Слово Пушкина

Каждое слово Пушкина наполнено глубочайшим смыслом. Взять хотя бы разговор Онегина с князем. Ну, все вы его, наверное, хорошо помните:
            «Скажи мне, князь, не знаешь ты,
             Кто там в малиновом берете
             С послом испанским говорит?»
             Князь на Онегина глядит. —
             «Ага! Давно ж ты не был в свете.
             Постой, тебя представлю я». —
             «Да кто ж она?» — «Жена моя». —
             «Так ты женат? Не знал я ране!
             Давно ли?» — «Около двух лет». —
             «На ком?» — «На Лариной». — «Татьяне!» —
             «Ты ей знаком?» — «Я им сосед».
                (Глава восьмая, строфы XVII — XVIII)
Как видите – обычный разговор. Повстречав Татьяну в свете, Онегин справляется о ней у князя, который отвечает, что это его жена. Вот как будто и все содержание данной сцены. Однако присмотримся к авторскому тексту внимательней.
Встретив Татьяну, Онегин не хочет верить, что это та самая Татьяна, и спрашивает у своего знакомого князя, кто там беседует с испанским послом:
                «Скажи мне, князь, не знаешь ты,
                Кто там в малиновом берете
                С послом испанским говорит?»
Онегин боится спросить у самого посла. Он и к князю обращается не прямо в лоб: «Мол, что там за барышня?» – а спрашивает как бы невзначай
                «Скажи мне, князь, не знаешь ты,
                Кто там в малиновом берете
                С послом испанским говорит?»
Но князь с удивлением смотрит на Онегина:
                Князь на Онегина глядит.
Однако вскоре догадывается, что Онегин просто давно не был в свете, и хочет представить его:
                « – Ага! давно ж ты не был в свете.
                Постой, тебя представлю я».
Но Онегин жаждет большего. Ему не терпится узнать, кто ж она, эта девушка. И он спрашивает:
                «Да кто ж она?»
И князь объясняет, что это не девушка, а его, княжеская, жена. Ему нечего скрывать от Онегина, и он прямо говорит: «Моя жена». Подтверждение этому мы находим в творчестве самого писателя:
                «Жена моя» —
напечатано у А. Пушкина.
Можно представить себе, как был удивлен Онегин: ведь он не знал этого ране. Он и князю говорит: дескать, вы женаты, ране я этого не знал. Мы читаем у Пушкина:
                «Так ты женат! не знал я ране!»
Видите, как удивлен Онегин: еще бы, – не знал этого ране. И тут, естественно, напрашивается вопрос: давно ли? Пушкин так и пишет:
                «Давно ли?»
И князь отвечает, что давно – порядка двух лет. У Александра Сергеевича это звучит примерно так:
                «Около двух лет».
А в целом получается следующее:
                «Так ты женат! не знал я ране!
                Давно ли?» — «Около двух лет».
То есть где-то месяца 23. Конечно, можно было бы округлить и сказать: 2 года, – но автор предельно точен:
                «Около двух лет».
Однако и этого мало страдающему Онегину. Он хочет знать всю правду: на ком?
                «На ком?» –
языком Онегина спрашивает поэт.
И сам же отвечает: на Лариной.
                «На Лариной», –
повторяет князь.
Татьяне:
                «Татьяне!» –
говорит Онегин.
Ты ей знаком:
                «Ты ей знаком?»
Я им сосед:
                «Я им сосед».
И князь верит Онегину, что Онегин – просто сосед. А Онегин верит, что князь – это князь, а Татьяна – Татьяна. Ибо не верить слову Пушкина нельзя. Пушкин всегда держал свое слово!


Рецензии
Очень понравилась эта публикация. Так легко донести до читателя гениальность поэта.
Еще раз убедилась что все гениальное просто, и лишь настоящий поэт имеет мудрые мысли и умеет их зарифмовать так, что ему веришь.

Наталья Жуйкова   16.04.2015 10:29     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.