История одного краха

Что у меня за характер? В сорок решила всё-таки окончить институт. Для таких, как я, сделали ускоренный курс, три года. У меня десять классов в анамнезе, три курса заочного пищевого со специальностью "Судовые силовые установки", а потом строительный техникум, техник механик по строительным машинам. Как раз ещё МИРЭА по специальности АСУ технологических производств  и не хватало.

С институтом опять не сложилось, мужу не нравилось, что по вечерам где-то пропадаю. Ещё и мальчики молодые вокруг. Он очень ревнив был. Безосновательно, кстати. Ну, тогда я записалась в школу бизнеса при министерстве просвещения. Где-то полгода - и диплом руководителя малого предприятия в кармане.

И вот школа бизнеса успешно окончена. С работы уволилась. А надоело. Должность уж очень невнятная - диспетчер производства. Не "девушка на телефоне", а... В общем, моя задача была такова: на сборку детали должны поступать вовремя, в нужном количестве и без брака. Для этого существовали "маршрутки", в которых все операции отслеживались онлайн.

Первое время было тяжко. Объём информации огромный. Сначала отследить, все ли материалы заказаны. Потом - поступление на склады. Потом работа с заготовительным участком, чтобы начинали не с самого простого, а с самого трудоёмкого. Для это  маршрутки изучались досконально, наизусть даже. Если в маршруте детали есть обработка на станке ЧПУ, то такую надо делать в первую очередь, станки капризные, гонят много брака, а то и совсем останавливаются.

С диспетчером сборочного - полный контакт. Женщина чуть старше меня, доброжелательная, спокойная. Мы с ней вместе смотрели: что им надо раньше, что позже. У меня заготовительный, слесарный, токарный, фрезерный, ЧПУ, гальваника, прессовочный - и по мелочи ещё. То к конструкторам надо, то к технологам. На каждом участке - свой мастер, не шитый лыком. Я что-то станочнику велю делать, а мастер - другое, что он посчитает нужным. И надо искать компромисс, не конфликтовать. У начальника цеха планёрки, у начальника производства. И все на меня ссылаются, что это я задерживаю процесс.

Когда я пришла работать в институт, то согласилась на должность кладовщицы склада металла и кабеля. На улице, зимой, в тулупе. Главное - рядом с домом. Мы с мужем вернулись из загранкомандировки, на прежнее место уже нельзя было. И выбирать было не из чего. Через три месяца меня пригласили на должность диспетчера. Видимо, заметили рвение и вообще - талант в быстрообучаемости.

Так прошло три года. Второго диспетчера по моей просьбе сократили. Мы просто мешали друг другу. Потом и второго экономиста, я взялась помогать в этом, время свободное образовалось. Ведь я наизусть помнила, где какая деталь и что с ней будет дальше. Времена настали благотворные для предпринимательства. Девяносто второй. Пошли левые заказы. За них платили щедро. Производство-то при НИИ по охранным системам. Всякие дешёвенькие "Спруты", а и периметр в Шереметьево или систему для одного из главных музеев страны - всё делали.

Начальник цеха, с виду добродушный толстячок, обычно сажал меня рядом, когда премии или левак делил. Якобы слушал и моё мнение, кому сколько. В конце говорил: "Ну, и тебе немножко надо, правда же?". И накидывал пару копеек. Знал мой характер. Нам денег не надо, работу давай - так вроде?

Пришла к начальнику производства и с порога:
- Как-то мне обидно.Ответственность чуть меньше, чем у начальника цеха, а зарплата... в разы меньше. Я за троих пашу,надоело. Левак гоните впереди заказов, а потом меня мордой об стол за задержки. Или платите адекватно... или...

Не напугала. Хотел отмолчаться, но потом довольно резко ответил, что лишних денег нет. Написала я заявление на отпуск и второе на увольнение. Подписал с усмешечкой. Много позже зам его рассказал, что не верил никто в то, что я вправду уйду. Хотели поставить зама начальника цеха, так тот следом уволился, но об этом позже. С трудом уговорили кого-то на должность диспетчера, а дальше я не интересовалась.

***

В общем, пока гуляла в отпуске - нашла себе занятие.

Шла как-то из магазина, зашла в пункт проката за кассетами, посмотреть фильмы на видике. Свои-то уже наизусть. Пока выбирала, услышала разговор.

- Как всё надоело. Лариса уговорила на эту приватизацию. Денег уже вложили немерено, а отдачи никакой. Как работали, только зарплаты нет. Кому бы свою долю продать? Хотя бы за тысяч десять.

Так делилась наболевшим немолодая женщина. Я спросила, серьёзно ли она хочет продать долю. Она ответила, что готова, вот только с напарницей, Ларисой, посоветуется. Договорились, что зайду через пару дней за ответом. А озвученная сумма у меня как раз была.

И муж заинтересовался. Помещение уж больно просторное было. Метров двести, три входа. Он тоже готов был открыть своё дело. Работал тогда на сервисном центре "Хитачи" главным инженером. Был одним из лучших мастеров по ремонту видиков и тому подобного. Был... Потом начал выпивать дальше, халтурить, вплоть до того, что его попросили уволиться.

Когда я в следующий раз зашла в прокат - там была эта самая Лариса. Разбитная деваха с кучей детей и мужем-алкоголиком, как я потом узнала. Она объяснила, что и сама выкупит долю. Зачем ей второй человек? Останется хозяйкой, тем более, что много лет проработала, всё досконально знает. Но она посоветовала сходить в соседний пункт проката. "Там девочки не знают, как приватизировать. А я им позвоню, порекомендую."

Девочкам было лет по тридцать пять. И мне чуть за сорок. В школе бизнеса многому научили. Только бухгалтерию я пропустила, по семейным обстоятельствам. Договорились, что вся приватизация за мой счёт. Задним числом оформили меня уборщицей в этот прокат, чтобы числилась тоже членом трудового коллектива. Зарегистрировали ТОО "Юг-сервис". Меня назначили генеральным директором. Вот как!

Первым делом нашла я юриста, чтобы не осталось никаких подводных камней, никаких проблем в будущем. Потом бухгалтера. Дизайнер разработал даже фирменный знак. Провели инвентаризацию. Начали трясти должников, которые взяли напрокат телевизоры, холодильники, детские коляски и прочее. Ведь всё это государство передало нам бесплатно, только работай дальше. Было лишь одно условие: в течение пяти лет не изменять профиль деятельности.

Этот пункт проката тоже занимал немаленькую площадь. Два входа, много пустующего места. Можно было открывать и ремонтную мастерскую без ущерба для проката. Счёт фирмы открыли в банке "Столичный". Там предложили заполнить анкету, указав вид деятельности и перспективы на будущее. Через какое-то время банк нашёл партнёра, готового поставлять некондиционную технику из Европы. Меня это очень заинтересовало...

Летом уехала я с семьёй в отпуск. На юга, к свекрови, на Азовское море. Мы туда каждый год ездили. Пока я купалась и загорала... мои "девушки" открыли в прокате магазин. Развесили по стенам женские шмотки, выложили на прилавки стероиды для качков. Я ужаснулась. Приватизацию в любой момент могли, по моему разумению, отменить или передать другим. Вряд ли так случилось бы, не до этого властям было. Но... в общем - разругались. Заставила этих дам написать заявления о выходе из ТОО, забрала все документы и ушла с гордо поднятой головой. Опять - в никуда. Потом это стало "доброй традицией"...

Погулять на вольных хлебах долго не получилось. Да и характер не тот. Встретила приятельницу из НИИ. Люба жила в соседнем доме, работала в сборочном цехе мастером ОТК и тоже мечтала уйти. В угоду плану требовали брачок пропускать, а ей это было стыдно делать. Разговорились. Съездили к ней на дачу с мужьями. У нас машина, у них домик в живописном месте. Попили чего бог послал. А послал он настоечку на ягодках, вкусную и крепкую. В огороде пропололи, в мансарде что-то доделали. Посовещались. Мужья благословили на начало бизнеса.

Арендовали комнатку с телефоном у бывших комсомольских функционеров. Набрали мастеров-надомников, нашли водителя с машиной. Дали объявление об открытии мастерской по ремонту "всего, что у вас сломалось". Мастеров набирали просто, по объявлениям. А главный вопрос был: много ли чего дома поломал в детстве. Часов, телевизоров, радиоприёмников. Потом в штате оказались четыре подполковника, двое из Генштаба. Меня потом в шутку генералом называли. И совсем молоденькие мальчики тоже хорошо себя проявили. Один - мастер по стиральным машинам, другой вообще на все руки.

Брались за всё, кроме холодильников. Забирали из квартиры, привозили на дом мастерам, отвозили обратно. Царицынский радиорынок тогда уже функционировал, поэтому проблем с запчастями не было. За посредничество брали тридцать процентов с квитанции. Из них платили аренду и водителю. Оставалось немного, но вполне приемлемо.

Как-то зашли в первый прокат, что-то надо было. Там разговорились с пожилым дяденькой. Он оказался каким-то сотрудником районного совета. Взялся нам помочь с помещением. И помог. В одном из соседних НИИ директор за небольшую плату выделил нам комнату под офис и вторую под мастерскую. Его замы подогнали нам пару десятков монтажных столов. Тут и голландский бизнесмен Хендрик Кайпер пригодился со своей некондицией.

***

Начало совместной деятельности было не очень приятным. Но - знаковым. Мы встретились в его офисе. Хендрик оформил своим представителем молодую женщину, ещё кто-то работал на него в Москве... Между делом замечу, что хваткая дама сумела фирму переписать на себя, оставив владельца с его длинным носом в дураках. Но тогда, в девяносто втором, всё было на вид вполне цивилизованно.

Хенк предложил партию видиков, типа наших ВМ-18, по бросовой цене. Причём - вполне кондицию. Тогда они были конкурентоспособны. Нашёлся через знакомых банк, выдавший нам небольшой кредит под небольшой откат. Когда приехали уже подписывать контракт, пришлось долго ждать, пока у голландца закончатся переговоры с другими "малыми предпринимателями". А потом Хендрик резко заторопился в аэропорт, сказав, что по всем вопросам надо обращаться к Ольге.Та отнекивалась, что вообще не в курсе наших дел.

Потом оказалось, что контракт на видике перехватили представители Ижевского завода (думаю, что того самого). Товар им отправлен был морем. Когда разгружали в Рижском порту - оказалось, что контейнер пуст. Кто, когда - никто не узнал по сей день. Судились долго, но, по-моему, закончилось ничем.

***

Хендрик приехал в очередной раз... Заманили его к себе в офис. Шампанское лилось рекой, заверения в дружбе - ещё мощнее. Хенк предложил мне приехать к нему в Голландию. За его счёт. Отобрать товар на месте, чтобы не было недоразумений. От такого предложения грех было отказаться. Паспорт сделали через его фирму, быстро, дёшево. Со мной сосватали некоего Десяткова, шапочное знакомство, но со знанием английского. Он за счёт какой-то фирмы и по их делам. Товарищ оказался пьющий. И в добавок ко всему через пару дней заявил, что у него украли кошелёк со всеми деньгами. Пытался не заплатить за гостиницу. Уже в Москве хвалился, что в дьюти-фри набрал подарков для всей семьи.

Хенк прикрепил к нам переводчика, Арьяна. Повозил нас по складам и фирмам. Меня так вообще как экзотическое чудо. Русских тогда в Европе было ещё мало. Первый раз я попала в Голландию под Рождество. О праздновании есть немного в моём рассказе "Было или...". Тут замечу, что в тёплое время года я одевалась в платья "в облипочку", с декольте, и ходила на каблуках по брусчатке. На фоне невнятных голландок ярко выделялась, ловила восторженные взгляды и довольно сальные шуточки.

Хенк возил на "Филипс" для возможного сотрудничества, на менее известные фирмы. Возил по ресторанам. Может быть, имел виды на более тесное знакомство, но я почему-то почти всегда кого-то с собой привозила, сама не пойму - зачем... Во все другие приезды я старалась одна побродить по Амстердаму и по всей стране вообще. Останавливалась обычно или в столице недалеко от вокзала, на Дамраке, в небольшой гостиничке, недорогой и уютной. Второй вариант - мотель в Вианене, огромный, весь какой-то праздничный. Из него можно было за  час дойти пешком в офис Хендрика в Хагестейне, небольшом городке. Гуляла вечерами, заглядывала в окна - занавесок ни у кого не было, всё - как на ладони. Мне было интересно, как они живут, что делают.

Сотрудничество наше шло полным ходом. Оказалось взаимовыгодным. В Европе легко принимали в крупных магазинах товар обратно, не выставляя его вновь в продажу. Так собирались "чёрные ящики", по тысяче баксов каждый. Что в них - никто не знал. Когда товар прибывал в Москву - все разбирали эти ящики, удивляясь и радуясь находкам. Например: бошевский набор инструмента без пары свёрл, да ему цены не было. Или крепление на ногу коровы, в случае, если она сломается. Браслеты от блох для кошек и собак, похожие на часы без циферблата. Много ещё экзотического и непонятного.

Кофеварки, чайники, ломтерезки, двудековые видики, ножеточки, утюги - всё это скупала я десятками. Заключила договор с "Орбитой-сервис", они ремонтировали за копейки. Я только ставила условие, чтобы из десяти семь-восемь доводили до ума. Общество слепых меняло вилки с евро на наши. Пыталась найти производство тэнов для чайников, но никто гарантий надёжности не давал, я и не решилась.

Открыли мы пару магазинчиков и палатки у метро и на радиорынке. Дела шли полным ходом...

В НИИ, где снимали офис, мы со всеми дружили. Я тогда не такая недоверчивая была. И общительнее. На новогодние посиделки все у нас собирались. Сотрудники нашего "Юг-сервиса", мужья, жёны, начальство институтское, часто с других фирм приходили на огонёк. Разнорабочий, которого считали вообще нелюдимым, принёс нам с Любой подарки, что вообще сразило всех наповал.

Пришлось взять в штат несколько коммерческих директоров. Одного сманили из бывшего института, выучили на таможенного брокера. Он нам товар растаможивал как "запчасти для ранее полученной техники", под один процент. А я под шумок и кондицию привозила. Там затаможила, здесь пока бумаги оформлялись - уже всё разгружали на склад и половину с колёс продавали.

Один из коммерческих сидел "на перспективу". Кому-то звонил, к кому-то ездил. Я не очень вникала. Даже взяла ему в помощь соседа по дому, который потом стал на какое-то время моим зятем и подарил двух внучек. Но в нём гонора было больше, чем хватки, так что с ним не сработались.

Моя напарница очень недовольна была "выбрасыванием денег на ветер", тем более, что прибыль вся вкладывалась в новые проекты. Мы в очередной раз поругались. Обычно это бывало в дни выдачи зарплаты. Пыталась ей объяснить, что переманили людей с небольших зарплат, что обратно большинству уже не вернуться, вся надежда на нас. А у всех семьи, у всех дети. В итоге я предложила ей уйти, а часть вложенных денег ей вернула.

Так я осталась одна. Мой муж всё грозился тоже начать со мной работать, но в итоге мы развелись... Он очень ревновал меня к работе. Тем более, что из пятидесяти сотрудников сорок пять - мужчины, в основном молодые.

"Перспективному" я через полгода предложила увольнение, так как ничего из его звонков и поездок не выгорало. Напоследок он оставил список возможных партнёров, по которому я поработала сама. Один из контактов оказался торговцем с ВДНХ, которому срочно нужно было, чтобы кто-то брал на гарантийное обслуживание продаваемую им технику. В то время ВДНХ была самым крупным "супермаркетом". Со всей страны приезжали за новыми моделями телевизоров и видиков. Оборот был огромным.

В НИИ была своя типография. Они печатали мне квитанции пачками. А я эти квитанции меняла на сумки с деньгами. Вышел тогда указ о том, что сложную технику продавать только с гарантией. Одна фирма, вторая, третья, пятая - а НДС с такой услуги отменили. Золотое дно опять!

***

Как-то раз один из сотрудников НИИ привёл заместителя начальника Воркутинского отделения железной дороги. Порекомендовал меня в качестве надёжного партнёра. Им нужен был представитель. Что-то купить и погрузить в вагоны. Может быть - ещё что-то... Я составила договор. Дяденька оказался не слишком умён и подписал не глядя. По договору на мой счёт надо было положить два миллиона (а это была небольшая уже сумма). И потом сумму надо было всё время пополнять. За мои услуги семьсот тысяч в месяц, что недорого.

Купили им кондиционеры БК, выслали. Потом они заказали столы канцелярские, хотя бы б/у. Я собрала по всему НИИ ненужные, разобрала, но так и не выслала. Они решили подождать. Через несколько месяцев бездействия деньги закончились, списаны были на зарплату коммерческому директору, якобы специально нанятому для нужд железной дороги.

Я послал им факс с просьбой прислать ещё пару миллионов. Приехал всё тот же дяденька "разбираться". Я положила на стод договор. Он выругался неприлично... Больше его не видела.

Потом начали мы работать с охранной сигнализацией, всё-таки немного разбирались в этом. Зам начальника "моего" цеха тоже у меня работал, а зам сборочного - таможенником.

Ещё кто-то перешёл. Опять же голландская, но уже другая, фирма готова была за свой счёт обучить одного человека. Выбрала одного из коммерческих. Но у него не получилось. Решил выехать в Шереметьево пораньше. Сел в метро на "Варшавской"... и застрял в тоннеле на два часа. Причину сейчас уже не вспомню. А я с представителем фирмы самолёт задерживала... Не судьба.

***

Как-то предложили заняться проектом оборудования одного из подмосковных городов телефонной связью нового поколения. Не успела... Давала пэйджеры напрокат, тоже выгоднее оказалось, чем просто продавать. Много чем ещё хотелось заняться. В общем - взлетела... курица!

В том же НИИ арендовал помещение банк. С его сотрудниками мы, конечно, дружили. Владельцы банка подзаработали на том, что собирали компьютеры. Тогда всё это делалось на коленке, четыре части с Митинского рынка - готов телевизор "Оризонт". А они откуда-то привозили, получалось недорого. Открыли они в небольшой комнатке "шоу-рум", демонстрационный зал. Поставили туда, что сами продавали. А потом предложили и нам своё выставить. У меня нашлось много всего. Автомагнитолы "Урал" на реализацию брала, они и сейчас лучше любых других. Сидишники первые, опытная партия, были привезены контрабандой. Те же двудековые видики, я таких и не встречала по сегодняшний день. По мелочи что-то.

В общем - сотрудничество было взаимовыгодным. И вот... В конце июля девяносто четвёртого разослала я по факсу рекламу. Содержание примерно такое: продаём, даём на реализацию, покупаем, берём... Адреса взяла из какой-то брошюры, типа справочника. Адресатов было около десяти.

Приехали два молодых парня, лет по тридцать. Красивые, весёлые, общительные. Навешали мне лапши на уши, что у них есть партнёры из Воронежа, которые готовы купить большими партиями чуть ли не всё, что увидели в шоу-руме. А я как раз свежую партию привезла. И у банка появились телевизоры разных диагоналей. То есть выбор был. Убалтывали меня на большой объём, но я решила, что на первый раз и по пять-десять штук одного вида - и то много будет. Типа пусть возьмут на пробу. В качестве оплаты пытались предложить курноги фурами, но меня это не интересовало.

В общем, написала я им договор, накладную по самым низким ценам. Включила туда и товар банка. Они предпочитали не светиться лишний раз. Количество я с ними согласовала. Потенциальных покупателей предупредила, что отгружу только после оплаты. И попросила первого августа не приезжать, так как у меня были планы объехать должников и магазины, собрать деньги на новый товар. Кладовщицу и кассиршу отпустила в отпуск, за кладовщицу осталась её дочка, а за кассира - моя старшая.

А буквально перед этим купила в Утрехте "Форд-сьерру". Хотела "Фолькваген-гольф", небольшая машинка и бензина немного съедает. Походила по авторынку, что-то понравилось, но цена высока, что-то в похом состоянии. А тут увидела это чудо: блю металлик с розовинкой, трехдверка, игрушечка! Взяла не торгуясь поставила в сервис поменять тормозные колодки и поменять масло. Мой голландский партнёр сам вызвался забрать и оплатить, а потом удивлённо сказал, что на удивление хорошая машина мне попалась. Видимо, продавали через гараж, а там сделали предпродажную подготовку.

За руль сел один из коммерческих, я его в тот раз с собой взяла, хотела чтобы он летал отбирать товар. Потом уже я ездила сама, на права сдала лишь спустя полгода. Тогда же и растаможила. Попала в глупую ситуацию: купила машинку за две с половиной тысячи баксов, а растаможка была бы в районе восемнадцати, так как ввели пять экю с кубика. Но - мир не без добрых людей, помогли, оформили. У меня тогда знакомых было - не перечесть, со всеми старалась подружиться.

Вернулись мы того самого первого августа ближе к вечеру. Москва большая, пока всю объедешь (шутка). Уже в воротах НИИ встретилась выезжающая фура. Из кабины кто-то помахал приветственно. Мы тоже помахали. Знакомых много, а кто именно - видно было плохо.

Прихожу в свой кабинет, а там два коммерческих водку пьют. Не криминал, у нас всегда что-то было в запасе. И в баре, и в холодильнике. Я тогда не пила вообще, но другим позволяла. Лишь бы дело шло. А именно эти коммерческие мне сбыт обеспечивали.

- Вот, - говорят, - товар отгрузили. Умотались, сели перекусить.
- Какой товар, кому? - не сильно и удивилась.

Оказалось, что приезжали те самые два парня, Кузнецов и Крутов. Привезли и платёжки и авизовки. Их как бы проверила бухгалтер банка. Я к ней: как проверила? Говорит, что только визуально. Но партию телевизоров и видиков сотрудники банка тоже отгрузили.

Через пару дней поехала я отдать рубли на конвертацию. Часть переводила безналом, а большую - везла просто в кошельке. Моя нахальная морда лица всегда меня выручала, не проверяли. Ткнулась в банкомат - нет денег. В окошечко - нет ничего. К старшей операционистке, она посоветовала подождать пару дней.

Через пару дней ничего не изменилось, денег не было.

Старшая операционистка посоветовала съездить в тот банк, который фигурирует в платёжке. При этом смотрела на меня с сочувствием и жалостью...

Банков тогда было... в каждой подворотне. Но нашла тот, который был нужен. Там посмотрели на предъявленные документы.
- Печать очень похожа. Но в нашей есть небольшой дефект, на этой же всё идеально. Да и клиентов у нас таких никогда не было. Кстати, вы не первые. Транспортная милиция ищет тех, кто от нашего имени людей обкрадывает. Свяжитесь с ними, вдруг они найдут...

Решила я сначала съездить к этим жуликам в гости. Вычислила адрес по оставленному ими номеру. Оказалось, что аппарат установлен в гостинице "Пекин-2". В том же здании, но вход сбоку. Как-то прорвалась к комнате, в которой телефон. Она оказалась заперта. Коридорная побожилась, что туда много месяцев никого не заселяли. А снять в аренду невозможно - гостиница для... ну, скажу так: для агентов самой могущественной организации. Как меня пропустили - загадка.

Нашёлся знакомый знакомых, сотрудник этой самой конторы. На окраине столицы, в обычном подъезде его отдел функционировал. Приехала, отдала документы, пообещала щедрое вознаграждение. Перезванивала потом несколько раз - никто не брал трубку. Приехала, дяденька оказался в очередном отпуске. Зачем обещал - непонятно. Под моим напором не устоял, бедолага. Самое смешное, что мне из его личного сейфа отдали все мои бумажки, даже паспорт не спросили. Да, такую бы энергию, да в мирных целях - пол-Москвы освещала бы.

Решила всё же съездить к железнодорожным ментам. Начальник оперов, Пантелеевич, посмеялся вместе со мной над такой опрометчивостью: отгрузить товара на шестьдесят пять тысяч баксов, не проверив получение оплаты. Рассказал, что со склада железной дороги таким же способом партию дорогих костюмов похитили. И вроде бы у них фишка была в том, что они кладовщикам денежку давали, чтобы побыстрее вывезти, без проверки. Выяснять, сколько моим работягам заплатили, я не стала. Они потом меня вообще со счётов списали, хотели моё "Юг-сервис" приватизировать.

В общем, вызвал Пантелеевич одного из оперов, который занимался похожим расследованием. Благословил нас на совместную работу по поиску. Меня экспертом велел называть на всякий случай. Опер этот был ни рыба, ни мясо. Везде я в первых рядах, а он только корочкой помахивал при необходимости.

Долго мы искали концы... Оферта была разослана немногим. Вычисляли их адреса, ездили, разговаривали. Наконец, напали на след. На задворках Центральной больницы в Китай-городе стоял небольшой бокс на три-четыре машины, при нём что-то типа будки сторожа, узкое здание, подвал и два этажа. Поднялись мы на второй этаж. Там сидит бугай за столом, разговаривает по телефону. Ещё один мается у окна. Мобильников тогда ещё не было. Интересно то, что сам аппарат найти было сложно. Коробка коммутационная находилась под землёй, в люке. Как мы вычислили - отдельная песня. Но к тому моменту уже многое знали про фирму "ТМВ".
 
Опер сразу наехал:
- На ваш номер пришёл факс несколько дней назад, где посмотреть? Нам надо выяснить, почему он к вам попал и когда.

Бугай начал отнекиваться. Якобы он зашёл в гости к другу. Вот - принёс паспорта, надо сделать визы. Как бы общий друг "женился в Швейцарию". Они помогают людям получать вызовы для виз. Ничего другого не знает, сейчас хозяева приедут - всё покажут. Позвонил кому-то - и уехал, оставив нас с опером одних. Задерживать его опер не счёл нужным, а у меня таких прав не было.

В столе лежал гроссбух с записями - кому и за что заплачено, кто и сколько внёс. Там фигурировали фамилии двух братьев, оформлявших липовые фирмы-однодневки. Мы с ними в процессе расследования уже сталкивались. Значит, точно по адресу пришли.

На первом этаже нашёлся факс-аппарат. Я зашла в его память, там был и номер моего факса тоже. И машинка пишущая нашлась, на которой были напечатаны платёжка и авизовка. У неё западала буква У. Так что, когда явился хозяин помещения - мы предложили ему проехаться с нами в Сокольники. Пантелеевич довольно жёстко провёл допрос, но этот товарищ - Игорь Мищенко - только смеялся.

- Вы видели, что у нас проходной двор. Любой мог увидеть ваш факс и поехать за товаром. А также любой мог попросить бухгалтершу напечатать пару бланков. Или сам напечатал.

Этот жулик долго на меня поглядывал с прищуром, а потом спросил, на какую сумму меня кинули. Вычислил, умник. Если бы я назвала сумму - он легко меня идентифицировал бы, наверняка.

Мищенко почему-то отпустили. Уголовное дело потом, правда, завели. Даже один раз вызывали меня для уточнения обстоятельств дела. Показывали фотографии Кузнецова и Крутова. Весёлые, молодые, здоровые, красивые - они имели жён и детей. Но на тот момент уже были похоронены. Бандиты обрубали концы.

Тот бугай, что резво сбежал, оказался главарём этой шайки. То-то у него руки тряслись... А мы с опером подумали, что с перепоя, амбрэ присутствовало.

Начальник оперов объяснил мне, что они подрядились только найти кидал. А выбивать из них деньги они не умеют, да и своих дел полно. Предложил рассчитаться. Я отдала оговорённую тысячу, после чего распрощались.

До сих пор у меня хранятся вырезки из "Коммерсанта". В одной из них чёрным по белому напечатано, как некие Кузнецов и Крутов по подложным документам получили крупную партию акций "Гермес-Союза". Ну, эта фирма не сильно пострадала. Объявили акции недействительными - и ажур. А у меня они украли не только мой товар, но и телевизоры и видики, принадлежащие банку, их товар потянул на тридцать тысяч зелёненьких. А тогда это были большие деньги, в девяносто четвёртом. Работали у меня за сто пятьдесят-двести, а машину почти нулячую я купила за две с половиной тысячи.

Директор банка довольно долго ждал, когда я кину деньги на их оффшорный счёт... Потом прямо спросил:
- Когда?
И пояснил, что он - действующий майор ФСБ, ему нужно всё откровенно говорить. А я и не собиралась скрывать.

Помогать мне он не собирался... Поэтому опять же через знакомых обратилась в ОБОП, уж у них должен быть опыт поимки. Один из коммерческих принёс мне "Макарова" и наручники. С начальством и охраной НИИ договорилась, что в одну из двух саун привезу человечка. Если за трое суток не скажет, как вернуть товар или деньги - включу сауну на полную мощь.

Ну, товар-то вряд ли можно было вернуть. Уже под Саратовом нашли мы водителя той самой фуры. Он рассказал, что где-то на набережной велели остановиться, подогнали сзади другую такую же и за пару часов всё перегрузили. Выходить из кабины не разрешили и обещанных денег не заплатили.

***

Поехали мы с группой ОБОПовцев на задержание Мищенко. Встали недалеко. Они на патрульной и я на своём "Фордике". Тогда уже ездила по городу без прав и с голландскими номерами, меня и не останавливали. Сначала с опером, потом уже одна. Терять мне было нечего...

От той избушки одновременно отъехали три одинаковых "Нивы". Менты остановили ту, которая показалась самой перспективной в плане захвата. Но в ней сидел молоденький пацанчик, документы у него были в порядке, пришлось отпустить. Второй попытки и не делали, да и я не решилась.

Пошла на поклон к "крышевым". Они вроде как свои. Друг сына в своё время посоветовал, как самых лояльных. Пришлось. Раз, в начале бизнеса, домой позвонили, назначили встречу какие-то отморозки. Я проигнорировала. На другой день объяснили, чем рискую:

- У вас дочка младшая во втором "Б" учится... Не боитесь, что завтра из школы не вернётся?

А ведь она не в соседней школе училась, подальше... На встречу я пришла "со своей крышей". Побратались, поговорили в сторонке - и ушли. А ведь это были ореховские, Сильвестр, их главный бандит, как раз в доме напротив НИИ обитал.

Ну, с крышевыми разговор был трудным. Они мне рассказали, в чём я не права. А то я сама не догадывалась... Но всё-таки согласились на стрелку. Мы приехали небольшим караванчиком: две девятки мокрого асфальта, в каждой по паре бойцов, и я на своей ласточке. Кидалы прибыли большой армией, машин десять, и все битком.

Попросили меня отойти в сторонку, поговорили, посмеялись, разошлись. Мне "мои" потом объяснили:

- Они таганские, крутизна, а мы всего лишь подольские. Но не в этом дело. Вот вы - предприниматель, покупаете, продаёте, так? Мы обеспечиваем защиту. Это наша функция, за это нам платят. А они - кидалы, этим зарабатывают. У каждого своя работа. Понимаете? Тогда мы поехали. Счастливо оставаться.

***

Знакомые спрятали меня на пару недель в гостинице при стадионе "Локомотив". Даже домой запретили звонить. Ведь я по-полной засветилась. Запросто могли грохнуть "от греха подальше".

Потом были страшные полгода. Занимала-перезанимала, брала на реализацию, возила фурами и отдавала за копейки. Взяла под залог квартиры, отдала до копейки банку. Уже реже летала отбирать товар, брала, что дадут. Отдавала, отдавала, отдавала... И оказалась должна больше, чем отдала, чем украли.

В семье тоже было плохо. В общем, в один апрельский день села я на машинку и рванула, куда глаза глядят. На варшавской развязке запуталась, поехала по Киевскому. В дождь, под сто сорок, обгоняя по двухрядке фуры, из под колёс которых веером летели брызги, полностью закрывая обзор. Доехала до Киева, где и жила почти пять лет. Знакомых у меня там на то время не было. Однако сразу нашла работу. Через год открыла своё кафе. Но жить "для себя" не смогла. Всё постепенно развалилось. А потом уехала к родне под Саратов. И в новый двухтысячный год вернулась в Москву.

***

Вот такая невесёлая история. Многое уже не помнится в деталях, да и ладно... 

 


Рецензии
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.