Как ядерная сверхдержава накрылась Мистралями

Сергей ЖИРНОВ, политолог, экономист-международник, бывший кадровый старший офицер службы нелегальной разведки (управления «С») ПГУ КГБ СССР и СВР России

КАК ЯДЕРНАЯ СВЕРХДЕРЖАВА НАКРЫЛАСЬ ДВУМЯ МИСТРАЛЯМИ

(актуализированная, доработанная и расширенная версия по состоянию на 27 апреля 2016 года)

С тех пор, как, из-за путинского вооружённого вмешательства во внутренние дела суверенной Украины и намеренной эскалации конфликта в её восточных территориях, Франция заявила о своём отказе поставить путинскому режиму в предусмотренный контрактом срок (в ноябре 2014 года) первый из двух вертолётоносцев типа «Мистраль», окрещённый во «Владивосток», построенный по нашему заказу и стопроцентно проплаченный нами вперёд, в России не утихают щенячий писк и детский лепет. Каких только мерзостей и гадостей мы не услышали по поводу личности французского президента, подлости французов и Запада вообще от наших ура-патриётов.

Настало время поставить точки над «i» и поговорить на эту тему серьёзно, по-настоящему, логически и рационально, без излишних эмоций, визга и детского лепета. Поскольку абсолютно все, кто высказался по этому поводу, упустили, по злому умыслу, недомыслию или глупости, самое главное. А именно – почему вообще возникла вся эта история, кому она выгодна и какие из неё следуют выводы.

«Мистраль» подкрался незаметно или откуда растут ноги у французских «Мистралей».

В прилагаемой ниже справке мы напоминаем технические стадии проекта – для тех, кто с ними не знаком или подзабыл. Здесь мы воспроизводить их все не будем, чтобы не утяжелять статью всем известными фактами. Обратим внимание наших читателей на то, что отличает наш подход от общепринятого.

Во всех рассказах российских официальных СМИ об этой истории речь идёт о ней, как о сугубо техническом вопросе – строительстве двух военных судов. Преднамеренно, по злому умыслу или по недомыслию упускается самое важное. «Контракт века» возник не с неба и не в безвоздушном пространстве. Такие сделки на международном рынке, хочется того или нет, всегда имеют политический, военный и геостратегический аспекты – то есть затрагивают глобальный расклад сил на международной арене.

Напомним то, что упускают из виду все наши «эксперты». Контракт возник во времени и пространстве после избрания весной 2008 года на президентский пост путинской «мягкой игрушки» – Димы Медведева и последовавших за этим опаснейших геополитических авантюр путинского режима.

Ни один серьёзный политик и аналитик не мог и не может воспринимать указанный эрзац в лице мелкого чиновника администрации за настоящего главу государства. Абсолютно для всех было понятно, что Димон-айфончик был простой подсадной уткой Путина, которому по Конституции нельзя было избираться три срока подряд. Никого из нормальных людей эта временная «плюшевая игрушка» на кремлёвском троне не обманула. Поэтому мы тоже тут не будем играть в детские игры, называя российскую политику 2008-2012 годов медведевской. Она была и всегда останется путинской.

Путинская марионетка Медведев выполнил в 2008 году две грязные работы, ради которых его и сажали в кремлёвское кресло, и которыми не хотелось лично Путину марать свои и до того уже порядочно замаранные чеченскими авантюрами и антиконституционной перестройкой структуры власти внутри страны руки.

Во-первых, Медведев провёл грязную, позорную войну с братской, православной и дружеской страной – Грузией, наказав её за слишком свободную и независимую политику на международной арене, за попытку стать по-настоящему нормальной страной, за успешные реформы, которые не проводились в путинской России. Во-вторых, он изменил Конституцию России, увеличив срок президентских полномочий на 50% - продлив их до шести лет вместо четырёх.

И то, и другое было очень некрасиво, подло, если не прямо преступно и антиконституционно. Формально Путин к этому отношения как бы не имел, будучи в это время «всего лишь» председателем правительства РФ. Но все понимают, что делалось это под будущее «переизбрание» Путина после четырёхлетних «премьерских каникул».

Грузинская авантюра, прямая вооружённая агрессия поставила Россию в позицию страны-изгоя, страны-бандита, страны-преступника среди цивилизованных государств мира. Путинские территориальные завоевания – незаконную аннексию суверенных грузинских территорий и силовой передел нерушимых европейских границ и территориальной целостности (в нарушение Ялтинских договоренностей ещё сталинской эпохи, закреплённых в качестве императивных принципов международного права в 1975 году в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе) не признала ни одна нормальная страна. Не признала и не признает никогда.

В августе 2008 года Путин, руками Медведева, поставил мировое сообщество в классическую шахматную патовую ситуацию. Когда цивилизованный мир был формально обязан больно наказать преступницу Россию (путинский режим), если надо – военной силой. Но сделать этого реально не мог, учитывая её хоть и старый, но огромный ядерный и хоть и неэффективный, но немалый военный потенциал. Иначе бы началась третья мировая война.

А из-за маленькой и независимой Грузии, как это ни прискорбно, никто не хотел начинать глобальную бойню. На что и была исходная ставка путинского режима. Более того, для Запада и НАТО стратегическим партнёром на Чёрном море являлась и является огромная, сильная и влиятельная Турция. Запад разыгрывал грузинскую карту просто для отвлечения внимания, практически просто, чтобы слегка позабавиться над Путиным. Так люди играются с кошкой, двигая перед ней шуршащий фантик на верёвочке. Геополитика – штука весьма циничная.

То, что Путин всерьёз влез в 2008 году в грузинскую войну, Запад на самом деле очень даже устраивало: ведь Путин дрался со своими православными братьями, отстаивая мелкие интересы микроскопических регионов Осетии и Абхазии. Это было глупо и недальновидно, потому что когда дерутся с друзьями, не остаётся времени и сил на врагов.

Один только факт военного конфликта с маленькой Грузией сам по себе превращал Россию из второй мировой ядерной державы в региональную (лев не дерется с сусликом, а дерущий с сусликом лев сам становится сусликом). Игра мускулами и  военная агрессия в Грузии автоматически изолировала Путина на международной арене и парадоксально приводила не к укреплению, а к резкому ослаблению его геостратегического влияния. Но всё-таки грузинская война потенциально могла перерасти в глобальный конфликт. Путина полагалось наказать, но никто не знал как.

Патовую ситуацию начал «разруливать» гипер-активный, амбициозный и свежеизбранный президент Франции Николя Саркози, который в то время ещё и председательствовал в Европейском Совете (высшем политическом органе Европейского Союза), весьма желая быстро показать, на что он способен. Он не погнушался лично примчаться на встречу с плюшевым Медведевым и попытаться «отрулить» обратно положение, грозившее перерасти в третью мировую войну, решись Путин оккупировать Грузию целиком или, хотя бы, захватить Тбилиси, до которого было рукой подать – один короткий танковый бросок из уже захваченной Южной Осетии.

Саркози как бы первым протянул руку стране-изгою, стране-агрессору, начав переговоры с международными бандитами – напрямую Медведевым (и косвенно с Путиным), с которыми никто из приличных мировых руководителей не решался начинать прямых переговоров. С которыми по делу нужно было не разговаривать, а вступать в глобальный вооружённый конфликт, задавливать экономически и политически, а затем сажать на скамью международного трибунала по типу Нюренбергского или Гаагского. Саркози не побоялся запятнать свою репутацию переговорами с нерукопожатными российскими лидерами из грязной, тёмной и уголовной ленинградской подворотни.

Это было плохим, но прагматичным и паллиативным выходом для всего мира, а также спасением лица для путинского режима, официально перешедшего границы дозволенного для державы первого мирового уровня. И это спасение пришло к Путину из Франции, от её тогдашнего президента, которому удалось убедить Медведева (и Путина) не идти дальше захвата Южной Осетии и Абхазии.

Пожарник Саркози быстро и эффективно загасил очаг возгорания, остановил перерастание регионального кавказского конфликта в третью мировую войну. Но одновременно Саркози фактически «кинул» гордую, но бедную и несчастную Грузию, проявил «заботу и понимание» в отношении путинского режима и не стал настаивать на неукоснительном выполнении соглашения о перемирии. Тем более – на возвращении путинской России к старым границам, существовавшим до начала конфликта, как предусматривали эти соглашения. Грузия считала и считает, что Россия не выполнила ни одного пункта подписанного соглашения о перемирии (плана Медведев-Саркози), а Россия вообще отказывается признать, что подписывала тогда эти соглашения, и что их не выполнила Грузия.

Если искать исторических аналогий, это всё было абсолютно точно схоже с предвоенной политикой «умиротворения агрессора», проводившейся в отношении Гитлера западными странами и приведшей в 1938 году к аннексии чешских Судет в результате Мюнхенского пакта (сговора), который не только не удовлетворил претензии фашистского Третьего Рейха, но и фактически привёл ко Второй мировой войне. Саркози повторил стратегические ошибки своего предшественника Даладье в отношении агрессора и сумасшедшего отморозка Гитлера, но тактически выиграл время для себя, для мира и для путинской России, сохранив на время зыбкий мир. Это было большой услугой современному агрессору и сумасшедшему отморозку Путину, вступившему на гитлеровский путь. 

Такие услуги не забываются. Такие услуги требуют оплаты – царской оплаты. Такой оплатой и стал «проект века» со строительством во Франции военных кораблей для путинской России. Вот откуда растут ноги у пресловутых французских «Мистралей» для Медведева-Путина. Вот почему этот проект первый раз публично возник именно в октябре 2008 года.

У него был и ещё один геополитический, геостратегический подводный камень. Такой необычный и парадоксальный проект (строительство современных и высокотехнологичных военных судов для страны-агрессора) зародился за месяц до президентских выборов в США, заложив новый камень в фундамент будущего нового расклада геополитических сил – после избрания Барака Обамы. Он сразу как бы противопоставил Францию и Европу США, попытавшись вернуть утерянную временем старую парадигму генерала де Голля.

Вступивший в президентские полномочия в январе 2009 года Обама тоже нашёл красивый выход из безвыходной ситуации – «перезагрузку» отношений с Россией. Красоты и глубины этого выхода до сих пор не поняли и не оценили по достоинству даже весьма умные эксперты и специалисты по международным отношениям (например, бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров, ставший видным политиком-оппозиционером).

Грубо говоря, подразумевалось, что российский, путинский компьютер сделался неуправляемым, негодным, сумасшедшим, самоубийственным для себя и убийственным всего мира. Строго говоря, его требовалось разбить к чертям собачьим и заменить новым. Но учитывая огромный российский ядерный потенциал, сделать это было смертельно опасно и непредсказуемо для планеты.

И Обама предложил признать путинский режим как бы «зависшим». А посему не разбивать его и не выбрасывать на помойку, а попробовать «перезагрузить», обнулить все старые проблемы, начать всё с чистого листа. Предложенное решение было гениальным по своей простоте и сохраняло Путину лицо, но сумасшедший отморозок Путин и его окружение не оценили этого американского джентльменского жеста по достоинству, делая ставку на дальнейший раскол внутри западного сообщества.

В этом глобальном расколе, скроенном по старым советским лекалам Евгения Примакова, главная роль была традиционно отдана Китаю, но как бы в новом блоке «неприсоединившихся стран» – БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай). А вторая скрипка была отдана Саркози и Франции – для раскола внутри Европы и Западного сообщества. Вот почему проект с «Мистралями» не умер сразу после 2008 года (а мог бы – для Путина пообещать, не значит сделать), набрал обороты и постепенно перешёл в активную фазу – предоплаты и начала строительства.

Надо отдать должное и лично Николя Саркози с его гиперактивностью и бойцовскими качествами бульдога. Французский президент обладал несомненным достоинством не отпускать уже никогда из своей пасти того, за что он уцепляется хоть раз.

Президенту Саркози, главе государства, тогда формально стоящему на ступеньку выше премьера Путина в государственной иерархии, не полагалось вести с ним прямых переговоров. А как бы «президент» Медведев не мог играть с настоящим французским президентом партию на равных, будучи всего лишь смешным подсадным клоуном, игрушечным игроком, в лучшем случае уровня провинциальной ленинградской, дворовой команды, а не руководителем мировой ядерной державы. И проект «Мистралей» получался и развивался с явной односторонней выгодой для Франции.

После весны 2012 года ситуация изменилась в корне. В Кремль вернулся Путин. А во Франции президентом стал Франсуа Олланд, которому, как бывшему оппозиционеру и политическому противнику Саркози, логически полагалось отменить или отмести как ошибочное всё то, что сделал его предшественник. Уже одно это ставило нормальное завершение проекта «Мистралей» под сомнение.

Но худшее пришло не из Франции, а опять из путинской России. «Новый» Путин образца 2012 года оказался ещё большим отморозком, чем до 2008 года. Он сразу после инаугурации, устроив в Москве полицейскую и эфэсбешную провокацию на Болотной площади, демонстративно и по-хамски отказался ехать в США на саммит Большой Восьмёрки, повёл агрессивную и самоубийственную политику резкого усиления глобальной конфронтации на международной арене. Политику самоубийственную для России, полностью зависящей от заграницы по экспорту и импорту.

Путин как бы записал себе в активные достижения всё то, что было сделано во время игрушечного правления Медведева цивилизованными странами лишь в виде неформальной, джентльменской, официально непризнаваемой уступки. Но Путин – не джентльмен, а пацан из ленинградской подворотни, где крысиные правила куда проще: вежливость и благородство там расцениваются как слабость и глупость, изворотливость, лживость и подлость – как силу.

Эскалация международной напряженности по вине и при прямом участии Путина достигла допустимого предела в 2014 году в Украине и вновь перешла границы допустимости после преступной аннексии путинской Россией Крыма и начала необъявленной, но всем понятной вооружённой российской агрессии на востоке Украины.

Крымская и восточно-украинская авантюры Путина снова прямо поставила Россию в позицию страны-изгоя, страны-преступника среди цивилизованных государств мира. Путинские территориальные завоевания – аннексию Крыма и дальнейший передел нерушимых европейских границ не признала ни одна нормальная страна. Не признала и не признает никогда.

Если продолжать исторические аналогии, это абсолютно точно схоже не только с дальнейшей предвоенной политикой «умиротворения агрессора», проводившейся в отношении Гитлера западными странами и приведшей не только к аншлюсу Австрии, но и к фактическому началу Второй мировой войны в форме оккупации Польши.

Путин, уже не руками Медведева, а сам лично, как Адольф Гитлер в 1939 году, снова поставил мировое сообщество в классическую шахматную патовую ситуацию. Когда цивилизованный мир был формально обязан наказать преступницу Россию. Но сделать этого реально военными средствами снова не мог, учитывая её огромный ядерный и немалый военный потенциал. Иначе бы началась третья мировая война (хотя на самом деле она фактически уже началась и идёт в виде войны «холодной», но ещё не перешла в глобальную горячую фазу). Но и не реагировать вовсе на путинские авантюры, как в 2008 году, мир тоже не мог.

Однако даже серия серьёзных, последовательных и всё более усиливающихся экономических и административных санкций западного сообщества не смогла остановить геополитического самоубийства Путина. В таких условиях поставка Францией путинскому режиму уже построенного первого военного корабля класса «Мистраль» сделалась невозможной по умолчанию.

Выгодная ситуация, в которую Францию поставил Саркози в 2008 году, оборачивалась против неё. Франция помимо е собственной воли оказалась между молотом и наковальней – путинской Россией и НАТО во главе с США.

Перед Россией Франция как бы не могла формально не выполнить международного и оплаченного контракта. Но и выполнять его реально она тоже уже не могла – под давлением США и Великобритании, в условиях международных санкций. Однако даже такое глобальное геополитическое неудобство положения Франции вовсе не означало изменения исходных экономических, финансовых и военных раскладов в истории с «Мистралями».

Зри в корень.

Вспомнив, как зарождался и протекал проект на геополитическом уровне, зададимся теперь главным вопросом: в чём же заключается подлинный корень нынешней проблемы с «Мистралями»? В обсасывании технических и финансовых деталей поставки или непоставки двух военных кораблей России? Нет! В спекуляциях о том, чем экономически грозит Франции невыполнение контракта? Тоже нет.

Настоящий корень проблемы заключается в рассмотрении того, кому изначально и стратегически был выгоден контракт на постройку «Мистралей», и кому он был невыгоден в долгосрочной перспективе? При логическом и глубоком рассмотрении этого вопроса, получается только одно: выгоден он был однозначно и односторонне Франции и, по расширению, блоку НАТО, а невыгоден он был однозначно и односторонне России.

Чем данный контракт односторонне выгоден Франции?

Рабочие места.

Во-первых, постройка двух сложных военных судов типа «Мистраль» обеспечила работой иностранную, французскую – пользуясь путинско-примаковской терминологией, вражескую, натовскую – судоверфь в Сен-Назере на несколько лет вперёд.

Спасла от сокращения промышленного производства, позволила сохранить старые и создать там многочисленные новые, постоянные, прямые рабочие места (для тех, кто непосредственно работает на строительстве в компании-подрядчике), а также ещё более многочисленные косвенные – в три-четыре раза более значительные (во всех предприятиях-субподрядчиках, поставщиках деталей и отдельных узлов проекта).

Рабочие места всегда означают экономическое процветание верфи и региона вокруг неё. Все те, кто трудится там над постройкой двух огромных судов для России, получают хорошие зарплаты. И, значит, имеют достаточные средства для надлежащей заботы об обеспечении и процветании своих семей: обзаводятся недвижимостью, бытовой техникой, машинами, другими товарами повседневности и длительного пользования, ведут социально и экономически активный образ жизни.

Вокруг верфи процветает торговля, сфера услуг, туризм, культурная, спортивная и ассоциативная (общественная) жизнь. Всё это могло бы происходить где-нибудь в нас, в том же Мурманске, Владивостоке или Питере, а происходило в далёкой Франции, члене агрессивного блока НАТО.

Таким образом, Путин уже сам обокрал собственную страну, отдельный её регион, (возможно, и не один), предприятия нашего оборонного сектора, которые могли бы получить мощный импульс экономического, индустриального развития, прогресса и процветания, благодаря такому выгодному и долгосрочному контракту, доставшемуся, по странному стечению обстоятельств, нашему врагу.

Торговый баланс страны.

Во-вторых, экспорт двух судов существенно и положительно отразился на нормализации дефицитного (отрицательного) внешнеторгового баланса Франции вообще и франко-российской торговли, в частности.

Потому что экономически для страны всегда выгоднее продавать свои товары и услуги за рубеж (экспортировать), чем покупать что-то чужое за границей (импортировать). Когда экспорт страны превышает её импорт, экономисты говорят о положительном сальдо торгового баланса.

Одновременно и автоматически, импорт из Франции в Россию двух судов на сумму в 1.2 миллиарда евро глобально отрицательно сказался на нашем собственном сальдо внешнеторгового баланса.

Условия оплаты.

В-третьих, конкретные условия оплаты работ по строительству «Мистралей» были удивительным образом тоже односторонне выгодны Франции.

Потому что обычно предоплата таких огромных контрактов с нормальными странами составляет не более 25%. Еще 25% выплачивается заказчиком поставщику или исполнителю по мере реализации заказа. А последний, как правило, пятидесятипроцентный  транш выплачивается только по завершении строительства, да и то не сразу, даже не в момент передачи готового изделия, прошедшего все испытания и сертификации, а зачастую по прошествии трёх-шести месяцев после сдачи.

Стопроцентная предоплата – вещь невиданная  и неслыханная. Особенно в эпоху мирового экономического кризиса. И уже только сам её факт должен настораживать любого экономически грамотного человека. Тут что-то нечисто. Стопроцентную оплату требуют только с клиента, которому полностью не доверяют. Когда исполнитель заказа не уверен, оплатит ли клиент в срок и в полном объеме заказанный и выполненный проект.

Грубо говоря, если с России французы потребовали 100% предоплаты, значит Россия – ненадежный клиент с подмоченной репутацией. И уже одно это играет против России, потому что подобный негативный прецедент позволяет другим странам ставить её в такие же невыгодные условия в жёсткой конкурентной среде международной торговли.

Кредитование врага и упущенная выгода.

Но, кроме репутационной, есть и чисто экономическая, негативная подоплёка для России. 100% предоплата – это бесплатное кредитование заказчиком, клиентом, покупателем строителя, исполнителя, продавца. А в нашем случае, по убеждению ура-патриётов, бесплатное кредитование якобы патриотичным путинским режимом страны-члена вражеского блока НАТО! Якобы такая вся из себя гордая и непобедимая Россия, вставшая с колен, вдруг опять прогнулась и по-царски прокредитовала врага!

Ведь товар (два боевых судна) ещё не поставлен, товар ещё потенциально будет поставлен, только спустя много лет, а деньги уже сейчас потеряны для клиента-заказчика, покупателя – России. Огромные деньги заранее, вперёд переведены врагу – стране НАТО. И начинают крутиться у нового, иностранного собственника – давать ему проценты, расти в пользу французов. А могли бы лежать на наших банковских счетах, финансово работать на нас, быть вложенными в другие инвестиционные проекты и приносить банковский процент нам самим.

Таким образом, к репутационной потере добавляется то, что экономисты называют упущенной выгодой – то есть, потенциальными, вполне реальными и осязаемыми, но не полученными преимуществами и доходами. Россия и здесь потеряла. И серьезно потеряла! Очень по-крупному и очень по-глупому. Путинская Россия, как грязная потаскуха и шлюха, отдалась врагу!

Прикинем: один процент от 1.2 миллиарда евро – это 12 миллионов евро в год. А если два процента – 24 миллиона упущенной выгоды в год. А ведь есть инвестиционные проекты, дающие 5-10%, а то и больше процентов прибыли, то есть 60-120 миллионов евро в год. А таких лет уже набралось пять. Выходит, потенциальная и упущенная накопленная выгода от такой предоплаты уже составила для России в лучшем, минимальном случае 50 миллионов, а в худшем – 600 миллионов евро кумулятивных потерянных процентов от 1.2 миллиардов евро за пять лет.

Переведите эти упущенные проценты в рубли, хотя бы по старому курсу (40 рублей за евро) – получится 24 миллиарда рублей, которые потенциально недополучил наш госбюджет. Двадцать четыре миллиарда рублей, которые могли бы быть вложенными в нашу экономику, в наши регионы, в наши инвестиционные проекты, в наше индустриальное и социальное процветание.

А вместо этого, были выброшены на ветер – вернее, заранее подарены Франции, стране агрессивного блока НАТО, врагу, как его рисуют наши ура-патриёты. Про нынешний обменный курс (более 75 рублей за евро по состоянию на 6 января 2015 года) мы вообще пока помолчим. Иначе картина получится просто ужасной.

Не кажется ли вам, уважаемые ура-патриёты, что подарочек получился более, чем странным? В сталинское время, которое так любит с ностальгией вспоминать Путин, такое называлось бы, если не прямым предательством интересов страны, но, как минимум, вредительством и наказывалось тюрьмой или расстрелом, в зависимости от уровня потерь для Державы. Эффективный менеджер Джугашвили за такое жестоко, беспощадно карал.

Политическая и социальная выгода внутри страны.

Французское руководство, прежде всего президент Саркози,  получило внутриполитические дивиденды во Франции от такого крупного международного проекта в условиях начинавшегося и усиливавшегося мирового экономического кризиса.

Выгода и репутация на рынке вооружения.

Конкретная вражеская судоверфь в Сен-Назере, как отдельное индустриальное и коммерческое предприятие, и Франция, как страна, получили рекламу, бесплатный промоушн, пиар на мировом рынке вооружений. Как мы покажем ниже на примере громкого скандала 1969 года с эмбарго на поставку Израилю боевых судов, громкие скандалы и проблемы с поставкой далеко не всегда означают автоматическое осложнение положения судостроителей – совсем даже наоборот.

Предоплаченный контракт всегда работает в пользу продавца.

Франция получила в свои руки инструмент внешнеполитического и военного давления на Россию в процессе строительства вплоть до сдачи судов в эксплуатацию российской стороне. В изменившейся обстановке Франция не преминула использовать это преимущество. А Россия, потерявшая статус мировой сверхдержавы, оказалась в дурацкой ситуации на международной арене, и даже внутри страны.

Троянский конь: timeo danaos et dona ferentes (бойся данайцев, приносящих дары).

Наконец, и это – самое страшное: специальные службы Франции, прежде всего, её военная разведка получили возможность напичкать построенные для нас военные корабли своей шпионской техникой. Они бы были дураками, если бы этого не сделали. Просто так – на всякий случай.

Французы наверняка сделали из построенных для нашего Военно-морского флота двух боевых судов огромные плавучие микрофоны и радиобуи, внедрённые нашими собственными руками в наши собственные Вооружённые силы, на будущие театры военных действий, в том числе, потенциально против стран блока НАТО. То есть, своим заказом мы сами подорвали свою собственную военно-стратегическую безопасность.

Это на бытовом уровне нашим простым гражданам можно импортировать технику и товары из стран, потенциально могущих стать нашими военными противниками. На стратегическом уровне такое полностью должно быть исключено – в нормальной стране. Но ленинградский пацан из подворотни Путин этого никогда не понимал, будучи полностью лишенным стратегического видения и не имея стратегической культуры мышления. Не говоря уже о простой национальной гордости, соответствующей уровню страны, на который она претендует.

Вспомните банальные истории, которые у нас всегда считались малозначимыми. Начать с иностранных лимузинов, на которых, начиная с ельцинских времён, разъезжает вся верхушка путинского режима, все министры, депутаты, мэры и губернаторы. Принято ругать последними словами Бориса Немцова, а ведь только он, в свою бытность вице-премьером и бывшим губернатором Нижнего Новгорода (Горького), в свое время настаивал на пересадке всех чиновников с иностранных на собственные автомашины, что обеспечило бы процветание экономически умирающего ГАЗа и повышение престижа России.   

Нет никакой гарантии, что импортные автомобили, чаще всего производства Германии, Японии, США, Великобритании, Швеции и Франции не оснащены негласно встроенной и глубоко запрятанной аппаратурой внешнего прослушивания, спутникового отслеживания и удалённого контроля. Это может быть неприятно, но не страшно для частного лица, однако стратегически опасно для лица официального, для ответственного государственного чиновника. И что бы там ни говорили наши спецы-контрразведчики из ФСБ, обнаружить или нейтрализовать такие устройства со стопроцентной гарантией физически нельзя.

Наконец, страна, претендующая на роль второй или первой мировой державы, элементарно морально не имеет права позволить главе государства и высшим чиновникам пользоваться иностранной, а не отечественной техникой. Просто из соображений патриотизма и национальной гордости. У нас этого не понимают даже те, кто убеждённо считают себя патриотами.

То же самое можно и должно сказать о компьютерах и телефонах западного производства, которыми оснащены у нас все офисы, включая президентский и премьерский, а также кабинеты начальников ФСБ и СВР.

Вопрос тут до банальности простой. Страна может сколько угодно надувать щеки, но не может претендовать на уровень мировой державы, если у неё нет банально своего собственного производства автомобилей, компьютеров и средств связи мирового уровня.

И страна может сколько угодно надувать щеки, но не может претендовать на уровень мировой военной державы, если она заказывает военные суда иностранному производителю. А заказывать строительство военных судов стране-члену стратегически противостоящего блока – это предательство государственных и военных интересов России.

Всем известна древнегреческая легенда о Троянском коне. Когда Троя была обманута греками, оставившими огромного деревянного коня со спрятавшимися в нем греческими воинами перед неприступными стенами безуспешно осаждаемого ими десять лет города. Доверчивые и недостаточно бдительные троянцы, поддавшись на уговоры греческого шпиона, неосмотрительно ввезли вражеский подарок внутрь своих укреплений. В результате чего, их ночная стража была убита, ворота города открыты изнутри, и враг захватил Трою. Древняя мудрость стала латинской поговоркой: бойся и никогда не принимай подарков от врага.

История с «Мистралями» высветила, как прожектор с мощным направленным лучом, не только преступный характер сделки с французами, но ещё и двойной идиотизм наших руководителей. Потому что троянский конь был подарочным, а в случае с «Мистралями» Россия не только принимала вражескую поделку, потенциально несущую угрозу её военной безопасности, но вдобавок сама же за неё и расплатилась огромными деньгами из государственной казны. Мир ещё не знал большего идиотизма  и абсурда.   

Что потеряла Россия в истории с «Мистралями»?

Россия потеряла всё то, что было сказано про выгоды Франции – только с обратным знаком.

Россия потеряла рабочие места в наших регионах и на наших верфях, а также по всех смежных предприятиях и отраслях.

Россия напрямую потеряла более миллиарда евро народных, бюджетных денег, вложенных в развитие экономики иностранного государства – Франции, и, следовательно, не вложенных в индустриальное развитие России.

Россия косвенно недобрала более полумиллиарда евро кумулятивных процентов от 1.2 миллиарда евро.

Россия потеряла престиж второй ядерной сверхдержавы, которая оказалась не в состоянии сама построить себе военные суда.

Россия проиграла в смысле обеспечения безопасности наших военных моряков и наших боевых операций на будущих театрах военных действий на судах, в которые потенциально заложены технологические, компьютерные, а не исключено и настоящие мины замедленного действия.

Россия потеряла лицо как мировая держава в дипломатическом и военно-политическом конфликте по поводу непоставки первого судна в предусмотренный контрактом срок.

Как такое могло произойти?

Как же получилось, что от имени России был заключён подобный предательский, вредительский контракт на чрезвычайно невыгодных для нас условиях?

Поскольку проект визировался и прорабатывался многочисленными инстанциями и санкционировался на самом верху, простая глупость такого большого числа людей исключается. Речь идёт фактически о преднамеренном государственном преступлении, о сознательном предательстве стратегических интересов страны. Логических ответов тут моет быть только два.

Первый – коррупция, подкуп французами нашего руководства и высших чиновников через систему откатов, взяток, ретро-комиссий или распил огромной суммы из нашего госбюджета группой влиятельных лиц с помощью размещения невыгодного заказа в иностранном государстве.

В системе миноброны при Сердюкове, бывшим министром с 15 февраля 2007 до 6 ноября 2012 годов, уже не раз бывали коррупционные скандалы. Не исключено, что и история с невыгодным для России бюджетным заказом на строительство во Франции «Мистралей» со временем добавится к уже известным уголовным эпизодам.

Вторая версия – наш собственный подкуп невыгодным для нас самих заказом руководства Франции в гипотетических внешнеполитических целях путинского режима, реальная уступка стране блока НАТО в экономической области ради достижения гипотетической, сомнительной, призрачной  политической выгоды или оплаты «моральных» долгов путинского режима по разруливанию в 2008 году Францией путинской грузинской авантюры.

За Саркози тоже тянется целая серия грязных и громких финансовых и коррупционных скандалов, по которым во Франции возбуждено и расследуется более десятка уголовных дел. И тут не исключено, что история с «Мистралями» ещё может получить неожиданное развитие сюжета.

Далее встают два сакраментальных вопроса.

Кто виноват? Что делать?

Контракты такого уровня заключаются с санкции высшего руководства страны. Поэтому и виновато высшее руководство страны. Поскольку у нас жесткая вертикаль власти, виноваты конкретно президент и администрация президента, премьер и его администрация, министр обороны, председатель Совета Безопасности, комитеты Госдумы и Совета Федерации, директора ФСБ и СВР, начальник ГРУ ГШ, гендиректор «Росвооружения». Но два главных виновника – без всякого сомнения, Медведев и Путин.

Если бы Россия была нормальной страной и действительно мировой сверхдержавой, последовало бы независимое парламентское расследование всей этой грязной и сомнительной истории. Последовало бы журналистское расследование и обнародование в СМИ его результатов. Последовало бы расследование правоохранительными органами и юстицией. Отстранение от занимаемых должностей высших должностных лиц, их осуждение и посадка. Всех виновников и преступников, начиная с двух президентов – Медведева и Путина.

Совершенно очевидно, что в путинской России это невозможно. У нас поэтому принято винить Францию. За что? За то, что она, в отличие от нас, соблюла свои государственные и экономические интересы, получила от контракта с «Мистралями» ощутимую и реальную выгоду.

Самое парадоксальное, что из-за отсрочки поставки «Мистралей» Франция на самом деле страдает едва ли не больше путинской России. Стратегически Франции невыгодно полностью срывать такой великолепный для неё контракт. И она была бы заинтересована в положительном и как можно быстром разрешении конфликта, возникшего не по её вине, а из-за самоубийственной и авантюрной политики путинского режима.

Неприятный прецедент – шербурские боевые катера для Израиля.

У французов была уже схожая, скандальная история с постройкой в 1965-1969 годах двенадцати боевых катеров для Израиля, половина из которых, после очередной агрессии на арабских территориях (Шестидневной войны), попала под экономическое эмбарго. В конце концов, история получила шпионско-детективный финал. Французы сделали вид, что закрыли глаза, и израильский шпионский десант в ночь перед Рождеством (с 24 на 25 декабря 1969 года) банально захватил и выкрал из Шербура шесть прошедших ходовые испытания и готовых к поставке  судов.

Всё было шито белыми нитками. Понятно, что такая лихая шпионско-диверсионная израильская операция не могла быть проведенной без пассивного согласия французов. Потому что беглый конвой долго огибал Францию каботажем вдоль её атлантического побережья, прошёл через Гибралтар, контролируемый англичанами, и пересёк всё Средиземное море. И если бы французы реально хотели, они могли бы элементарно остановить это шпионско-бандитское плавание беглецов с воровской (а на самом деле своей собственной) добычей на любом из этих этапов.

Но Франция была заинтересована экономически в выполнении контракта и прикинулась «валенком» и де факто позволила израильтянам как бы «выкрасть» катеров. Это не спасло французов от неприятных экономических последствий. Израиль, после инцидента с французским эмбарго на боевые катера, переориентировался полностью на США.

Однако громкий публичный скандал с израильским заказом парадоксально сыграл на руку французам. Их судоверфи получили бесплатную рекламу на весь мир и крупные заказы от Греции, Малайзии, ФРГ, Ирана и Ливии.

Наученная историческим опытом западная коалиция настояла на том, чтобы российский экипаж «Владивостока» из 400 военных моряков (не исключая и птенциальных шпионов-диверсантов), находившийся во Франции с весны 2014 года, осваивавший под руководством французов новое судно и  способный его угнать из Франции силой, досрочно покинул корабль «Владивосток» и на судне «Смольный» ушёл из верфи в Сен-Назере 17 декабря 2014 года.

Шпионские страсти-мордасти.

Началась закулисная шпионско-диверсионная война вокруг готового к поставке «Владивостока». На борту предназначенного для России «Мистраля», находящегося под якобы неусыпной военной, полицейской и контрразведывательной охраной, была совершена не установленными злоумышленниками загадочная кража компьютерного навигационного оборудования, сделавшая судно неманевренным и слепым, неспособным самостоятельно передвигаться по воде. 

В ответ на эти шаги, Россия вероятнее всего предприняла контрмеры. В  московском аэропорте Внуково поздно вечером 20 ноября 2014 гоа при загадочных обстоятельствах в наземной катастрофе частного самолёта «Фалькон» погиб Кристоф де Маржери, один из самых заметных и влиятельных французских бизнесменов высшего государственного уровня, вхожий к президенту Олланду – генеральный директор нефтяной компании «Тоталь», входящей по объёмам добычи и капитализации в четвёрку ведущих нефтегазовых компаний мира.

Нужно быть полным идиотом, чтобы поверить в официальную российскую версию головотяпства с полупьяным водителем снегоуборочной машины, в которую врезался на взлёте французский самолёт, и девочкой-стажёром, исполнявшей обязанности авиадиспетчера. Не нужно быть большим поклонником теорий заговоров, чтобы связать эту очень своевременную смерть со скандалами вокруг «Мистралей».

Сразу после этого, 3 ноября 2014 года приключилась не менее глупая, странная и загадочная гибель (говорят, он утонул в спокойном море, якобы спасая своего ребенка) в Объединенных Арабских Эмиратах сына Сергея Иванова, главы администрации президента России, самого доверенного и приближённого к Путину высшего государственного чиновника, бывшего министра обороны (с 21 марта 2001 года до 15 февраля 2007 года).

Не нужно быть большим поклонником теорий заговоров, чтобы органично и логично встроить и эту гибель близкого родственника члена первого путинского круга в историю с «Мистралями» и с гибелью де Маржери.

И только личная и незапланированная встреча во Внуковском аэропорту Путина и Олланда, возвращавшегося во Францию проездом из Казахстана 6 декабря 2014 года, положила конец шпионско-диверсионным разборкам. На долго ли? Любопытно уже то, что Олланд официально заявил о спонтанности этой встречи, а Путин настаивал на том, что договоренность о ней была достигнута заранее, якобы ещё на саммите «Большой Двадцатки» в Австралии, в Брисбене в середине ноября.

Путин просто пытался сохранить лицо, чтобы не показать публично то, что было уже понятно всем. В условиях резкого падения цен на нефть и прочее сырье при одновременной девальвации рубля внутри России, якобы мировая сверхдержава – путинская Россия – окончательно накрывалась двумя французскими «Мистралями», а её руководитель реально был вынужден прибежать на встречу с французским президентом по его первому желанию. Ибо Россия с головой завязана на Запад по экспорту и импорту, и без Запада просто загнётся экономически.

Чем душа успокоится?

Формально Россия надувает щёки, грозясь французам юридическим сведением счетов. Однако никаких реальных шагов не предпринимается. Потому что реально её шансы  в международных (читай: западных и независимых) судах ничтожны. Международные судебные инстанции, в отличие от путинской Фемиды, полностью подконтрольной режиму, независимы, и у Путина нет незаконных силовых механизмов влияния на них, как это происходит повсеместно в России.

Претензий России к фирмам-строителям судов нет и не может быть никаких – заказ ими надлежаще и в срок исполнен. Фирма-исполнитель не является государственным предприятием (участие в акционерном обществе французского государства составляет одну треть). Первое готовое судно не может быть поставлено российскому покупателю по независимым от частных французских судостроителей причинам, форс-мажорным обстоятельствам (обстоятельствам непреодолимой силы) – поскольку президент Франции не выдаёт государственное разрешение на экспорт военной техники, без которого корабль не может покинуть верфь в Сен-Назере.

А глава французского государства юридически и политически защищён международными санкциями против России – страны-агрессора, ведущей необъявленную войну против соседнего суверенного государства, нарушающей перемирие на востоке Украины и снабжающей вооружением и материальными ресурсами террористов из самопровозглашённых и никем не признанных территориальных образований. И пока Путин играет с огнём и судьбами мира на ближайших подступах к Западной Европе, ему не видать ни французских «Мистралей», ни неустойки за их непоставку, как своих ослиных ушей.   
 
Франция,
январь 2015 года.

Оригинал статьи на личном сайте ЖИРНОВА Сергея:

Копия статьи на личной страничке ЖИРНОВА Сергея в Фейсбуке:


__________________________________________

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ИСТОРИИ С «МИСТРАЛЯМИ».


После года «холодной» войны, взаимных обвинений и угроз, в начале августа 2015 года Елисейский дворец и Московский Кремль официально объявили о достижении финальных договоренностей по поводу дальнейшей судьбы двух злосчастных «Мистралей»:
• Франция возвращает России всю сумму предоплаты по контракту (порядка 900 миллионов евро, без упущенной выгоды от потенциальных процентов использования этой суммы в течение нескольких лет)
• Франция оплачивает России дополнительные (внешние) расходы по факту на строительство двух судов (в частности, стоимость российского металла, пошедшего на центральную, малотехнологичную часть корпусов кораблей, доступную для слабой российской индустрии)
• Оба построенных супер-современных судна, прошедших ходовые и эксплуатационные испытания, готовых к боевому использованию, поступают в исключительную собственность и полное распоряжение Франции, которая теперь вольна делать с ними всё, что ей заблагорассудится (передать их на вооружение своего ВМФ, продать их любой третьей стране, сдать в аренду, распилить на металлолом и т.п.)
• Россия полностью отказывается от всех иных претензий в связи с полным и окончательным разрывом контракта (в частности, от потенциальной неустойки за непоставку судов в срок в результате международных санкций западного мира против России, совершившей противоправные, агрессивные, аннексионные и военные акты в отношении братской православной Украины).


КТО ПРОИГРАЛ, КТО ВЫИГРАЛ?

Достигнутые договоренности – настоящий, подлинный политический и бизнес-компромисс (что довольно удивительно, ибо такое с Путиным случается крайне редко, потому что он давно доказал своими делами, что не является ни деловым, ни разумным, умным и рассудительным человеком, и вообще политиком).

Этот компромисс, как таковой, с виду не имеет ни явных выигравших, ни явных проигравших. Не проиграл слишком много никто, не выиграл с явным преимуществом никто. Точнее – проиграли все стороны. Из-за глупости и агрессивности Путина, из-за нарушения им международных норм права, из-за бандитских действий в отношении соседей.

Как мы уже подробно разбирали в статье «Как ядерная супердержава накрылась двумя «Мистралями»», контракт на постройку двух боевых кораблей был искусственной придумкой хитрого Саркози после военной агрессии путинско-медведевской России против братского православного народа Грузии в августе 2008 года. Этот договор давал гораздо больше односторонних преимуществ Франции, чем выгод для России.

По этой же причине, совершенно логично, что от разрыва такого однобоко экономически и политически выгодного контракта финансово пока Франция скорее проиграла, чем выиграла. До тех пор, пока она не найдет нового покупателя на два уже построенных судна. О значительной потере можно будет говорить только в том случае, если путинские «Мистрали» не купит никто другой. Что пока рано. Тем более, что уже порядка 5-6 стран, среди которых фигурируют Египет, Саудовская Аравия, Канада, Индия, Бразилия, являются вполне реальными потенциальными покупателями.

Конечно, Франция экономически уже потеряла от введенного Россией ответного эмбарго на французские товары, прежде всего – на продовольствие. Но эти потери не стоит преувеличивать.

Конечно, для отдельных и конкретных, преимущественно мелких и средних производителей французских агротоваров, экспортёров (особенно для тех, кто недальновидно и глупо сделал главную ставку на Россию как стратегического партнёра, недооценив непредсказуемости и политической ангажированности путинского режима, использующего экономику как оружие, дубинку в международной политике), потеря российского рынка стала сильным ударом (например для производителей свинины). Но отнюдь не для всего аграрного сектора французской экономики.

По оценкам специалистов, потерянный объём французского экспорта в РФ составил примерно один-полтора миллиарда евро в год. Что находится в пределах статистической погрешности для экономически развитого и здорового сектора, оперирующего многими десятками миллиардов евро. Франция занимала лишь скромное восьмое место среди производителей аграрного сектора, поставщиков в Россию, при общем объёме импорта продовольствия из стран Западной Европы порядка 12 миллиардов евро за нормальный год до введения эмбарго в августе 2014 года.

По данным официальной статистики, вес всего французского агроиндустриального сектора составлял в последние года порядка 160 миллиардов евро или 20% от общего объёма продукции перерабатывающих отраслей экономики Франции. Сальдо всего торгового баланса  агропромышленного комплекса Франции является стабильно положительным (превышение экспорта над импортом) с 1970-х годов. Первичный профицит экспортно-импортного баланса агропромышленных предприятий составлял более 11 миллиардов евро в 2010 году (объём экспорта – более 45 миллиардов евро, объём импорта порядка 34 миллиардов евро). 

Кроме того, ежегодные дотации на поддержку аграрного сектора Франции со стороны ЕС в рамках Единой аграрной политики составляют более 10 миллиардов евро, что значительно снижает силу удара от потери слишком мелкого по реальным объемам продаж российского рынка. Сразу после введения в прошлом году российского эмбарго, Брюссель оперативно мобилизовал порядка 500 миллионов евро на возмещение потерь производителям экспортирующих отраслей, в том числе 125 миллионов – агропромышленному сектору. Более того, почти половина французского продовольственного экспорта в Россию (порядка 450 миллионов евро) приходилась на вино-водочную продукцию, которая вообще не попадала под эмбарго.

Для самой России отказ от импорта аргопродукции из Франции оказался куда более болезненным. Путинский режим привёл страну в полную экономическую зависимость от заграницы: по экспорту необработанного и слабо переработанного сырья для получения доходов в госбюджет и по импорту всего остального, в частности, продуктов и товаров широкого потребления.

Напомним тем, кто подзабыл, или сообщим тем, кто не знает, что «развитая», «вставшая с колен» путинская Россия, бывшая сверхдержава, занимает позорное пятое место в мире среди стран, импортирующих продукты питания. Доля импорта в обеспечении населения страны продуктами питания при Путине составляет более 35% (некоторые специалисты говорят даже о 50%). Что является позором для развитой страны.   

От эмбарго французских и европейских товаров пострадали, прежде всего, сами российские потребители. Путину на это, строго говоря, наплевать. Потому что ни он лично, ни высшие чиновники его режима вовсе не перестали потреблять «проклятую» западную продукцию. Они это стали делать секретно, как раньше, при ССССР - через систему закрытых распределителей и секретные закупки через третьи страны.

Как в своё время – высшая советская номенклатура (председатель КГБ СССР Андропов пил в своём кабинете на Лубянке напротив памятника Дзержинскому шотландский виски, а не советскую водку, а генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев коллекционировал престижные западные иномарки автомобилей). А вот простые россияне, не имеющие свободного доступа к номенклатурной системе распределения «дефицита», теперь только мечтают о полном объеме и выборе сыров, овощей, фруктов, мясной, молочной и прочей продукции. Особенно – российский средний класс.

В более-менее нормально функционирующей экономике, эмбарго на импорт западных товаров могло бы стать даже импульсом для возрождения и ускоренного развития собственного производства в аграрном и пищевом секторах. Но путинский режим уже давно доказал свою практическую неспособность разумно и положительно использовать временные или стратегические экономические вызовы и конъюнктурные преимущества.

Поэтому от эмбарго на западные товары выиграли вовсе не потенциальные российские производители, задушенные при Путине, а иные международные производители и экспортёры, конкуренты Франции и Западной Европы. Прежде всего, восточные, азиатские – Китай, Южная Корея и тому подобные. Что стратегически всё равно означает глобальную экономическую потерю для России как для бывшей супердержавы, уже морально потерявшей этот статус.

Вдобавок, дипломатически, морально и политически Франции скорее выиграла в «холодной» войне с Путиным. Потому что она показала себя всему миру весьма последовательным, непреклонным и сильным игроком на международной арене. Она морально наказала Путина, отказавшись передать ему уже построенные корабли (даже в ущерб своим коротко-срочным экономическим интересам). Она стойко и достойно выдержала морально-психологическую, экономическую и дипломатическую войну с путинским режимом. Она на деле доказала свою полную солидарность с западным лагерем, в первую очередь - с США и НАТО.

Временные экономические потери для Франции от разрыва контракта на два «Мистраля» и российское эмбарго дали ей крупные стратегические козыри в геополитических переговорах и взаимодействии с партнёрами по западной коалиции, прежде всего, с США.

Что выиграла Россия, как страна? Безусловно, она сэкономила бюджетные деньги на отмене изначально ненужного и невыгодного контракта на совершенно ненужные ей два боевых судна. Причем, французы ей вернут миллиард евро после внутреннего кризиса рубля (читайте нашу статью "Что происходит с путинским рублём и режимом?", на которую Проза наложила цензуру, но её копия есть и всегда будет в Живом Журнале, в котором нет путинской политической цензуры http://jirnov-serguei.livejournal.com/10197.html ). Переведённая из стабильного евро в девальвированные рубли эта сумма оказалась значительно больше, чем в момент оплаты. Что дало номинальный выигрыш российскому бюджету в рублёвом эквиваленте.

Правда, мы совершенно не убеждены, что возвратившиеся в наш бюджет огромные деньги были использованы с реальной пользой для народа и страны. Всем и давно известно, как при Путине «пилится бюджетное бабло». Кроме того, Путин начал сирийскую авантюру, которая съела не только эти деньги, но много больше.


ПУТИН – СТАРУХА У РАЗБИТОГО КОРЫТА.

Кто же проиграл больше всего? Сильно и глобально проиграл путинский режим и лично Путин. Думаете, Путину нужен был простой возврат уплаченного за французские «Мистрали» миллиарда евро? Да ни в жизнь! Для него эти деньги ничего не значили. В «бандитских разборках» важнее всего не «бабло», а принцип, лицо, авторитет.

Наш кремлёвский Вова целый год надувал щёки и угрожал Франции суровым наказанием, изображая из себя крутого парня, бандита с большой дороги, которого все боятся, которому никто не смеет противоречить. В действительности, в истории с «Мистралями» Франция дипломатически и публично «опустила» Путина, «отымела» его по самые гланды.

Более того, Путин, устами Лаврова и Шойгу, пропагандистов с государственного российского телевидения пугали Францию полной и невосполнимой потерей её экономической репутации на мировом рынке, на рынке вооружений и техники. Этого не только не произошло. Но произошло обратное. Уже две страны выразили интерес к покупке путинских «Мистралей», и ещё 4 – в списке потенциальных покупателей. Но это – в перспективе.

Однако уже в 2015 году Франции удалось прорывное заключение нескольких многомиллиардных контрактов на поставку французских боевых самолетов «Рафаль» с Египтом (24 на сумму 5 миллиардов евро), Катаром (24 самолета на суму 6.3 миллиардов евро, с дополнительной потенциальной опцией ещё на 12 самолётов) и Индией (36 самолетов). Общая сумма этих сделок превысила более чем в 10-15 раз размер контракта на несчастные путинские «Мистрали». Ещё две страны размышляют над покупкой этих самолётов до января 2016 года.

Авиасалон в Ле Бурже в 2015 году в очередной раз показал высокий авторитет Франции на рынке высокотехнологичных товаров. Путину и его пропагандистам тут не удалось поделать ничего. Французский "Аэробус" стабильно держит 1-2 места в мире по продажам гражданских и военных самолётов, меняясь местами с американским "Боингом". Российских компаний на этом рынке - давно пропал и след (единственный проект Сухого Супер-Джет, строго говоря, российским называться не может - это отвёрточная сборка иностранного самолета из иностранных деталей на территории РФ). В августе 2015 года только одна индийская авиа-компания подтвердила закупку 250 самолётов Аэробус-320-Нео на сумму 24 миллиарда евро.

Во Франции, именно та судоверфь, которой Путин предрекал эклономическую смерть, ответила ему огромным контрактом на строительство двух океанских круизных лайнеров на сумму в 3 миллиарда евро, в том числе - самого большого круизного судна в мире. И сразу за ними - ещё более значительным контрактом на строительство в течение 10 лет ещё 4 гигантских и суперсовременных круизных лайнеров на сумму в 4 миллиарда евро.

Это было очередная пощёчина руководителю убого сырьевого придатка Запада, бюджет которого уже два года ужасно сокращается из-за падения мировых цен на нефть и другое сырьё, из-за международных санкций по поводу агрессии в Украине, из-за необходимости содержать новых нахлебников в Крыму и в Лугандонии, и из-за разбазаривания народных средств на путинскую войну в Сирии и на поддержку диктатуры Асада.

Наконец, 26 апреля 2016 года, Франция и Австралия объявили о новом прорыве: французские судоверфи построят для Австралии 12 суперсовременных океанских подводных лодок на сумму 34 миллиарда евро, выдержав жесткую конкуренцию с японцами и немцами. Австралийцы заменят своё старое поколение субмарин "Коллинз" на дюжину новых французских, являющихся усовершенствованной модификацией атомного подводного крейсера "Баракуда", но не на ядерном, а на дизельно-электрическом ходу.

Само строительство будет организовано в Австралии, но французские материнские судоверфи обеспечат его всем необходимым, сразу получив прямые выплаты в размере 8 миллиардов, и затем будут снабжать, обслуживать и контролировать строительство и эксплуатацию в течение 50 лет. Новые рабочие места на много лет будут созданы как во Франции, так и в Австралии. В результате выиграли обе стороны в долгосрочной перспективе.

Это было последней и решающей экономической и моральной оплеухой руководителю страны, которая давно не может ничего современного построить сама (отвёрточная сборка иностранных товаров не в счёт и строительство нашего слегка модифицированного советского старья), а занимается только разбазариванием сырьевых залежей недр России - то есть, преступной распродажей невосполняемых богатств будущих поколений россиян, которых обкрадывает кремлёвский карлик и кооператив "Озеро", уводя украденные деньги в западные оффшоры.

Как мы наглядно показали, личный конфликт Путина с Францией совершенно не отразился на её международном деловом рейтинге и авторитете. В 2014-2015 году Франция с населением в 65 миллионов человек приняла у себя 85 миллионов туристов со всего мира, в который уже раз заняв первое место в международном туризме, причем годовой прирост индийских и китайских туристов во Францию составил более 20%. Посещение Франции российскими туристами сократилось не столько из-за санкций, сколько из-за катастрофической девальвации рубля, удорожавшей более чем в 2 раза для них все импортные товары и услуги.

Путинский режим с населением порядка 143 миллионов не принял у себя сколько нибудь сравнимых объёмов - иностранцев перестало интересовать это направление. За исключением любителей острых ощущений. Лживая официальная статистика путинского режима, как и во времена совка, любит жонглировать подложными цифрами, пряча за показателями гастарбайтеров и индивидуальных спекулянтов из ближнего зарубежья реальные объемы иностранного туризма, который не превышает порядка двух с половиной миллионов настоящих иностранных туристов в год. Что для такой огромной и разнообразной страны является просто унизительно-смехотворным.

После введения западных санкций и ответных санкций путинского режима, а также после падения цен на нефть и иное сырье с последующей девальвацией рубля, поток российских туристов за рубеж упал на 30-50%, 30% туроператоров разорилось. 

Таким образом, всё пустопорожние рассуждения Путина и его высших чиновников о потере Францией авторитета и клиентуры на международных рынках вооружений оказались глупостью и детским блефом. Такой оглушительной международной оплеухи Путин не получал давно.

Серый и закомплексованный пацан из ленинградской подворотни хотел силой заставить цивилизованную Францию не только отдать ему построенные по его заказу и оплаченные суда, да, в придачу, взыскать с неё неустойку за одностороннюю просрочку поставки. И это нашему пацану Вове не удалось. Именно поэтому он публично потерял лицо, вернее – свою поганую морду бандита с большой дороги. И это для него – гораздо обиднее, чем формальная выгода от возврата денег за отмену не нужного России контракта.

Чтобы понять глубину репутационного проигрыша Путина достаточно вспомнить классические примеры из великолепной кинотрилогии Фрэнсиса Форда Кополлы и Марио Пьюзо «Крёстный отец» и прочей видео и литературной продукции о бандитах и мафиозо.

Во все времена и во всех странах мелкие бандиты, нувориши, разбогатевшие на мафиозных и преступных бизнесах, всегда болезненно стремились стать «добропорядочными» обывателями, буржуа. Отмыть, легализовать свои грязные, кровавые, преступные деньги, купить себе «приличную репутацию». Пролезть правдами и неправдами в приличное, цивилизованное, аристократическое общество с многовековыми традициями, в «большую» политику, в клубы сильных мира сего.

Путину, в начале, это вроде бы удалось. Было похоже, что с ним в мире высшие руководители крупнейших стран начинали общаться как с «нормальным». Особенно после начала «совместной войны с международным терроризмом», после терактов в США 11 сентября 2001 года.

Но Путин не оценил этих снисходительных жестов Запада. Даже после его агрессии против братской православной Грузии в 2008 году, когда дальновидный Обама предложил красивый компромисс: обнулить международные институциональные репутационные долги преступного путинского режима. Считать, что российский государственный компьютер безысходно завис и нуждается в системной перезагрузке. Глупый Путин не оценил этого великолепного компромисса. Ошибочно счёл его слабостью и сдачей Запада.

После своего нелигитимного возвращения в Кремль в 2012 году, зарвавшийся и замечтавшийся Путин, как глупая и сварливая старуха из пушкинской сказки-притчи о Золотой рыбке, начал недальновидно злоупотреблять снисхождением Запада, испытывать его терпение своими всё более регулярными выходками и провокациями. И совершенно логично, Путин оказался у разбитого корыта.

В результате его военной поддержки преступных режимов Каддафи в Ливии и Асада в Сирии, после преступной аннексии Крыма и прямой военной агрессии против Украины, Запад, наконец, применил глобальные геополитические и экономические санкции против Путина. В результате ему закрыли вход в самый престижный и закрытый мировой клуб – Большую Восьмёрку.

Кремлевскому мелкому бандиту с большой дороги, возомнившему себя хозяином мира, отказали от приема в приличных буржуазных домах цивилизованного Запада. Франция предпочла потерять экономически, чем поставить кремлёвскому бандиту недоступную ему, престижную, западную, военную продукцию. Такого репутационного удара Путин лично для себя не ожидал.

Но дальше стало ещё хуже. Путин попытался давить на Францию. Заставить её силой не только отдать ему уже построенные суда, но ещё и выплатить неустойку за нарушение сроков поставки, запретить Франции продать путинские «Мистрали» кому-то другому. Эти путинские глупые попытки оказались неудачными.

В конце концов, умным специалистам удалось доказать злобному, но глупому Путину, что у него нет никакой положительной перспективы в международных судах, которые, в отличие от российской продажной и политически управляемой судебной системы, никогда не удовлетворят путинских незаконных претензий, его убогих попыток использовать международное право для наказания Франции, для сведения с ней счётов. Что любое затягивание конфликта и попытки перевода его в юридическую плоскость на Западе обернутся ещё большими репутационными потерями для Путина.

И ему пришлось сдаться. Согласиться на компромисс, на простой возврат уплаченных денег, на мировую с Францией, на полный и окончательный отказ от недостижимой юридической мести. Победил здравый смысл. Проиграл лично Владимир Владимирович Путин, лишенный здравого смысла (иначе бы он никогда не начал бы войну против Украины). И проиграл крупно. Потерял своё лицо. Кремлевского пахана «опустили»! Публично. Обидно.

Что и требовалось доказать.

-----------------------------

Самое последнее.

- В сентябре 2015 года парламент Франции в ускоренном режиме принял закон, дающий официальное право правительству перепродать построенные по заказу России два вертолетоносца.
- В октябре 2015 года во время своего рабочего визита в Египет премьер-министр Франции Эмануэль Валльс подписал официальный контракт о продаже путинских Мистралей Египту за 950 миллионов евро (кредит Саудовской Аравии).
- 31 октября 2015 года произошло нечто, очень похожее на месть Путина Египту (читайте подробнее по внешней ссылке:http://jirnov-serguei.livejournal.com/10339.html )
- Франция в мае 2016 года завершает строительство втрого из двух гиганстких океанских круизных лайнеров на сумму в 3 миллиарда евро - самого большого круизного судна в мире.
- Франция заключила огромный контракт на строительство в течение 10 лет ещё 4 огромных и суперсовременных круизных лайнеров на сумму в 4 миллиарда евро.
Подробности читайте тут: http://jirnov-serguei.livejournal.com/28643.html
- 26 апреля 2016 года, Франция и Австралия объявили о новом прорыве: французские судоверфи построят для Австралии 12 суперсовременных океанских подводных лодок на сумму 34 миллиарда евро, выдержав жесткую конкуренцию с японцами и немцами. Австралийцы заменят своё старое поколение субмарин "Коллинз" на дюжину новых французских, являющихся усовершенствованной модификацией атомного подводного крейсера "Баракуда", но не на ядерном, а на дизельно-электрическом ходу.Само строительство будет организовано в Австралии, но французские материнские судоверфи обеспечат его всем необходимым, сразу получив прямые выплаты в размере 8 миллиардов, и затем будут снабжать, обслуживать и контролировать строительство и эксплуатацию в течение 50 лет. Новые рабочие места на много лет будут созданы как во Франции, так и в Австралии. В результате выиграли обе стороны в долгосрочной перспективе.
Подробности читайте тут: http://jirnov-serguei.livejournal.com/31875.html



Франция, декабрь 2014 - апрель 2016 годов.


Рецензии
Некомпетентность французского правительства сравнима с бездонным колодцем, и сейчас настал момент расплаты, пишет Boulevard Voltaire. Нанеся оскорбление Владимиру Путину своим отказом поставлять «Мистрали», Франсуа Олланд вверг свою страну в катастрофу, грозящую ей банкротством. Мало того что Франция понесла колоссальные убытки из-за двух российских вертолётоносцев, так ещё Индия аннулирует контракт на покупку 126 истребителей Dassault Rafale стоимостью в €18 млрд, пишет издание.

Александр Голенко   18.08.2015 10:51     Заявить о нарушении
Принципиально не согласен. В моей статье дана развернутая аргументация, опровергающая полностью Вашу сугубо идеологическую (основанную на личной преданности Путину) точку зрения. Индия давно сомневалась, покупать ли ей весь набор Рафалей. Процитированное Вами издание ошибается. Индия подтвердила покупку 36 самолетов. А также Египет (24) и Катар (24+12). Индийская авиакомпания закупила также 250 самолетов Аэробус-320 Нео на сумму 24 миллиарда. Вы не прочитали внимательно мою статью.

Сергей Жирнов   19.08.2015 11:44   Заявить о нарушении
Сергей, я так переживаю за Индию, а особенно за Францию) Мой дед воевал под знаменами Деникина, а семья пострадала от большевиков, Так, что моя апполитичность в моем творчестве) А о судьбе Мистралей тем более))

Александр Голенко   19.08.2015 13:06   Заявить о нарушении
Надеюсь, из прочтения моей статьи ясно вытекает, что я сильно переживаю за Россию и её многострадальный народ... Богатства которого разворовываются уже много десятилетий всеми режимами.

Сергей Жирнов   22.08.2015 12:20   Заявить о нарушении
Госпожа полковник милиции Таджикистана в отставке должна бы знать, что клевета - уголовное преступление. Как и оскорбление личности. Будем судиться? Или просто послать старую советскую чекистку на фиг? Думаю, судебной тяжбы она не заслуживает. Так что - в бан!

Сергей Жирнов   27.08.2015 12:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.