Тонкие границы...

Даже с гранитно-серых надгробий, недавних обителей стенаний и плача, испарились последние росы чьих-то горьких слёз по Душе ушедшего. Только белоснежно-бледная, эфирная тень Ангела ещё так и не сошла с погоста. Прошла осень, наступала зима, Ангела ничего не смущало, ни ливни Небесные, ни снегопады облачных хлопьев и предутренних кладбищенских туманов. Ангел неустанно, как-будто иссохшая от горя тень, был словно незримыми оковами и узами прикован к таинству гранитно-серого надгробия. Только вороны знали и слышали его скорби и печали, его тихие молитвы и смиренные ожидания.

Часы забегали вперёд, дни катились по накатанной, недели уносились прочь.  Месяцы улетали с ворохом календарных страниц, так похожих на золотисто-жёлтые и багряные листопады осенних дней, даже годы собрались в перелётные стаи диких лебедей, когда Душа наконец осознала, что она больше не является заложницей и узницей тяжёлых оков времён и материй.

 Всё видимое и осознаваемое ранее, как безусловная реальность настолько видоизменилось, границы стёрлись и мер познанного более не существовало. Столь неожиданно, хоть и растерянно, но стало вдруг настолько легко и необъяснимо невесомо, что Душа наконец-то вырвалась за рубежи, преодолев границы и оболочки плотных материальных завес земного мира.

Душа расправила, забытые в суетах и тяжбах земных крылья, взлетела и оторвалась от серого, затхлого и мрачного погоста, будучи притянутой восходящим и зовущим к Свету её верным Ангелом-сопроводителем. Воссоединённые целиком и полностью, они словно взявшись за руки, слились с чем-то светлым и необъятным, магнитом притягиваясь к огромному, пульсирующему источнику Света.

Ангел очень хорошо знал этот Путь. Душа ещё вспоминала, цепляясь за какие-то тонкие ниточки, отголоски и зацепки внутренней глубинной памяти. Всё настолько утончалось и они в унисон, и в такт всему окружающему резонировали с неким эхом беспредельного и необъятного пространства.

Оставленные материи и оболочки здесь казались столь грубыми и нелепыми, что даже воспоминания о них были наполнены свинцовой тяжестью, и Душа оставляла и сбрасывала их с себя, как змеиную кожу, как иссиня-чёрные, отжившие перья с крыльев ворона. Телесные хламиды преданные земле и всё оплакиваемые кем-то, ныне воспоминались тончайшим эфирным сгустком, как одни из самых сложных форм заточения и ограничения истинных потребностей и возможностей Души.

Душа, долготомимая пленница бренных телесных оков, выпорхнув белоснежною голубкою на свободу, взмыла на тончайших крыльях в безграничные и необъятные просторы  Небес, оставляя всё у тех перекрёстков и границ, которые когда-то так тяжело преодолела, облачаясь в их формы.

" Лифтовые " зависания между мирами при переходе были не редкостью, Ангел знал это, но в покорной и смиренной молитве своей терпеливо ждал всё ещё сомневающуюся Душу, кротко уповая на чудо и прозрение. Воссоединение Души и Ангела, разделённых ранее границами миров и оболочек было столь необъяснимым явлением с земной точки зрения, но абсолютно естественным для иных точек видения, обзора и всецелого понимания, забытого душами в земных формах пребывания...

Сейчас всё было позади, таких благостных и блаженных состояний Душа не знала и не испытывала ранее, будучи в тубусе земного и часто поглощённая и порабощённая плотскими и материальными энергиями. Различия частот и звучания волн были настолько разительны и ощутимы, насколько и сложноописуемы, и понятны для земного мира и восприятия физического уровня сознания. Прозревая от затяжной слепоты мира тяжёлых материй, Душа, ранее временами лишь ощущающая своего вечного спутника, проводника и сопроводителя - Ангела, ныне увидела воочию и оттого ещё более просветлела.

Уносясь в беспредельность небесных просторов они слились и незримо растворились в тонком эфире светоносных лучей и волокон надземного пространства, теряя всё, но обретая Вечность...



Продолжение следует...


12.01.2015 - 23.05.2016


Из цикла " Воспоминания Души... "


Рецензии
на ручки что ли взять, а?

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   21.01.2015 18:06     Заявить о нарушении