Секретик, рассказ первый

СЕКРЕТИК (рассказ)

– Иди кушать! – позвала мама.

Серёжа вошёл в кухню, глянул на маму в фартуке, на тарелку овсяной каши. И заныл,
заканючил:

– Некогда, ма. Ребята ждут. Можно, с собой возьму?

– Что, кашу возьмёшь? В пригоршни?

– Не кашу. Бутербродом возьму.

– И что за спешка такая. – Но мама была понимающая, поэтому уже доставала докторскую
колбасу из холодильника.

А Серёжа торопливо рассказывал:

– Катя вчера вечером вернулась из детского центра на море. Обещала, сегодня будем
делать секретик – её этому там научили. Понимаешь, мам, люди секреты по всей планете
ищут, а мы – не искать будем, а сами такой секрет создадим для потомков.
Представляешь?

– Не представляю. – Мама резала колбасу.

– А потом, через сто лет, кто-нибудь найдёт – вот обрадуется и гадать станет, откуда такое
чудо возникло?

– На, держи.

Мама вручила Серёже бутерброд, в котором ломоть докторской колбасы был толще куска
хлеба. Откупорила полулитровую бутылку минералки, протянула, наставляя:

– И чтоб мне, не всухомятку.

Серёжа принял бутылку. И вдруг… он вспомнил.

– Эх ты, дробь-метан!

– Да где вы таких словечек набираетесь? – Всплеснула руками мама. – Ругаешься
забористей сапожника.

– Не ругаюсь, мам, это присказка такая. Дробью стреляют, а метан – газ в плите. То и
другое вместе означает: взрыв памяти! Я так сказал, потому что вспомнил кое о чём.

– Вот устрою вам взрыв, не обрадуетесь…

– Мама, тут такое дело. Катька просила…

Мать перебила:

– Давай-ка вспомним наше правило. Мальчишки могут быть Димками, Пашками,
Кольками, но девочки всегда…

– Катя, Катя просила… – поправился Серёжа, – принести что-нибудь для секретика:
маленькое и красивое.

– Насколько маленькое?

– Она говорила: размером в пуговицу.

Мама вытерла руки о фартук и пошла в комнату. Серёжа не отставал. Мама достала из
серванта жестяную коробку из-под печенья, сняла крышку – коробушка была полна
пуговицами. Взяла ножницы и острым концом стала разгребать и переваливать пуговицы,
внимательно ища что-то.

– Мам, – сказал Серёжа, – это не обязательно пуговица. Понимаешь? Это только типа
пуговица.

– Что больше всего похоже на «типа пуговица», как не сама пуговица. – Мама вынула
пуговицу. – Подойдёт? Красивая!

Большая пуговица была на ножке, яркая – в её круге прямо-таки сверкали четыре
прозрачных камешка.

– Ого! – воскликнул Серёжа.

– Тише, тише, – шутливо зашептала мама как заговорщица, – не рассекреть секрет. Такие
пуговицы производят на очень секретном заводе специально для ваших секретиков.
Держи!

Серёжа засмеялся, спрятал пуговицу в карман и, отхлебнув последний разик из бутылки,
всучил её маме.

– Ну, нет, – сказала мама, – не ешь всухомятку.

– А есть уже нечего, – пояснил Серёжа, – нет бутерброда.

Он помчался во двор.

Двор был старый, тенистый – высокие деревья погружали его в сказочную тень своим
шёпотом. Отец рассказывал, когда он был меньше, чем Серёжа теперь, тогда со всеми
жильцами высаживал эти деревья. Они прижились и раскинули шатры ветвей,
вознаграждая людей прохладой.

Слева была песочница, три скамейки, стальная горка и чуть особняком стояла беседка.

В беседке сидела вернувшаяся с моря Катя. Вокруг неё, загорелой, собралась дворовая
мелюзга. А за порогом беседки, сохраняя каменное выражение лица, стояла бабка Зина,
слушала.

Серёжа подошёл, кивнул Кате.

Она кивнула в ответ, не прерывая рассказа об отдыхе:

– Мальчишки там, у-у-у, такие наглые были. Ночью забирались в спальный блок к
девочкам и щёки нам акварелью разрисовывали, пока мы спали.

– А днём чего делали? – спросила Анжела, она была самая маленькая, ещё не ходила в
школу.

– В море купались, загорали, – сказала Катя.

– Ты кучерявишься, – сказала Анжела, – точно барашек.

– Это от солёной воды. Правда, красиво?

Бабка Зина, что стояла за порогом, вдруг сказала:

– Выходит, как в поезде ехала, как домой приехала – голову ни разу не мыла! Вот мать-то
не знает.

– Я не на поезде, на самолёте летела. А вчера, уже дома, купалась.

Но бабку Зину было не обхитрить:

– Купалась, а голову не мыла. Вот, погодь, мать прознает и так тебе голову намылит –
надолго запомнишь. Она закрутилась с тобой, а ты пользуешься без совести. Мы так не
делали, мы родителей ценили…

– Я уже взрослая, мне доверяют. Осенью в четвёртый класс пойду – так что сама знаю,
когда надо зубы чистить, когда голову мыть, а когда просто купаться.
Тут подбежал и опоздавший Дима.

– Привет, – поздоровался он с Серёжей, а Кате принялся делать скрытные знаки головой,
осторожно кивая в сторону дальнего угла двора, мол, пора двигать по общему делу.

– Ну ладно, – сказала Катя мелюзге, – я пойду.

– Голову мыть пойдёшь? – не унималась бабка.

– У меня волосы чистые… и красивые, – сказала Катя. Последнее слово осталось за ней, и
она победительницей прошла из беседки мимо бабки Зины.

Они – Серёжа, Катя и Дима – побежали в дальний угол двора, где у забора росли жёлтые
акации. Когда ребята забрались в кусты, Катя скомандовала:

– Присядьте, чтоб никто не увидал. Это же секретик!

Они быстро присели. Катя подняла с земли треугольный осколок стекла, размером под
четверть ученической тетради. Показывая ребятам, пояснила:

– Нашла во дворе, пока вас ждала и сюда запрятала. Ну что, строить секретик будем?

– Бум! – радостно согласился Серёжа. – Главное, он должен выйти эпохальным.

– Ну, ты и загнул! – Дима присвистнул, но потом проникся мыслью: – А что? Отгрохаем
секретище! – Дима обернулся к Кате: – Как считаешь?

– Даже не знаю. Девчонки в детском центре называли это просто секретиком.

– А мы здесь – не детский центр, мы серьёзней.

– Ладно, ладно. Учитесь, как это делается. Вначале смотрят на осколок стекла и по нему
роют ямку, размером чуть меньше.

Она вырыла палочкой ямку в сухой земле. Выгребла землю пальцами, собрала горкой.
Потом достала из кармана конфету в блестящей обёртке. Быстро развернула и, откусив,
передала конфету Диме. Пережёвывая, сказала:

– Каждому по трети.

Затем разостлала фантик по дну ямки, поясняя:

– Фантики – незаменимая вещь. Они красивые, их всегда на дно укладывают. Называется:
постлать скатёрку на землю. Можно постлать и бумагу... Но лучше фантика – только
зеркальце.

– А почему конфету не положила? – спросил Дима.

– Потому что продукты в секретик не кладут.

– Почему не кладут? – снова спросил Дима.

– Потому что эпохально, – сказал Серёжа. – Продукты портятся. Археологи найдут
секретище через сто лет, а там – вонючая каша.

– Теперь давайте, кто чё принёс, – призвала Катя.

Дима разжал кулак: на ладони лежал рубль.

– Почему деньги? – спросил Серёжа.

– Потому что во всех кладах всегда находят монеты и бриллианты.

– Ладно, пойдёт, – согласилась Катя.

Она взяла рубль и аккуратно уложила поверх фантика.

– Давай ты, – протянула руку к Серёже.

Серёжа достал из кармана мамину пуговицу. Она сверкнула четырьмя каменьями в лучике
пробившегося сквозь ветви солнца.

– Это да! – сказал Дима восхищённо. – Бриллианты.

– Кто будет в пуговицу вставлять бриллианты? – спросила со смехом Катя.

Дима не сдавался:

– А если по ошибке! Вдруг такие красивые пуговицы делают на одном заводе с
бриллиантами. Кто-нибудь мог по ошибке вставить. Или не по ошибке, а с умыслом….

– Как это: с умыслом?

– Бриллиантовые грабители.

– Ого! – У Серёжи аж сердечко обмерло. – Ты думаешь, они специально вставили
настоящие бриллианты в пуговицу, чтобы забрать потом, когда она выйдёт с завода. Да
почему-то упустили…

Катя уверенно сказала:

– Все мальчишки – фантазёры.

– А вдруг, правда. Смотри, как сверкают.

Катя решительно отняла пуговицу, уложила на фантик возле рубля. Накрыла ямку
осколком стекла, придавила пальцами. И присыпала стекло землёй, ровняя. Сказала:

– Вот он, секретик. Когда захотим полюбоваться, тогда не надо выкапывать, просто… –
Она пальцем счистила землю в середине стекла, плюнула на палец и потёрла. Стали
видны и пуговица и рубль на фантике. – Поглядели – и обратно засыпали.

Она так и сделала.

Дима задумчиво предложил:

– Следующий секретик сделаем очень ценным…

– Тут дело не в цене, – пояснила Катя. – Главное, кроме нас никто не знает. В этом и суть
секретика – в его секрете.

Они вышли из кустов, оглядываясь по сторонам. Вроде бы, никто их не видел.

***

Но на следующий день секретик исчез.

Ребята избороздили палкой весь пятачок между акациями, надеясь, что ошиблись точным
местом – но не нашли ничего: ни пуговицы, ни рубля, ни фантика, ни даже стекла.

Неожиданно Дима тихо-тихо сказал:

– Это те самые воры, что на заводе вставили бриллианты в пуговицу. Они тайком
отслеживали пуговицу, и как только сумели… сразу её похитили.

Ребята присели, испуганно озираясь. Невероятная поначалу история вдруг резко обрела
очертания правды.

– Может, в полицию заявим?

– Не знаю. Пока выйдем тихонько и будем думать.

– Вот оно, настоящее преступление мирового масштаба.

– Будем искать пуговицу, всех опрашивать. И главное, теперь мы точно знаем, что
бриллианты были настоящими.

Они вышли из кустов и так, испуганные, дошли до детской площадки. Здесь, на скамейке
мирно дремал дворник Василий. И у него на рабочей куртке проблёскивала четырьмя
каменьями пуговица. Та самая!

– Наша пуговица, – сказал Дима. – Видать, подметал в акациях, и метлой вскрыл секретик.

– Я маме на него нажалуюсь, – сказала Катя.

– Отберём. Это – наше! – поддержал её Дима.

– Не надо, – вдруг сказал Серёжа, – наш секрет жив.

– Жив? Ты о чём?

– Смотрите, Василий сидит, спит на солнышке, а бриллианты играют. И никто не знает,
что эти бриллианты настоящие.

– А если прознают?

– Ни в жизнь. Никому и в голову не стукнет, что у дворника на куртке такая ценность
пришита. Этот секрет – только наш.

– Упасть – не встать! – глаза у Кати восторжённо распахнулись, загорелись. – Наш с вами
секрет удался круче, чем те, которые мы делали с девчатами на море.

– А чё вы прятали?

– Красивые ракушки.

– Да, мы круче, – согласился Дима – Прячем бриллианты.

– Да, мы дробь-метан! – подтвердил Серёжа.

– Тише ты. – Катя шлёпнула его по плечу. – Если взрослые прознают, что это я вас вчера
научила такому – мне тихий ужас.

– Меня утром мама слышала, – признался Серёжа.

– Да ну? – Катя испугано округлила глаза. – А ты чё?

– Сказал: дробью стреляют, а метан – газ в плите. Вместе то и другое – взрыв памяти.

– Памяти? – Катя прыснула со смеху, прикрыла рот ладошкой.

– Да ты не боись, взрослые – они доверчивые.

– А вы, дробь-метан прямо в море делали? – спросил Дима.

– Конечно, в море! – Катя вытаращилась. – Куда ж ещё?

– И, здорово?

– Ещё как!

Посмеявшись немного, они побежали играть.

Пока оба мальчика гоняли мяч, Катя заседала с подругами в беседке – оттуда разносились
взрывы смеха. Наверное, она учила их новым шалостям, каких отведаешь только в
детском центре на море, куда съезжаются озорники со всей страны.

Но время от времени Серёжа, Дима и Катя собирались втроём вокруг дворника и
любовались своим секретом, о котором не знал никто-никто на целом свете. Не ведал
даже сам Василий, что этот секрет бдительно стерёг…

КОНЕЦ РАССКАЗА


Рецензии
Трудно писать о детях по-детски. Вам удалось.
Желаю успехов!

Вадим Кочаров   03.08.2018 23:21     Заявить о нарушении
Спасибо, Вадим.
С уважением, Юрий.

Юрий Михайлович Иванов   04.08.2018 05:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.