Часть 3. Две невесты

                Часть 3. «Две невесты»

        Вот наконец показался заветный хутор N.  Андрей Петрович был счастлив. Его мучениям подходит конец. Сердце уже так истосковалось по родному дому, что только слово честного человека еще держало его в пути. Где-то там, уже совсем рядом, был родной хутор и отчий дом.
        «Сейчас отдам письмо Марии Николаевне, она уговорит батюшку и все, князь будет освобожден» - такие счастливые мысли крутились в его голове. Но когда бричка въехала на хутор, Андрея Петровича вдруг словно по голове ударили:
       -Господи! Какой же я дурак! Остолоп… Нет, только в моей дурной головушке могли родиться такие наивные мысли – ругал он себя на чем свет стоит.
Кузьма заметил резкую перемену в настроении хозяина, от счастья, до полного разочарования. 
       - Что-то случилось, Андрей Петрович? – испугался Кузьма.
       -  Да нельзя нам так сразу к г-ну Х-ву. Злой он на всех, кто связан с князем. И про нас как узнает, с каким делом прибыли, так чего доброго прикажет заковать, да следом за князем в темницу отправит.
      - О, господи, горе-то какое – запричитал Кузьма.
Тюрьма ему совсем не нравилась. Уж лучше дождь, да три дня в пути.
      - Что ж делать, барин, будем? Куды податься?
      - Вот! Ты молодец, Кузьма! – Андрей Петрович подпрыгнул от осенившей его идеи.
      - Сначала надо разведку сделать, а потом уж и в гости пожалуем. Поехали вон до той хаты, пока там станем, потолкуем с хозяином о людишках, что в хуторе живут и про г-на Х-ва порасспросим побольше. Там и решим, что дальше делать.
     С этими мыслями Андрей Петрович и Кузьма подъехали к хате. Хозяин оказался приветливый добродушный толстяк. Он предложил гостям перекусить и расположиться на ночлег. День клонился к закату. Незаметно ужин перешел в ночную трапезу. В гости к хозяину набилось еще трое приятелей. Они бурно обсуждали последние городские новости и попивали самогон. Андрей Петрович подсел поближе. Дружба завязалась быстро, примерно со второго стакана. Новые приятели хлопали Андрея Петровича по плечу, рассказывали байки-небылицы из бытности их отцов и дедов и как-то потихоньку разговор съехал на помещика Х-ва. Ох каких интересных историй наслушался Андрей Петрович в ту ночь. И про приведение, которое держало в страхе весь хутор и про черную вдову, прапрабабку Х-ва и про таинственный пруд, что имелся у г-на Х-ва рядом с имением и про живой лес. Все эти байки до того хороши, что заслуживают отдельной главы, но… у нас совершенно нет времени, князя Ч. того и гляди повесят, пока мы тут с вами лясы будем точить. Я расскажу вам эти истории в другой раз. Договорились?
В общем, Андрей Петрович, совсем измученный «тайнами» хутора N., наконец-то добрался до интересующих его обитателей, г-на Х-ва и его семейства.
Мужички живо описали ему трагедию четырехлетней давности, конечно сильно приукрасив факты, и доложили, что сейчас г-н Х-в живет вдвоем с дочерью. Мария Николаевна практически не выходит из дома. Ноги ее не могут совершать долгие прогулки. Г-н Х-в привозил ей разных женихов, устраивал много раз вечеринки и даже один раз давал бал, но…девушка отказывалась осчастливить кого-либо рукой и сердцем. Слишком сурова. Слова не вымолвит. А еще, лицо ее всегда скрывает накидка. Одни глаза горят, как два уголька. Некоторых женихов сей факт пугал, а некоторых, что посмелее, наоборот подстегивал, но результат все тот же.
А всем хозяйством в доме заправляет двоюродная сестра покойной маменьки. Да, мы забыли сказать, что матушка Марии Николаевны сошла с ума от горя и очень быстро покинула этот мир. Так вот сестра ее, Наталья Петровна, оказалась дамой хваткой. У нее был жесткий, даже мужской характер. Женихов своих она до того застращала, что потихоньку все скрылись из поля зрения и осталась она в поздних девицах. Узнав о несчастье в семье сестры, Наталья Петровна оставила город и прибыла «дышать чистым воздухом», «помогать по хозяйству бедному г-ну Х-ву и его бедняжке дочери».
Авторитет Натальи Петровны быстро подавил робкие протесты г-на Х-ва, а Марии Николаевне было вообще глубоко безразлично, кто будет руководить их домом. Она жила на своей половине и практически никуда не выходила. Наталья Петровна ее не сильно доставала своим присутствием.
        Попасть в дом Х-вых, было не простой задачей. Всех посетителей встречал отряд из сурового сторожа, своры цепных собак и подзорной трубы Натальи Петровны, что находилась на самом высоком балконе имения. Это был наблюдательный пункт домоправительницы. Там же была комната с двумя огромными книжными шкафами. Раньше книги читали все в семье Х-вых, но со временем и с последними событиями, книги позабросили. Теперь же они пылились в комнате Натальи Петровны, пардон, в рабочем кабинете г-жи Ф. Еще в рабочем кабинете был письменный стол, на котором Наталья Петровна любила разложить листы бумаги и составлять какой-нибудь план. А гордостью стола была табакерка и трубка старинной ручной работы. Наталья Петровна очень уважали-с табачок-с, и потому все было равномерно засыпано пеплом и крошками табака. Их бы смахнуть со стола, не говоря уже о пылюке в шкафу, но… В комнату Наталья Петровна никого не допускала и потому все это безобразие цвело тут махровым, пышным цветом. Осталось упомянуть еще диван, скромное пристанище для усталого тела. Вот собственно и все.
         Узнав подробности жизни семьи  Х-вых, Андрей Петрович составил план «захвата имения». Он приобрел у хозяина хаты огромный горшок с одиноким, но очень красивым цветком. Это была приманка, на которую должна была клюнуть Наталья Петровна.
        На следующее утро бричка Андрея Петровича покинула ночлег и подкатила к воротам усадьбы Х-вых.
      
 - А ну стой! Куда прешь?! – грозно встретил гостей сторож имения.
Он резво бросился прямо под копыта лошадей. Следом выбежала свора собак.
      - Нам бы до г-на Х-ва! – изо всех сил хрипел Кузьма, пытаясь перекричать лай собак.
      - По какому делу?
      - По личному.
      - Еще чего удумали! Какие - такие у вас личные дела с моим господином?
      - Да не у меня, у моего хозяина, Андрея Петровича.
Андрей Петрович привстал в бричке и приветливо кивнул сторожу.
      - Уберите собак. Мне нужно увидеть одну даму, что живет в вашем имении.
      - Даму? – сторож удивленно замер.
      - Да. Наталью Петровну. Мне сказали, что она тут живет.
      - Ну да. Хорошо. Проезжайте.
Лошади тронулись и сделав десяток шагов замерли у крыльца. Андрей Петрович еще не успел открыть рта, как сверху, с крылечка, прогремел глухой, женский голос:
       - Ну и зачем вам Наталья Петровна?
Это была Наталья Петровна собственной персоной. Андрей Петрович, в кои-то веки, не растерявшись, весело выскочил из брички. Горшок с цветком он сжимал обеими руками, словно боясь ненароком оступиться и разбить ценный подарок.   
      
      - Вот, Наталья Петровна! Это Вам!
      - Зачем мне эта дрянь?
Наталья Петровна брезгливо отвела в сторону ценный подарок.
      - Я так рад! Я так счастлив!
       - Чему? Вы не в себе?
       - Я знал, что увижу Вас и вот решил сделать Вам приятное-с, купил цветы. Я знал, что они Вам понравятся.
      - Эк дурень-человек  – хмыкнула Наталья Петровна, но уже  более дружелюбно. Видно ее каменное женское сердце все-таки дрогнуло от такой встречи.      
       - Я проехал много миль, что бы увидеть Вас! Я столько о Вас наслышан! – продолжал петь Андрей Петрович.
        Наталья Петровна, утомившись от дифирамбов, пригласила пылкого гостя в дом. Это был редчайший случай! Еще никто не мог похвастаться, что бы Наталья Петровна пропустила незнакомца в дом, не получив предварительно рекомендательных писем. Теперь же Андрей Петрович болтался в огромном холле, с цветочным горшком в руках и безумолку трещал о красоте дома, о великолепной хозяйке, что он не ошибся, направив коней к их имению. Наталья Петровна совсем разомлела от этих слов. Она давно уже смирилась с печатью «старой девы», а тут этот молодой господин, с цветами, так жарко поет, что сердце так и норовит растаять.
        «Странно, что он до сих пор холост. Не дурак вроде и симпатичен». Мысли в голове Натальи Петровны все крутились, крутились, ища подвох.
      - Ладно, господин хороший.
      - Андреем Петровичем величают – услужливо подсказал Андрей Петрович.
      - Ну да. Это. Вы, в общем, проходите в гостиную, присаживайтесь пока. А мне надо Николаю Петровичу о вас доложить – с этими словами Наталья Петровна ушла.
Андрей Петрович немного отдышался. Ох как тяжело ему дался первый бой с Натальей Петровной. Дама была как крепость. Неприступна и холодна. Андрей Петрович лихорадочно огляделся, нужно было как можно скорее найти комнату Марии Николаевны и передать ей письмо. Но все было не так-то просто. Имение было большим. Господский дом тоже. Комнаты шли и налево и направо от холла и даже на второй этаж. Где тут искать дочь Х-ва?
      Решено было, что Андрей Петрович будет прорываться изнутри, а Кузьма попробует узнать окна Марии Николаевны снаружи.
      Наталья Петровна вернулась с Николаем Петровичем очень быстро. Видно они не хотели оставлять гостя надолго одного.
Г-н Х-в был гораздо мягче своей родственницы. Он принял Андрея Петровича вполне радушно. Приказал накрыть стол в чайной комнате. Сказал, что гости в их доме уже месяца два как не появлялись, и они немного заскучали за городскими новостями. Андрей Петрович был рад рассказать им последние сплетни, благо князь Ч. Наговорил ему их предостаточно. Расчувствовавшись, хозяин предложил Андрею Петровичу остаться на ночлег.
     - Да и дочка будет рада с новым человеком поболтать, а то сидит себе взаперти, никуда выходить не желает.
     Наталья Петровна неодобрительно прицокнула языком:
   - И не надо ей выходить. От этих мужчин одни только неприятности.
   - Полно тебе, Наташенька, она молодая еще, замуж бы ей. Чего в девках сидеть?
Николай Петрович горестно вздохнул и посмотрел в окно. Видно было, что он очень любит свою дочь, но увы…ничего не может поделать.
Андрей Петрович очень обрадовался возможности увидеть Марию Николаевну.
      «Такая удача! Отдам ей письмо и все, совесть чиста» - думал он.
Бедный Андрей Петрович. Он совсем не разбирался в тонкой женской организации. Он так увлекся конечной целью своего предприятия, что не заметил какое зерно он заранил в душу Натальи Петровны. Несчастная женщина уже приступила к рассмотрению гостя как своего потенциального жениха и теперь Мария Николаевна могла ей спутать все карты.
     Устроив Андрея Петровича в гостевой комнате, Наталья Петровна дала ему тридцать минут на приведение в порядок туалета и тут же предложила прогулку, чтоб показать свои владения. До ужина была еще уйма времени. И значит «раскусить и очаровать» Андрея Петровича тоже. Расчет Натальи Петровны был предельно прост: рассмотреть,  что за фрукт и если ничего, то сразу брать в мужья, пока не опомнился.
Андрей Петрович наконец-то понял, в какую переделку он попал, но делать нечего, теперь  придется стоять до конца.
     Мило гуляя по аллее парка, Андрей Петрович и Наталья Петровна беседовали о жизни, о равенстве полов, о том, кто в семье должен воспитывать детей, о том где лучше жить, в городе или в деревне, в общем вопросы были один глобальнее другого. Наталья Петровна хотела «прощупать» жениха до самых потрохов.
     Спасительный вечер опустился на хутор N. Серое небо, из которого наконец-то перестал падать дождь, стало черным и где-то далеко-далеко, у края горизонта, мелькнули первые звездочки. Похоже, погода начинала налаживаться.
        Андрей Петрович появился в гостиной позже всех. Стол был уже накрыт. Горели свечи. Хозяин восседал на главном месте, по  краям расположились дочь и Наталья Петровна.
Сгорая от любопытства, Андрей Петрович упал на стул и вонзился глазами в Марию Николаевну. Увы, накидка позволяла видеть только ее глаза. Наталья Петровна грозно посмотрела на  Андрея Петровича. Она перехватила его взгляд,  изучающий Марию Николаевну, и злой огонек в ее глазах вспыхнул с новой силой. Женщинам бесполезно что либо говорить. У них свой голос, внутренний. Да, иногда он говорит им Бог знает что! Иногда такие глупости, которые даже представить то сложно, но…иногда он видит все прямо насквозь, вот как сейчас, например.  Наталья Петровна поняла, что не ради нее оказался тут Андрей Петрович. И все эти цветы (если так можно их назвать) и красивые речи, все это так … а цель - Мария Николаевна!
Ох, как почернели в этот миг ее глаза. Какими колючими они стали. А губы, еще только, что мило улыбавшиеся, стали одной, еле заметной на лице ниточкой.
      -Будем кушать, или в гляделки играть? – зло спросила она и пристально посмотрела на Андрея Петровича.
Тот растерялся от неожиданности.
      - Наташенька, полно тебе злиться – начал Николай Петрович - Ну что ты за человек? У нас гости, а ты шумишь.
     - Все хорошо – подскочил Андрей Петрович – Вы не переживайте. Да и вообще я сыт. Просто хотел еще раз увидеть всех, поприветствовать, так сказать.
     Андрей Петрович нервно затеребил край скатерти. Нужно было что-то делать. Наталья Петровна грозила в любую минуту сорваться и раздавить либо соперницу, либо неудачника жениха. Андрей Петрович вскочил, залпом, для храбрости, осушил бокал с вином и выдал речь. Он рассказал о том, что случилось с ним в пути, о встрече с князем Ч., о письме к Марии Николаевне и об огромной любви, которая погнала князя в дальние края, на поиски своей возлюбленной. Что никого в жизни он так не любил, как Марию Николаевну, все дни и ночи грезил о ней, летел к ней на лошадях, падал в ямы, но не сдавался. И вот когда он уже был так близок от цели, уже вот-вот ступил бы на порог этого дома, чтобы предложить руку и сердце Марии Николаевне, его по недоразумению схватили и увезли обратно в город, в тюрьму. 
  Андрей Петрович  был весь мокрый от возбуждения. Руки его, то взмывали, то опускались, голова качалась то влево, то вправо в унисон с рассказом. Хозяева были сражены.  Г-н Х-в молчал. Мария Николаевна, закрыв глаза руками, рыдала. А Наталья Петровна, откопав неизвестно откуда носовой платок, всхлипывала и громко сморкалась в него. Слуги, что скопились в дверях, тоже плакали и всхлипывали от жалости к Марии Николаевне и Князу Ч. 
       Г-н Х-в все понял. Он видел, как дрожали руки дочери, когда Андрей Петрович вручал ей письмо князя, видел, как плачет она, читая любимые строки, а потом прижимает листок к губам.
      Делать нечего. Свадьбе быть!!!
      Утром Андрей Петрович покинул усадьбу Х-ва. Дело было окончено, а лавры скромным героям ни к чему.
      Начались подготовительные работы к свадьбе. Николай Петрович срочно отправил гонцов в город, с письмом-требованием об освобождении своего будущего зятя. Вторым письмом он приглашал на свадебное торжество начальника тюрьмы и своего брата, служившего правой рукой оного. Отдельно полетели гонцы в соседские волости и уезды, чтобы ни один из друзей-приятелей не пропустил такое грандиозное событие! Вся округа должна была знать, что честь г-на Х-ва восстановлена, а дочь Марусенька выходит замуж за любимого человека.
      Наталья Петровна решила, что замуж ей все-таки еще рано и потому отпустила Андрея Петровича «на волю».
      И вот привычная нам бричка снова катится по проселочной дороге. В небе, сквозь редкие белые облачка, радостно светит солнце.
      «Домой…домой» - чавкают колеса.
      Милый мой читатель! Какое прекрасное чувство - возвращение домой! Когда тебя усталого, измученного дорогами, непогодой, голодом или наоборот общением и излишествами, несут твои ноженьки к родному порогу, к родным, далеким и нежно-нежно любимым людям… и вот уже знакомые очертания…родная калитка отчего дома…Господи!  Спасибо тебе за жизнь! Спасибо за то, что я могу видеть это, чувствовать, быть благодарным…
         Счастья вам, добрые люди! 


09.07.14


Рецензии