И не введи нас во искушение

      Для названия я взяла слова из главной молитвы, хотя речь пойдёт о чистой любви. Бог – это любовь. Божественная Любовь к ближнему, к природе, к братьям нашим меньшим – животным - это одно. А любовный пожар, страсть, за которыми следуют последствия, в одних случаях богоугодные, но при определённых обстоятельствах и греховные, это другое. Сейчас, когда сняты преграды целомудрия и в моде демократическая вседозволенность, очень многие калечат свои судьбы. Преодолеть искушение страсти взаимной любви - сильнее усилий и представить невозможно. Здесь поможет ангел-хранитель. Я чувствую, что меня по жизни ведёт через испытания, подъёмы и падения мой ангел хранитель. Весь мой жизненный путь убедительно это доказывает. 
      Сейчас я смотрю на свои фотографии в молодости – вроде ничего. А в то время большего врага, чем я сама себе, наверное, не было. В школьные годы я много читала при керосиновой лампе, иногда засиживалась до 2-3 ночи. Была очень впечатлительной, романтичной натурой. На школьных вечерах с большим чувством читала Горького «Старуха Изергиль», «Буревестник» и т.д. Я помню, как проснулась первая любовь и сколько глупостей я натворила. Это сейчас молодые люди свободно, ни на кого не обращая внимания, целуются, обнимаются, познают жизнь во всех подробностях можно сказать с детского сада. А тогда почему-то это было стыдно. Само поведение значительно отличалось от поведения в настоящее время. Безусловно, мы были также шумные, бегали, играли. Но я ни разу в школе не слышала матерного слова. Возможно, некоторые ребята курили, но они так прятались, что никто этого не видел. Девочки точно никто не курил. Влюблённость тоже не демонстрировали, а старались скрыть.
       Я тогда училась в 9 классе, а Лёня Басенко – в 10-м. Если кто помнит Тихонова в его первых фильмах – Лёня был очень похож на него, может быть черты лица даже более утончённые. В то время я была секретарём комсомольской организации школы и часто задерживалась. И он задерживался. Мы возвращались домой вместе. Потом он утром встречал меня всегда на углу, вместе шли в школу. Шутили, фантазировали. Я делилась впечатлениями от летней поездки в Москву...
       Как-то раз он пригласил меня на вечерний сеанс в кино, но я не смогла прийти. У нас комната была с саманными стенами (кто не знает, саманы - это как большие кирпичи из глины с соломой). От сырости они разваливались. Одна стена отсырела и чуть не провалилась, пришлось срочно заделывать. Мама меня не пустила, хотя я очень хотела пойти. На второй день мне бы подойти и объяснить. Он вопросительно смотрел на меня, а я отводила взгляд. Старалась не попадаться ему на глаза. Во мне словно зажёгся огонь. Я влюбилась. Да так, что глаз не могла поднять, дышать при нём не могла. Весь год 9 класса я ходила буквально как во сне. Часто ночи не спала напролёт. Никому о своём чувстве не рассказывала, старалась скрывать. При встрече с ним у меня всё немело, буквально ком в горле становился, я ничего не могла сказать и поэтому избегала встреч. Как-то вышла из-за угла на шоссейку. Впереди на каком-то расстоянии Лёня идёт. Обернулся, остановился, ждёт меня. Я свернула в первый попавшийся переулок. И потом всю ночь проплакала. Или однажды в районном клубе был какой-то концерт. Людей битком набито. В толпе входит Лёня, и я сразу почувствовала. Он прошёл в зал, а я потихонечку вышла. Почему я так себя вела, сама не знаю. Только мне всегда казалось, что у меня что-то не так, и он обратит внимание на моё не так: то прыщики на лице, то одета довольно скромно. Да ещё зимой в кирзовых сапогах. Сейчас молодым девушкам и предствить невозможно как это смотрится: маленькая и в тяжёлых солдатских кирзовых сапогах. А он всегда как денди. На Украине грязь, чернозём - трудно пройти, не испачкав обувь. А он словно летал. Всё на нём было безупречно. Высокий, стройный, глаза черные, когда смотрел на меня, в них было столько нежности и тепла, что у меня всё немело, хотелось просто испариться.
       Конец года, прощальная линейка. Выстроили всю школу, и почему-то директор школы Фёдор Ефимович распорядился, чтобы знамя школы нёс лучший ученик (а он закончил с медалью) и передал знамя как эстафету мне. Причём это мероприятие было без предупреждения. Я чуть не упала. И опять всю ночь проплакала. Я так думаю, что это была любовь, которая пронизывала всю меня и отражалась в моей ауре. Иначе как объяснить: я всеми силами прятала своё чувство, а многие взрослые замечали. В августе перед школой я пошла делать стенгазету. Выхожу – вижу, Лёня идёт, я быстренько вернулась, нырнула в дверь, чтобы он меня не заметил. Оказывается, он поступил в Ленинградский кораблестроительный институт. А дальше - совсем абсурд. Я сейчас вспоминаю и не знаю как оценить себя - супердура или суперумная. Но с позиции современного взгляда такой поступок не описан в мировой литературе и явно заслуживает чемпионского звания по глупости.
       Через какое-то время Лёня присылает письмо на школу, в котором обращается, в частности, к ученикам нашего класса. Директор школы отдаёт мне письмо, чтобы обсудили в классе и я дала ответ. Это - ещё одно подтверждение, что он как взрослый человек догадывался о моём состоянии. В письме Лёня описывает как интересно учиться, какой красивый город Ленинград.
       Когда читали письмо я не проронила ни слова и вообще была в облаках. Молча взяла письмо домой и там наедине, чтобы никто не видел, целовала его. Я чувствовала, что оно было в его руках. Но что ответить? Я сразу представила, во-первых, что я не смогу поступить. Тогда очень строгие были правила при поступлении, требовался рабочий стаж 2 года. Я училась хорошо, но у меня был отвратительный почерк. Вот -отзыв от моей институтской подруги: «Анка, получила твоё письмо, 10 раз читала, половину поняла.» И тут ничего не поделаешь. Я и на медаль особенно не рассчитывала по этой причине. А при поступлении, как говорится, прежде всего обратят внимание на форму. Мне 5 не получить, а меньше и пытаться не стоит. У Лёни был очень красивый, круглый, ровный почерк, к тому же он - медалист. Мне поехать и не поступить - только опозориться. Прийдётся с высоко поднятой головой лучше отработать 2 года. Ответила я ему очень небрежно и, несомненно, глупо, в духе того времени и патриотизма: «В наше время нужны рабочие руки, и нас призывают 2 года отработать, а потом уже учиться». Что тут скажешь? Глупость непревзойдённая. Разве что его ответный шаг.
       На зимние каникулы он в сопровождении директора школы пришёл в наш класс. Меня словно кипятком ошпарили. После звонка его обступили ребята. А я, пользуясь обстановкой, выбежала, и домой. Через два дня в районном клубе ставили пьесу «В неділю рано зілля копала». Впереди меня на рядов 5-6 сидел Лёня с родителями. В морской форме, просто ослепительный. Я могла наблюдать только издалека. Рядом сидел мужчина, он заметил: «Эта девушка влюблена по уши». Действительно, я пыталась скрыть своё чувство, делала много глупостей. Но моя любовь словно светилась изнутри и выдавала меня с головой.
       После окончания школы у меня в аттестате было две «4» и, естественно, я медали не получила, как и предполагала. К отъезду готовилась заранее. Через 2 дня после выпускного вечера вместе с 13 учениками нашего класса и соседней школы №1по трудовому договору завербовалась на Донбасс и отработала там год дорожной рабочей-асфальтоукладчицей. Лёня приехал летом, узнал о моём поступке и бросил Ленинградский кораблестроительный институт. Вот уж такого я, конечно, не ожидала. У него действительно было сильное чувство ко мне. Я не представляю, могли бы мы, оставшись наедине, преодолеть естественное влечение и не наделать глупостей.    Возможно, действуя подсознательно, я такой ценой предотвратила по тем временам катастрофический поступок.
       Конец этой истории. Когда я была на 3 курсе Одесского мединститута, мама мне написала, что её пригласили на свадьбу к Лёне и сказали: «Не довелось быть сватами». Для мамы это было неожиданное приглашение. У нас не было с ней доверительных отношений, слишком суров был у неё характер. Она ничего не подозревала о моей любви. Лёня уже тогда учился в Киевском мединституте. Так мы стали коллегами Последний раз я его видела, когда приехала в Златополь в отпуск из Кустанайской области. Автобусная остановка находится на большой базарной площади. Я стою на одном конце, а он с женой и маленькой девочкой на другом. Я выглядела вполне подходяще для встречи. Лицо чистое, модная причёска, платьице, которое я сама пошила, облегало мою словно выточенную фигурку, на ногах - австрийские красного цвета лодочки на высоком каблучке. Я смотрю спокойно, уверенно, и в моём сердце самые добрые пожелания ему, его супруге и его дочери. Подойти я не решилась - зачем шевелить прошлое. Подошёл мой автобус, и я уехала. В 1983г у меня в гостях в Алма-Ате была Елена Никитична, наша учительница русского языка и литературы. Я спросила её о Лёне. Она мне поведала печальную весть: он работал хирургом и подрабатывал на скорой помощи. Попал в аварию и получил травму позвоночника. Я долго молилась о нём. У меня не было чувства ревности, было чувство вины.
       Практически, он всегда был со мной. Это - моя виртуальная любовь по жизни. Сейчас мне 76 лет. В жизни было всякое: предательство, унижение, верная дружба с сокурсником Володей Решетняком длиной почти полвека. Его огромная моральная поддержка с помощью музыки прошла через всю мою жизнь. Если кто-то приходил в гости, я включала его записи. А там такие были романсы, что я вполне могла представиться некогда любимой. Но это было совсем не так. Мы были верные друзья-сокурсники - и такое может быть между мужчиной и женщиной... Я - талантливый слушатель, а он - обладатель совершенно индивидуального баритона и цыганской манеры пения. Провожая меня на Целину, он подарил мне много касет с превосходными записями итальянской, испанской, немецкой музыки и, конечно, песнями в его исполнении, которые слушали я и моя подруга, коллега Евгения Ивановна в Кустанайской области. Володя до сих пор работает заведующим нейрохирургическим отделением в Одессе. Я поддерживаю дружеские отношения с ним и его семьёй. Но пожар любви больше не зажёгся. Я помню образ Лёни Басенко так ясно, как будто никогда не расставались. Уверена, он помнит меня, потому что назвал дочь Аннушкой. Не знаю, возможно ангел-хранитель оторвал меня от рокового шага. Но те испытания, через которые мне пришлось пройти, навряд ли могли сохранить нас вместе. Жизнь прошла, как прошла. Я ничего не знаю о Лёниной судьбе. Но память о прекрасном юноше всегда со мной. Господь не оставил меня без любви. В награду я получила такую заботу, такую нежную любовь доченьки, что период старости для меня - лучшее время в моей жизни, и я стараюсь делать всё, чтобы она была наполнена смыслом, добрыми поступками и приятными воспоминаниями.

Цыганскую песню "Глаза твои зелёные" мы с Ириной специально записали для этой истории. Слова к ней я немного переделала, чтобы подходили к моей ситуации. Чтобы её послушать, скопируйте адрес, приведённый ниже, и вставьте его в верхнюю строку браузера.
 
https://vimeo.com/115867487


Рецензии
Значит, так было суждено. Господь или сводит или не сводит. Независимо от чувств. Это нам непонятно, почему не получается быть вместе людям, которые любят взаимно. Но есть на то причина.

Наталия Кобилева   05.08.2017 21:01     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв. Если Вы прочитаете мои воспоминания Вам станет абсолютно ясно -мой жизненный путь предначертан Богом. И Бог меня одарил великой любовью доченьки. Будьте благословенны. С Уважением А.Д.

Анна Дмитриевна Степанова   10.08.2017 16:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.