Ночной бильярд! роман

ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ПУБЛИКАЦИИ:http://www.proza.ru/2012/12/27/1901

СБОРНИК "О ЛЮБВИ ВСЕРЬЁЗ!" фото Яндекс.Рисунок автора
СБОРНИК "СТОЙ!ВЫСОКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ!" рец.0  фото автора. Я с топором, как бригадир "зэков" 20 лет назад в моём детстве.http://www.proza.ru/2012/07/01/904

  НОЧНОЙ БИЛЛИАРД!

Я работал в Волгограде в ОКП «Сельэнергопроект», после возвращения из армии, где неожиданно прервалась моя лётная карьера, не успев начаться… Высшего образования у меня нет, но есть большая производственная практика в монтаже и эксплуатации  электрооборудования после окончания ПТУ перед  службой в армии. Поэтому меня взяли на проектную работу старшим техником с окладом 95 рублей. По мере наработки проектов, я буду получать ещё премии за ввод моих объектов. При чём, изыскания проектов делали мы сами. Пройдя по  маршруту с картой в руках, рисуем будущую трассу высоковольтной линии, согласовываем её с семью организациями в районе области, а потом с семью  вышестоящими организациями в Волгограде. Даём на проверку в Волгоград-Энерго и проектируем. Посылают меня однажды в конце октября 1970 года в командировку в один из райцентров нашей области. Еду я на автобусе и в пути вспоминаю, что учился со мной в ПТУ, один «блатной» товарищ из этого районного города. Мне было тогда 15 лет, я жил в общежитии с учащимися после армейского возраста, а этот «блатной» был ещё старше этих ребят. Хочу пояснить, что существуют два понятия определению «блатной» - в уголовном плане и в бытовом, то есть – имеющий  полезные связи с привилегированными, вышестоящими лицами, по тому он сам тоже «блатной». Был  он «блатной» в  том понятии, что был очень перед нами привилегированным. Жил он в общежитии в трёхместной комнате, но и жил он тоже условно, потому что часто уезжал к себе домой, а  зачёты и экзамены  с нами он не сдавал. Когда надо мной поиздевались мои великовозрастные «сожители» в комнате на 12 человек, а  я  в отместку за это,  и за издевательство над фотографией моей школьной «любви» - Нинки (больше за это), разбил графин об голову зачинщика и сказал директору, что буду разбивать каждую ночь по графину, то меня переселили в эту «блатную»  комнату, поставив туда мою кровать – четвёртой! Помню, что этот «блатной», а звать его было Анатолий, отнёсся к моему поступку с удивлением, моей решительности, но в целом с одобрением, что, мол, так и надо себя защищать. Много он о себе не рассказывал, но говорил, что ему нужны только «корочки», а вообще он уже работает в хорошей организации. Наше ПТУ было очень высокого уровня подготовки. Прежде чем, что-то делать, мы это всё чертили в чертёжном кабинете на  «кульманах», стоячих чертёжных досках. Чертили всё: от электросхем,  до  металлических слесарных деталей, которые сами делали в слесарной мастерской вплоть до фрезеровки и закалки и эти инструменты после проверки ОТК, шли  на продажу в магазин. И это были «Электромонтёры по монтажу и эксплуатации электрооборудования». Наше ПТУ ещё назвали Профессионально-техническим Университетом! Уровень подготовки был очень высоким, что помогло мне реально в жизни и даже вот с этой работой. Этот товарищ – Анатолий не чертил, не собирал схемы, не «шмурыгал» напильником в «слесарке», но закончил наше ПТУ с повышенным  четвёртым разрядом. Он говорил, что работает в своём районном городе в руководящей организации, а его дядя является в районе, каким-то большим начальником. А тогда всё было доступно только партийным руководителям. Они друг друга понимали по взгляду. Лозунги – баранам, блага – пастухам! Я это понял в, значительно зрелом возрасте.
    Так вот в автобусе я вспомнил про этого товарища Анатолия, так как ехал в ту руководящую организацию по электроснабжению того района. Сомнение было только в том, что лет прошло с тех пор шесть, а за это время в Волге воды утекло много!
   По приезду в организацию, между делом, я спросил, не работает ли у них Анатолий Черно…. Внимательно на меня посмотрев, замначальника спросил у меня:
-А что,  вы знакомы?
-Да. – ответил я, - Учились вместе.
-Ну, он вообще-то техникум заканчивал заочно.  Он у нас постоянно на особых поручениях находится, здесь редко бывает. – сказал замначальника, не поднимая головы. Я чуть не ляпнул, что учился с ним не в техникуме, а в ПТУ, но вовремя прикусил язык.
- А увидеться с ним можно?-спросил я.
-Ну, не знаю. Может быть вечером зайдёте в  кафе «Ночной биллиард», он там бывает. – без удовольствия сказал зам.
  Устроившись в гостиницу, я вечером  пошёл в указанное заведение. При входе, меня спросил вышибала с «пузцом  -пивной бачок»:
-Чё надо?
-Черно… Анатолия! – сказал я.
    Изменившись в лице, и почти втянув своё пузо в себя, встав по стойке смирно,  он сказал:
-Анатолий Петрович щас будут! Присаживайтесь за столик или к бару!
  Я удивился внутренне, так как это был 1970 год и такое рабское отношение в те времена не  встречалось. Присев к бару, я взял кружку пива и стал осматриваться. Здание было двухэтажным. Первый этаж: бар и зал со столиками, а на втором этаже были слышны удары биллиардных шаров. Туда вела  широкая лестница, сделанная под мрамор, и  покрытая ковровой дорожкой. Неплохо! - подумал я, - Для райцентра даже очень хорошо!
  Народ подходил, проходили в основном в кафе, или сначала в кафе, а потом, некоторые, поднимались наверх. Я сидел у стойки бара. В дверь зашёл какой-то товарищ с «пузцом», почти, как у того   вышибалы,  в костюме, при галстуке, с двумя подбородками. Вышибала, коснувшись своим пузом, пуза вошедшего, указал глазами на меня. Я с большим трудом,  в очертаниях этой круглой мордашки, с двумя подбородками, узнал нашего Толю. Он, озабоченно устремил на меня взгляд и пошёл ко мне. По мере приближения, у него складка озабоченности на лбу  разглаживалась и  выражение лица становилось всё приветливее и вдруг… он остановился и картинно  раскинув руки, пошёл мне навстречу! Я встал ему навстречу и,  сделав два шага, протянул руку. Он,  минуя мою руку, обхватил меня в объятья.
-Вот это да! Вот это неожиданность! Глянь, какой ты стал мужчина! Хотя ты и тогда уже возмужал! Я, конечно, не участвовал с вами в ночных разгрузках, щебёнку и уголёк на абордаж не брал, но ты и тогда был крепким пацаном! А щас? Наверно уже женатый? Каким ветром сюда, к нам?
- Да нет! Пока холостой.  Приехал в командировку в вашу организацию.
-В какую, в нашу организацию?! – удивился он.
-В РЭС, в Районные Электрические сети.
-А-а-а! Я уже и забыл, что я там числюсь! – захохотал он,-  Хотя нет. Иногда захожу, зарплату получаю на карманные расходы. Вот моё основное поле деятельности! – показал он широким жестом одной руки – от входа и вверх. Я за всё это отвечаю! Ещё есть и в районе кое-что! Организую сеть  биллиардных клубов! Ты знаешь, что наш район уже Волгоград оставляет позади на соревнованиях по биллиарду! Мы чемпионы области! Видимо,  от области наши чемпионы поедут на союзные соревнования! Ты как в биллиарде?
-Только в детстве играл!
-Ну-у-у! Нельзя так! Это не игра! Это занятие аристократов!
-Я же пролетарий! – ответил я с улыбкой, - Я вместо кия ломом неплохо владею!
-Ну,  хватит выёживаться! Так выглядишь! Как минимум университет закончил или академию! А ты  из какой организации? Как ты жил вообще? Подожди! Витольд! Коньячку  нам! И  бутербродики! – приказал он бармену.
-Ну, давай! Рассказывай, как ты в жизни устроился?
-Да никак я не устроился! Я только из армии вернулся! Летал!
-Ну, ты даёшь! И чего ты там налетал? В каком звании вернулся?
  Пришлось мне рассказать ему всю мою эпопею от  «Комсомольского прожектора» Тракторного завода, до возвращения на «гражданку» и поступления в проектный институт  на должность старшего техника проектировщика с зарплатой 95 рублей. Друг мой Толя совсем расстроился и смотрел на меня как на дебильного.
- И зачем тебе тогда нужна была эта авиация? Ради чего ты жизнью рисковал? Ради медали «За воинскую доблесть»? Детям на игрушку!  Ничего не закончил из-за этих полётов…  Надо жениться – дети в я… х пищат, а у тебя ноль в кармане! Хорошо хоть квартиру построить сумел, есть чего с маманей разменивать, если женишься… Расстроил ты меня!
-Ладно! Ты расскажи, как ты  работаешь, если числишься в РЭС, а работаешь здесь?
-Ой! Ну,  всё-то тебе расскажи! Я же тебе говорил, что мне только корочки нужны, а возможности у меня – неограниченные! Я и техникум так же закончил, не отрываясь  от производства. – хихикал он, -  Дядька у меня партийный  бог в районе! Вот я под этим солнышком и греюсь, Хотя, чувствую, что не долго ему осталось, скоро отвалится от власти, но я кое- что сумел постелить себе, чтобы мягко упасть!  Так, ладно! Мне надо пойти проверить обстановку! Тебе ещё стопочку можно! А я попозже! Когда шеф уберётся, мы с тобой ещё пообщаемся и тёлок я тебе подброшу с выбором! Таких у вас в городе не бывает! Это я тебе точно говорю! Хочешь, приходи наверх! Там есть малый стол, он всегда свободный – шары погоняешь, руку потренируешь.
-Пошли сейчас. Я  без тебя пить не буду. Я заплачу за пиво и коньяк?  – сказал я,  поднявшись.
-Что ты! Что ты! – успокоил  он, - Это уже всё оплачено! Пошли!
   Поднявшись на верх я даже не успел осмотреться, потому что на впереди идущего  Анатолия, вдруг, набросились  две счастливые девушки, видом  «все из себя», как-будто, только его и дожидавшиеся! Они стали чмокать его в обе щёки, а он от них, отмахивался, как от надоедливых мух, улыбаясь натянуто и без удовольствия. Я был страшно удивлён такому  ответному поведению Анатолия, так как эти девушки были действительно «все из себя» по моему-то мнению.  Они обе были не меньше меня ростом, хотя, конечно, с  приличными каблуками . Блондинка была   с длинными, вьющимися волосами в  прозрачной голубоватой  кофточке из  хорошего гипюра, или нейлона, с  очень откровенным декольте, едва  не выплёскивавшим  его содержимое, не меньше четвёртого размера. Она была в чёрных колготках, а на  колготках, она была в  очень  укороченных  шортиках,  слегка  присутствующих  на  красивой попке.  Её напарница, брюнетка, была с короткой стрижкой. Так же была в прозрачной кофточке, но фиолетовой. Были на ней такие же укороченные шортики, но белые, довольно прозрачные колготки. Сразу, после Анатолия, они обратили внимание на меня и Анатолий, указывая на меня,  сказал им:
-Вот вам объект для растерзания, но после выполнения обязательной программы!
   Девушки лихо подпрыгнули прямо ко мне и,  захихикав, обе протянули мне руки и затараторили:
- Вика!
-Жанна! А вас как звать?
-Так! – резко перебил Анатолий, - Он человек областного масштаба, с секретной миссией и подробности о себе он вам рассказывать не будет! Пошли! Вон на том столе пока погоняй шары!
    Он звонко щёлкнул ладонью по круглой попке одну девицу, хотел и вторую так же, но она, хихикая, ловко увернулась!
    Когда мы отошли от девиц, он сказал:
-Сегодня шеф должен забежать. Вот они с ним разберутся, а потом они, хоть обе твои! Пока будь вот на том столе и с ними не общайся! У них задание! Понял? – и толкнув меня в угол к малому биллиардному столу, он ушёл в другой зал, где активно щёлкали биллиардные шары.  А у меня остался в ушах его вопрос: Понял?
 - Да ни хрена  я не понял!
    Вот сейчас, читая это вы, уважаемый читатель, наверное,  уже всё поняли! А я тогда, в 1970-м году… не мог ничего понять!  Я только понял, что при каких-то условиях, вот эти красотищи – обе мои! И при этом у меня, каким-то шквалом вся душа моя переворачивалась внутри меня. И в голову шибала горячая волна. Девушки взяли в руки по кию и занялись продолжением партии на большом  столе при входе, от которого они оторвались при появлении меня и  Анатолия. Нет!  Наоборот! Анатолия и меня! Я держал  в руках кий, стоя над столом с неразбитым треугольником шаров, а смотрел на них! О-о-о! Как они нагибаются, целясь кием в шар! Они прогибаются, сильно отклячив попку, мельком глянув на меня и показывая мне из под коротких шортиков, щёчки своих красивых ягодичек! А ещё, при этом, ощущая, что я смотрю и вижу в очень откровенном декольте, красивые «колокольчики»… Да нет,  «колокола»! Девицы  при этом не бьют сразу, а подёргаются вправо, влево, как  бы прицеливаясь получше, а  в декольте, драгоценное содержимое, при этом, колышется, то усиливая, то останавливая  моё сердцебиение!  А глазищами, они так обе стреляли в  меня, что голова моя почти кружилась, чего со мной не бывало  в барокамере и на вертящемся кресле для проверки вестибулярного аппарата. Вот чем надо было испытывать будущих лётчиков!
  Особенно меня «зацепила» блондика! Я вспомнил – Вика! Виктория! Глаза голубые, как чистое небо! Она тоже, сияла, направляя на меня свои глаза. Вдруг она отделилась от стола и пошла ко мне. Я видел, как покачивается при каждом шаге, её бюст в тоненькой, прозрачной кофточке, а  пышные волнистые волосы, развеваются за плечами!
-Ну, как всё-таки вас звать? – спросила она, подойдя  и ласково заглядывая мне в глаза своими небесными глазищами.
-Леонид! – ответил я, растерявшись от неожиданности.
-Спасибо!- ласково, почти шёпотом сказала она, взяв меня за руку, своей горячей рукой и, прикоснувшись щекой к моей щеке, она сымитировала поцелуй, чтобы не накрасить мне щёку, и тут же стремительно ушла опять к большому столу. У меня внутри бушевал какой-то шторм! Вот уж не ожидал я такого успеха. У меня не мало подруг в Волгограде – хорошие девчонки, но эти… действительно королевы! А Вика… чудо! Бывает же любовь с первого взгляда!- усмехнулся я.
   Я только разбил «фигурку», как вдруг, девицы, побросав кии на стол, выпрыгнули навстречу кому-то, мне не видимому из-за колонны. В наш зал как бы «въехал» или «вплыл»  пожилой мужчина, очень пузатый, в коричневом костюме,  пиджак которого, явно не сходился у него на пупке. А девицы, обчмокивали его со всех сторон, не стесняясь своей губной помады, и почти вели его под руки. Обгоняя его, мой драгоценный друг  Анатолий, пробежал вперёд с маленьким журнальным столиком в одной руке, и со скамеечкой в другой руке. Он быстро поставил столик  и скамеечку к стенке с окном, перед большим биллиардным столом, а следом за ним бежал официант с какой-то бутылкой подмышкой и с двумя тарелочками каких-то закусок. Официант достал из кармана низенький коньячный бокал, быстро посмотрел его на свет, чуть-чуть протёр его о свою  белоснежную сорочку и,  поставив, налил в бокал на одну треть из той бутылки, что была у него подмышкой, а бутылку, нежно накрыл золотистой пробкой и отошёл.
Пузатый, обвешанный девицами, подошёл к столу, не садясь, взял  бокал и опрокинул в  свою глотку. Официант, тут   же наполнил бокал до того же уровня и отошёл, подобострасно присогнувшись,  с улыбочкой нежной, но внимательной. Мужчина, не взирая на обчмокивания девиц, не садясь, взял со стола бутерброд, откусил, положил его на тарелочку и, разжёвывая,   стал усаживаться за журнальный столик, на широкую низенькую скамеечку, видимо, индивидуального исполнения. Скамеечка была широковата, под задницу этого мужчины и мощна, по его весу. Когда он сел, то я увидел, что его живот опустился ниже сиденья скамеечки, через ремень его  брюк…  Мужчина  сел, поёрзал задницей по скамеечке, раздвинул  локтями надоедливых девиц, ещё раз выпил,  уже причмокивая, не залпом, и закусил бутербродом. Официант подскочил и опять налил столько же! Я обратил внимание, что бутылочка была  необычной формы и, как потом я узнал, что  это был болгарский коньяк «Наполеон», который в те советские времена был доступен не каждому.
     Мужчина кивнул девицам на биллиардный стол и махнул рукой, чтобы не мешали. Прибежал  второй официант с длинной тарелочкой, на которой были три шашлыка. За официантом шёл Анатолий, который, наверное,  за ним ходил. Я сглотнул слюну, набежавшую от дошедшего до меня аромата свежего шашлыка.
    Девицы немедленно отошли к столу и без энтузиазма взяли в руки кии. Однако они стали изображать заинтересованность игрой, бегая вокруг стола, выгибая попки и потряхивая  содержимым декольте. Мужчина в пиджаке… (не кушал, не ел),  а жрал шашлык, при этом выкатив глаза, наблюдал за позами девиц, чавкая, хватая зубами очередной кусок  и со свистом выдёргивая из него шампур. Анатолий стоял ко мне спиной, с одной стороны  этого мужчины, официант стоял с другой стороны. Девицы, за время, пока мужчина ел и наблюдал за девицами, ни разу не взглянули в мою сторону, как будто меня здесь не было.  Не доев шашлык, он взял сам бутылку, долил коньяк  в  бокал до верху, выпил до дна и,  рванув зубами очередной кусок шашлыка, дожёвывая, стал с трудом подниматься из-за стола. Он одной рукой   опёрся о хлипкий, стандартный журнальный столик и всё находящееся на нём опасно заплясало, вынудив официанта и Анатолия, с двух сторон броситься к мужчине и подхватить его подмышки. Выпрямившись, он  безуспешно попытался подтянуть брюки с ремнём, находящимся где-то под животом и пошёл шагами, похожими на первые шаги ребёнка, к  выходу из зала. Анатолий подбежал к нему, тот   что-то ему сказал, Анатолий кивнул и тут же кивнул обеим девицам через плечо и они радостно, вприпрыжку побежали вперёд, обгоняя мужчину.
      Я бросил кий и, ничего не понимая, пошёл за ними. Спустившись вниз, я не увидел никого из ушедших и подошёл к стойке бара. Растерянно, я заказал сто пятьдесят граммов коньяка и плитку горького шоколада. Выпив половину коньяка, я  закусил шоколадом и,  опустив голову, стал прокручивать в памяти всё увиденное. Хотя я ничего не понимал, но мне было очень плохо от того, как девицы «плясали» вокруг этого мужика, а особенно, как  «плясала» Вика – моя « любовь с первого взгляда», которая больше на меня не глянула. Вдруг появился Анатолий и быстро подойдя ко мне, почти подбежав ,  обеспокоенно пробубунил:
-Ну, ты напугал! Я только проводил шефа, а тебя уже нет! Пойдём ко мне в кабинет!
   Я хотел допить коньяк и взять шоколадку, но  Анатолий  махнул рукой:
-Да брось ты! Там всё у меня есть! – и потащил меня за рукав. Пока шли к нему в кабинет, я спросил:
-Так эти девахи, твои чемпионки, что ли?
Анатолий захохотал :
-Ага! Чемпионки! Ну, ты даёшь! Ты как с ветки упал! Так ты говоришь,  пять лет  прослужил? Конечно, можно было от жизни отстать!
-Ну, ты как жить дальше собираешься? – спросил он уже в кабинете, наливая нам по стопке коньяка.
-Ну, я так, вроде крепко обосновался в коллективе. Меня выбрали замом секретаря парторганизации. У меня же такие характеристики! Я же на Тракторном был Начальником штаба Комсомольского прожектора! Вот повоевали! Ты читал роман «Битва в пути» Николаевой? Так у нас ещё похлеще было!
-Не! Я такие книжки не читаю!- ответил Анатолий, принимая у официанта блюдо с шашлыками,  - Я про курочку Рябу и золотые яички! Это интереснее и для здоровья полезнее!
   Не поняв юмора, я продолжал:
-Пытался в этом году реализовать своё дембельское право, вне конкурса поступить в  Сельхозинститут  на электрофак, но пролетел по математике! Ты же знаешь, я в вечерней школе учился параллельно  с учёбой в училище. Совмещал учёбу с разгрузкой вагонов. Раза два в неделю посещал занятия. Ну,  какие там знания могут дать? Надо серьёзно готовиться!
- И ты готов пять лет тянуть эту лямку? Тебе сколько лет? Тебе жениться надо! А чем семью кормить?
-Ну, мне в январе будет двадцать четыре…
-Во-от! К тридцати годам закончишь, если семья позволит! А жить когда? Брось  ты эту хреновину! Приезжай ко мне! Я тебя устрою в техникум, на заочное, будешь числиться, а мы с тобой другими, более серьёзными делами будем заниматься! Наливай! Мне нужны свои люди! Команда должна быть, чтобы в этой жизни крутиться! Всё у тебя будет! Семья!  Бабы! И бабки! Со мной не пропадёшь! Понял? Сейчас через часик, полтора шлюндры мои шефа ублажат и вернутся! На часик я тебе их отдаю! Хватит? Они из тебя за час душу вытрясут! Не бойся! Это бесплатно! За мой счёт!
     До меня стало доходить,  что такое значит «ублажат», «вытрясут» и «ха-ха чемпионки!» … у меня кусок шашлыка застрял в горле и не хотел проваливаться…
-Нет! Толь! Я сейчас уйду… Мне…. К завтрашнему утру надо подготовить документы и отдать на подпись. Надо уехать двенадцатичасовым автобусом…
-Ну, смотри…  Как хочешь…  - разочарованно проговорил Анатолий и отвёл от меня глаза.
-Спасибо, Толик! Я пойду…
-Ну, давай! А я думал,  ты оценишь обстановку! Ты так на моих шлюх смотрел! Я думал,  ты их сожрёшь глазами! На тебе мой телефон – надумаешь, звони! Пойми! Не то время, чтобы на голом месте начинать! А у меня всё тип-топ! Ясно?
-Ясно! Спасибо! – сказал я  и пошёл.
В гостиницу я пришёл, умылся и сразу лёг спать. Номер мой был на первом этаже. Гостиница была ведомственная от РЭС. Голова гудела! В душе что-то переворачивалось… Я  на миг представил вислый живот этого мужика и рядом Викторию! Я сразу вскочил с  постели и подошёл к окну… Номер  был двухместный, но второе койко-место было свободно . В дверь постучали.
-Вы не спите? Вас к телефону!- говорила пожилая дежурная. Я был в спортивном трико и, очень удивившись,  сразу вышел.
-Большое спасибо!- сказал я и, обгоняя дежурную, пошёл к телефону.
-Товарищ генерал! – с шуткой говорил Анатолий, - Мои шлюшки-подружки освободились и очень расстроились из-за того, что вы ушли! Особенно Виктория! Она готова хоть на такси к вам, товарищ генерал! Я понимаю, что у вас служба особая! Но сердцу женщины не прикажешь! Я с дежурной договорюсь! Она приедет  не с пустыми руками! У вас там номер свободный есть? Спроси у дежурной!
    Когда он сказал «шлюшки-подружки», то в трубке были слышны возгласы возмущения этих «подружек», но они были не всерьёз.
-Нет! Толь! Мне на самом деле к утру надо подготовиться! Я не смогу! Скажи, что я приеду в другой раз, посвободнее буду  и зайду к вам. Спасибо! Спокойной ночи! – сказал я с внутренним трепетом  и  положил трубку. Ха! Он меня генералом каких-то секретных служб им  представил! Такие молодые генералы не бывают. Они не совсем дуры. Это он и себе тем самым авторитет повышает в их глазах!
   Я зашёл в номер, не включая свет, стоял перед окном,  задумавшись. Я думал: - Зачем  он такое внимание ко мне проявил?  Другом я ему не был в училище. Я был «доармейский» - пятнадцати- шестнадцатилетний, а  он был старше ребят, которые поступили в наше ПТУ после службы в армии. В его комнате для «блатных» я очутился случайно, по распоряжению директора, после инцидента с фоткой Нинки, за которую я разбил графин об голову моего мучителя. Правда, Анатолий  меня после этого зауважал, рассказывал мне о тонкостях  сексуальных отношений  с женщинами, чем он  очень  грешил  в те времена. В связи с этим он не часто ночевал в нашей комнате.
 А если ночевал, то он нам, «салагам» рассказывал такие сексуальные приёмы, что одеяло у нас всю ночь шалашом стояло.
- Вот, говорят, бабы бывают холодные, ленивые… Чушь! Я так могу любую завести, что она сама на меня залезет и изнасилует, а я ещё и сопротивляться буду! Не всерьёз, конечно! Но это интересно! Надо у бабы найти точки, на которые надо вовремя воздействовать и воздействовать, вроде как нечайно! А ей хочется ещё, а ты уже к другой перешёл! И так доведёшь её, что у неё голова закружится и она ещё заранее не раз кончит! И ещё  и для неё и для тебя надо её прелесть изнутри пальчиком изучить. Там такие прекрасные неожиданности тебя ожидают! И у всех всё по-разному! Ни одной одинаковой не встретишь! У одной внутри нежные шарики, у другой губки, у третьей, как махровое полотенце, у четвёртой лепесточки как живые там шевелятся! Если ты это пальчиком исследуешь, то эта баба никогда для тебя не будет безынтересной, если вспомнишь, какие прелести тебя там ожидают! Палец твой, конечно должен быть чистым и ноготь обработанный, иначе ей заразу занесёшь и сам пострадаешь, а будешь на неё обижаться! Вот ты, Лёня, говоришь, что у вас с девчонкой из училища связи всё - «тип-топ». А как у неё внутри? Молчишь? Значит брешешь! Значит ходишь с нею вздыхаешь и спермой истекаешь! Если расскажешь следующий раз, как у неё там, то значит ты на верном пути и значит дела у вас действительно идут полным ходом!
    Следующий раз, я подзадоренный Анатолием, действительно довёл Таечку до изнеможения, а вечером после отбоя и рассказал Анатолию и ещё двум сожителям, что мы делали и как у неё там… Анатолий так расчувствовался, что даже на кровати сел и тяжело задышал.
- Говоришь, что у неё там сначала губки, потом лепесточки, а потом как махровое полотенце? Ух, ты! Так только у казачек бывает, потому что на Дону  в крови все национальности замешаны, а вот тут между Волгой и Доном — тем более! Все мужики приезжие говорят, что красивее наших, волгоградских баб на свете нет! И это точно!
   Мне было не жаль и не стыдно о том, что я рассказал о наших секретах с Таечкой, потому что у нас  с нею любовь была ниже пояса. Об отношениях с Нинкой я бы никогда никому не рассказал, потому что я её любил душой! И что за эту любовь я потерпел, я уже рассказывал...
   Вдруг я увидел, что перед нашей гостиницей остановилось такси и из него вышла, не закрыв дверцу,  Виктория с её распущенными вьющимися волосами, сияющими, даже в темноте,  голубыми глазами и в развевающемся очень лёгком демисезонном пальто! Под пальто было… лёгкий бюстгальтер и намёк на трусики – комплект  красного цвета. У меня перехватило дыхание! Виктория медленно прошлась вдоль гостиницы, обводя взглядом окна. Её взгляд ни на чём не остановился, потому что было уже за полночь и, наверное, свет нигде не горел, а Анатолий её, видимо, проинформировал, что я не собираюсь спать… Стояла золотая осень, конец октября. Листья с деревьев падали, кружась над её головой. Один лист она поймала на лету, понюхала, приложила к щеке. Она в который раз обводила взглядом окна и шедшие ей навстречу два молодых мужчины остановились и обалдело смотрели , как она проходит мимо них, в пальто, но почти голая! Один из них, очнувшись первым, мотнул головой, как прогоняя сон, и тронув друга за рукав, потащил  своей дорогой. Второй мужчина тоже, удивлённо или сокрушённо,  помотал головой и они пошли, о чём-то рассуждая и кивая. Я подумал: - Вот если бы у меня сейчас были деньги… лично мои деньги, которые я без ущерба для  семьи мог бы потратить, то я бы  пригласил Викторию, но к хорошему столу! А вот так, «нахаляву» и ещё с какими-то далеко идущими  последствиями в виде долгов…  Всё надо отрабатывать! А я не могу совать голову в долговую петлю! Я не люблю (болезненно не люблю) долгов! Нет! Виктория! Ты вкусная штучка, но приманка! А значит,  где-то есть и крючок! У тебя может быть свой интерес. А у Анатолия – свой!
    Виктория ещё раз прошлась вдоль гостиницы, с надеждой осматривая окна. Когда она направляла взгляд на моё окно, я невольно отодвигался вглубь комнаты. Она подошла к машине, подержалась за открытую дверцу, постояла и,  резко  подхватив  «хвост» своего красивого пальто, села в машину и захлопнула дверцу. Помню, что лицо её было искажено обидой! Такси рвануло с места! Я судорожно вздохнул, подумал о том, что не плохо бы на самом деле подготовить документы сейчас, потому что утром могу проспать из-за этой ситуации, лишающей меня сна. Но понял, что работать я не в состоянии…
    Я утром успел всё сделать и подъехал на автостанцию к двенадцатичасовому автобусу. До отправления было время и я, оставив свою дорожную  сумку-ранец  на своём месте и посмотрев на  уже сидевших соседей, не сказав им ничего, я пошёл в кафе, выпить кофе с чем-нибудь кондитерским, чтобы перебить  чувство голода. Взяв  кофе и колечко, типа коржика,  я отошёл  от стойки буфета. Передо мной, как привидение, стояла Виктория в том же красивом, лёгком пальто, запахнутом под , небрежно завязанный, пояс. Глаза её сияли, но был в них вопрос с обидой… Было у неё на лице  какое-то подобие улыбки, но  печальной  улыбки…
- Здравствуй, золотко! Вот так встреча! А я сейчас уезжаю… вот решил…
-Я знаю!- сказала она с упрёком, - Поэтому пришла проводить…
-Ой! Спасибо! Я рад! Кофе будешь?
-Нет! Пейте кофе! Я хочу сказать, что мне будет очень жалко потерять вас совсем. Леонид! Вы точно приедете? У меня как-то душа воспрянула   от встречи с вами! Какая-то надежда, вдруг шевельнулась в душе! Я так хочу выпрыгнуть из этого болота! Из этого рабства!
-Ого! На рабыню ты не похожа! – с ухмылкой  кивнул я на её шикарный наряд.
-Да это всё не моё! Это всё Анатолию принадлежит! И я тоже! Я его рабыня! Вы друг его, но пожалуйста, не выдавайте меня! Она страшный  человек! Как паук всё под себя гребёт и высасывает! Простите! Можно будет к вам в гости приехать? Я найду где остановиться… Пожалуйста! У вас глаза человеческие! Я поверила в вас!
     Земля подо мной шевелилась.., но я глянул на часы.
-Пошли к автобусу! Пять минут осталось! У меня там вещи…
Оставив кофе  и коржик на столике,  я пошёл к выходу. Выйдя, я не увидел на стоянке автобус. Оглянулся по сторонам – автобуса не было! Может быть объявляли, но я отвлёкся и не слышал…
-Автобус ушёл с вещами и документами! Надо такси! – сказал я, соображая, что, в общем-то,  на такси у меня  денег нет.
- Я на такси! Не волнуйся! Догоним! – сказала расстроенная Вика.
   Мы сели в такси, Вика дала команду,  и мы помчались. Автобус было догнать не просто. Везде стояли знаки «Обгон запрещён», потому что трасса  была узкая и очень загруженная. Водитель, проявляя чудеса риска,  выскакивал на встречную полосу и обгонял по одной машине. Минут через тридцать мы уже увидели автобус, а потом «сели на хвост» конкретно ему. Водитель сигналил, высовываясь из-за автобуса, моргал фарами, не имея возможность обогнать, но  твердолобый водитель автобуса не уступал дорогу и не тормозил, прибавляя скорость. Наконец, наш водитель улучил момент, когда встречная машина была далеко,  и ринулся на обгон. Однако тот идиот,  в автобусе  тоже стал прибавлять скорость. Наш водитель прорычал матерщину, моргнул встречному дальним светом, чтобы не торопился и всё же обогнал автобус.  Пройдя немного с такой же скоростью, он стал тормозить на обочине. Виктория сказала:
-Перегороди дорогу машиной! А то он дурак проедет, не остановит!
-Ага! Щас! Я что? Гаишник, что ли?-ответил таксист.
    Мы стали махать, чтобы автобус остановился, но он… прошёл мимо, не сбавляя скорость! Мы были в бешенстве! Водитель опять рванул такси с места и мы помчались… Минут через пятнадцать  мы опять обогнали автобус, водитель остановил такси на обочине, а Виктория вышла прямо на дорогу и пошла навстречу автобусу. Вдруг, она скинула с плеч  своё пушистое пальто и оказалась почти голой, как я видел её ночью возле гостиницы. Она была в очень узеньком, поддерживающем бюстгальтере и таких же узеньких трусиках, сзади тесёмочкой, как потом я узнал, что это были стринги. Комплект был ярко красного цвета и сиял в лучах осеннего солнца! Пальто она небрежно тащила по асфальту за собою. Она шла, как богиня, с её сказочной фигуркой! Проходящие встречные машины сигналили ей  протяжно, то нагло, то  жалобно… А она шла, картинно  «с выдрёпом», как говорил один мой друг, подрагивая фигурой при каждом шаге, от чего её груди не только раскачивались из стороны в сторону, но и задиристо подпрыгивали! Голубые глаза её были как две острые льдинки! Не было сомнения, что она не уйдёт с дороги,  и я вынужден был тоже выйти на проезжую часть и шёл почти рядом с нею,  но взяв её за левую руку, готовый отпрыгнуть в сторону, рванув и её. Автобус остановился в метре от нас… Я так сжал ей пальцы руки, что чуть не сломал, но она не заметила. Автобус остановился в метре от неё… Водила с толстой мордой, криво улыбался и смотрел на неё зверскими глазами.
-Что! Шлюндра! Жить надоело? –  проорал  он,  высунувшись в боковое окно.
-А тебе, жирный хряк, жить очень хочется? А то смотри, мы тебя следующим рейсом встретим с эскортом! Хочешь? – звонко и уверенно сказала Виктория. Тут же повернувшись ко мне, она сунула мне записку.
-Пожалуйста! Я прошу,  позвоните  или напишите  мне! Найдите, пожалуйста,  возможность меня пригласить! Я вас  не разочарую! – сказала она дрожащим голосом и прижалась ко мне всем телом, а главное, отчего-то трепещущим бюстом! Она обняла меня руками и прижалась к моей щеке своей щекой. Я невольно обхватил  её за талию и понял, что она вся трепещет!.. Голова моя пошла кругом, но вдруг я увидел, что автобус, набирая скорость, проезжает мимо нас. Я ошарашенно оглянулся  на него и Виктория тоже! Наше такси стояло впереди нас метрах в пятидесяти. Таксист запрыгнул в кабину и, рванув машину с места,  поставил её поперёк дороги. Автобус остановился перед такси и водитель с пузом «пивной бачок» с монтировкой в руке,  тяжело выпрыгнул из кабины. Он вразвалочку пошёл к такси, а таксист,  выйдя из машины, прикрыв дверцу, с ухмылкой наблюдал за приближающимся. Тот, подойдя на расстояние с метр, замахнулся на таксиста монтировкой,  а он нырнул под неё, перехватив руку с монтировкой, тяжело   опрокинул через себя этого «борова» и шмякнул его копчиком об асфальт. После этого он сам покривился от неприятных ощущений и погладил свою поясницу.
-Всё! Радикулит обеспечен! – сказал он.
-Тебе не только радикулит! Секим- башка будет! –  тяжело вставая,  промолвил водитель автобуса.
-Что-о –о? – переспросил таксист и мощным ударом в лицо, опять посадил несчастного на копчик.
-Всё! Я заказ выполнил и перевыполнил! Поехали!- скомандовал таксист, садясь в машину.
  Виктория  накинула на плечи пальто, подбежала, чмокнула меня в щёку и ещё раз попросила:
-Я буду молиться ! Прошу! Не обмани надежду! – и села в машину.   
    Водитель автобуса едва забрался в кабину.
-Ну, и приключения! – сказал один офицер – пассажир, когда я зашёл в автобус,  - Он какой-то дебильный, наш водитель, или какую-то цель преследовал! Мы тоже требовали, чтобы он остановился! Он же уехал на пять минут раньше и ему говорили, что может быть не все пришли на места!
-Можно записать ваши данные? Я устрою ему! Таких за руль сажать нельзя!- сказал я.
-Да! Пожалуйста! – ответил офицер.
-И меня пишите! – сказала женщина с соседнего места.
- Мы ещё с тобой разберёмся в Волгограде! - сказал водитель в салон из кабины.
-А то нет? – сказал я, - Гарантирую!
-Ты не с одним разбираться будешь, охламон!   Ещё желающие найдутся! – добавил офицер.
   Никто ни с кем не разбирался, доехали мы нормально. Пассажиры   с улыбкой, искоса поглядывали на меня, видимо удивляясь моему из ряда вон, выходящему прощанию с такой чудесной и откровенной девушкой… Но вопросы никто не задавал. Жалобу на водителя автобуса я тоже написать не успел, потому что…
    По возвращению на работу, меня ждала новость. В виду того, что приближается великая дата – пятидесятилетие ленинского Плана электрификации России (ГОЭЛРО), нам, проектировщикам, наши «великие» волгоградские руководители предлагают по собственному проекту построить своими руками  шесть с половиной километров  высоковольтной электролинии в одном из северных районов нашей области. Я честно скажу, не знаю, что меня воодушевило, но я воспринял это с восторгом и зажёг всех сомневающихся. Через неделю мы выехали на место в рабочей одежде. Всё необходимое там нам обещали обеспечить. Признаться, не было дня, чтобы я не вспоминал Викторию! И днём и ночью я вспоминал встречу с нею, как какую-то яркую вспышку в моей жизни. Сознание всё время меня возвращало к чему-то чудесному и призрачному!  Как мы работали,  я осветил в отдельной юмореске «Изнасиловал опору!», но вот о чём- то   я там не рассказал, потому что это было не смешно!(смотрите фото http://www.proza.ru/2012/07/01/904)
      Работали мы тяжело и в тяжёлых условиях. Стояла промозглая погода поздней осени. Срывался снег, иногда с дождём. Иногда подмораживало. Я и ещё один мой коллега почти постоянно работали на верху опор, потому что из десяти человек больше никто не умел лазить по столбам на монтёрских когтях. Если кто-то читал мой рассказ «Беги! Не оглядывайся!Или смерть педофилам…» то там я описал случай, как я в пятилетнем возрасте напугал заключённых, тем, что залез на такую же вот опору и они тогда сказали: «Быть тебе электриком, Лёня!» В прозорливости им не откажешь!
     Прошло недели две наших мучений и приключений. Однажды я работал на опоре в  рабочей телогрейке и в папахе гоголь на голове. Подпоясан я был монтажным поясом и зафиксирован страховочной цепью.  Мы ещё были далеко от села. К селу вела грунтовая разбитая дорога. Вдруг, я с высоты десятикиловольтной опоры, увидел приближающуюся к нам  «Волгу».
-Какое-то начальство к нам рулит! – крикнул я своим, указывая на юзящую по осклизлой дороге машину.
-Ты, глянь! На такси к нам едут! Ничего себе! – воскликнул я.
Такси подъехало, остановилось, открылась дверца и выглянула… Виктория. Она обратилась с каким-то вопросом к обступившим её моим коллегам, а они разом, повернувшись ко мне, указали ей на опору, где торчал как  чёрный ворон я…
     Виктория вышла из машины. Она  смотрела  очень  растерянно, не узнавая  меня с высоты метров восемь! Я стал на когтях  спускаться с опоры. Пока я спустился, Виктория подошла ко мне вплотную и смотрела на меня так же растерянно и обескураженно.На мне телогрейка, "зэковского" образца,монтажный пояс со страховочной цепью на шее, на ногах кирзовые сапоги, перемазанные грязью...   Мне, честно говоря, стало стыдно перед нею за свой вид именно от её взгляда.
-Виктория! Как ты  здесь оказалась? – смущённо спросил я.
-Вас  искала… - сказала она почти шёпотом, - Я  приехала в Волгоград к вам в организацию,  а мне сказали, что вы в командировке и дали водителю копию карты с указанием,  где вы находитесь…
-Так что случилось? – спросил я.
- Вас хотела увидеть… - промолвила она.
-Вот таким? – спросил я.
- Не таким, товарищ генерал!..
-Ну, прости! Не моя информация про генерала! – сказал грубовато я.
-А раз вы… ты не генерал! Но Анатолию ты нужен! Значит,  ты ему нужен тоже в рабы! Его окружают два сорта людей: которым кланяется он и которые кланяются ему!  – разочарованно, почти плача промолвила она и медленно повернувшись,  пошла к машине, пытаясь выбирать в грязи место почище,  для своих импортных очень дорогих сапог, наверное,  принадлежащих Анатолию…
  Я не пошёл за нею. Мои коллеги ошарашенно наблюдали за этой сценой. Садясь в машину, Виктория с обидой  глянула на меня  голубыми глазами полными слёз и захлопнула дверцу. Машина, юзя, развернулась и поехала назад.(Смотрите фото к этому сюжету http://www.proza.ru/2012/07/01/904)
      Разубедить её мне было не чем! Да, и не за чем! Она и Анатолий жили в другой жизни...
  Мои коллеги, глядя вслед машине, с улыбкой разговаривают меж собой:
-Гриш!А вот, если бы они сейчас забуксовали в этой балочке, ты бы пошёл их выталкивать?
-Нет! Не пошёл бы.- ответил Гриша и тут же спросил, - А ты?
-И я не пошёл бы! - и повернувшись ко мне, спросил, - А ты,Лёнь?
-Я бы пошёл. Мне её очень жалко!- ответил я с тяжёлым вздохом.
-Ну, тогда и я бы пошёл...- сказал Гриша.
-Ну, и я, конечно...- сказал Вальдемар  и хитро улыбнувшись,он добавил, - Хотя мне показалось, что ей тоже тебя жалко, когда она смотрела на тебя в рабочей робе и в цепях!.. .
ПРОДОЛЖЕНИЕ: "ИЗНАСИЛОВАЛ ОПОРУ!" http://www.proza.ru/2012/07/01/904
Л.КРУПАТИН, МОСКВА, декабрь 2012 г


Рецензии