Ангина

               
      Ангина железной хваткой вцепилась в мое горло. Года два она подкарауливала меня как свою очередную жертву - и вот, во вторник вечером, съев маленький кусочек дыньки из холодильника, я утром почувствовала озноб и легкий жар, а уже через час температура резко подскочила и взяла критическую высоту в тридцать девять с половиной градусов по шкале профессора Андерса Цельсия. Все попытки противостоять натиску лиходейки народными средствами оказались тщетными. Следующим утром мы с мужем пытались дозвониться до районной поликлиники, чтобы вызвать врача на дом. В какой-то момент муж потерял всякое терпение и поехал в поликлинику сам, бубня походя, что толку от этих врачей никакого не будет и что лучше было бы вызывать платного доктора. Через некоторое время он позвонил и сообщил мне, что после обеда врач должен быть. В менталитете нашей страны обед - понятие растяжимое, тут нам не файв-оклок, как у англичан в точно назначенное время, тут надо иметь большой запас терпения. Муж начал мне названивать, начиная с двух часов. Всякий раз, узнав, что доктора еще не было, он честно высказывал свое мнение обо всей нашей медицине, а я соглашалась мысленно со всеми его словами!

     Часов в шесть вечера в дверь позвонили. В глазок я увидела не сказать, чтобы старого мужчину, но все же, и не молодого, так, примерно лет под шестьдесят. Тертая коричневая кожаная куртка времен мезозоя прибавляла ему возраста. Лысоватая голова выступала явным антиподом густым кустящимся бровям.
 
     - Вы наш новый участковый врач? - прошипела я тихим голосом.

     - Ну, вот еще, мне своих больных хватает, это я так, временно заменяю его, - вторя моей же манере говорить больным горлом, тоже вроде как прошипел незнакомец.

     - Мне кажется, что и Вы не совсем здоровы, неужели наш участковый врач совсем при смерти? – шутка моя не удалась, доктор на дурацкие вопросы отвечать не собирался.

        Я тупо наблюдала, поеживаясь от озноба, как он, не торопясь, расправил складки мокрого зонта, как бережно смахнул с кожаной куртки капли дождя, как открыл портфель, вышедший из того же временного периода, что и куртка, из какого-то потайного кармашка достал синие, изрядно потрепанные, бывшие в употреблении бахилы. Затем, он, ну, очень уж медленно, натянул их на ботинки и, растягивая слова, спросил:

     - Т-а-а-а-к, где тут у вас можно руки помыть?

     - Проходите, пожалуйста, сюда, - я направила доктора в ванную комнату, а сама засуетилась и зашептала, боясь потревожить больное горло - ой, а про чистое полотенце-то я совсем забыла, сейчас принесу.

     - Ничего, не тратьте силы, я могу и о штаны руки вытереть!

      Я захихикала, но сильная боль в горле быстро напомнила мне, для чего собственно здесь этот человек. Доктор попросил стульчик и, как водится, начал заполнять карточку больного. Порассуждав некоторое время по поводу моей сложной фамилии, доставшейся от последнего мужа, он вдруг спросил:

     - Так, так, так, а вы вообще-то собираетесь отчество переделывать?

     Сбитая температура напрочь лишила меня разума, не понимая, о чем ведет речь этот человек, я округлила глаза, а в них застыл немой вопрос. Доктор без особых проблем считал его и продолжил:

     -  А чему вы удивляетесь? Вячеславовна - это не современно. Сейчас многие женщины с  таким отчеством требуют восстановить справедливость и переделать Вячеславовну на Вячеславну.

    Горло мое запылало еще жарче, острые кинжалы впились в него, и мне показалось, что температура начала набирать слегка потерянные градусы.

    -  Зачем? – прошепелявила я.

    - А зачем нужна лишняя писанина двух ненужных букв?- доктор переписывал номер моего страхового свидетельства, тщательно, как первоклассник, выводя цифры.

     - Действительно, зачем? – я не унималась, было любопытно докопаться до истины.

    - Вот, например, смотрите - Ярослав – Ярославна, Вячеслав – Вячеславна. Так ведь проще?  Советую вам этого дела так не оставлять и не откладывать в долгий ящик.

     Доктор с удовольствием потер руки и наконец-то приступил к своим непосредственным обязанностям. Померив, давление и послушав, нет ли хрипов в легких, он поинтересовался:

     - У вас есть какие-нибудь предположения?

     - По поводу отчества?

     - По поводу вашего состояния.

     - Вообще-то у меня горло болит, - мне показалось, что еще чуть-чуть, и я умру, видимо столь длительное ожидание врачебной помощи, не прошли даром для моей нервной системы.

     - Что же вы до сих пор молчали? Несите скорее ложку, будем смотреть.

     Перед тем, как заглянуть мне в рот, он еще некоторое время порассуждал по поводу того, что некоторые люди очень любят поболеть, что ангина бывает разной, но чаще всего достаточно полоскания и теплого питья, что не надо сразу ставить себе серьезные диагнозы, все может быть не так страшно. Посмотрев наконец-таки мое горло, он взял долгую паузу, которая показалось мне вечностью.

     - Да…и давно у вас эта история?

     - Со вчерашнего дня…

     - Вам надо в лабораторию, милочка, очень похоже на дифтерию.

     На мое раскаленное тело будто бы вылили ушат ледяной воды. Мозги зашипели, я попыталась воспротивиться столь грозному и несправедливому диагнозу:

     - Как же я с такой температурой пойду в лабораторию, я же на ногах еле стою? И вообще, почему сразу дифтерия? И чем она опасна?

     - Ну, может статься, что это и не дифтерия вовсе, это так сказать мои предположения, тут без анализа не определить. А опасна она, кстати, всего-навсего остановкой сердца, но это ведь пустяки, правда, ведь? – доктор пошевелил зарослями над глазами, а моя абиссинская кошка потерлась мордой о его руку, унюхав так любимый ею запах табака.

     - В общем, так, дорогуша, никуда  ходить не придется, завтра к вам придут из лаборатории, будем уточнять диагноз. А пока начинайте пить антибиотики, полощите горло и серьезно подумайте насчет отчества, оно вам надо - писать лишние две буквы? Это уже не модно…

     Я пообещала, что непременно займусь этим вопросом. Тем более, что для меня, трижды менявшей свою фамилию, по причине  смены мужей, всего один раз переписать отчество было парой пустяков. После того как врач проделал манипуляции с бахилами в обратном порядке и вежливо закрыл за собой дверь, я еще некоторое время стояла в коридоре и думала: «Не модно ему, а в таких ботинках ходить модно? Для таких модников, как вы, уважаемый доктор, какой-то талантливый кутюрье и создал бахилы».


      Размышления были прерваны телефонным звонком. Это была моя приятельница, с которой мы собирались в деревню на эти выходные:

      - Наташа, поездка срывается, я боюсь, что до пятницы не доживу – у меня подозревают дифтерию.

     - Что за бред? Где ты ее подцепила?

     - Дыню холодную съела.

     - Слушай, с каких таких пор от холодной дыни возникает дифтерия? Глупости это, лечись, давай, грибов море, народ мешками собирает.

     Легко сказать – лечись, тут такой диагноз, практически без знака вопроса.

     - Наташа, у меня к тебе просьба, если я вдруг умру от остановки сердца, вы мне на керамике окончание в отчестве правильно напишите – не «вовна», а «вна», а то я тут доктору одному пообещала справедливость восстановить.

     На следующий день из лаборатории никто не приехал, а еще через день кризис миновал,  и я начала поправляться. Эх, доктор, доктор, липовая какая-то у вас дифтерия получилась, стали бы вы лучше лингвистом.


Рассказ опубликован в журнале "Чешская звезда"     

    


Рецензии
Здравствуйте Алёна!
Прекрасный диалог!С чувством юмора чем-то похожим на произведение Хмелевской "Что сказал покойник"))
Такие произведения всегда приносят хорошее настроение и послевкусие!
Благодарю! С наилучшими пожеланиями в жизни и творчестве!
Роман Троянов

Роман Троянов   08.04.2019 00:31     Заявить о нарушении
Добрый день, Роман! В прозе, как и в жизни, без юмора нельзя, если перефразировать известную песню, то он нам строить и жить помогает. Спасибо, что увидели мою иронию и Вам мои взаимные наилучшие пожелания!
С уважением, Алена Гершфельд.

Алёна Гершфельд   08.04.2019 14:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.