Начало

               

  Ей было девять, а ему двенадцать, когда это случилось…….
Деревня жила своей дачной жизнью…Родители были на работе в городе, а бабушки, накормив своих внучат, управлялись на своих участках.
  Летним июньским утром вся детвора с близлежащих домов высыпала на зеленую деревенскую улицу. Возраст мальчишек и девчонок был на столько разным, что их можно было сравнить с цыплятами. Одни были еще пушистыми комочками. Пухленькие и жизнерадостные они бегали между старшими, мешая им в разных затейливых играх. Другие уже были в возрасте гадких утят, пяти, шести лет.  Их фигуры еще только начинали формироваться, и были угловатые и неуклюжие, а лица смешные и беззубые. Самые взрослые были уже в переходном возрасте, от детей в юноши. Вели себя важно и достойно, поучая младших.
 Разный возраст не мешал детям в общении, они были как одна семья, младшие под присмотром старших. И девчонки, и мальчишки уже давно перезнакомились, так как каждое лето приезжали отдыхать на дачу.  Летом тихая дачная деревня оживала, ведь почти в каждый дом приезжало не менее двух детей.
  Вся ребятня собиралась на самой зеленой улице, на которой росла шелковая, изумрудная трава, где не страшно было упасть и набить себе синяк.
 На зеленой улице соседи строили новый дом, и свеженький сруб возвышался над соседними серыми домами, как огромный желтый цыпленок.  Желто-оранжевым янтарем он светился на солнце, а свежие, ошкуренные от коры бревна вкусно пахли лесом и лесными ягодами. Так и хотелось лизнуть гладкое бревно и попробовать его на вкус.
Дачная ребятня облюбовала этот свеженький сруб для своих игр, называя его крепостью.
   В этот солнечный теплый день, они всей гурьбой собрались у своей крепости. Началась считалочка, и Сергей первым выбыл из нее. Все закричали…тебе водить, и разбегаясь в разные стороны. Сергей закрыл глаза и начал медленно считать до десяти.  Открыв глаза, он уже никого не обнаружил вокруг себя. Лишь только одна трехгодовалая малявка собирала на лугу цветочки, что-то мурлыкав себе под нос.  Он стал искать спрятавшихся ребятишек, и специально делал это долго, чтобы добавить важности их игре.   
  Зайдя за сруб, он увидел первой Катюшку и хотел уже ее схватить, но она ловко увернулась.  Она попятилась назад, чтобы отступить, и, изменив траекторию движения, убежать от него и спрятаться в новом месте.   Но, не заметив сзади себя небольшое бревнышко, она запнулась за него и упала навзничь на зеленую траву. Платье ее поднялось и оголило ее мраморный нежный животик и юные целомудренные бедра.
  Сергей подскочил к ней, чтобы поймать девочку и от неожиданности увиденного, замер... как вкопанный… Его взгляд устремился на оголенный красивый животик и в то самое интимное местечко, которое девчонки прячут от мальчиков. Катюшка не сразу сообразила, что происходит. Она лежала на траве, не шелохнувшись, загипнотизированная его взглядом, с подогнутой коленкой и закинутым на живот платьем.
  Она торопилась сегодня скорее выбежать на улицу и забыла надеть трусики. Так делали многие девчонки. В деревне они надевали платья ниже колен, чтобы никто не мог увидеть, что там под юбкой. А сегодня Катюша надела необыкновенно красивое длинное платье, не думая еще, о чем-либо.
  Сереже показалось, что между ног у Катюшки находится необыкновенной красоты цветочек, похожий на белую, еще не распустившуюся лилию, которые он собирал на пруду за деревней. И эта загадочная лилия между двух белых целомудренных юных березок, притягивала его, как магнитом.
  Он почувствовал в себе непонятные ему, до сих пор ощущения. Тело его напряглось, он заволновался и покраснел. Внутри появилось трепетное, не подчиняющееся его юному разуму желание, дотронуться до этого цветка.
  Но в дальнем уголке юношеского сознания все-таки был запрет на это желание. И эта борьба вспыхнувшего, необузданного желания и запрета длилась какое-то мгновение
Он почувствовал, что его разум и все его мысли сосредоточились на одном единственном месте его тела. Которое вопреки всем запретам стало вырастать и напрягаться помимо его воли.
  А бутон манил и манил таинственностью и красотой. Эти минуты неизведанных до сих пор ощущений, ему показалось, длились очень долго. Он успел рассмотреть очаровательные прелести девичьей тайны и ощутить в себе мужское начало. Его мысли были сосредоточены только на этом прекраснейшем, сказочно-колдовском цветке.
  Наконец его разум включился, и он подумал, что вдруг кто-то за ними подсматривает. Он сделал шаг к Катюшке и подал ей руку, как будто ничего не произошло. Вставай…сказал он, …я тебя нашел. И, взяв ее за руку, поднял растерянную и смутившуюся девочку с травы.
 Пойдем, нежно промолвил он и добавил, почти шепотом…Я никогда и никому не дам тебя в обиду. Я увидел твой необыкновенно красивый цветочек… он похож на белоснежную лилию, что растут в нашем пруду, высказал он вслух свои мысли. Я ничего подобного и красивого еще не видел.
 Она от смущения зарделась необыкновенно ярким румянцем и опустила свои голубые глаза с пушистыми ресницами. Они взялись за руки и побежали искать остальных.
  Он не спал в эту ночь, он думал…, что же все-таки с ним произошло? Он думал о волшебном цветке, который так заманчиво притягивал его и весь его организм к себе. Он думал о тех непонятных, но волнующих ощущениях, пробудившегося в нем мужского начала, которые он изведал впервые…
 Она не спала в эту ночь, … Она думала, почему же сразу не одернула платье и какое-то мгновение позволила ему заглянуть в ее самое недоступное, интимное девичье местечко. И от этих мыслей по ее телу прокатилась неведомая ей приятная дрожь. Она снова зарделась румянцем, в смущении от своих сокровенных девичьих мыслей…

                10.10.2013


Рецензии