23 из 62. Медвежонок

В детском саде на Геологов, в который ходила Любочка, жил медвежонок. Мамку его геологи в тайге пристрелили, а самого пожалели. Голодный медвежонок бегал за людьми. Ему дали молока, а потом решили: нехай живёт, сиротинка! И сдали в садик на потеху детям.

Теперь он сидел в клетке, обтянутой металлической сеткой с четырёх сторон. Питался объедками с кухни. Дети часто толпились у клетки. Кто-то совал медвежонку лакомство, а кто-то палкой дразнил его, и радовался, что зверь сердится.
Голос у медвежонка был густой, басистый, и ему дали кличку — Басик.
Нянечка Маркиза Никитична особенно потакала Басику. Задвинув в клетку большую кастрюлю с остатками борща или овощного гуляша, она смотрела, как он ест, и, разглаживая клеёнчатый фартук на своём большом животе, ласково говорила:
— Ешь, Басик, ешь! Вырастешь, будешь в цирке выступать.
Если же она была в чувствительном настроении, то прибавляла:
— Про нас и не вспомнишь.
 
Медвежонок урчал да ел. Через два месяца Басик сильно подрос. И когда он, разевая пасть, с рёвом бросался на клетку, то она продавливалась под его тяжёлыми когтистыми лапами, и было страшно.

Забирая сестру из садика, Лёшка непременно наведывался к Басику, но по-быстрому: тяжёлый кислый запах, исходивший от мисок, кастрюлек и самого животного, не давал задержаться возле клетки.
Однажды Маркиза Никитична плохо закрыла дверцу. Басик выскочил из клетки и, проломив забор, помчался в сторону тундры. Видимо, чуял, где воля. Наперерез ему из ближайших домов высыпали собаки, и медвежонок свернул в Паромный тупик. Собаки не отставали, норовя цапнуть за пятку, или за бок, а Басик огрызался через плечо и, не останавливаясь, бежал мимо домов.
Тем временем, переполох в садике не улёгся. Дети рвались в погоню за медвежонком. Одни кричали с радостью:
— Басик удрал!
Другие кричали со страхом:
— Басик удрал!
Воспитатели усмиряли деток. Эту минуту и застал Лёшка, когда пришёл за сестрой в садик.
С круглыми глазами Любочка подлетела к брату:
— Басик дёру дал!
— Как это? — сказал Лёшка. — Когда? Куда?
Любочка показали рукой в сторону Паромного тупика. Бросив испуганную сестру, Лёшка припустил по дороге и, когда выскочил на высокое место, то увидел вдалеке медвежонка. Густая, длинная шерсть на нём колыхалась волнами. Четыре собаки с остервенелым лаем преследовали его. До тундры оставалось пара домов, и тут навстречу медвежонку выскочил Слепородов — с ломиком в руках.
Басик наддал, забирая в сторону от Слепородова, но тот настиг его и ударил ломиком по голове. Басик, взревев от боли, замешкался. Слепородов со всего маха ударил его ещё и ещё, и Басик умолк, уткнувшись мордой в землю. Собаки брехали, боясь подступить к Басику. Слепородов рычал, продолжая бить медвежонка.
Из дверей барака выглянул коротко остриженный мужчина и сказал:
— Земеля, ты как? В порядке?
Слепородов посмотрел на него безумным взглядом и остановился.
Когда Лёшка добежал до места расправы, то медвежонка окружала толпа. Качали головой женщины. Истерично рыдала девочка, и взрослые прогоняли её:
— Уходи! Нельзя тебе это смотреть.
Из-за спин толпы ворчали:
— Не пожалел маленького.
Слепородов, озираясь, кричал:
— Это зверь. Поймите! Видели, какие его зубы?
Молчанием ответили ему люди. Медвежонка прикрыли рогожей, из-под которой вскоре выбежала алая струйка. Хромоногая собачонка сунулась лизать кровь, но Слепородов пнул собаку под брюхо, и она, повизгивая, убежала.
— Вызовите милицию! — сказала женщина строгим, командным голосом, обращаясь к толпе.
— Пусть увозят, — поддержал её коротко остриженный мужчина. — На то они и менты.
— Мясо моё ! — сказал с угрозой Слепородов и  протёр ломик травой.  Народ попятился. Лёшка видел перед собой крепкий затылок Слепородова, широкую спину с тёмным пятном пота на рубашке, огромные кулаки. Злость душила Лёшку, от бессилия выступили слёзы, оставаться здесь он больше не мог и торопливо ушёл.
О сестре, о Любочке он вспомнил, когда увидел нянечку, Маркизу Никитичну. Она бежала по улице Геологов, колыхая полным животом. На лице остановился ужас, а взгляд искал Басика. Лёшка молча уступил дорогу.
Возле дырки в заборе, которую проломил медвежонок, стояла Любочка.
— А Басик удрал? — кинулась она к брату. — Скажи!
— Отвянь!
— Ну, Лёшка, скажи, удрал?
— Не… не успел.
— Я тоже хочу посмотреть.
— Домой! — рассердился Лёшка и, крепко схватив сестру за плечо, потащил за собой.


Рецензии
С самого начала, после того как медвежонка приютили в детском саду ждал страшной развязки. Как правило, подросшие медведи нападают на людей, убивают или калечат, а здесь соседство зверя и детей.
Глупость несусветная, безотвественность потрясающающая. И случилось. Вырвался хищник. Хорошо никого не заломал, но это дело времени, потому что в тундре он жить уже не сможет и рано или поздно снова выйдет на людей голодный с когтями и зубами.
Питомника по реабилитации медвежат там нет, медведь никому не нужен, напрашивается единственно верный выход. И Слепородов подручными средствами решает проблему, заслужив за это всеобщую немилость.
Да, жестоко, ужасно и страшно. "Так ведь и у Крылова мужик, спасая крестьянина, отсёк пол-черепа медведю топором и брюхо проколол ему железной вилой." И после этого народ Слепородова,как и крестьнин мужика ругет.
Думать надо! А не создавать проблемы своей ложной любовью к животным, которая для них оборачивается длительными мучениями.

Юрий Кутьин   17.06.2018 20:15     Заявить о нарушении
Верно говорите, Юрий. А ещё львов-тигров дома заводят. Жуть.

Миша Леонов-Салехардский   18.06.2018 06:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.