверях за его спиной толпились кардинальские красные шапочки. Ему пришлось взять себя в руки и вновь выйти к микрофону. Происходящее казалось ему кощунством, языческим действом, поклонением новому фетишу – телефону. В груди кипело.
– Кхм, – сказал он. Звук усилился и разнесся по городу. Город замер. Нужно было говорить.
– Я, – сказал он, – все детство ждал прилета инопланетян. Верил, что мы не одни во Вселенной. И все ждали. Ждали контакта с братьями по разуму, говорили об этом. Ученые телескопами обшаривали Космос, расшифровывали какие-то сигналы, разочаровывались и искали снова. Мы мечтали о встрече. Но никогда всерьез не думали о гораздо более важном для нас и гораздо более реальном контакте, чем НЛО, не ждали и не верили в него, хотя утверждали обратное. Крепка ли была наша вера? Скорее нет, чем да. Мы верили в существование высшего существа, как дети верят в сказки. Нам было некогда думать об этом, мы ждали инопланетян, мы верили в инопланетный разум. Но случилось то, чего мы никак не ждали. Он есть! Он реален! Он подал нам знак!
Рев гигантской толпы прервал его. Неподдельная радость звучала в этом дружном реве. Папа признал очевидное, ясное каждому на площади и тем самым придал ему необходимый официальный статус.
– Сомнений больше не осталось, – сказал папа, дождавшись тишины. – Господь так же реален, как мы с вами. Есть загробная жизнь, семь смертных грехов и Законы Божии. И открывшись нам, Бог сорвал маски лицемерия с наших лиц. Теперь бесполезно надеяться на то, что постыдное и тайное, скрываемое нами, никогда не станет явным. Это шанс исправления для нас, ибо кому хочется ославиться?
Новый одобрительный рев прервал его речь. И снова стих.
– Сможем ли мы жить без масок, покажет время. Но я искренне верю, что сможем. Сможем стать чище, душевней, добрее друг к другу. Мир станет лучше. Нас ждут великие изменения. Возможно, из нашей жизни навсегда исчезнут войны. Во всяком случае, я сильно надеюсь на это.
Он вскинул вверх руку, чтобы осенить крестом площадь, но сил не хватило, и она застыла, вскинутая вверх. И тотчас же в прямом эфире все телевизионные каналы новостей передали сногсшибательную новость: они показали рыдающего в микрофон папу Римского, от избытка чувств не имеющего силы завершить крестное знамение.
Никто не знал, плачет он от того, что своим признанием похоронил тысячелетнюю официальную религию или, наоборот, от нахлынувших на него надежд, но все плакали вместе с ним.
В ту же ночь все как один мировые мобильные операторы, не сговариваясь, вновь ввели отмененные много лет назад тарифы на входящие сообщения.

ПОЛИТИКА И ПОЛИТИКИ

– Старый дурак, – процедил с ненавистью президент США, отворачиваясь на крутящемся кресле от большого монитора, на котором транслировались новости из Рима. – А ведь я ему звонил! Джон, выключите звук, пока я не запустил в экран ботинком! Итак, господа?..
Члены Большой Восьмерки  и впервые приглашенный на саммит представитель Китайской Народной республики как по команде оторвались от телевизора и повернулись к хозяину этой тайной встречи. Встреча проводилась на одном из авианосцев шестого оперативного флота ВМС США вблизи испанских берегов и обставлена была по законам военного времени. Война неизвестно с кем неизвестно за что могла начаться в любой момент, и они должны были успеть договориться. Впрочем, у американского президента впечатление было такое, что война с его страной уже началась. События в Джамахирии и на Ближнем Востоке совершенно вышли из-под его контроля. Это добавило ему седых волос. Лицо президента дергалось. Сегодня его среди ночи разбудил государственный секретарь с телефоном в руках. Внешняя политика США получила высочайшее официальное неодобрение, своим вмешательством в который уже раз превратив очередное процветающее государство в нищую разоренную разобщенную страну. Получив такие же смс, все мировые СМИ смаковали эту тему. Спорить со своим высочайшим оппонентом даже у США не было возможности. Возмущенные страны арабского мира  требовали срочного созыва Организации Объединенных Наций. До простых американцев наконец стало доходить, что их любимая страна превратилась в мирового жандарма, под видом демократии насаждающего везде свои порядки. Американский патриотизм затрещал по швам. Вера оказалась сильнее демократии. Лица участников секретного совещания были полны льстивого сочувствия к проблемам своего американского коллеги, вместе с которым и они оказались по уши в дерьме. В Ливии НАТО сделало свою грязнейшую работу. Исключение составляли лица японского премьера и китайского представителя, по которым ничего нельзя было прочесть.
– Что скажете?
– Ужасно! Эти смс связывают нас по рукам и ногам. Из-за них чувствуешь себя, как будто разделся перед всеми, – вздохнул премьер-министр Великобритании.
– Ну, кое-кому к этому не привыкать, – сострил французский президент.
– Что вы хотите этим сказать?! – гневно вспылила канцлер Германии .
– Совершенно ничего.
– Господа, не отвлекайтесь! Я жду ваших предложений. Мы попали в ужасное положение. Политика – грязная работа, которой мы вынуждены заниматься. Мораль, справедливость, истина в нашей профессии лишь абстрактные понятия. Превыше всего благо государства, но оно часто сталкивается с чужими интересами. Не мне вам рассказывать, какие тут скрыты подводные камни и течения!
– Что русскому хорошо, то для немца смерть, – подсказал президент России, – И наоборот.
– Спасибо. Именно это я и имел в виду, только не так прямолинейно. У всех свое понимание блага для его государства. Очень трудно прийти к общему знаменателю и одновременно остаться чистеньким, а тут еще в новых создавшихся условиях вся наша политическая деятельность становится прозрачной и, несмотря на всю свою великую важность, начинает выглядеть мерзко.
– Значит нужно вернуть старые условия и прекратить поток смс, которые портят нам всю политику! – твердо сказал премьер-министр Канады, словно готовое решение уже лежало у него в кармане.
– Как?
– Давайте думать.
– Да что тут думать, – усмехнулся российский президент. – Запретить смс-сообщения и все. Закрыть эту услугу.
Осуждающий гул голосов был ему ответом. Только по лицам японского премьера и представителя Китая опять ничего нельзя было прочесть. Они остались внешне невозмутимыми.
— Удивляюсь я вашим методам, – неприязненно сказал американский президент – Как все просто. Запретить. Даже завидно, за какие заслуги у вас такой кредит доверия в вашей стране?
Президент России скромно улыбнулся и развел руками, мол, работаю, что тут непонятно?
– А тут попробуй оступись, – глаза президента США сузились, налились кровью и обидой. – Все только этого и ждут. Нет, не могу я нарушить нашу Конституцию и свободу частного предпринимательства, прихлопнуть смс-сервис. Это нарушение демократических принципов. Удар по западным ценностям.
– А эти смс разве не нарушение демократии? – внезапно выкрикнула канцлер Германии. – Человек должен иметь право на неприкосновенность своей личной жизни! Что Он себе позволяет? До чего мы в итоге докатимся?
– Вы меня спрашиваете?
– А кого? Не я же прослушивала ваш телефон, а вы мой !
– Господа! Господа!
– Леди!
Поднялся крик. Кричал даже премьер-министр Японии, не меняя выражения своего лица. Все смешалось. Все спешили высказать многолетние обиды. Правда перестала быть абстрактным понятием.
– Мы против ваших инициатив! – сверкая щелочками глаз, яростно кричал представитель Китая, словно угрожал: «Мы вас похороним!» Президент США отвечал, что он добрый христианин, но если того потребуют обстоятельства и интересы американского народа, он без колебания положит на алтарь и в адский пламень свою жизнь и жизнь двух миллиардов китайцев заодно.
– Господство Америки висит на волоске. Оно не будет длиться вечно! Мир будет принадлежать нам и Богу!
– Только не при моей жизни!
– Остыньте, господа! У меня есть предложение! – громко взывал к их разуму Председатель Совета Министров Италии, изо всех сил стуча ладошкой по полированному столу. Он добился их внимания. Они обернулись в его сторону.
– Какое предложение?
– Принципы демократии и частного предпринимательства святы для нас и нам не позволят их нарушить, но мы можем объявить все эти сообщения массовой галлюцинацией, вызванной вредным излучением, эпидемией, поразившей человечество. Помните, когда мобильная связь только начала свое распространение, ученые предупреждали нас о вредном для мозга влиянии телефонного излучения? Мы не вняли их предупреждениям и вот результат. Чтобы проверить это, понадобится время. На этот период мы можем позволить себе во благо человечества временно нарушить принцип частного предпринимательства и отменить смс-сервис во всех странах мира, а если понадобится – и всю сотовую связь.
– Гениально! – воскликнул, вскакивая с места, президент США. – Гениально! Никакой это не глас Божий, а галлюцинации! Мы спасены! Мы посрамим своих врагов и выиграем время!
– Эта утка никого не обманет, если она вылетит из ваших уст. Вы больше всех в ней заинтересованы. Это должна сделать какая-то региональная держава, уважаемая, но ни в чем не заинтересованная, чтобы ее никто не заподозрил.
– Может Россия? – с надеждой спросил американский президент. – А что? Рейтинг у нашего коллеги не чета нашему и народ его поддерживает. Никто не против?
Никто не был против.
– Я против, – сказал российский президент, сделав вид, что ничуть не обиделся на «региональную державу». – Некогда. Дел выше головы. Да и с Крымом никак не разобраться.
– Ах, оставьте вы этот Крым! – закричали на него все. – Тут такие дела, а вы со своим Крымом!
– Оставить? – улыбнулся президент России. – Оставлю, раз просите. А по всяким излучениям есть у меня один крупный спец. Светило науки, величина, академик.
– Физик?
– Физик.
– С мировым именем?
– Еще с каким мировым!
– А вы что, всех ученых по имени помните? – резонно усомнился представитель Китая.
– Рейтинг обязывает, – ответил российский президент.
– Верим, верим! Хорошо, чтобы Нобелевский лауреат.
– Вот как раз и дадите после публикации. Веры больше, да и резонанс на весь свет. Побеседуйте со шведами ради общего блага.
– Побеседуем, – скрипнул зубами президент США, и встреча закончилась на верхней палубе авианосца торжественным поднятием американского и прочих флагов. Неподвижными стройными рядами стояли офицеры, моряки, летчики и техперсонал. Застывшие сильные одинаковые лица с неподвижными глазами. На что они были готовы в новых исторических условиях, насколько остались надежны, что творилось у них под мундирами, было неизвестно. Крепкий декабрьский ветер дул вдоль длинных черных шеренг. Полоскались шелковые цветные полотна на флагштоках, высокие гости отворачивались, прятали лица за поднятыми воротниками. А сверху на них молча взирал сами знаете кто.

НОЧНОЙ ТЕТ-А-ТЕТ. НАУКА И РЕЛИГИЯ

Возвращаясь из Кремля, будущий нобелевский лауреат заехал в магазин, чтобы купить упаковку сосисок, десяток яиц, какую-то деликатеску, любую, потому что давно перестал различать ее на вкус, хлеб, водку, упаковку пива и кефир на утро. Быстро темнело, хотя времени было всего около пяти. Москва стояла в пробке и когда он, наконец, подъехал к дому, было уже совсем темно. Окна его квартиры не светились уютным желтым светом, как светились другие. Кто думает, что академиков встречают дома с распростертыми объятиями и готовым ужином, тот ничего не смыслит в жизни. Его никто не ждал в огромной квартире, даже кошка. Зато утром его звонка и его решения ждал российский президент, поэтому хотелось поскорее напиться до беспамятства, поставив будильник на восемь утра, так как решать там было нечего. А кто думает, что светила науки не напиваются до бесчувствия, тот просто дурак. Они тоже люди, а не роботы и еще как умеют напиваться.
В беседе с ним президент был предельно откровенен и выложил карты на стол. На столе лежали Крым, газ, Луганск, экономика, снятие санкций и престиж родной страны. Не могут без нас обойтись, не могут, как ни пыжатся, уверял президент, рассказывая о встрече G8. Вам нужно всего лишь слегка передернуть факты. Есть у вас полная уверенность, что это излучение никак не влияет на мозг? Нет? Ну вот видите! Пора ответственно заявить об этом миру, тем более что за это обещана Нобелевская премия.
Утром он ждал его положительного решения. Оно было готово уже. В пустой кухне светило науки нарезал себе на доске деликатеску, открыл банку пива, зажег газ, чтобы стало теплее, поставил перед собой телефон, облокотив его на тарелку с хлебом. Выпил. В квартире было тихо.
– От меня требуется соврать. Взять грех на душу, – сказал он, обращаясь к телефону. – Если учесть, что я в Тебя никогда не верил, это будет нетрудная задача.
Он потянулся к открытому блокноту и быстро записал в нем: «21:30. Разговариваю с телефоном. Что это? Первая стадия шизофрении?» Ответа не было.
– Но теперь-то я верю, – громко, с вызовом крикнул он. – Иначе как логически объяснить эти смс?
Пустая банка полетела в раковину. Стерильная чистота кухни возмущенно звякнула жестью.
– Завтра я объявлю Тебя галлюцинацией, а людей, соответственно, сумасшедшими. Чем ответишь Ты? Громом и молнией или как всегда предпочтешь отмолчаться?
Академик открыл вторую банку пива и припал к ней губами. Заел деликатеской.
– Я представляю, что дальше случится. Мое липовое открытие никого не обманет. Оно сравняет мой непререкаемый научный авторитет с землей, но иногда нужно идти на жертвы ради чего-то большего. Я гражданин своей страны. Важно начать, остальные подхватят. Президент будет думать, что сумел купить меня обещанием Нобелевской премии, красивыми словами о моем гражданском долге, жалобами о своих трудностях. Пусть ошибается, ему не привыкать. Мы с Тобой разошлись по идеологическим соображениям, а не по материальным. Эту мерзкую вещь я завтра сделаю сознательно, наверняка зная теперь, что Ты есть; не то, что раньше, когда я был уверен в обратном и искренне заблуждался.
Он вздохнул, открыл третью банку пива. Пиво не лезло. Телефон молчал. Он ел его глазами.
– Ответь хоть как-то! – крикнул академик. – Тебе трудно?
Ничего не случилось.
– Как всегда Великий Молчун. Ладно, извини, – сказал академик и стал записывать что-то в блокнот. Его логическое полушарие, несмотря на легкий хмель в голове, продолжало строго контролировать эмоциональное. В этот момент телефон громко пикнул и осветился. Это было всего лишь оповещение разряженного аккумулятора, но академик буквально отпрыгнул от стола. И, устыдившись, разозлился.
– Cчитать это Твоим ответом? Ты слушаешь меня?
Его слушали.
– Был один момент давным-давно, когда я почти поверил в Тебя. Мне было двадцать пять и мы с моей девушкой спорили в постели, есть Ты или нет. Она верила, что есть. И тогда я сказал, что поверю во всю эту сверхъестественную чушь, если Ты дашь мне знак, любой знак. Например, пусть в комнате без нашего вмешательства включится свет или еще что-нибудь подобное. Не нужно сложных чудес, я согласен на самое простое, но тогда я хотя бы буду знать, что не все объясняется с помощью логики. На самом деле я хотел узнать, важен Я для Тебя, если Ты существуешь? Не все мы скопом, а именно я. Совершишь ли Ты чудо ради меня одного. Я был уверен в своей исключительности, молодой, подающий большие надежды наглец. И вдруг как по волшебству среди ночи из шкафа, стоящего в нашем изголовье донесся странный звук, как будто кто-то насмешливо чмокал губами. Моя девушка тоже услышала его. Он больше не повторился, а я постыдился, да и не решился обшарить шкаф, чтобы убедиться, что там нечему чмокать. Неизвестное и необъяснимое рождает первобытный ужас. С тех пор я совершил массу открытий, больших и малых, важных и не очень, но на самом деле я всегда хотел знать только одно: что мы слышали той ночью? За это знание я готов и сейчас отдать все свои научные открытия.
Он умолк. Ответом ему было молчание. Академик взял в руки телефон. Телефон был разряжен и выключен.
– Вот и все, – сказал академик. – Что и требовалось доказать! Конец Твоим чудесам. Как все просто!
Он отвинтил крышку у бутылки и плеснул водку в стакан. Повышать градус постепенно у него не осталось никаких сил. «Я пьян, написал он в блокноте. Разговариваю сам с собой. Впрочем, учитывая мое одиночество...»
– Мы с Тобой всегда были на переднем крае, но по разные стороны. Хочешь, рассмотрим все «за» и «против» твоего появления? Явления народу.
Он налил десять грамм в другой стакан, поставил его напротив и чокнулся с ним.
– Твое здоровье!
«23:17. Я напился. Зачем? Что пугает меня?»
– Своим появлением Ты сделал хуже всем, даже себе. Не веришь? Думаешь, мир станет лучше? Думаешь, если после смерти мамочки кто-то узнает про нее гадкие подробности и свершенное над ней наказание, это сделает его добрее? Думаешь, если кто-то с детства будет знать, что за грехи реально жарят на огромной сковородке, он не привыкнет к этой мысли настолько, что она перестанет его пугать? Думаешь то, что мы знаем теперь о реальности загробной жизни, не облегчит нам земное существование? Ты знаешь, что молодость беспечна? Очень скоро создастся всемирная партия молодых людей с названием «Анамнаплеватьчтоснамибудетпослесмерти» и возглавит ее «золотая молодежь», сынки олигархов, которые пустятся во все тяжкие и их некому будет остановить. Стыда из-за Твоих разоблачительных смс уже теперь стало столько, что скоро он перестанет быть стыдом. Исчезнет сдерживающий фактор. Официальная церковь разрушится, но самое главное – рухнет наука. Мы перестанем развиваться. Зачем тратить время на познание мира, если все объяснимо без всякого труда – мир есть Ты и воля Твоя. Перед раскаленной сковородкой нам всем отмерено не слишком много лет, так проведем их в грехах и веселье! И даже Ты скоро перестанешь нас пугать, потому что только непознанное и необъяснимое, чем Ты был для нас до Контакта, внушает животный ужас, уважение, покорность; к любой реальности, даже самой ужасной, можно привыкнуть и принять ее как неизбежное зло. Ты станешь неизбежным злом. Разве Ты этого хотел? Ты этого добился!
Академик захлебнулся. Он лихорадочной рукой стал заполнять неразборчивыми каракулями блокнот. «Останови меня! Останови меня или завтра ты станешь галлюцинацией!» Грандиозная картина Апокалипсиса, которую он напророчил, стояла у него перед глазами. Он не знал, что превратил свой стол и кухню в свинарник. Под столом валялась пустая банка из-под пива и куски деликатески, на которые он наступал, оставляя жирные пятна на полу, стол был залит из перевернутого стакана водкой, он уронил табурет и дважды чуть не упал, добираясь до туалета, а в туалете расколотил флакон туалетной воды, которой хотел подушиться. Облегчившись, вернулся в кухню и обозрел картину разгрома. Его передернуло. Снова включилось логическое полушарие. И тут он увидел свое долгожданное чудо, необъяснимое с помощью логики. В луже водки лежал его разряженный выключенный телефон.
И экран у него светился!

СИСТЕМЩИК

Он создал этот мир за шесть дней и сказал, что это хорошо, но потом еще четыре миллиарда лет совершенствовал систему. Работа над ней продолжается до сих пор.
Он существовал как бы в двух временных отрезках, взаимно дополняющих друг друга. Когда он последний раз сладко зевнул и потянулся, на Земле успели пройти две жутких мировых войны подряд. Когда во время ночного тэта физик говорил, а он молча слушал, он оценил ситуацию, увидел в мельчайших подробностях плачевные последствия своего шага в будущем и признал ошибку за время, которое человеку нужно для того, чтобы мигнуть. Поэтому он хоть и все успевал, за всем следил, был в курсе всего, он не мог позволить себе лишний раз расслабиться и попить чайку.
Зачем ему вообще все это было нужно? Кто обязал его к этой запредельной задаче и обязанности? Никто. Тамагочи . Как это обычно бывает: сначала играл, потом втянулся. Мы в ответственности за тех, кого приручили.
На его сверхмощном компьютере стояла операционная система «Земля-Космос-экстрим» и было три рабочих стола: «Вчера», «Сегодня». «Завтра». «Сегодня» – основной и самый важный. Абсолютно все, что он задумывал и осуществлял, все, что исполнялось по его воле на Земле и в космосе, происходило сегодня, сейчас. Когда на гору Олимп  спускалась ночь, ровно в ноль часов ежедневно все файлы с рабочего стола «Сегодня» автоматически перемещались на рабочий стол «Вчера», архивировались и становились неисполняемыми, то есть неизменяемыми. Даже он не мог их изменить, так он настроил систему, чтобы избавить себя от искушения. Зря фантасты мечтали о машине времени, чтобы с ее помощью проникнуть в свое историческое прошлое, изменить его и тем самым изменить настоящее и будущее. Это было невозможно, потому что время текло не линейно, из прошлого в будущее, а вытекало из настоящего в прошлое и в будущее одновременно. Это тоже придумал он. Нельзя было вернуть вчерашний день. Изобретатели машины времени могли побывать только в будущем, да и то от этого им было мало толка. Будущее находится в жесткой зависимости от сегодняшнего дня, а сегодня каждый сам может улучшить свою будущую жизнь. Для этого ему не нужна машина времени.
Рабочий стол «Завтра» он использовал редко. У стола была единственная особенность: любой файл, скопированный и перенесенный из «Сегодня» в «Завтра» автоматически видоизменялся так, что можно было с абсолютной точностью увидеть, во что выльется то или иное изменение или дополнение в системе сегодняшнего дня и успеть отменить его до ноля часов. Эта аналитическая точность раздражала. Интереснее было ошибаться. Ошибался он часто, благо последствия расхлебывал не он. В углу у него пылились два древних компьютера со сгоревшими процессорами, гораздо более древних, чем его новый, сверхмощный. Он не любил о них вспоминать. То были страшные ошибки.
Сверхмощный рабочий компьютер «Земля-Космос-экстрим» был, кстати, запараллелен, то есть, объединен в локальную сеть с двумя другими компьютерами, которыми он пока не пользовался. Зачем? Спросите о чем-нибудь другом. Например, почему для своей точки отсчета он выбрал гору Олимп. Ответ: из любви и уважения к греческим сказкам, которые нравились ему гораздо больше мрачных жестоких сказок Библии. В благодарность он подарил древним грекам философское понимание, что Бог есть у всех и у всего и имя ему Природа. Он наделил все живое вечным стремлением к Совершенству. Это была его фраза, к сожалению принятая за иронию: «Если бы лошади могли рисовать, они изобразили бы своих богов в виде лошадей». А камни соответственно в виде камней, молекулы – в виде молекул. Ну и так далее.
Он вел свой блог в Живом Журнале, который никто не читал, потому что он не был известным политиком или звездой шоу бизнеса, хотя там была масса интересных мыслей о жизни. Редкие посетители оставались равнодушными и быстро уходили с его страницы. В прозе он снискал себе больший успех. У него был хороший слог. Пара или тройка писателей, имена которых начинались на «Лев» и на «Цезарь» были одной из его ипостасей. Он был велик, многогранен, талантлив.
Однако его взвешенное решение о Контакте оказалось не таким уж и взвешенным. Выслушав пьяную речь будущего нобелевского лауреата (никакой Нобелевской премии ему, конечно, не дадут), он какое-то время боролся с искушением перекинуть Контакт на рабочий стол «Завтра» и проанализировать его, хотя все было ясно и так. Он поторопился, человечество снова было к чему-то не готово. Оно всегда было к чему-то не готово, а он продолжал любить его. И продолжая любить, он открыл исполняемый файл «Контакт» и отменил процесс загрузки. Конец мобильным сообщениям. За истекшие миллиарды лет его рука срослась с мышкой, и он действовал почти не глядя.
Взвихрились с заснеженных равнин и полетели обратно в небо снежинки. Трамваи поехали назад. Папа Римский так и не вышел на балкон. Президент США пожалел о своем решении. Генералы мобильной связи доказали, что для них еще есть что-то святое, кроме прибыли и опять отменили плату, введенную на входящие смс. Наука не сменилась мракобесием, люди не разучились задавать себе трудные вопросы и отвечать на них. Мерседес выплыл из реки. Вика Миронова выросла хорошей дочерью. Контакт не состоялся, Он снова стал сказкой для всех. Все было просто, так просто. Один щелчок.
Еще не время. Оно еще придет. Почему же Он был так разочарован, что не нужен, как ребенок, с которым в песочнице отказались играть другие дети?
Но в программе осталась неснятая галочка в чебоксе «Альтернативное решение». Ошибка с последствиями, расхлебывать которые было не ему.

СИЯНИЕ

– Смотри! – сказал молодой человек, продолжая обнимать за талию свою любимую, с которой сидел на берегу одной великой реки и строил планы на остаток ночи. Вода блестела, звезды мягко светились. Где-то далеко на севере завывали морозные ветра, мела декабрьская пурга, заметало снегом дороги. Люди кутались в шубы. Здесь была прекрасная погода. Пальмы росли, и жизнь текла своим чередом.
– Смотри!
Они вскочили. Девушка вскрикнула. Они не видели ничего подобного. На небесном своде прямо поверх звезд и луны кто-то гигантскими сияющими буквами писал послание. Буквы возникали одна за другой. Молодые люди зачарованно следили за ними, шевеля губами. В селении за их спиной завыли собаки. Одно за другим стали освещаться окна, из домов, наспех одетые, выходили люди.

Конец
05.11 – 29.11.2014 гг.


Рецензии
Рад видеть снова, Цезарь! Я о Вас не забывал и частенько мысленно видел рядом, сталкиваясь с чьей-либо неординарной вещью - как бы Вы на нее отреагировали?

Давненько Вы ко мне не заглядывали и список Ваших новых вещей при беглом просмотре не пополнятся так полно, как бы мне хотелось.Если быть точным - совсем иссяк. За прошедший год ничего нового?! Это не радует, так как Вы талантливы, и тексты таких авторов, как ВЫ немного скрасили бы удручающе неприглядный фон современной русской литературы.

Прочел начало рассказа, сколько позволило сегодня неумолимое время. Завязка свежая интригующая и необычайно зримая до эффекта присутствия. Что препятствует большей плодовитости,Цезарь?

Можно отвечать в личке, если возникнет желание написать мне пару строк.

Сергей Гурджиянц - Ваше земное имя?

----------------------------

"В Ливии какой-то молодой фидаин выстрелил в голову одному из мучителей и убийц полковника Каддафи и получил про убитого такое смс:...".

СМС про полковника Каддафи?! Что, что там, наверху, думают об убитом, взволновался я, читатель? Вот, ведь, до сих пор сильная личность волнует кровь. Читаю: содомит и растлитель мальчиков. И только после слов повинен в убийстве святого Каддафи понял, что речь об Убитом Убийце.

Предложение, Цезарь, следует слегка подправить, чтобы не было пусть и мимолетных, но разночтений.

----------------------

Прочел до конца рассказ. Вы остаётесь неисправимым романтиком, Цезарь.
Я-то , циник, мыслю гораздо прагматичнее,ообенно после тог, как после ссоры с одним из авторов прозы.ру тот выложил обомне земном всё: от точного почового адреса. характере моих земных занятий и о того, где был убит и похоронен в войну мой дед. Размышляя дальше ыв этом направении и зная, чт где-то в СНА нынче есть вервера, накапливающие информацию о каждом и нас, несложно чуть пофантазировать и прдставить программу, аналиирующую нашу личную жизнь и безошибочно выдающую все наши секреты.

Как и каждое новое открытие, это сразу же превратили бы в оружие и затавили бы с поомщь ю него достичь мриовового господства.
Почему-тоя был уверен, что этим закочится!
не верю я людям с некоторых пор, хоть это большой грех. Не верю, что мы способны исправиться даже в случае если на облаке спустится в сиянии сам Спаситель!

А знамения с надписями во всё небо уже были. Если помните, Цезарь - над Сасовым, например в в 89 году, если не ошибаюсь. Там двоичным кодом было некое предостережение, к которому никто не прислушался.

Мне ваш рассказ будет интерсен с родолжением: что дльше произойдет после того, ка Глас Божий пробился таки с Небес до каждого?!
Что дальше было бы с нами?! стали бы ябедничать друг на друга,сводитьсчеты, или ить смертным поем? Любить и объединяться в группы фанатов Госопода? Уверен, те, кому терять будет нечего созададут легионы станистов и воозовут к нему за покроительством.
В одном уверен, появление Спасителя не принесет долгожданное согласие в наши души! Не обнимемся и не побратаемся. Только кровавое сепарирование произойдет: этих налево, а этих - в огненное озеро, как и обещано издревле, чтоб не мутили воду. :)

Ну, и устроит лично Вас, Цезарь, такая развязка? Меня уж точно нет! В том судилище я не вижу чуда, а лишь поражение Высших сил и Вас, как последнего романтика наших дней. :(

Просто сгораю от любопытства увидеть Ваш вариант развития событий после явного рассекречивания Высших сил, не смея Вас просить о продолжении этой истории!

Рой Рябинкин   19.12.2018 17:01     Заявить о нарушении
Рой, я отлично помню вашу поддержку, которую и друзья-то оказать не смогли в страшное для меня время (наверное, они постеснялись высоких слов), и очень рад этой вашей весточке. Я пытаюсь восстановиться. Слишком многое начатое было брошено на середине за прошедшие два года, вот и нет выложенных произведений. Надеюсь, смогу собраться в кулак. Пишу, заканчиваю повесть. Уже сказал себе: "Шиш ты бросишь, пока не закончишь!"

А специально чтобы вас порадовать, выложу сейчас маленький опус "Идеальное литературное произведение", сугубо личный, но забавный опыт. Вы человек, близкий мне по отношению к Литературе и оба мы стараемся помочь в этом плане ближнему своему - вы личным примером и, буквально, косой и молотом, я - личным примером. Может мое "Идеальное произведение" посеет на этом диком поле нужные всходы.

Кстати, проверил себя по шкале "идеального произведения", нашел две условно идеальные вещи у себя (третья, надеюсь, сейчас на подходе), одна как раз "Контакт". Так что вы в нужном месте))

А имя, да, мое земное. Черт меня дернул когда-то проявить слабость и стать Цезарем Карояном...

Цезарь Кароян   19.12.2018 15:44   Заявить о нарушении
Пока не вижу.

Рой Рябинкин   19.12.2018 16:07   Заявить о нарушении
Уже выложил)))

Цезарь Кароян   19.12.2018 16:08   Заявить о нарушении
А я дополнил рецензию, так как Ваш рассказ меня взбудоражил и разбередил фантазию! Забыл даже о привычном редактировании. :) Спасибо Вам за это.

Рой Рябинкин   19.12.2018 17:03   Заявить о нарушении
Во всех искусствах есть композиции закрытые, а есть открытые, выводящие за рамки произведения, будь то кино, картина, литературное произведение и т.д. И те и другие рождают послевкусие - размышления и чувства, возникшие во время и после употребления. В закрытом произведении поставлена сюжетная точка и добавить больше нечего, в открытом остается простор разыгравшемуся воображению. Но для себя, Рой, я всегда ставлю рамки даже в открытой композиции. За рамкой может быть что угодно, рожденное уже не логикой писателя или его идеей, а логикой читателя и тем, как лично он понял прочитанное. Тягаться с фантазией читателя у меня нет возможности, я погрязну в "а если...", я просто уважаю любого читателя и считаю его равным себе, хотя не всегда это так, к сожалению. Надеюсь на читательский ум, на фантазию, на его чувства. То, что вы мне предлагаете, Рой, лежит за рамками этого произведения. Нельзя исчерпать мир настолько, чтобы предсказать абсолютно верно, что может случиться, если нам аршинными буквами на небе будет писать бог какую-то ерунду. Но можно от души пофантазировать на эту тему, если текст зацепил, чего, собственно, я всегда и стараюсь добиться.

А продолжение, что ж, можно написать. Их часто пишут, даже удачно. На "Остров сокровищ" один писатель откликнулся романом "Приключения Бена Ганна" и когда-то мне продолжение гораздо больше нравилось, потому что написано оно было очень насыщено, не по-детски, как у Стивенсона, к тому же открывало многие тайны, которые остались за кадром у Стивенсона, но перечитываю я все же "Остров сокровищ", а не "Бена Ганна". Не хочу оказаться в таком положении, но и не против удачного продолжения.

Я ведь по сути начал писать "Контакт" с единственной мыслью - "с паршивой овцы хоть шерсти клок". Т.е., если на мой взгляд от религий нет человечеству на этом этапе развития вообще никакого толку (уже не говорю, что и в бога я не верю), то хоть что-то она могла бы дать. Например, если бы все сразу после смерти субъекта могли точно узнать, куда он попал, а дальше судить, какой был субъект при жизни - была бы польза. Стыд многие нехорошие вещи остановил бы. А пока обдумывал да писал, пошло-поехало. Стыд бы? Ха-ха! И прочее подобное - тоже ха-ха. И вот мерзкие операторы мировых сетей уже вводят опять тарифы на входящие смс, наживаясь даже на божественных посланиях, Негодяи из правительств, церковники... и только ученый посмел возражать, увидел логическую картинку того апокалипсиса, которое ждет человечество, если Контакт продолжится. А сам Господь?.. Кто он, как не халтурщик? Ведь он создал весь мир за шесть дней и даже сказал, что это хорошо, А ПОТОМ 4 МЛРД. ЛЕТ СОВЕРШЕНСТВОВАЛ СИСТЕМУ. Если "хорошо", то почему она так несовершенна, наша система? И что это за сгоревшие системы, которые хранятся в углу его комнаты? Что было до нас? Что станет с нами?

Понимаете, Рой, не я должен продолжать, а читатели. Я выполнил поставленную задачу, дальше, за рамками произведения действует уже читатель. Я уважаю читателя. Оставим ему простор для воображения. Сколько ценных мыслей может родится у него, если не пытаться разжевывать все до донышка. Да и есть ли тут дно?

За фразу с Кадаффи отдельное спасибо. С уважением к вам!

Цезарь Кароян   19.12.2018 18:10   Заявить о нарушении
Не знаю, возможно вы не видели, есть у меня повесть "Хроники Ада. История Цветочника", а еще должна была быть вещь "Рай", как продолжение, все как вы хотели с "Контактом", но не случилась. Многое у меня не случилось к сожалению. Трудно возвращаюсь...

Цезарь Кароян   19.12.2018 18:20   Заявить о нарушении
Согласен, Цезарь, реакция читателей ни к чему не обязывает писателя.

Вашу классификацию "открытых и закрытых" сюжетов я называю по другому: сюжеты двойным дном и без него, но мы говорим об одном и том же. Думаю, второе дно, скрытое течение, открытый сюжет, назови как хочешь, - признак глубины замысла сочинителя и его удача, так как такое произведение читатель открывает для себя всю жизнь, взрослея и осознавая глубинные его слои.

Вы неверующий человек? Как так? даказательства совершенной божественности мироздания — вокруг нас, над головой и в микромире.

Если захотите продолжить этот разговор - приходите ко мне в личку,чтобы общаться без оглядки на замечания непрошенных визитеров.

Тезисно:физический мир совершенен. Мир людей - нет. Вы не сможете отрицать, что наша планета прекрасна и во время бурь и в при ясной погоде.

Но люди - особый разговор. Мы люди, а не биороботы. Мы созданы Отцом со свободной волей и свободой действий. Потому всё, что творим - нам и расхлёбывать. Нельзя винить в этом нашего Создателя. Мы слишком молодая цивилизация, мы делаем ошибки тогда,когда отказываемся от морали, заложенной им в нас при рождении (совесть)и данной Иисусом в своих проповедях.
Я бы не смог жить сейчас, разочаруйся я в учении Христа. Просто не смог бы. В молодости я совершал ошибки, которым нет прощения, но сейчас я бы этого не смог сотворить, так как понял, что мораль пронизывает всё мироздание.

Коме того я от природы имею повышенную чувствительность ощущать то, что не всем дано. Прочтите у меня коротенький очерк "Накаркал". Это быль и таких случаев у меня в жизни было множество. Но я о них даже не пытаюсь говорить вслух - не поймут, а засмеют. Но они только укрепили моё убеждение, что мир намного сложнее, чем представляется ограниченным материалистам.

Рой Рябинкин   19.12.2018 21:52   Заявить о нарушении
Прочел ваш рассказ "Накаркал". А вы нежная стыдливая душа, тогда еще умели краснеть, да еще на пустом месте.) Что касается существа текста, я никогда не пытался объяснять такие вещи, да у меня бы и не получилось, а глупости говорить не хочется. Слишком я мало знаю, чтобы объяснять это. Могу вас только поздравить, что вы обладаете способностью предчувствовать то, что вас не касается хотя бы в малейшей степени. Предчувствовать то, что касается непосредственно нас любимых более-менее могут все. Объяснить не могут по-прежнему.
А еще мне очень понравились ваши "Спасти 440 евреев". Специально посмотрел состав населения Литвы (офиц. данные за 1923 год) до 40-го года. И что хочу сказать про евреев. В 1290 их после погромов поголовно изгнали из Англии, потом был погромы во Франции, Испании (поголовное изгнание в 1490), и далее по списку завершив Польшей и Украиной, пока не истребили 40% еврейского народа, а остальные (гораздо больше оставшейся в живых половины не оказались за теплой пазухой Российской империи, где погромы приняли совершенно незначительный и редчайший характер, а после Русской революции абсолютно прекратились и возродили вновь в странах Европы 20 века со всей свирепостью, какую только можно себе представить... так я о чем? есть анекдот "Если уже третий муж бьет по морде, может быть дело в морде?" А ведь били евреев всегда за одно и тоже. А все они никак не могут понять, за что? Вот и в современной России уже просто край настал, а ведь никакой злобы к ним нет, так, ироническая ухмылка, не больше. А они прямо с цепи сорвавшись, охаивают Русь, царизм, СССР, теперь Россию, где же ум и совесть, просто не понимаю? Где элементарная благодарность?
Вот меня понесло, после вашего "Спасти 440 евреев". Извините, люди!!!

Цезарь Кароян   20.12.2018 14:56   Заявить о нарушении
Мои бурные дискуссии с ними в прошлом. "Мы вас спасли от уничтожения в газовых камерах!" - взывал я к ним. "Нас спас бог, а не вы!"- парировали они мои попытки наладить контакт с ними.

Рой Рябинкин   20.12.2018 17:36   Заявить о нарушении
Справедливости ради нужно сказать, что никто из Советского Союза не спасал евреев от газовых камер. Били немцев, румын, венгров, словаков, итальянцев, в основном немцев. Так и писали лозунги: "Бей немцев!", а не это ублюдское, как сейчас пытаются представить "Бей фашистов!" - неправда это! Евреи, которых не успели арестовать и закрыть в концлагеря, почти все бежали на Запад, оттуда в Америку. СССР тогда в войне не участвовал и политика у него была не на высшем уровне, как у всех в Европе соглашателей. Лояльная по отношению к гитлеровской Германии. Мы пытались тогда изо всех сил выиграть время. Но время пытались выиграть и англичане с французами, а американцы вообще были как Паниковский, фальшивый слепой. Но евреев мы не спасали. Те, что смогли, спаслись сами, уйдя на Запад. Почитайте Ремарка, много Ремарка, это классик - а классик не пустые слова. Мы лишь косвенно спасли их, уничтожив немецкие полчища и открыв ворота концлагерей чудом оставшимся в живых ВСЕМ уничтожаемым, не сортируя их на евреев и не евреев, там кого только не было по национальности. И только граждан СССР из концлагерей не спасли, какой бы они не были национальности. Посадили всех в теплушки и отправили поголовно в тыл, в Казахстан, в наши зоны, на разборку, кто есть кто, там многие и сгинули. Шпионов и предателей искали, а как их найдешь?

Цезарь Кароян   20.12.2018 17:59   Заявить о нарушении
Еще раз убеждаюсь, что на многие вещи и события истории мы смотрим одинаковым взглядом, Цезарь :) Как я заметил в своих "Мыслизмах" - это признак одинакового менталитета.

"Мы лишь косвенно спасли их, уничтожив немецкие полчища и открыв ворота концлагерей чудом оставшимся в живых ВСЕМ уничтожаемым, не сортируя их на евреев и не евреев".

Да, это и я имел в виду: спасали вместе с другими. Кстати, и евреи бились с немцами насмерть. Героев Советского Союза среди них немало.

Жаль что это обстоятельство не сроднило нас. :(

Предлагаю закрыть эту тему, Цезарь. Есть гораздо более интересные вещи, чтобы поразмышлять над ними. Будет время, загляните ко мне в личку.

Рой Рябинкин   20.12.2018 18:33   Заявить о нарушении
"Жаль что это обстоятельство не сроднило нас. :( "

Почему не сроднило - сроднило! Включите хотя бы телевизор. Как передача о судьбах России, обязательно евреи - волнуются, спорят, значит не равнодушны. Очень многое сроднило. А в последнее время и армяне подключились к русской политике. Волнуются, спорят, значит не равнодушны.) Я вот армянин. Нечисто что-то у нас, не по стандарту идет... армяне есть - а вы, Рой, случайно, не еврей? была б нас пара)

Согласен, занесло тему в трясину. Да и не было темы, случайная она. Всего доброго.

Цезарь Кароян   20.12.2018 18:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.