Проверка

      – Сергей Иванович, приветствую вас, это Никифоров.
      – Здравия желаю, Петр Сергеевич, день добрый, слушаю вас.
      – К тебе на днях проверка армейская подъедет, ход подготовки к съезду партии будут смотреть, материал на Военный Совет готовят.  Видимо, два или три человека. Фёдор Дмитриевич точно будет, ты ведь знаешь – в родной город он любит ездить, а кого он возьмет, вопрос, завтра знать буду, позвоню.
Может непросвещенному читателю не всё здесь понятно в этом диалоге,  поясню.    
      Сергей Иванович – это замполит полка, звонит ему и предупреждает о проверке его шеф, начальник политотдела  дивизии.
      Не первая для Сергея Ивановича эта проверка. На своей шкуре он этих проверок за пять лет работы в полку пережил  предостаточно. За себя, подчиненных, коллектив полка он уверен.  То, что им с командиром удалось сделать за годы совместной и дружной работы, дало неплохие результаты. Полк крепко стоит на ногах и в боевой подготовке и дисциплине. Ну, а по мелочи? По мелочи всегда недостатки могут быть, это жизнь, и в жизни всё бывает.
      Однако готовиться все одно нужно.
      Итак, ждем проверки.
      К поезду замполит послал УАЗик с пропагандистом полка.
      В девятнадцать часов  проверяющие прибыли. Старшим был, как и предупреждал начальник политотдела, инспектор Потапов Фёдор Дмитриевич, а с ним инструктор отдела комсомольской работы Красько Борис.
      Потапов дивизию и эту часть навещал частенько. В городе, рядом с которым стоял полк,  жили его родители, здесь он учился, здесь обосновались его многочисленные одноклассники и дворовые друзья. Конечно, он выбирался в родной город при любой возможности, так было и в этот раз.
      Красько в политотделе армии был новым человеком, полгода, как прибыл из соседней дивизии, но парень хваткий, так о нём говорил армейский кадровик.
      Ну что же, посмотрим.
      Офицеры разместились в гостинице, точнее вещи в номер отнес только комсомолец, а Федор Дмитриевич, представившись командиру полка и посидев у него в кабинете десяток минут, вышел с замполитом на улицу.
      – Сергей Иванович, сам понимаешь,  объём работы достаточно большой, а народу у нас: я, да комсомол. Поможешь?
      – Все, что нужно, будет сделано. Общая справка уже готова, а по отдельным вопросам поговорим, я готов.
      – Ну, вот и добро! Но для начала я, пожалуй, к своим, в город подъеду, давно не видел стариков. Не возражаете?
      – Какие могут быть вопросы? Хозяин-барин, как говорят, вы же сами располагаете своим временем. Машина в вашем распоряжении.
      – Сережа, вы уж за моим комсомолёнком  приглядывайте, первый раз я с ним в командировке. Хотя и говорят, умный  паренёк, однако, всё может быть. Хорошо?
      – Да, конечно.
      Потапов уехал.
      Спустя минут двадцать, в кабинет к замполиту заскочил секретарь комитета комсомола полка Виктор Павлов.
      – Что Виктор, где твой проверяющий? Ты бы его на ужин отвел, заказано в столовой, сам  знаешь.
      – Предлагал уже, да не хочет он, в номере решил обосноваться, я ему там пива и рыбку фирменную подготовил, пусть работает. А мне он во, целую портянку нарисовал, что принести. Здесь в списке не только моё, есть и пропагандиста документы, и по партийной линии. Посмотрите.
      Замполит глянул список. Действительно, этих документов за один день не собрать. Протоколы комсомольских и партийных собраний, заседаний бюро и комитетов, расписания занятий подразделений за полгода,  планы работы замполитов подразделений, журналы политической учебы всех категорий военнослужащих и так далее.
      – Ого, и что это всё ему к утру, небось?
      – Ну, да.
      – Ладно, Виктор собирай, я распоряжусь, чтобы в дивизионах документы  подготовили. Ты только вот что, с пивком  не особо, не балуй. Для нас Борис человек новый, мы не знаем его. Самому выпивать в полку запрещаю, понятно?
      – Так точно.
      – Ладно, иди, мне ещё надо поработать.
      Домой замполит добрался только к десяти часам вечера.
      Утром Виктор с помощниками отнес часть собранных накануне документов в гостиницу и бегом к замполиту.
      – Как там наш проверяющий?
      – Анализирует документы, – сделав серьезным лицо, ответил комсомолец.
      – А что же он из норы  глаз не кажет?
      – Так ведь и пиво тоже интересное, не только протоколы, – отшутился Виктор.
      – Ну-ну.
      Часов в десять зазвонил городской телефон.
      – Сергей Иванович, Федор это. Как дела, как обстановка?
      – Нормально, всё. Трудимся.
      – Как там мой комсомол?
      Работает, документы анализирует, как мне доложили.
      – Ну, да ладно, пусть трудится. Я вот что тебе хотел сказать. Друзья   поездку на денёк организовали, на озеро, с ночлегом, ты не обидишься, если я послезавтра подъеду?
      – Какая там обида, вы ведь проверяете меня, не я вас. Всё нормально, отдыхайте.
      – Если там меня спрашивать будут, ты уж скажи, в город мол, в горком партии отъехал. Договорились?
      Прошел ещё один день. Начальник политотдела дивизии периодически позванивал замполиту полка – интересовался ходом проверки. Планировал и сам подъехать, переживает, проверка, как-никак. А вдруг что не так? Сергей Иванович с трудом отговорил его от поездки. Так он прислал своего комсомольца, как сказал, «для усиления».
      Теперь уже комсомол армейский вместе с дивизионным коллегой вместе «анализировали» документы,  а  полковой комсомолец был у них на подхвате, то протоколы поднесёт, то расписания занятий, или планы политико-воспитательной работы и прочее. Всё это шло стопками в руках, а чешское пивко, в незаметном портфельчике.
      Замполит делал свои дела, решал  служебные вопросы,  их в полку ох как много, однако и  секретаря комитета комсомола периодически дергал. Что, да как?
      – Так всё вроде нормально, анализирует по-прежнему, – уже без улыбки, устало докладывал Витя, поглядывая на свой портфель.
      – А питается он где? Что-то я его не видел   в столовой. И в подразделения не появляется. Удивительно.
      – Ну-ну.
      На четвертый день проверки Федор Дмитриевич, бодро позвонив поутру замполиту, задав дежурный вопрос: «Как дела?» и уточнив, не  искал ли кто его, вновь растворился. На сей раз, он был приглашен уже на свадьбу сына своего одноклассника, но твердо пообещал поутру подъехать.
      А комсомол  в это время, уже  с помощником из дивизии, продолжал настойчиво работать с документами.
      – Доклад пишет – доложил Сергею Ивановичу секретарь комитета комсомола.
      Ну-ну.
      Вот и пятница, сегодня подведение итогов проверки. Федор Дмитриевич планировал разбор провести с политсоставом полка в пятнадцать часов, а в семь вечера уже и поезд. Билеты для проверяющих давно заказаны.
      Да что-то нет его из города, где он там застрял?
      Инспектор приехал  к  одиннадцати часам. И сразу к своему коллеге по проверке.
      – Как, комсомол, готов? Смотри, выступать на совещании сам будешь, – Федор Дмитриевич пристально посмотрел на  Бориса.
      – Что-то ты зеленый какой-то, приболел, что ли?
      – Да, прихватило желудок,  побаливает.
      – Вот тебе раз, а речь кто держать будет?
      – Так я вам доклад написал, посмотрите.
      – Ну, пошли. Сергей Иванович, мы пообщаемся, вы не против?
      И Фёдор Дмитриевич с Борисом уединились в кабинете партийного комитета полка. Примерно час длилась беседа. О чём судили-рядили офицеры, замполит не знал, но по всей вероятности разговор сложился не из приятных.
      К половине первого из распахнутой двери парткома пулей вылетел Боря. Цвет лица у него был уже не зеленоватого оттенка, а ярко пунцовым. Скорым шагом он направился к гостинице.
      – Вот, хорошо ему, пиво побежал допивать, там еще бутылок пять оставалось, пошутил полковой комсомолец.
      – Так это ты его неделю в номере на пиве держал? Я  же предупреждал, не пить в полку!
      – Так я ни-ни, вы же видели, я каждый день к вам приходил докладывать. А пиво он сам попросил и деньги свои давал – комсомолец, сказав это,  покраснел.
      – Ладно, с тобой потом разберусь.
      Сергей Иванович зашел в кабинет.
      – Ты представляешь, Сергей Иванович? Оказывается, этот молодец даже в подразделения не соизволил появиться, всё, видите ли, документы анализировал, насмотрелся на проверках, как мы бумаги смотрим. Так мы ведь и смотрим, но и с людьми общаемся, с офицерами, солдатами в казармах разговариваем!
      – Ну, работничек, ну подсунули!
      – Он  тут наизусть расписания занятий выучил, планы выходных дней. Насмотрелся писанины, и вывод делает о политико-моральном состоянии. Мол, слабое состояние, плохо в полку.
      – Откуда ты, – говорю, – выводы такие делаешь? Так у них, – отвечает, – в первой батареи вообще боевых листков нет,  а в эксплуатационной роте, в январе два бойца подрались, в протоколе комсомольского собрания об этом прописано, а в справке замполита об этом нарушении ни слова.
      – Ну, ты представляешь!?
      – Это я, пень старый, прошляпил. Ведь инструктировал, рассказывал, что да как делать надо. Всё буквально по косточкам разложил. Так нет, заперся в номере и  анализирует, видите ли. «Анализатор», черт бы его побрал!
      – Ну и проверка! Как подправлять будем, замполит полка? Пять дней прошло, а сказать людям мне нечего. Что будем делать?
      – Фёдор Дмитриевич, а давайте сделаем так. Пусть замполиты расскажут о подготовке к съезду партии, доложат что сделано, какие проведены мероприятия, их результаты, эффективность. Они, в общем, к этому готовы, я настраивал, а уж потом вы резюмируете, о других полках расскажите, нам полезно будет послушать.
      – Пожалуй, резон в этом есть. Давай после обеда, часиков в пятнадцать и соберемся. А мне дай свой кабинет, пойду готовиться. Пусть твой комсомол Борису передаст, быть в кабинете в три часа. Я тут ему прилично наподдавал, мне кажется, он меня бояться начал. Ничего! Учить неучей надо.
      Инспектор, явно повеселев, быстрым шагом пошел на второй этаж штаба, в кабинет Сергея Ивановича.
      Разбор результатов проверки, точнее, разговор с офицерами-политработниками получился.  И не просто получился, а был  интересным и взаимно полезным. Полковые услышали много нового о политической работе в частях и соединениях армии, а проверяющие, выслушав местных товарищей, много узнали полезного и важного о практике воспитательной работы в подразделениях полка, в канун очередного партийного съезда.
      Уже на вокзале у поезда Федор Дмитриевич потиху так, чтобы комсомол не услышал, говорит замполиту:
      – Сергей Иваныч, еще раз извини меня, не здорово всё получилось. Увлекся я домашними проблемами. Друзья, родители, сам понимаешь. Плохо получилось. А самое главное, Борьку этого я упустил, не знал, что он «самостоятельный» такой. Это надо же, на проверке в полку ни разу из номера гостиничного не вышел. Ишь ты, «аналитик». И доложить в армии об этом не доложишь, сам виноват. Ладно, буду думать, что делать.
      Поезд тронулся, высокая комиссия уехала.
      Позднее Федор Дмитриевич не раз ещё приезжал в полк, и к родным отъезжал, и с однокашниками встречался, но делал это теперь только за рамками служебного времени. А о Борисе больше слышно не было, полковой комсомолец сказал: «За Байкал, за Кривое озеро куда-то направили, на повышение, наверное»
      Ну-ну.
      А впрочем, хорошее пиво и там водится.


Рецензии
Рассказ мне был интересен, но слово комсомоленком я бы не использовал

Вадим Владимирович Зайцев   06.04.2018 16:38     Заявить о нарушении
Так у нас ещё и "комса" говорили. Но всё это любя, и с искренним уважением. Но то что подправили, правильно. Спасибо за прочтение! Удачи Вам.

Александр Махнев Москвич   06.04.2018 22:06   Заявить о нарушении