Никто не застрахован

     Долго не решался и все-таки решился написать. К этому меня подтолкнула встреча с одноклассницей, которая около соседнего дома продавала кабачки со своего дачного участка и клюкву. Она даже как-то растерялась: вроде бы стыдно стало, что зарабатывает эти несчастные копейки за свой же труд.
     -Ну, а что делать? - вроде бы оправдываясь, спрашивала она. - На работу теперь меня никто не возьмет, да и какой я сейчас работник в 65? Внукам тоже хочется помочь, хочется иногда и самой полакомиться, а пенсия-то, сам знаешь.
     Я готов был купить у нее всю клюкву и кабачки, но не стал этого делать, знал ее в прошлом  красивую, статную, смышленую. Ведь сразу поймет - из жалости. Разговорились, вспомнили своих учителей, ребят, девчат, многих, оказывается, уже нет в живых.
     -  Да ладно, хватит о грустном. Сама-то как?
     -  Да вот, гоняют, порчу, говорят, лицо города, грозят , это сейчас немного высохла, маленькая стала. Знаешь, было у меня хорошее драповое пальто. Не век же его хранить, самой не одеть. Сейчас таких, как я, в него влезут две, а выбрасывать-то жалко. Решила в дело пустить. Нашила тапочек, оставила себе, внукам подарила, остальные решила продать. Что ты, шуму было! Гоняли, как собак. Ну, как ты думаешь, неужели я конкуренцию Китаю, Польше и Турции составляю? Да если и так, значит, мои-то лучше. Пусть сначала переловят тех, кто травит людей спиртом и этим потом хвастаются на телевидении. Так нет, с нами, видно, воевать легче. Легче получать звездочки и продвигаться по службе. Не поверишь: они гоняют (показывает налево то ли в сторону администрации района, то ли в сторону милиции), а я крепчаю. Что с меня взять-то? Тапочки? И пусть забирают! Я сейчас решила

распустить свое шерстяное платье и связать детские варежки и носочки. Понимаешь, детские-то выгоднее. Я уж прикинула: коммерсантом скоро стану. - И усмехнулась как-то не совсем естественно, и была в этой улыбке явно неподдельная грусть. - Кстати, раньше все боялась встречи со своими студентами, как-никак,  тридцать лет в политехе отработала, а сейчас об этом даже как-то и не думаю. А что тут постыдного?
     Рядом стояли еще три женщины приблизительно того же возраста. Может, они это слышали, и не раз,  во всяком случае, не обращали на нас внимания и, озираясь по сторонам, вроде бы как украдкой, одна из них продавала пустые банки и жареные семечки, вторая - калину красную, третья - пышные георгины и астры. Ну,  что тут плохого? Ну и пусть продают на здоровье! Уж если нет возможности им помочь сейчас, так не надо мешать позаботиться о себе самим. Неужели в городе мало мест, где можно было бы собрать их под крышу, сколотить прилавки со скамеечкой. Уверен, что такая возможность есть. Никому они не помешают, не испортят облик города - уж это точно. Давайте заботиться о них не только в День пожилого человека и в предвыборные дни, а каждый день. Надо еще учесть, что время-то поджимает!
                Эдуард Мамцис, пенсионер

               
     P.S. Признаюсь, рад, что запоздал с публикацией. Знаю, что на всех мини-рынках оборудованы и обозначены социальные места. Знаю, что наш город один из первых, где так позаботились о пожилых людях. Но все равно решил напечатать: забота о людях старшего поколения - наш вечный долг!


Рецензии