Кофе по-польски

      – Демышев, что ты тут сидишь, к складу давай, не слышал что ли, с трёх часов наше время. Давай, давай, шагай. И комбат нетерпеливо подтолкнул Сергея к выходу.
      – Мать честная, четвертый час. Не успею!
      Лейтенант скорым шагом двинул в сторону складов главного инженера.
      Сергей Демышев вот уже три недели как в полку. После окончания училища, отдохнув в отпуске у родителей, прибыл к месту службы в этот небольшой гарнизон, на юге Украины. Привыкает, втягивается, присматривается к армейской жизни. Хотя сказать «втягивается» было бы не совсем верно. Он  одним из первых сдал на  допуск к несению боевого дежурства, на следующей неделе ему заступать. Так что нормально, всё по плану.
      Но то, о чем ему рассказывали в стенах училища, и что он знал, чисто теоретически, причём знал неплохо, предстояло ныне познавать на практике. Вот и сейчас надо было готовиться к регламенту.  Теория пройдена, зачеты с утра сданы, сегодня последний день подготовки к полугодовому обслуживанию техники, надо было получить расходный материал, ветошь, смазку и прочее, прочее… 
Завтра в бой, точнее начинается первый день обслуживания.
      Среди всего, что предстояло получить на складе, был спирт, которого, согласно нормам снабжения и перечню регламентных работ, выдавалось весьма много. Впрочем, ракетчики знают, много спирта не бывает, скорее его бывает мало. И все знают так же, что не всё надо бы на технику использовать, надо и себя, родного, не обидеть. Естественно, этого делать было нельзя, однако все умудрялись заначивать некое количество этой живительной влаги.
      Итак, наш герой у склада. Здесь царствуют майор Данелия Иван Павлович, главный инженер дивизиона, и заведующий складом старшина Мышкин Петр Харитонович.  В такие дни, как сегодняшний, то есть при выдаче спирта, Данелия присутствует обязательно – как бы чего не вышло – и не дай Бог старшина кому лишку передаст.
      Но по лицу Петра Харитоновича было видно – не то, что лишку, а своего не получите. Так-то.
      Обстановка здесь была рабочей. Получил – отходи.
      – Ты кто такой, лейтенант?
      – Как кто, с восьмой я, оператор машины подготовки.
      – А! Это новенький, что ли? Вместо Квакина прибыл?
      – Ну да.  Вот список, давайте по нему, и я пошел.
      – Что там у нас?
      Старшина пробежал глазами накладную, скрылся на минуту в складском закутке и, вернувшись, положил на стол груду белых тряпок – ветошь.
      – Имей в виду, ветошь – на всю батарею.
      – Ну, что еще?
      – А спирт?
      – Так я тебе что, в карманы налью его? – ухмыльнулся Харитоныч.
      – Зачем же, в карманы,  вот фляги.
      – Знаешь что, лейтенант, не дури. Ваш зампотех получил спирт, дуй к нему.
      Не знал Сережа, что эту ценную жидкость заместители командира батарей получают и сами раздают уже в батареях тем, кто непосредственно работает, обслуживая технику в батарее. Естественно, спиртом колеса тележки не моют, он идет на обработку самых тонких  узлов и деталей, коих у лейтенанта Демышева в его машине подготовки было великое множество, ну и спирта по нормам положено было почти килограмм.
      Мельникова он нашел в учебном корпусе.
      – Андрей Павлович, можно спирт получить на обслуживание?
      Сергей достал из портфеля две потертые солдатские фляги, причем одна из них, та, что от Квакина осталась, была, как у многих ракетчиков, раздута компрессором, и вместо положенного объема один литр могла вместить литр триста жидкости.
      Мельников с удивлением посмотрел на офицера.
      – Это какой же спирт?
      – Так тот, который положено по инструкции. Другого не бывает.
      – Ну, ты нахал, однако!  Бери, отливай из канистры бензин, и гуляй. Ишь, спирта ему захотелось.
      – Товарищ капитан, я комбату доложу! Чем я клеммы и контакты протирать буду? Вы же знаете, бензином нельзя. Мне положено кило, вот и отливайте.
      Мельников задумчиво посмотрел на летёху. Ну что с него возьмешь? Молодой еще. А туда же. Правду-матку ему, старику-ракетчику, режет.
      – Ладно, давай тару.
      Андрей Павлович заворчал, как бы нехотя, лениво, но к канистре со спиртом потянулся.
      – Много вас таких. Главному инженеру дай, комбату отлей, заначку старшине оставь, тебе вот еще налей. На всех всё одно, не хватит.
      – Куда две фляги? И одной хватит.
      Он медленно и аккуратно нацедил через воронку во фляжку спирт.
      – Получай, и меня помни, добрый я сегодня.
      Сережа поболтал флягой. Забулькало.
      – Так здесь граммов триста, не больше!
      – Так! Дуй отсюда! Ишь ты, правдолюб. Я у тебя все акты списания и каждую позицию регламента лично проверю. Что не понятно? Ещё минута, и это отберу!
      Лейтенант понял, надо уходить.
      Несмотря на то, что его явно со спиртом провели, Сергей чувствовал себя победителем. Вот и он уже становится настоящим  ракетчиком, спиртяшка в портфеле, можно и себя порадовать.
      Нельзя сказать, что лейтенанту выпить очень уж захотелось, нет, он к этому делу совсем не тянулся. Однако на его памяти все рассказы ракетчиков о службе, вообще о ракетных буднях в той или иной мере касались спирта.
Ну, вот обо всем расскажет в кругу коллег офицеров, обо всем буквально, но его рассказ не рассказ, если он не вспомнит, как они однажды…
      А дальше,  естественно, шла спиртовая история. Их, этих историй, как и армейских анекдотов, не счесть. Это как бы обязательный атрибут, украшение любой армейской байки.
      Обслуживание техники шло по плану. Где бензином, ну а где спиртом, узлы и агрегаты обработаны, инженер дивизиона, начальник отделения придирчиво приняли работу лейтенанта. Комбат даже похвалил старательного офицера.
      Драгоценная жидкость во фляге ещё оставалась, правда, сколько её – Сергей не знал, по бульканью и на вес, вроде как что-то было. Не будешь ведь при людях проверять, что осталось? Как-то неприлично. Оставим это занятие на потом.
      Уже на квартире, переодевшись, Сережа решил всё же проверить, сколько составляет его заначка.
      Перелил в стакан.
      Да…
      Практически всё пошло на обслуживание. Ну, видимо, утряска, усушка и так далее. Да еще Мельников зажал. Маловато осталось…
      В стакане было чуть более ста граммов спирта.
      В коридоре послышался телефонный звонок.
      – Сережа, это вас – квартирная хозяйка заглянула в комнату.
      – Что-то спиртным попахивает. Никак с друзьями отметились?
      – Да что вы, я не пью. Вот спирт с обслуживания остался, переливаю.
      – Да вы что, а у меня кончился. Даже ранку, если что, и обработать не чем. Отлейте сколько не жаль.
      Да, вот и на последнем спалился.
      – Зоя Ивановна, да тут крохи совсем.
      – Так мне литры и не нужны. Ладно, вот во флакончик чуть-чуть отлейте.
      После благотворительной акции на столе осталось граммов пятьдесят спирта.
Незадача!!!
      – А звонил кто, Зоя Ивановна?
      – Судя по голосу, ваша знакомая, Машенька.
      Сергей перезвонил подруге. Договорились встретиться. И уже на их месте, в парке, у цветочной будки, Сергей с иронией  рассказал историю со спиртом.
Друзья от души посмеялись.
      – Послушай, Сергей, а ты знаешь, что такое кофе по-польски?
      – Да откуда. Ну-ну, просвети.
      – Пошли. Только за спиртом заскочи.
      Лейтенант удивленно поднял брови.
      – Да, да, не удивляйся.
      Через полчаса они уже были у Маши дома. Мама, Нина Петровна, гостеприимно накрыла стол. Хоть Сережа и отказывался, чисто по соображениям вежливости, в общем,  поесть  он был не прочь.
      Голубцы, салат из овощей, всё по-домашнему, вкусно и сытно. Ужин отличный!
      – А вот и кофе.
      Маша принесла из кухни приличных размеров турку. Налила в чашки кофе.      
      Аромат – просто прелесть!
      – А теперь смотри. Где там твой спирт?
      Маша вылила грамм двадцать спирта в половник и подожгла жидкость.
      Как горел спирт, видно не было, лишь изредка на покачивающейся поверхности в половнике появлялись и исчезали нежно голубые лепестки пламени. Маша осторожно влила горящую жидкость в чашки с кофе. Спирт продолжал гореть на поверхности напитка.
      – Здорово! – восхитился Сережа.
      – А ты говорил, мало осталось. Да тут еще на десяток чашек хватит, рассмеялась Маша. Пей, давай, да осторожненько, пусть выгорит.
      Парочка наслаждалась напитком. Действительно, во вкусе кофе было нечто необычное. И аромат его получил  какой-то  особый, едва уловимый, пьянящим оттенок.
      На следующий день Сергей по пути на службу, в машине, рассказывал новым друзьям-коллегам по службе о чудесном напитке, коим его угостили.
      – А почему, кофе, да ещё по-польски?
      – Так если бы я знал! Как мне сказали, так и я называю. Наверное, поляки так его, этот кофе, пьют, со спиртом, исключительно.
      Друзья весело смеялись, подначивая Серегу.
      – Ну, всё, пропал парень!
      – Жди скорой свадьбы!
      – Начал с кофе, завершишь в ЗАГСе!
      За шутками и прибаутками время в пути пролетело мгновенно.  Вот и КПП, казармы, столовая, штаб, клуб.
      Вперед! Служба ждет.

      Офицеры и прапорщики, весело переговариваясь, быстрым шагом шли в расположение своих подразделений.
      И среди них шел, уже чувствуя себя бывалым, опытным ракетчиком, лейтенант Серёжа Демышев.  Настроение – блеск,  как  же, первый регламент позади, ракетный спирт испробовал, правда, не вживую,  с кофе. Ну и что?
Для коллег по службе он уже стал своим, правда, ещё подшучивают и порой снисходительно посматривают на него коллеги, мол, молод еще. Но это не важно, молодость, как недостаток, быстро проходит. Важно, что в коллективе он уже не чужой. А это здорово!
      Скоро на первое самостоятельное боевое дежурство, тоже важное событие, а там – смотришь – на повышение, и в  генералы недолго. Жизнь-то она, вон какая. Годы быстро летят.


Рецензии
С какой-то отцовской любовью к герою поведал рассказ автор. Позитивом веет.

Щукин Андрей   11.04.2018 09:22     Заявить о нарушении
Спасибо, Андрей на добром слове. Мне в те времена было 23, сейчас 69. Как писать без любви к этому персонажу! Конечно, я его искренне люблю. Он наивен, он влюбчив, он полон сил и энергии. Эх... вернуть бы те года!
Спасибо за прочтение! Удачи Вам!

Александр Махнев Москвич   11.04.2018 19:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.