Две истории

Август.  Середина прошлого века. Подмосковье.

       По узкой тропинке в сторону леса идет женщина, а рядом пацан, лет эдак семи, восьми. С лукошками: у мальчишки поменьше, у женщины поболе будет. Видимо,  по грибы направились. Грибной сезон нынче удался, грибов навалом, особенно маслят. Пройтись по ельничку, и за полчаса корзину наберешь, это уж точно.
       Звали женщину Елена Ивановна, мальчика Сашка. Жили они неподалеку от вокзала, а вокзал прямо на окраине размещался, потому  до леса им было, как говорят, рукой подать.
       Было шесть часов утра, спешили они к первым грибам, пока народ проснется да в лес пойдет, а они уже здесь, подрезают себе грибочки и радуются.Стремление найти свой первый гриб подгоняло мальчугана. Он вприпрыжку скакал впереди матери. Лена Ивановна притормаживала его.
       – Сашок, да не беги ты, успеем.
       Он только смеялся в ответ.
       – А я первый найду, а я первый найду!
       Глазенки у мальчугана так и горели.
       Вот и лес. Понемногу и у Елены Ивановну просыпался азарт охотника за грибами.
       Надо сказать, родившись и прожив практически все свои молодые годы в деревне, лесную жизнь она представляла себе прекрасно. В те годы все семьи, особенно в деревнях и маленьких городах, питались от земли, грибной сезон считался самым важным для заготовок на зиму. Грибы сушили, мариновали, солили, добавляли в различные салаты, консервы и другие блюда, которые со смаком потребляли в студеную зимнюю пору.
       Детей своих, а их у Елены Ивановны, было двое, она с самого раннего возраста приучала к земле. Ребята помогали ей в огороде. Сажали овощи. Вместе на участке у дома собирали ягоды, фрукты. Весной обязательно вместе занимались цветами, вместе радовались их первым всходам. А когда бабушка отправлялась к вокзалу продавать свои георгины  (их было много в цветнике) помогали ей нести тяжелые корзины. Вот и в лес вместе ходили. Да практически  и все их друзья, родственники, соседи в эти дни также пропадали в лесу.
       Сегодня дочурка что-то захандрила, простыла видимо немного. Так что они с Сашком по грибы вдвоем идут.
       Остановились у кромки леса. Это была уже традиция. Надо присмотреть место, куда войти, глянуть на солнышко, чтобы потом уверенно ориентироваться в лесу. Даже прислушаться. Может где люди перекликаются, может слыхать, как трактора работают? Вокруг поля колхозные. Лето. Работа кипит.
       – Ну-ка, Сашенька, прислушайся, что слышишь?
       А тот уже прицелился и готов рвануть к тропинке в сторону леса.
       – Нет, нет, чуть левее. Да, да, давай сюда пойдем. Только прошу, будь внимательней, мы должны видеть друг друга, понял, сынок?
       – Мамочка, конечно. Давай, скорее, пойдем, мне кажется, вон там гриб виден, и он показал в сторону тропинки, которую присмотрел.
       – Ну, с Богом.
       Лес был хвойный. Высокие, мощные сосны.  Редко ели, они стояли как-то группками, величественно и мощно возвышаясь в лесном массиве.  Временами попадались лиственные деревья и небольшие кустарники рядом. В лесной подстилке папоротник, моховые поляны. Здесь могли, да собственно говоря, и росли, но в другое время, черника и прочие лесные прелести.
       Елена Ивановна за годы хорошо изучила именно этот лес, и с удовольствием убеждалась, все верно, наш лес по-прежнему богат на подарки.
       Вот он, первый красавец, вот он, их грибочек. Под сосенкой спрятал свою коричневую головку белый гриб. Однако он явно был недоступен мальчишескому взгляду, быстрому, поверхностному, нетерпеливому. Да, так и есть, проскочил Саша мимо грибной полянки.
       В ход идет маленькая женская хитрость.
       – Сынок, помоги, пожалуйста. Узелок в кошелке завязался, не могу развязать.
       – Мамочка, ну пойдем, пойдем быстрее.
       Саше не терпелось первым найти добычу, ну а мама хотела, что бы он увидел этот первый гриб сам. Елена Ивановна была уверена, что рядом, если внимательно посмотреть, еще найдутся беленькие. Так и есть, вон они, красавцы, да их штук пять, не меньше.
       Мальчуган подбежал к матери. Помог распутать узелок с  бутербродами.
       – Саша, мне кажется, где-то вон там мы в прошлом году с тобой находили грибочки, помнишь?
       – Мамочка есть, есть, вон смотри! Он потянул мать к тому самому грибу.
       – Ой, молодец! Надо же, какой ты молодец. Давай поглядим, может здесь еще, есть грибы?
       Они принялись внимательно осматривать поляну. Конечно, нашли и дружков своего первого грибка, и не пять их было, а целых восемь. Какая удача, только вошли в лес и на тебе, уже половина Сашиной корзинки!
Вышли они к низкорослому ельнику и там нашли целый грибной клад. Маслята. Маленькие, это которые самые вкусные в маринованном виде, да много их. Да! Тяжело будет нести добычу.
       Незаметно прошло несколько часов. Усталости нет. Азарт еще не пропал. Идут себе мама с сыном по лесочку, разговаривают, радуются каждому найденному грибку.
       Надо бы и отдохнуть. А вот и местечко. Будто специально для отдыха сама природы выстроила. Ох, как красиво! Наверно присядем.

                ***

       Август. Перенесемся в нынешние времена. Подмосковье.

       Александр Николаевич приехав после отпуска, сразу же рванул на работу. Знал, что все в порядке, ежедневно общался с заместителем по телефону, но уж больно не терпелось, вновь окунутся в труды и заботы. Соскучился.
Подарки на стол. Охи да ахи.
       – Загорел-то как, похудел, похорошел. Ой, молодец. Отдых на пользу пошел!
       Как и предполагалось, и без него дела двигались, проблем не было. Ну и ладно. Оставалось еще четыре дня отпуска. Решил он заехать на рынок, прикупить продуктов, зелени. По красной рыбке соскучился, не ел давно. И – домой. В любимую деревню.
      Жил он с семьей в Москве, но летом, да нет, раньше, еще с мая, все переезжали за город. Здесь на юге Подмосковья, рядом с городком, где долгое время жила теща, был у них крепкий, со всеми удобствами дом. Деревенька была не ахти какая, домов тридцать, из них половина заваливается и разваливается, а другая половина  домов перестраивается и рушится, чтобы быть возведенными заново.
       Люд местный от безрадостной жизни или поумирал, или к детям уехал. Новых жильцов почти не было видно. Большая часть их в Москве работала. Утром и вечером видны были группы гастарбайтеров,  спешащих на работу или в магазины за продуктами, или с работы, в те же недостроенные дома, где хозяева за мизерную плату разрешали им жить. В остальное время здесь был полный штиль.
       На рынке оказалось удивительно много грибов. Даже веселые хохлушки в мясных рядах и те предлагали: «Самые свеженькие, самые вкусненькие грибочки». Однако цены также были удивительно запредельными. Не ниже цены  французских трюфелей. В кучке три штучки. Но, стоимость их!!! Даже не спрашивайте. И все экологически чистые, из самых глубин лесной чащи!  Только сегодня, завтра уже их не будет!
       И так захотелось Александру Николаевичу вспомнить, что  он, просто Сашка, бегает по лесу, рядом мамка. Вместе они собирают красивейшие и очень вкусные грибы.
       Нет, надо быстрее домой. Переоденусь и за грибами. В лесу, однако, деревня. Наверное, есть грибочки. Домой. Быстрее.
       Когда он появился дома, была половина первого дня. Поздновато, но все же он был уверен, результат «грибалки», как он иногда говорил о сборе грибов, будет положительным. Надеяться на это позволяло и приличное число машин, стоящих в лесу вдоль дороги.
       Надо сказать, в своих лесах, то есть в лесах, стоящих недалеко от деревни, он  никогда не был. Но все же лес он везде лес, и если пришла пора грибам, то они есть повсюду, наверняка.
       Одевшись в рыбацкий камуфляж, высокие сапоги – других не было – он пошел к машине. Подумав, вернулся, взял травматический пистолет, это так, на всякий случай. Чужих больно много в нашем Подмосковье.
       И вот он лес. Конечно не такой шикарный, как тот, что он видел в детстве. Сосенок почти нет, небольшие ельники вперемешку с мощными, точнее, как оказалось, не мощными, а высокими березами.
       Посмотрев по сторонам, определил для себя ориентиры, это было не сложно. Шум трассы был таким, что, наверное, на пару километров вглубь леса его будет слышно, это уж точно. Проверил, заперта ли машина, на всякий случай поставил ее на противоугонную блокировку и…
       Вперед, за детским счастьем, за хорошим настроением, за вкусными грибами. Вперед!
       Первые же десять метров в глубину леса радости не доставили. Сплошной бурелом. Откуда? Урагана не было, в чем дело, разве лес не чистят? А что же дальше?
       Двигаемся вглубь.
       Где-то полчаса с трудом наш Александр Николаевич рвался вглубь. Пейзаж был тот же, что и на входе в лес.
       Бурелом.
       Нашел одну гнилую березу, где остались следы от грибов. Опята, видимо. Было их, наверное, много, и береза просто была тупо зачищена второпях. Ну, помните, в кино показывают, скребки такие, которыми кору снимают? Видимо, здесь такой же скребок был применен. Труха вокруг, гнилью пахнет. Наверняка, сняв грибы, радуясь победе, гриболовы не одну бутылку раздавили за удачу. Кстати вон и бутылки и закуска. Убрали бы хоть за собой. Ну, народ.
       Еще часа полтора, два, блудил любитель грибочков по лесу. Корзина его наполнялась. К четырем сыроежкам добавился с пяток опят, один красивый, но насквозь прогнивший подберезовик, да и все, вот весь итог похода.
       Да! Не везет, что ли? Хотя обглоданных пней и гнилушек по лесу стояло немало. Элитных грибов не наблюдалось.
       Ну, что же! Надо бы и отдохнуть. А вот и местечко. Поляна, на ней свалены спиленные, наверное, еще в прошлом веке березы. То, что здесь отдыхают, видно по куче пакетов, бутылок и прочего бытового мусора.
Очистив  себе уголок на бревнышке, Александр Николаевич присел отдохнуть.

                ***
       Вернемся вновь в прошлый век, к нашим героям.

       Елена Ивановна ловко и быстро накрыла импровизированный столик. Выложила помидоры, огурчики, зелень, пару кусочков хлеба. Овощи и зелень свои, мытые, вкусные. Открыла бабушкину тушенку из курицы. В бутылочке на столе стоял компот. Два стаканчика.
       – Сашенька, ополосни ручки, вон ручей рядом. Давай быстренько, не ленись, давай садись.
       Аппетит разыгрался не на шутку. Они принялись за обед.
Солнышко хорошо припекало. В лесу, где-то рядом, послышалось перекрикивание грибников:
       – Ау! Володя, где ты?
       – Здесь я! Иду, здесь я!
       Прямо на поляну вышли двое. Видимо муж и жена. Улыбаясь и переговаривая между собой, они подошли к Елене Ивановне и Сашеньке.
       – Утро доброе! Ты смотри, вот это улов, где же вы таких набрали? Мужчина опустился на корточки к корзинам и принялся рассматривать добычу грибников.
       – Ну, вы молодцы, это же надо, какие симпатичные грибочки. У нас тоже немало, но таких боровичков  нет, это точно. Смотри Валя.
       Женщина также, мило улыбаясь, рассматривала  плоды работы трудяг.
       Лена  Ивановна приглашает путников к столу.
       – Присаживайтесь. Перекусите, чем  Бог послал. Милости прошу. Да не стесняйтесь, хватит всем. Свое, домашнее. Садитесь.
       Грибники присели, достали свои узелки, а из них нехитрую снедь, и присоединились к матери с сыном.
       Саня, быстро поев, принялся гоняться за бабочками, а троица повела степенный разговор о грибах, об урожае, о погоде, короче обо всем, о чем могут говорить случайно познакомившиеся люди.
       Оказалось, живут они на соседней улице. Муж, звали его Владимир, не работал, инвалид войны, протез вместо руки. Так, по дому управляется, да по хозяйству трудится. Пенсия малая, но хватает. Валентина на кирпичном заводе, в бухгалтерии работает. Почти ровесники с Еленой Ивановной.
       За хорошим разговором время пролетело незаметно.
       – Спасибо за приют, Лена Ивановна, приятно было познакомиться. Заходите, знаете теперь, где живем. Будем рады.
       Гости, собрав остатки еды, взяв корзины, пошли в сторону города.
       Приятные люди, подумала про случайных гостей Елена Ивановна, вежливые, обходительные. Может и встретимся когда, город маленький.
       – Ну что Сашенька,  будем, и мы домой собираться, урожай сегодня хорош. Папа и Танюшка рады будут. И Евдокия Павловна, это она о своей маме, бабушке Саши, похвалит. Попросим пожарить немного с картошкой. Да?
Сашка такое блюдо ел не раз и очень его любил. Его улыбка была знаком согласия.
       -Пошли, мамочка.
       Собрали пожитки, немного переложили грибы, так чтобы сверху лежали самые красивые и большие белые грибы.  Кстати, это была традиция, хорошая традиция, в городе все умельцы-собиратели грибов так делали. Пошли домой.

                ***

       Ну, а как в Подмосковном лесу, идут дела у нашего героя. Напомню, он решил передохнуть.

       А вот и местечко. Поляна, на ней свалены спиленные, наверное, еще в прошлом веке березы. То, что здесь отдыхают видно по куче пакетов, бутылок и прочего бытового мусора.
       Очистив  себе уголок на бревнышке, Александр Николаевич, присел. К сожалению ни бутербродов, ни даже яблочка с собой он не брал. Надеялся быстренько так, по-быстрому, собрать грибки и домой, ан нет. Смешно даже подумать. В такие дебри забрался. Тут, наверняка, и волки есть. Это с Москвой  рядом? Ужас. Но водичку, слава Богу, догадался взять.
       Отпил полбутылки воды. Ноги гудят с непривычки. Все задирал их. Через бурелом надо ведь как-то было перебираться. Кстати, машин с трассы совсем не слышно. Вот это номер, не хватало еще, заблудится.
Где-то буквально в десяти шагах послышался разговор. Нет, это не разговор, это брань. Два сапожника, один явно женского пола, правду матку режут друг другу.
       – У! Да ты…
       – Да, сама ты…
       Сейчас эти самые слова в телевизоре закрывают. Звуками пи-пи-пи-пи…
       А вот и авторы этих шикарных тирад. Вспотевшие, тетка неопределенного возраста и дедок, лет под семьдесят.
       – Слушай, мужик, – это они к Николаичу, – где тут трасса? Что-то заблудились мы. Эта корова потянула меня по грибы, чтоб я провалился. Знал, что блуданем! Так как? Куда идти.
       Александр Николаевич примерно понимал, где трасса, да и послал с превеликим удовольствием туда ругающуюся парочку.
       Минут двадцать была просто тишина, после прогулки по деревьям ему она показалась буквально звенящей. Да, так бывает. Усталость сказалась.
       Послышался треск веток.
       Кого еще несет в этой глухомани?
       То, что было дальше, больше походило на фрагмент боевика с индейцами, пиками и пальбой из пистолетов.
       Прямо на него выходил из бурьяна  очень худой, высокий абориген, с внешностью узбека, таджика или кого там еще из  юго-восточных ребят, не разберешь сразу. В руке у него огромная дубина, разумеется, корзинки в другой руке не было. Кто это?
       – Что надо? Настороженно спросил Александр Николаевич.
       Мужик медленно двигался к нему.
       – Стоять!
       – Кто такой? Что надо!
       Если честно, струхнул Александр Николаевич, здорово струхнул. А делать что? Кто его знает, что у этого человека на уме. А может он псих, сбежал из психушки, или еще с войны, партизан, из лесов не вышел.  Шутка. Одним словом, надо было как-то остановить его и убираться самому, грибы он уже собрал по горло.
       И вдруг он вспомнил. В кармане приятной тяжестью болтается пистолет. Недавно Александр чертыхался от постоянного ощущения этой тяжести. Теперь она его радовала.
       – Стоять. Стрелять буду.
       Мужик замер и попятился. Запнувшись о пень упал. Поднялся, задом, задом и скрылся в лесу.
       С перепугу наш герой на трассу выскочил уже через полчаса. Грибы взять не забыл. Машина стояла на месте. Завел и, успокоившись, поехал домой. Ну, надо же, летом «снежного человека» увидел. И смех и грех.
Жена уже была дома, распаковывала продуктовую сумку. Сын  ее привез и опять умчался в Москву.
       – Привет дорогой,  с приездом. Где это ты побывать успел?
       – Да так, грибочков захотелось, но, видимо, поздно, все уже собрали.
       Жена улыбнулась.
       – Значит, я тебе угодила?  Вот, опята с рынка. Дороговато, правда, но мне тоже почему-то захотелось грибков. Сейчас мигом приготовлю.
       Через час со скворчащей сковороды на тарелки оказывается большая порция грибов с жареной картошкой. Вкусно, просто нет слов! И по стопочке, за здоровье выпили. Вот только о встрече в лесу Александр Николаевич жене ничего не сказал. Еще перепугается, за город ездить не будет.

                ***

       Вот такие две истории, простые человеческие истории. А вы поняли кто их герой? Да, верно, Сашка, он же  Александр Николаевич.
       Александр Николаевич помнит того веселого улыбчивого мальчугана, помнит тот изумительный красоты лес, где он с мамой собирал грибы, настоящие русские  классные грибы. Помнит их улицу, Березовая она называлась, и действительно березы на аллейках вдоль домов были главным чудом их улицы. Помнит улыбки людей, их открытость и общительность. Люди тогда небогато жили, но делились последним, радовались за твои победы и достижения, вместе с тобой горевали об ушедших, помогали тебе. И никто – сейчас в это даже не верится – никто, не мечтал о деньгах, мечтали о космосе, о поднятой целине, о возвышенном.
       Прошло всего лишь сорок лет.
       Что случилось? Что произошло? Люди, где ваши улыбки? Почему у Вас хмурые лица? Почему у Вас мысли, как тот бурелом в лесной чаще? Откуда все это?  Люди очнитесь! Подумайте о себе!
       Нет, не сорок лет разделяют эти две маленьких человеческих истории. Их разделяет вечность.


Рецензии
Интересная, реальная, очень актуальная история, красиво рассказана.

Стар618   22.04.2018 20:43     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение! Удачи Вам в творчестве.

Александр Махнев Москвич   23.04.2018 21:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.