Древопад

    Этот день прошёл, что называется, с пользой! Уже в 4:00 мы, под моим трепетным руководством, бежали с ночёвок в Мрды на аналогично названную горку (в то время ввели обязательное требование на 3-й разряд - самостоятельная "единичка"). Некоторые несознательные личности, возмущаясь "недостойной" трудностью маршрута для столь "квалифицированных спортсменов", обещали с перемычки до вершины допрыгать на одной левой. Я же возражал тем, что если что, то они получат одной моей правой. Согласие было восстановлено при восторженном созерцании ледникового озерца на перемычке между Мрды и Кирпичом. Небесно-голубая вода его и непонятная глубина вызвали у некоторых, продолжающих оставаться несерьёзными, товарищей острое желание поплавать, или скорее, глядя на торчащие из воды по всему периметру ледовые глыбы, - поморжевать. Но, моё настойчивое стремление как можно скорее покопаться в вершинном туре, чтоб как можно скорее увидеть, что там у нас на обед, в очередной раз убило творческую инициативу на корню... В 10:00 мы уже были на биваке, собрали вещи, и, так и не пообедав, к 12:00 добежали до базы "Узункол". Тут мы в аварийном режиме (о причинах которого я умолчу, чтоб не смущать одну девушку из моего отделения и одного ответственного товарища из руководства базы) сдали всё прокатное снаряжение, забрали документы, наспех упаковались и рванули вниз, в аул Хурзук, откуда надеялись уехать рейсовым автобусом. Спуск по лесной тропе при хорошей погоде, относительной лёгкости рюкзаков и абсолютной лёгкости в желудке, тоже проходил в марафонском стиле. Таким образом, в 16:00 мы уже сидели в ауле и, в ожидании последнего автобуса, наслаждались прелестями цивилизации в виде приобретённого в местном магазинчике томатного сока и прошлогодних булочек. Дуракам везёт. Хоть и не всегда, но часто - не успели мы догрызть наши "караваи", как из соседнего двора, откуда доносилась бодрая живая музыка, вышла женщина с огромным металическим тазом, полным бараньего мяса. Оказывается, у них - свадьба, и они угощают всех, кто оказался поблизости. Мы быстро освободили женщину от непосильного груза и продолжили трапезу. Жизнь понемногу налаживалась. Горы казались каким-то страшным сном, в котором нужно всё время куда-то бежать. Смущало только одно - томатный сок и хорошо перчённое мясо вызывали сильную жажду. Поэтому, мы перебрались поближе к водопроводной колонке. Но тут подкатил наш автобус...
    В автобусе мы были одни - это был последний рейс. Поэтому, когда водитель услышал наши рассуждения о том, в какую тару запасать воду в доргу, он пообещал остановить автобус возле источника. Проблема отпала сама собой, и мы, расположившись с комфортом в пустом ПАЗ-ике, впали в полудрёмное состояние, вызванное и ранним подъёмом, и серьёзным перепадом высоты, и, конечно, днём, полным эмоциональных и физических нагрузок. А главное - тем, что "отдых" закончился, и можно было расслабиться.
    Не прошло и сорока минут, как водитель остановил автобус. Это было именно то место, о котором он говорил. Слева от нас поднимался склон , поросший густым лесом и из скального выхода сбегал небольсшой водопадик. Мы не заставили себя ждать и, хоть и покачиваясь, но целенаправленно, двинулись из автобуса к источнику живительной влаги...
    Вечерело, но ещё было достаточно светло. Поэтому тень, упавшая на нас сверху, тут же обратила на себя наше внимание. В природе творилось что-то непонятное - при полном безветрии, деревья на крутом склоне над нами закачались, зашумели, и, вдруг, лес начал "стрелять" огромными стволами, которые, закрывая лучи вечернего солнца, перелетали через растущие ниже по склону деревья и падали неподалёку от нас, впереди и позади автобуса. Мы, ещё не совсем проснувшись, в оцепенении смотрели на этот древопад, который, казалось, "проистекал" прямо из  безоблачного неба. Только крик нашего водителя, настоятельно призывающий всех, не желающих немедленно завершить свой жизненный путь, вернуться в автобус, заставил нас начать действовать. Через несколько секунд мы уже были в салоне, и автобус с предельным ускорением стартовал. По его крыше со страшной силой били падающие из чистого неба, вырванные непонятной силой, вековые стволы. Их ветки хлестали по стёклам, которые только чудом выдерживали это испытание на прочность... Метров через двести, которые, как нам казалось, мы преодолевали целую вечность, автобус выскочил из "зоны поражения". Мы, остановившись, провели его осмотр. Несмотря на серьёзные вмятины в крыше, наш ПАЗ-ик отделался "лёгким испугом". За нашей же спиной природа вновь впала в "благодушное" состояние. И только перекрывшие дорогу обломки деревьев говорили нам, что всё это нам не привиделось. Мы продолжили путь, но спать уже как-то не хотелось. Встряска была живительной.
    … Мои друзья, горные туристы, рассказали, что во время их похода по Архызу в тот же день они видели смерч, который прошёл по вершине хребта. Вероятно, этот смерч - единственное разумное объяснение нашего приключения. Хотя непонятно, как он "перескочил" через Домбай. А может это был узункольский близнец архызского смерча?..


Рецензии