Доброе дело

Погода отвратительная. Идет мелкий ледяной дождь.Середина рабочего дня. В социальном магазине «Пятёрочка» покупателей немного . Между стеллажами ходят  пожилые женщины и  мужчины, читая с помощью очков, а кое-кто  и  лупы, не слишком крупно напечатанные ценники.

Многие ищут красивые желтые этикетки с заманчивым словом «Акция». Но их уже практически нет, а там где они остались - давно  нет товара.

Цены на продукты, несмотря на обещание говорливого Премьера осуществлять за  их повышением жесткий контроль (кто, где и как осуществляет этот «контроль» - никто не знает), как сорвались с цепи. Ценники меняются каждый день, в основном, в сторону увеличения цены.

Сужу по набору своего привычного ассортимента. Положив в коляску свой товар,  становлюсь к ленте транспортера, ведущей к продавцу. Впереди меня стоит, опираясь на прилавок  и палочку бедно одетая старушка, примерно моего возраста.

На прилавке стоит почти пустая пластиковая магазинная корзинка, из которой она осторожно вынимает по одному предмету, приговаривая при этом что-то тихим голосом. Возможно, пытаясь сосчитать общую стоимость товара.

 С интересом наблюдаю за её действиями. Она держит в руке две морковки среднего размера. Внимательно осматривает каждую, затем откладывает одну в сторону. Та же процедура проводится с двумя небольшими свеклами, перцами, томатами, головками лука, пучками зелени.

 Появляется маленький кочан капусты. Примерно 5-6 штук средних по величине картофелин лежат в целлофановом пакете.  Половинка дешевого нарезного батона, одна булочка с изюмом, пакет 1,5% молока и маленькая упаковка «Ряженки».

И, наконец, из корзинки старушка достает две консервных банки «Бычки  в томатном соусе». Обернувшись ко мне, она произносит: 
— Ты варил когда-нибудь овощной супчик с бычками? Очень вкусный получается. Попробуй - не пожалеешь. Мне очень нравится.  Кстати, полезный, говорят.

Я вижу её впервые, но она без всяких вступлений обращается ко  мне на «ты». Я не обижаюсь. В этом магазине могут обратиться и не так...
 
Чувствуется, что продавец, наблюдая эту процедуру перебора овощей, смотрит на старушку терпеливо, с сожалением. Потихоньку начинают ворчать покупатели, стоящие за нами в очереди.
— Что Вы там копаетесь? Быстрее можно!? За бутылкой и банкой пива стою уже 20 минут! Кошмар!

Это возмущается давно не бритый мужчина с явного бодуна. Продавец молчит. Если в течение рабочего дня она будет вести переговоры  чуть не с каждым таким покупателем - вечером можно оказаться на приеме у психиатра.

Но самое интересное оказалось впереди. Кассир называет стоимость покупки. Старушка долго шарит по карманам старенького пальто и в хозяйственной сумке, достаёт видавший виды тощий кошелёк.

Покопавшись в нём и, отдавая  все бумажные и металлические деньги продавцу, она вдруг испуганно замирает:
 — Доченька!? Что делать? 67 рублей не хватает. Неправильно посчитала я — дура старая. Лишнего набрала.

Продавщица громко кричит на весь магазин, вызывая старшего кассира:
— Шура! Подойди ко мне, денег у покупателя не хватает. Снять товар надо.

Всё в очереди понимают, что эта процедура надолго, старшая быстро не придет. Покупатели, стоявшие за нами, быстро уходят к другим продавцам.

Я тоже пенсионер, но уверен, что моя пенсия, наверняка,  больше, чем у старушки.  Бегать по кассам желания нет, и я решаю доплатить за неё эти несчастные 67 рублей.

Говорю кассиру:
— Никого не зовите. Я доплачу за бабушку. И положите в корзинку ей  всё, что Вы и она только что отложили  в сторону.

Услышав мои слова,  старушка начинает возмущаться:
 — Зачем ты будешь доплачивать? Я обойдусь тем, что оплатила. Не надо мне твоих денег. Я что, по-твоему, совсем нищая? Да и ты, видать, не богач какой-то? Сам, небось, пенсионер или тоже уже капиталистом или бизнесменом стал?

Слово олигарх для неё, очевидно, новое, не очень понятное и знакомое.  Я, молча, слушаю её «выступление», пока она складывает товар в корзинку, и потом спрашиваю:
— Скажите, пожалуйста, у Вас есть дети, внуки, родственники? К Вам прикреплён работник социальный службы? Соседи, наконец, рядом живут или никого нет? Неужели никто не мог сходить в магазин и купить Вам продукты? Как Вы шли по такому гололёду? А если бы упали, не дай Бог! Вы думаете, что кости у Вас такие же крепкие, как в 20 лет? По такой погоде сломать шейку бедра - раз плюнуть.

 Сказал и сам подумал: а знает ли она, что такое шейка бедра и чем это может грозить пожилому человеку?

— Или  Вы гордый человек и просить никого не хотели? -продолжаю я.
— Нет, дорогой.  Простая я – не гордая. Никого у меня не осталось, а тем далеким родственникам, кто ещё жив,я не нужна. Одна я свой век доживаю.  Вот молю Бога, чтобы скорее прибрал к себе.

О том, что я тоже остался один, говорить бабушке, я не стал. Мы вместе вышли из магазина. Я помог ей спуститься по обледенелым ступенькам на посыпанный солью асфальт.  Предложил проводить её домой, помочь отнести сумку, но она отказалась.

 Когда мы попрощались, бабушка ещё раз поблагодарила меня, перекрестила, заплакала и сказала:
— А долг я тебе обязательно верну! Может быть, опять в магазине встретимся как-нибудь. Господи! Дай тебе, Бог, здоровья. Спасибо, милый...  Ты только не волнуйся. Деньги я тебе верну.

А я и не волнуюсь. Что такое в наше время 67 рублей? Копейки...

* * *
Мемуары опубликованы в газете «Вечерний Зеленоград» от 14.09.2017 года, № 29(30)

Фото из интернета. Спасибо автору


Рецензии
Хочется пожелать,чтобы соц..защита была лучше, и люди защищены.
Наверняка эта бабулька всю жизнь работала.
Хороший рассказ.
С уважением Ирина.

Ирина Черезова 2   01.05.2018 10:39     Заявить о нарушении
Ирина! Соцзащита у нас есть, а как она работает я понятия не имею - к счастью, не сталкивался... А пожилые люди? Кому они нужны? Обуза государству... "Денег нет, но вы держитесь.."

Анатолий Комаристов   01.05.2018 11:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.