Магия старинной фотографии

        Однажды в маленьком провинциальном городке Российской империи шесть милых девушек собрались в небольшом фотографическом салоне. Им было по восемнадцать - пора надежд и мечтаний. Прекрасные своей юностью, они прихорашивались в прихожей  перед большим зеркалом в резной оправе. Галантный фотограф долго их рассаживал на резной скамейке и плетёных стульях на фоне декорации с колоннами перед старинным фотоаппаратом, добиваясь совершенной композиции. Ещё минута, сейчас фотограф накроется чёрной накидкой, яркая вспышка магния – и мгновение остановится, запечатлённое на фотопластинке. 

         Фотографии в те времена обычно клеились на плотный картон, а на обратной стороне помещался бланк почтовой открытки. На обороте фиолетовыми чернилами с типичной каллиграфией того времени выведено:

      Пусть Ангелъ Хранитель тебя укрываетъ
      Отъ всякой невзгоды земной,
      Пусть юное сердце твоё не узнаетъ
      И тени беды никакой

   
    23/V 1915 год

     Прошло сто лет. Старинная фотография теперь  хранится у меня. Она досталась мне  благодаря запечатлённой  на ней милой девушке в платье с белым воротничком.  Спустя целый век фотография не потускнела, не потеряла чёткости и удивляет совершенным мастерством фотографа. Какая-то завораживающая магия есть у многих старинных фотографий. Это всегда безупречная композиция и необыкновенно выразительные глаза – насмешливые, мечтательные, печальные...

        Она не потускнела, эта фотография, хотя не всегда нежилась в бархатном альбоме. Шла Первая мировая война, городок занимали то польский корпус, то германские войска. А кто-то из этих девушек не дождался с фронта своих любимых.

        Фотография не сгорела в топках буржуек во время гражданской войны и военного коммунизма. А девушка с белым воротничком в тревожном 1920-м встретила своего суженного и вышла замуж. Через год у неё родился первенец, а потом ещё два сына. Она была ласковой и кроткой, по-тихому упрямой и самоотверженной. Работала провизором в единственной в городе аптеке, и её милый младшенький говорил, что мамина работа пахнет лекарствами. Жизнь налаживалась, старшие сыновья уже были студентами, а младший готовился в первый класс.

         А потом он настал, этот воскресный день 1941-го. И в первых числах июля войска германского вермахта  вошли в городок. Захватчиков ненадолго выбили из города, и во время этой короткой передышки  семье удалось эвакуироваться. Всё нажитое за долгие годы бросили, закопали в яму во дворе, где всё и пропало, с собой забрали только самое необходимое. Но эту фотографию вынули из тяжёлого бархатного альбома и взяли с собой.

         И были скитания на телегах по горящей Украине, где беженцам, наконец,  удалось продать лошадей и сесть в поезд, идущий на восток. Железнодорожные станции с нефтеналивными цистернами, тревожный рёв паровозов и дым, дым…   Бомбёжки железнодорожных составов на бреющем полёте... Поволжье, Узбекистан, сотни беженцев на вокзалах и люди, умиравшие от истощения прямо на полу станционных зданий... Узбекский кишлак, уральское село, холодный подвал и голод, голод... И гложущая душу тревога за старших сыновей, от которых с самого начала войны не было с фронта никаких вестей... Суровые, холодные уральские зимы, когда ветры наметали сугробы по самые крыши, и нежная весна с пьянящим ароматом степных тюльпанов, ярким ковром покрывавших степь... Жаркое лето и беспощадная, выматывающая душу лихорадка, истощение от голода и лишений... В тот чёрный августовский день её маленький сын не отпускал  исхудавшую мамину руку до  последнего её вздоха. Его мама, девушка с белым воротничком со старинной фотографии, навсегда осталась лежать в чужой и далёкой уральской земле...

        А фотография уцелела, её не пустили  на растопку, не помяли и не порвали, не потеряли при переездах. Она вернулась в родной город, кочевала по коробкам  и альбомам, пока, наконец, не нашла своё место. Старинная фотография и сейчас удивляет своей выразительностью и нежностью фотографа к своим моделям. Он вложил в свою  работу талант и душу.   Может для того, чтобы спустя  100 лет я  смогла рассказать Вам об этом.



Примечание. Возможности текстового редактора не позволили мне отобразить букву ять в стихотворении.
Фото из личной коллекции  автора



C этой миниатюрой связана моя небольшая повесть
"Долгое эхо детства", приглашаю ознакомиться и сердечно  благодарю за внимание
http://www.proza.ru/2015/04/30/2086


Рецензии
На это произведение написано 90 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.