Топлес

Будничное летнее утро лет  тридцать назад.  Жена на работе,  сыновья где-то  заняты делами, я, выспавшись после ночной смены, заканчиваю изготовление своего кулинарного изыска – глазуньи из двух яиц. Вдруг (почему-то добрые дела часто тоже начинаются внезапно)  раздаётся длиннющий (точнее, бесконечный) звонок.  Вылетаю в коридор, распахиваю дверь.

Жила в то время на площадке нашего этажа в однокомнатной квартире  соседка.  Наташа,  лет на двадцать  моложе меня.   Высокая,  стройная, с миловидным лицом.  Но  самым примечательным в её облике  были волосы. Густые, длинные, пышные.  Настолько  чудесной  причёска  всегда была на её голове,  что даже издали, со спины,  по развевающимся ниже  плеч слегка волнистым волосам  я узнавал её  безошибочно. 
       Так вот, распахнул дверь, а  передо мной, продолжая нажимать кнопку звонка, стояла  наша соседка,  наша «однокомнатная»  Наташа.  Её  костюм  меня ошеломил:  из одежды она успела накинуть только юбку,  клетками и полосами рисунка напоминавшую шотландский  килт.  Ниже юбки никаких одёжек  или  обувок  нет.  Выше юбки всё тело тоже  "совсем босиком».   «Пожалуй,  это и есть  «топлес» -- успело мелькнуть в голове.   Но до чего искушающе манила  красивая  Наташина грудь! Глаза невольно упёрлись в  призывно торчащую соблазнительную прелесть и моих сил не хватало  оторвать от неё взгляд.
-- Дядь Игорь!  Дядь Игорь!
        Молящий призыв Наташи  с  трудом вырвал меня из ступора, в который вогнала филигранная отточенность формы главного достоинства женского тела, и я стал слышать и  различать какую-то  смесь шипения со свистом и бульканьем.    Отодвинув рукой прелестную соседушку топлес  с пути, бросился в распахнутую дверь её квартиры, из которой и неслись угрожающие звуки.  Клокочущее бурление раздавалось из туалета.  Весь объём пространства мирного заведения был насыщен мелкими, крупными и разными другими брызгами,  струя воды свирепо старалась пробуравить стену, уровень  воды под ногами подошёл к порогу  и вот-вот бурлящий поток начнёт течь через него в коридор.  Шагнул в это водяное  царство,  чтоб увидеть,  где  лопнуло.  К счастью,  трещина образовалась в трубе  после крана. «Перекрыть кран!».  Это решение было верным, но не выполнимым: кран, видимо, никто никогда не проворачивал и он, заржавев, не поддавался моим усилиям.   Тут же мотнулся в свою квартиру, схватил газовый ключ  и – в Наташин туалет.  «Только бы не сорвать резьбу или не порвать стержень крана!»

Мокрый до последней нитки, но довольный  результатом операции  «Стоп, вода!», уселся в кухне на табуретке и, не отрывая глаз от «топлеса» соседки, инструктирую жилицу  не только с чудесными волосами, но и с очаровательной грудью:
--  Туалетом пользоваться можешь, но для слива воду бери в кухне.  А  теперь звони в кооператив и вызывай  сантехника.
-- Дядь Игорь!  А может, выпьем шампанского?
-- Отпраздновать победу над стихией?  Оно бы можно, но, боюсь, что после шампанского  захочется чего-нибудь ещё  более  вкусного.  Зови  сантехника,  с ним уж и выпьешь.  А у меня завтрак, пожалуй,  совсем остыл.

Дома разделся, растёрся полотенцем, одел сухое,  и сел за свой кулинарный изыск – остывшую глазунью.  А  в глазах… меня до сих пор искушает Наташин «топлес»,  как «точёный  Александром  с  греческого острова  Милосс»…


Топлес – англ.  Дословный перевод  «без верха».
Агесандр  (или Александр)  автор скульптуры «Венера Милосская»,
               100 – 130  лет до нашей эры.
Ступор – латынь.  Оцепенение,  оглушённость.
Босиком – ходьба без обуви и носков.

  фоо из интернета  Венера Милосская


Рецензии
Остроумно, весело, живо рассказали Вы всю историю! С удовольствием прочла!

Галина Паудере   09.03.2019 19:42     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.