Ниже плинтуса

Хамоватая книжонка «Похороните меня за плинтусом» некоего Санаева стала отправной точкой спора в одной добропорядочной семье. Глава семейства известный ученый-физик, Артем Семенович Булатов, обращаясь к сестре жены, Амелии Викторовне, спросил:
- А ты, Амелия, когда последний раз в театр ходила? Живешь в центре Питера, почти, что на театральной площади. Это мы тут в провинции проживаем-ничего не знаем. Приедут заезжие гастролеры, опять же из Питера или Москвы, покажут спектакль,вроде «Чемодана с презервативами» и укатят. Играют вроде бы и не плохо, ну такую гадость ставят, что  после таких театральных постановок долго руки моешь, как от налипшей грязи.
Амелия Викторовна,  женщина средних лет, жгучая брюнетка, с претензией на креативность во всем, тут же среагировала:
- Представь себе Артем, хожу! Все новые постановки смотрю. На прошлой неделе ходила на спектакль Гришковца. С удовольствием посмотрела. Он мне так напомнил наше прошлое, где все были бедны, но одинаково счастливы, я даже плакала...
- Да, что ты говоришь? Просто чудо-расчудесное, этот самый Гришковец.  Довелось мне в Москве на его  лицедейство сходить. Нечто подобное, что и у Санаева, только без хамских выражений. Все у него хорошо, можно сказать интеллигентно.  Этакий пересказ, как он жил, что делал и главное, как он себя плохо чувствовал, тогда, когда наша страна  называлась СССР.
- Ну и что?! Это же прекрасно Артем!  Амелия Викторовна встала из-за стола, и заходила по комнате, закурив сигарету. – Вот, что сегодня наша жизнь? Сплошные нервы! Лучше не смотреть телевизор: убийства, катастрофы, революции. Другое дело у Гришковца: все тихо–мирно: на улицах продают мороженое, выстроилась очередь за квасом. Ты представляешь себе, Артем, чтобы сегодня кто-то стоял с битончиком или трехлитровой банкой за квасом?
Артем Семенович ухмыльнулся.
- Я представляю очередь в обменный пункт валюты.
- Да, да и в этом наше достижение. Люди могут спокойно пойти и поменять рубли на любую валюту.  Разве раньше такое можно было себе представить! – Амелия остановилась около сидящего профессора.
Артем Семенович откинулся в кресле.
- Запросто! Когда я ездил в командировки за рубеж, мне меняли рубли на нужную валюту. Ничего хорошего нет в раздаче валюты всем без разбору. Да и зачем она нужна, если нет необходимости. К чему? 
-  А хотя бы и так. Люди имеют право зарабатывать себе на жизнь, как ты и сказал, раздаванием валюты.Нет никакого раздавания, есть бизнес, -  Амелия,явно волновалась..
- Ну, хорошо, хорошо! – стал успокаивать Амелию , Артем Семенович. – Заработали, сделали себе бизнес те, у кого есть деньги, то есть эти самые рублики. Ну, а если их нет? То на чём заработаешь? Вот у тебя Амелия, есть деньги, чтобы играть на валютной бирже?
- Да, откуда у меня такие деньжищи!
- Вот, и откуда такие деньжищи и у остального народа?
В это время в комнату вошла жена Артема Семеновича, Анастасия.
- Что за спор? Артем, ты всегда всем не доволен, - видя, как взволнованно ходит вдоль комнаты  Амелия. Первым признаком ее недовольства служила сигарета,  которую она в таких случаях не выпускала изо рта.
- Ничего не случилось! Амелия Викторовна, решила поспорить со мной о современном искусстве. Какое оно и что хочет писатель, поэт, художник или театральный режиссер  сказать нам, живущим здесь и сейчас?
- Так, в чем проблема? Смотри фильмы, читай книги, ходи в театр и всё поймешь.
- Тебе, Настя, понятно. А вот твоей сестре не очень. Она считает, что свобода самовыражения и есть главная ценность в искусстве.  Книжку Санаева ты читала?
- Нет! Вернее начала, потом, что-то мне показалось слишком много в ней пошлости. Хотя написано с юмором.
- С юмором у нас в стране вообще все в порядке... Дошло до того,что Михаил Задорнов Новогоднее поздравление народу, вместо президента делал и ничего. Не хуже. Артист одним словом.  Америку и Европу  восхваляет, мол весь цивилизованный мир в унитазы ходит, а мы в деревянные будки, с дыркой на сиденье. Ему вторит еще один великий юморист, кинорежиссер Андрей Кончаловский. Он «Курочку рябу» состряпал. Стыд и позор для русского режиссера...
- А ничего постыдного в его фильме нет. Показал нашу жизнь в перестройку – тут же отреагировала Анастасия Викторовна.
– А сейчас лучше стало? – засмеялся Артем Семенович. – Больше золотых унитазов стало, не спорю, но народ, как ходили во двор по нужде,так и продолжает ходить. Унитазы  в магазине есть, туалетной бумаги полно, а денег,чтобы нормальное жилье купить,нет. Вот в чем проблема. Виноваты кто? У Кончаловского -советская власть и коммунисты. Но, сейчас власть другая, а проблемы старые...
Анастасия Викторовна подошла к Артему Семеновичу и положила руку на его плечо:
- Успокойся, Артем, тебе не нужно так волноваться.   У нас с тобой все есть и у детей наших тоже. Чего тебе еще не хватает? За всех ты не в ответе. Пусть сами за себя побеспокоятся. Меньше водки пьют, курят и бездельничают - и тут же осеклась. - Нет, нет, Амелия, я не в отношении тебя...
Артем Семенович встал с кресла. - Человек не клоп, не может чужой кровью питаться,  иначе превращается в вампира. Кстати,  предпринимателей у нас и везде, где бы они не появились, кровопийцами называли. Теперь говорят, мир другой,он изменился, бизнесмен пошел творить добро. Но, что оно по сравнению с разрухой и беднотой, в которой живет половина человечества. Необходимо новое переустройство мира. Кто его сделает? Вот вопрос из вопросов, на который  не могут найти ответ ни писатели-фантасты, ни писатели-реалисты, ни партийные боссы,ни философы  современности. Общечеловеческие ценности -хорошо! Пусть они будут, но кто их создаст и за чей счет? Кто оплатит? Америка? Она вся в долгах, как  в шелках. Европа – чихать она хотела на всех,кроме себя любимых. Только в Европе могла родиться человеконенавистная идеология к другим нациям  и народам...
Артем Семенович напрягся, покраснел, его гладко выбритое лицо покрылось пятнами. Амелия, закурив очередную сигарету, нервно продолжала ходить, не замечая высказываний Артемом. Она была где-то совсем далеко в своих мыслях и к рассуждениям Артема Семеновича казалось относилась, как к некоему фону своих личных переживаний. Так устроена психология человека. Он ищет себе подобное, его притягивает, как магнит чужая, но родственная душа,если она даже где-то там,в потёмках ночи...
Амелия вдруг остановилась,  сделала глубокую затяжку и, уставив на Артема Семеновича свои большие черные глаза, коротко бросила:
- Чего остановился? Говори, говори, я тебя внимательно слушаю.
- Ты слушаешь? Амелия, мне показалось, что ты не здесь, а там... - он показал рукой куда-то вдаль.
- Это тебе показалось.
Анастасия решила разрядить обстановку.
- Пойдемте чай пить. Я купила тортик, заварила свежий Иван-чай. Мне привезли из Москвы коробочку этого чудесного напитка. Очень приятный вкус, а главное, он успокаивает.
- А мы, что на нервнобольных похожи? – съязвила Амелия. – Настя, какое успокоение, мне бы сейчас кофе черного, а не заварную сон-траву, - поддержал Амалию, Артем Семенович.
-Хорошо. Сейчас пойду, сварю кофе. Турецкий не обещаю, но крепкий будет – и Анастасия удалилась из комнаты.
  - Амелия, что происходит с тобой?
- Ничего!  Нет в мире покоя, нет и в душе...
- Не хочешь, не говори. Но, я же вижу, что у тебя что-то случилось...
- Случилось?! Что может случиться у меня? Случилось не у меня, а у них!
- Это у кого у них? – не понял Артем Семенович.
- У них, значит у них! – Амелия передернула плечами и вновь закурила, щелкнув зажигалкой.
- Ты имеешь в виду свою дочку, зятя и твоего нового бойфренда?
Амелия ничего не ответила.
Значит, угадал – подумал про себя Артем Семенович.- Амелия,  зачем тебе вязаться за теми, кто тебя отторгает?
- Отторгает? – переспросила Амелия и, снова, зашагала по комнате, потом остановилась у камина, стряхнула пепел с сигареты. – Впрочем, ты прав. Меня все отвергли, даже родная сестра, твоя жена, Анастасия...
- Не говори глупости. Настя к тебе очень хорошо относится. Может с пристрастием это так, но без предвзятости, уверяю. Я же хорошо знаю свою жену.
- А я хорошо знаю свою сестру. Она меня просто терпеть не может и  принимает в доме из-за тебя. Ей невыгодно плохо выглядеть перед тобой,а еще потому, что этот дом наш общий, я родилась в нем, в нем жили наши родители... Если бы не ты, Настя  меня близко бы не подпускала к дому.
- Не верю!
- Не верь! Спроси сам. Только, чур без меня... Ты спроси, спроси свою Анастасию, что она обо мне думает и что она хотела бы мне пожелать.
- Спрошу, будет случай, обязательно спрошу.
В это время послышался возглас Анастасии из кухни.
- Спорщики,проходите, кофе готов!
- Пойдем ,Амелия, нас приглашают.
- Сейчас докурю и подойду, а ты иди Артем, иначе Настя обидится. Я её знаю.
Артем Семенович пожал плечами  и вышел в кухню.
- А где Амелия? – спросила Анастасия Викторовна мужа.
- Сейчас докурит и придет – ответил Артем.
- Приглашать больше не буду, - надув губы ответила Анастасия. – Сама же напросилась на кофе.Она всегда так,любит только себя...
Амелия тем временем набрала номер телефона и стала ждала ответа. В телефоне послышался бодрый голос девушки:
- Извините, абонент сейчас недоступен или находится вне зоны действия сети. Пожалуйста, перезвоните.
- «Вне зоны действия...» – повторила про себя Амелия.  Он уже давно вне моей зоны. Одно слово – артист, нынче здесь, завтра там. Амелия сделала еще одну попытку дозвонится, результат все тот же.  После попыталась позвонить дочери, та тоже не брала телефон. После очередной звонка ответил зять:
- Амелия Викторовна, вы звонили Даше?
-Да. Хотела с ней поговорить. Она где?
- Даша на работе, а телефон забыла – соврал, как всегда, зять.
- Игорек, не говори глупости. Она без телефона жить не может, если забыла, то вернулась бы. Дай ей трубку, я знаю, что она рядом с тобой в постели или сидит и смотрит телевизор.
- Да нет Дарьи, я же не шучу.
- Игорь, только не кричи...  Передай дочке, если появиться, пусть перезвонит мне обязательно. От ее звонка многое будет зависеть, для меня – добавила Амелия через какое-то время.
- Передам. А что случилось-то?
- Ничего. Передай и все.
- Ладно, пока! –зять уже хотел отключиться,но Амелия его остановила.
-  Ты-то сам ничего мне не хочешь сказать?
- Да, нет, Амелия Викторовна, ничего, чтобы  я вам хотел непременно сейчас сказать.
- Ну раз ничего, то прощай, Игорь! – и Амелия отключила связь. Вот и все! – сказала она сама себе и направилась в кухню.
Анастасия тут же отчитала Амелию.
- Кофе уже остыл, ты чего там делала?
Амелия фыркнула, словно кошка.
- Ничего! Просто задержалась.
- Девочки ,давйте вы не будет выяснять отношения,хотя бы при мне...
-Кто, что!? Главное – кофе отменное, я не любитель и то выпил пару чашечек. Артем Семенович старался, как мог, смягчить напряженную обстановку между женой и её сестрой.
-  Она задержалась! Да назло ты мне это сделала, чтобы досадить-продолжала отчитывать сестру Анастасия.
-  Настя, разве так можно – попытался остановить жену Артем Семенович.
Амелия ничего не сказав, подошла к столику, где стояли чашки,с приготовленным кофе, взяла одну из них и вылила прямо на скатерть. Перевернула чашку кверху дном и аккуратно поставила на блюдечко.
- Вот так, как и в жизни. Черное пятно на белом! - У Амелии задрожали губы, и она выскочила из кухни и по лестнице стремительно поднялась на второй этаж, в свою комнату.
Артем Семенович некоторое время сидел, не зная, что сказать. Отругать жену? Но, она действительно ни причем.
-Анастасия, с Амелией, что-то происходит, не то. Не зря она привезла эту проклятую книгу. Не зря! Она, что хотела этим сказать. Вроде того,что вся наша жизнь- мышиная возня. В конечном итоге она права, никому ты не нужен, никто тебя не любит, никто о тебе  не беспокоится. Лишь ты сам, что-то пытаешься делать ,всем доказать,а может досадить своим существованием...
- Почему досадить?  Наверное, кто-то хочет быть с тобой, разговаривать, общаться. Но, ты не хочешь знать этих людей. Они как-то проходят мимо тебя, ты их не замечаешь. А те, которые дороги тебе, они тебя не хотят замечать,-ответила жена,горько усмехнувштсь.  -Зачем тогда такая жизнь?- спросил, как бы сам у себя ,Артем Семенович и недождавшись ответа ушел к себе в кабинет.
Амелия долго не могла прийти в себя, после ссоры с сестрой, и весь вечер  сидела в кресле и ждала звонка от дочери, но та не звонила.
В темную ночь, когда на небе взошла огромная луна, с лицом похожим на маньяка, Амелия поняла, ее часы прохрипели свой двенадцатый час.
- Пора, пора, я и так задержалась... – сказала себе Амелия. Вот теперь вы будете свободны от меня, вернее я от вас, нет, все же вы от меня. Амелия легла на кровать, не раздеваясь, поверх одеяла,  достала из  ящика тумбочки таблетки и стала принимать одну за другой, пока не кончалась упаковка.
Утром Амелию Викторовну не дождались к завтраку, а к обеду забеспокоились. Что-то не так. Дверь была заперта изнутри. Пригласили слесаря из ЖЭУ.
- Хозяева, так она умерла.
- Ты чего, Никодимыч, болтаешь? – вбежал в комнату Артем Семенович. – Но, увидев лицо Амелии все понял.
P.S. На похороны Амелии, дочка с зятем так и не приехали, сославшись на срочные дела. Её приятель, Герман, приехал на такси  прямо к могиле на   кладбище. Долго всматривался в лицо Амелии, а потом заплакал.- Это все из-за меня... Она меня любила, а я скотина не мог оторваться от своих ролей....  Анастасия Викторовна молча подошла к артисту и тихо, взяв его под руку, отвела в сторону.
- Мы все виноваты! Пока есть страдающий человек, мы видим, жалеем, но не хотим помочь, а когда его нет – сожалеем, -успокаивала она Германа.
- Ах жизнь, ниже плинтуса опустила нас, а может это мы сами опустились до уровня канализации, - проговорил сквозь слезы Герман и вздернул руки к небу: - Прости, прости нас, Господи! – и упал лицом на свежую могилу.


Рецензии
... Ах жизнь, ниже плинтуса опустила нас, а может, это мы сами опустились до уровня канализации... Мне очень понравилось это высказывание. Оно так и есть в жизни.

С уважением Рудольф.

Рудольф Ложнов   18.10.2016 18:15     Заявить о нарушении
Именно так,Рудольф,под видом обстоятельств, многие стали спиваться,считая что это их удел)))Жаль таких,но соломку для каждого не подстелешь)))С поклоном,Иван.

Русский Иван   19.10.2016 19:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.