Золотая Гора

                Неистовая жара для этих мест была тягостна, а
Гора  радовалась .   Своей  верхушкой в золотом  мареве  она  тянулась к солнцу  и
сливалась  с  ним  в  его свечении.
                Она  помнила – она  хорошо  помнила,  что  была  частью  этого  горячего
Солнца ,  так  чудесно и ослепительно  сияющего  во  Вселенной.  Она  помнила,  как  легко
и  радостно  было  носиться  по  спиралям  звёзд, переливаться  всеми  цветами  радуги,
сталкиваться  с  другими  звёздами  и  взрываться  от  избытка  энергии…
было так естественно купаться в ярком чистом свете,полного
неизбывного переливающегося тепла и... любви.
Помнит ,  как  тяжело  было  подчиниться  невольно – после  очередного  взрыва  -
огромной  притягательной  энергии   какой – то планеты…  да  так, что  оказаться
замурованной  в  её  недрах…
              Холодно… как   здесь  холодно… -  и  темно.
                С  тех  пор  жила  мечтой  увидеть  звёзды,  увидеть  своё  Солнце,
искупаться  в  кипящем  горниле  его  горячего  сердца, чтобы слились все
песчинки в единое целое - с родным металлом в едином  порыве –
точке  плавления  и – почувствовать  себя  его сияющей частью…
идеальной чистоты и искрящегося золотого цвета.
               Гора  светилась  в  лучах  солнца, радовалась – начала  исполняться  её  мечта,
смеялась, отражая  в  мельчайших  частицах  солнечный  блеск.
Так  она  приветствовала  своих  друзей – это  они  помогли  увидеть  Солнце –
такие  маленькие, смешные  и  такие  сильные.
      
                В  38 – м,  высланные  в  Берёзовск  ,  объявленные
врагами  народа,  мы  не  могли  рассчитывать  на  милость  власти – голодали.
Мать  бралась  за  любую  работу  за  кусочек  еды.
Шахтёрские  семьи сочувствовали нам  и помогали – чем могли.
Я  бродяжничал  с  такими  же  детьми.  Труднее  всех  приходилось  младшеньким.
                Люблю  солнце  и  лето  -   
в это  время  я  выздоравливал  и  рос  возле реки.  На  мелководье  ловили  пескарей,
под  крутым   берегом  выискивали  чёрные  земляные  орешки,  нанимались
на огородные  работы…
            Богата – богата эта  земля  не  только  горными ценными  минералами и рудами,
красота и щедрость таёжного леса  поражает с первого взгляда, но особенно
хороши  берёзовые рощи -  (не худосочные и кривенькие – как на Севере)- а
с мощными, в полтора обхвата , белыми стволами – растут  берёзы  ,чаще, с одного
корня со многими детками – семейно – могуче и царственно.
                Первый  год  войны  оказался  для  меня  счастливым.
Сосед – начальник  смены  на  золотодобывающей  шахте,  видя,  как
бедствует  наша  семья,   на  свою  ответственность  принял  разнорабочим
двенадцатилетнего  подростка.
Замерло  благодарно,  подпрыгнуло  и   расширилось  сердце  от  радости –
я  плакал ,  плакал  от счастья – впервые  после гибели  отца.
Такого  состояния  не испытал  потом  никогда.
                Страна  остро нуждалась  в  золоте. 
                Появился  новый  разрез  в  шахте – на  другой    глубине –
протянулась  узкоколейка  с  вагонетками  первого  отсыпа… - и  начала
расти   моя  Гора.
      Красновато – золотой  песок  при  солнце  становился  удивительно  светлым,
Гора  казалась воздушной и  лёгкой,
зато   ночью  возвышалась  чёрной  горой – терриконом,  довлеющем  над  ветхими
деревянными  домишками  шахтёрского  городка.
    
                Многое ,  многое  изменилось  с  тех  пор.
Широкая  дорога, ведущая на шахту,  давно стала  пешеходной.
Идти  по ней  привычно и  легко от  нахлынувших воспоминаний .
                Жизнь, связанная с ростом  и  возвышением  Золотой Горы,
 высвечивается
отдельными значимыми событиями.
                С ней мы  росли вместе – знаем  друг о друге всё…
         Ни  мамины  усилия, ни  моя шахтёрская пайка  не  смогли  спасти
сестрёнку – в  свои  четыре с половиной года была удивительно  рассудительна
и серьёзна. Мне она казалась маленьким ангелом. Я приносил ей  красивые
камушки и рассказывал о волшебной  Золотой горе. Она  наряжала куклу и
ждала  свою  волшебницу  Фею…
             Шёл  затяжной  холодный  дождь со снегом, когда  несли  сестру
в  последний  путь.
 Тогда  я впервые  увидел, как  плачет  моя  Гора  вместе со мною.

               Сильные в этих местах ветра принесли  тучи, низко нависшие над городком,
пошёл дождь с пронизывающим ветром.  Пришлось зайти  в грот – пещеру.
  -  Гора  не узнала  или не увидела меня. Не обрадовалась, как было прежде …
Присев на обветшалые, полусгнившие доски, с грустью подумал:
  -  Как быстро летит время.
 Эту небольшую грот – курилку  мы (три друга) на радостях вырыли у подножия
Горы – недалеко от спуска в шахту за один день – в день Победы.
           Крепко тогда отчитал нас начальник – за использование крепёжного леса.
Пока работала шахта, эта пещерка служила местом  встречи, здесь обсуждались
новости, здесь назначались свидания…- часто укрывала от непогоды.

           На шахте узнал настоящую мужскую дружбу, утраты и радости.
Работа отнимала  силы, первые месяцы частенько падал в обмороки,
а зычный голос начальника доносил  гнев:
    -   Где  этот пи..дин, поганец, если не прибежит через минуту,
        выгоню с шахты…
Глеб Владимирович бушевал – выработка мала, крепёжного материала
не хватает, рабочие голодают…
                Я боготворил этого человека, несмотря на его  громовые разносы,
скабрезные словечки, рождаемые  моей несколько фривольной  фамилией.
Отец мой – Дмитрий Семёнович Кунщиков, работавший электронщиком
на военном заводе,  был  осуждён.  Так  мы оказались в далёком
таёжном местечке.
        Когда выходил из клети, шатало от света и воздуха,
прищуривал глаза и смотрел на Гору – а она  светилась  позолотой.
       Вырванная  из тёмных  вечных недр Земли, под  синим   куполом света
дышала лёгким облачком, отливала золотым сиянием, гордилась  своей
растущей  высотой  и, казалось, понимала, кто причастен к её счастью,  радовалась
моему появлению, -  я смеялся, приветствуя её, и  совсем  не удивлялся,
что она узнаёт  меня  и  всё – всё понимает.
   
                На  фамилию  мою, вызывающую насмешки взрослых, местная
детвора не особенно обращала внимания. Моим друзьям – Армену и  кудрявому
Ромке не было  дела до особенностей моей  фамилии,  для них  я ( Сашка – ссыльный) -
друг . Этой дружбе верны всю жизнь. И большое счастье – наши дети дружны.
      
                Дождь  небольшой, но нудный  постепенно  утихал.
Я смотрел – и не узнавал  свою Золотую гору – она плакала, вздыхала туманным
облачком, слёзы катились мягкими песчаными катышками по глубоким протокам –
размывам по сторонам крупного – на греческий манер – выпирающего
прямого носа, понуро  заглядывающего в глубокий карьер,  с красивой
голубой   водой.   Из – под тяжёлых, бугристых надбровий совсем не видно глаз.
            Только сейчас заметил, что, когда – то крутая и высокая, моя  Гора
расплылась, стала ниже, щёки надулись и легли на край карьера.
                Многое – многое  изменилось:
не видно  углублённой  дорожки на крутом боку этой Горы,
по которой(с высоты пятиэтажного здания) отчаянно  скатывались зимой (на
« пятой точке»),  на фанерках лет двадцать, под  крики  детворы.
Там , где остановилась в последний раз вагонетка, в знак нашей дружбы, мы
посадили берёзку – теперь – это крепкое ветвистое  дерево, к нему от
самого подножия  Горы  бегут на высоту, торопятся, маленькие пушистые детки –
берёзки,  им не страшны ни шквалистые ветра, ни  обжигающие морозы…
                Мысленно  прошу прощения, рассказываю – как тосковал,
наговорил  массу  ласковых  слов…
              Ветра  унесли, наконец, обессиленную дождевую  тучу –
просияло, будто умытое, яркое  полуденное  жаркое солнце.
Ожила, зарумянилась, засветилась в солнечном сиянии Золотая Гора,
задышала лёгким испарением и – потянулась  вершиной к  Солнцу,
узнала меня – засветилась широкой улыбкой , над нею высветилась
и зависла над лесом  цветным коромыслом  радуга  -
предвестница  счастья.
         Как  в молодости, я закричал:
   -    Привет ,   Золотая Гора!
   -     Скоро исполнится твоя мечта – японцы предлагают  химический
способ переработки золотоносного песка.
Как закаляется сталь - нам ли это не знать...
Золото в плавке очищается в горниле...
Мы вместе прошли испытание шахтой все годы лишений
и поймут ,наконец, все - человек, человеческая жизнь
       драгоценнее очищенного золота...
                На  обратном  пути  всё – таки  оглянулся-
            легко и радостно дышит Гора, а
            золотое  марево  над  вершиной  сливается с  Солнцем.


Рецензии
Здравствуйте!Не знаю как обратиться к вам, но хочу сказать, что вы настолько ярко описали эту гору, что веришь в её могущество, силу. Наверно, и вы такой же автор.Мне понравилось, даже энергии творческой прибавилось.Хочется что-то новое писать и даже вспомнить о том, что видела сама и писать, писать...Спасибо, что зашли на мою страничку и я узнала о вашем творчестве.С уважением, Сара.

Сара Медь   03.10.2017 07:16     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.