Добрыня Никитич и НТВ

Есть в моём отделении «Православных витязей» такие ребята, чьи фамилии очень громко произносятся, например, Дима Донской, Рома Добрынин… Вся история с энтэвешниками началась из-за Добрынина. Ребята всегда звали его Добрыней, так как парень он рослый, плечистый, белокурый и рубит с плеча, если не руками, так словом. А тут местные историки-краеведы стали на время археологами и нашли под курганом золотую бляшку и часть золотого пояса – ремня самого Добрыни Никитича. Весть разлетелась моментально: сначала написали об этом в местной газете, а после приехала мадам из журнала «Огонёк». - Есть ли у вас военно-патриотические организации? – спросила мадам-журналист в нашей поселковой администрации. - Конечно, есть! – ответили там и указали на меня. Журналист пришла ко мне с вопросами: «А могу ли я посмотреть на Ваших воспитанников? А где они учатся? А чему Вы их учите?». Мне не жалко, я показал ей ребят, позвав предварительно их в «воскресную школу». Музей и Церковь находятся на улице по соседству: Спасская, дом шесть и Спасская, дом семь. Встречу мы назначили в музее. Директор музея был рад, что к нему пришли, и журналист, и ребята. Я впервые видел настоящего журналиста из Москвы, которая стала им не благодаря своему образованию, а умению заинтриговать читателя. Но мы не знали, что нас ожидает впереди, и смело отвечали на задаваемые вопросы. Она быстро успела опросить всех: и директора данного музея, и охранника, работающего по соседству, и ребят. Директор кратко, но ёмко выложил суть Добрыни Никитича, опираясь на археологические раскопки и на былина местного фольклора, что именно на этом месте Добрыня Никитич и Илья Муромский перекидывались булавой через Оку… Охранник из наркоконтроля, мой хороший знакомый, стал рассказывать о действиях мухомора на сознание человека, что в древности (и не только в древности) воины употребляли в пищу отварные мухоморы, чем вызывали быструю реакцию и дополнительные чувства координации… Добавили перцу мои ребята, рассказав журналисту, что наследник Добрыни Никитича - это Ромка Добрыня. - Родственник? – спрашивает она непосредственно самого Рому. - Мой прадед, Николай Добрыня, - начал выдумывать Рома, - говорил мне, что ещё до революции всем была известна наша фамилия, и что мы потомки великого богатыря. Поэтому наш род всегда занимался спортом и военным делом. То, что археологи нашли, этого и следовало ожидать. Потому что здесь закопано под землёй только наше… Правильно я говорю? Ведь чужое здесь не найдут?! - А кто для Вас является врагом? – не унимается журналист и задаёт вопрос уже всем детям. – Добрыня Никитич сражался со змеем и с татарами. А у вас целый городок татарский рядом… Не питаете ли вы к ним злобы? - Что Вы?! – возражают витязи. – Зачем нам их трогать, мы слабых не обижаем… наши враги американцы! - Вот как?! – удивляется журналист и тут же записывает что-то в блокнот. – И как Вы собираетесь с ними воевать? - Да сбросить на них атомную бомбу, - сказал Егор, желая выделиться, - и воевать не надо… - Ах, даже так?! – пишет журналист. – Вас этому учили? - Нет! – дружно отвечают дети. – Зачем драться, когда можно бабахнуть… До меня очередь не дошла, видимо, достаточно собрала интересной информации, что посчитала излишне спрашивать руководителя. Вместе с ней был фотограф, который безостановочно щёлкал всё подряд, что движется или стоит на месте. На следующей неделе появилась статья в «Огоньке» «Потомки Добрыни Никитича». Я её читал в электронном виде и не был шокирован, ибо журналист написала слово в слово, что видела и слышала. Получилось очень подлинно и жизненно: представляется некая забитая деревня, где местные жители решили стать потомками Добрыни, но для этого надо ещё протрезветь. Благодаря данной статье, нами заинтересовался канал НТВ. Можете себе представить, что новость недели была о нас? Добрыня Никитич – былинный герой обрёл родину на Рязанской земле, так как сей факт подтверждают раскопки и т.д. В администрации мне сообщили, что к нам едет телевидение, и что я больше не руководитель «Православных витязей», а руководитель юношеского клуба Добрыни Никитича. Шумиха развернула свои крылья до такой степени, что срочно был сделан памятник Добрыни Никитичу из железобетонной конструкции на нашем местном ЖБИ. На расписанном микроавтобусе приехало человек семь, с большой камерой, подсветкой и микрофоном на длинной ручке. Снимали главу администрации, работников музея, меня с ребятами, и как я провожу военно-патриотические занятия. Я перед камерой рассказал историю создания автомата Калашникова, произвёл неполный разбор макета данного автомата с наименованием запчастей, ребята мне дружно в этом помогали. После мы все вместе отправились на курган, к месту раскопок. Работники музея надели на себя кольчуги и взяли в руки мечи и изображали боевые действия. Некоторые журналисты из телеканала не выдержали соблазна металла и тоже примерили на себя доспехи воинов средневековья. Получилось весело, с задором, и все снимались без напряжения. Когда уезжали от нас тележурналисты, то пообещали, что новости будут отменные, то есть положительные. Посмотрев воскресные новости по НТВ, я почувствовал лукавство с нашей стороны. Мы захотели, чтобы Добрыня Никитич родился у нас, и мы его родили, как американцы со своей высадкой на луну. После я спрашивал директора музея по поводу подлинности исторических останков, а он лишь пожимает плечами, дескать, могут принадлежать любому князю, не обязательно былинному герою, то есть вещь не доказуема до конца. - А почему Вы избрали именно Добрыню Никитича? – задаю я вопрос, на который заведомо нет ответа. - Так ведь у тебя есть его наследник – Ромка Добрынин! – серьёзно восклицает директор и расплывается в улыбке. – Ну, конечно же, не стоит из-за этого варить мухоморы… На следующей неделе по новостям показывали Чернигов, и репортаж вели с места открытия памятника Добрыни Никитичу…


Рецензии