Мажордом

Мажордом
Ржепишевский Ю.

One-shot story. Еще раз о любителях поспать по утрам.
Внимание: эротика! Если сомневаетесь - не читайте :)







   Госпожа Эмилия Ферцетти пожаловалась на служанок мужу:
   - Никакой управы на них нет! Творят, что вздумается - вчера разбили в гостиной дорогую фарфоровую вазу. Должен же кто-то присматривать за ними? Карло, нам срочно необходим в доме управляющий.
   Синьор Ферцетти понимающе покивал головой.
   - Ты права, дорогая, нужно будет этим заняться. Постараюсь подыскать кого-нибудь в ближайшее время.
   На следующий день он написал в Палермо, на Сицилию, своему двоюродному брату - не мог бы тот подыскать ему подходящего человека, для работы мажордомом, распорядителем службы.
   «Разумеется, человек должен быть во всех отношениях достойным, внешне располагающим, любезным, безупречной репутации и подобающих представлений. Чтобы мог внушить нашим взбалмошным слугам полное уважение к себе.»
   Через месяц пришло письмо из Палермо:
   «Мои наилучшие пожелания, драгоценный братец! Надеюсь, в семье все здоровы? Посылаю вам господина Джузеппе Бунавентуру, он служил учителем математики в Мессине, а некоторое время даже и при городской управе, писцом. Он наш дальний родственник по линии дедушки. Человек хоть и небольших заслуг, но заметных достоинств. Надеюсь, на новом месте он сможет проявить свои лучшие качества».
   Дня через три после этого господин Ферцетти, выглянув в окно, увидел на дорожке, ведущей к дому, какого-то субъекта в шляпе, с сумкой через плечо и в запыленной дорожной одежде. Незнакомец был невзрачен с виду, на бледном худом лице, заросшем щетиной, застыло выражение потерявшейся собаки.
   Господин Ферцетти тотчас догадался, кто перед ним. Увы, человек этот ни в малейшей степени не соответствовал его представлениям об управляющем. Почему он должен держать у себя в доме всяких нищих голодранцев? Он тут же позвал служанку и велел ей спровадить гостя:
   - Скажи, мол, дома никого нету, все уехали.
   Полчаса спустя, когда он рассказывал об этом странном визитере жене, та возразила:
   - Пожалуй, ты поспешил, дорогой. Мог хотя бы испытать его! Подержал бы здесь месяц, а уж потом отправил, как несправившегося. Хоть он и беден, но все же не какой-то безграмотный бездельник. Что скажут о нас твои родственники, когда он вернется домой? И там все расскажет? Скажут, что ты бесчувственный, что у тебя нет сердца. Разве не так? Они будут оскорблены.
   Господин Ферцетти почесал затылок:
   - Да, пожалуй, ты права. Об этом я как-то не подумал.
   Мужу Эмилии было за пятьдесят, а ей - ровно наполовину меньше. Молодые мозги и соображают быстрей.
   Господин Ферцетти велел служанке срочно отправиться в город и, если удастся, разыскать там упомянутого Джузеппе Бунавентуру, учителя из Мессины.
   Служанка обнаружила беднягу в городском скверике у вокзала. Господин Бунавентура с комфортом расположился там на скамейке - чего покушать и поднабраться сил для обратного пути.

   ****

   Прошел месяц, и как ни странно, оказалось, что новый управляющий вполне пришелся ко двору в доме Ферцетти. За это время он успел понравиться почти всем – вероятно, благодаря своему кроткому нраву и исполнительности. В белом служебном кителе с блестящими пуговицами, со своей изящной черной бородкой, он выглядел респектабельно и ничем не напоминал того несчастного, который явился совсем недавно к их порогу. Что до служанок, то они подчинялись Джузеппе беспрекословно, и для этого ему вовсе не требовалось кричать на них или топать ногами. Он обходился словесным внушением, а иногда и просто движением бровей. Особенно довольна была госпожа Ферцетти: она удостоила нового управляющего привилегии прислуживать ей и исполнять все ее поручения. Когда Бунавентура был свободен от других дел, он должен был околачиваться поблизости и по первому зову являться пред мадам, чтобы исполнить ее очередную прихоть.

   - Джузеппе, сходите в город, купите мне конвертов и почтовой бумаги!
   - Джузеппе, прошу, сделайте мне кофе! С французским ликером!
   - Джузеппе, наполните, пожалуйста, бассейн!
   - Джузеппе, прикройте двери на террасу, начинается гроза!
   - Где вы там, Бунавентура? Или вы не слышите: телефон звонит! Возьмите, наконец, трубку!
 
   Фактически Джузеппе, сам того не желая, превратился в личного секретаря госпожи Ферцетти. В ее мальчика на побегушках.
   Нельзя сказать, чтобы ему не нравилось его новое место или его новые обязанности. Наоборот, и от того и от другого он был в восторге, хоть и не показывал виду. В таких роскошных условиях ему жить еще не приходилось. Чтобы на всем готовом, да еще и жалованье получать! Ну что он мог там заработать  учителем или писцом? Его прошлая жизнь, когда он был вынужден безжалостно экономить и питаться чечевичной похлебкой и бобами, казалась ему теперь откровенной нищетой.
   Постепенно Бунавентура приобрел осанистый вид, гордую выправку, и даже лицо его, прежде изможденное, теперь светилось безмятежностью и довольством. Действительно, у него были все причины наслаждаться своим новым положением. И счастье его было бы совсем полным, если бы не одно «но». А именно – если бы не госпожа Эмилия Ферцетти.
   Нет-нет, жаловаться у него не было никаких причин. Госпожа Эмилия обходилась с ним хоть и властно, но достаточно деликатно – как императрица со своим фаворитом-придворным. И все-таки эта женщина просто доконала его своими бесконечными «пойдите туда» да «сделайте это».
   - Сегодня я хочу пройтись по магазинам. Бунавентура, будете меня сопровождать.
   - Слушаюсь, мадам.
   И он вынужден был тащиться за ней по всему городу, изнывая от жары, весь потный в своем тесном кителе, с покупками в руках.

   Была еще одна причина, заставляющая Джузеппе страдать. А именно: синьора Эмилия словно не замечала в нем человека. А точнее, мужчину. Частный дом - владение, разумеется, закрытое, и подсматривать некому, но Джузеппе ведь был мужчина! И у него были глаза! Но его-то Эмилия как раз совершенно не стеснялась. Расхаживала по дому в прозрачном пеньюаре или в небрежно распахнутом халате, загорала на террасе в бикини, а то и вовсе без оного. Бунавентура всегда считал себя человеком трезвым и уравновешенным, однако здесь…
   И все же он старался сохранять хладнокровие и непроницаемое выражение лица. Как подобает истинному мажордому, при любых обстоятельствах.

   Вот мадам купается в бассейне.
   - Джузеппе, принесите мне чего-нибудь попить!
   - Одну секунду, синьора!
   Через минуту он является с подносом, на подносе лимонад и минеральная вода.
   - Ваш лимонад, синьора!
   - Но я, кажется, просила кофе?
   - Нет, вы просили лимонад.
   Мадам выбирается из бассейна, отряхивает волосы, по округлой белоснежной груди скатываются капли.
   - Джузеппе, было бы неплохо, если бы мы научились лучше понимать друг друга.
   «Лучше понимать друг друга»?.. Что она хочет этим сказать? Эта женщина сведет его с ума!
   Джузеппе ловко набрасывает на влажное тело мадам чистую простыню, и синьора скрывается в палатке для переодевания.

   Когда он подавал ей завтрак, нервы его вынуждены были существенно напрягаться. И неудивительно – ведь иногда у нее под халатом не было ровным счетом ничего. По этой причине кофе, который он наливал ей в чашку, оказывался чаще всего на скатерти.
   - Да что с вами такое?! О чем вы думаете, Джузеппе?
   - О своей маме, синьора.
   - Подумали бы лучше о том, чем заняты сейчас.
   - Виноват, синьора, простите.
   
   По утрам госпожа Ферцетти имела обыкновение спать допоздна. И сон ее был не просто крепким, а очень крепким – трудно поверить, но ее не в силах был разбудить даже хлопок двери или гудок автомобиля на улице. Все бы ничего, если бы это не стало для Джузеппе проблемой.
   - Джузеппе, я хотела бы подняться завтра в шесть. Мне нужно встретить моего мужа в аэропорту.
   Господин Карло Ферцетти был бизнесменом и часто отлучался из города по делам.
   - Хорошо, синьора. Я понял, в шесть часов. – Вид у Джузеппе был, как всегда, услужлив и подчеркнуто невозмутим.

   На следующее утро ровно в шесть Джузеппе поднялся наверх, в ее спальню. Раздвинул шторы, приоткрыл окно, поднял с пола оброненный предмет туалета.
   - Мадам, уже шесть часов, пора вставать.
   Однако синьора продолжала почивать сном праведницы. Рыжие волосы рассыпались по подушке, а объемистая грудь вздымалась под простыней в такт дыханию.
   - Мадам, вставайте, вы просили разбудить вас… - Джузеппе осторожно колыхнул матрацем. – Ваш муж возвращается из деловой поездки. Вы можете опоздать.
   Синьора Эмилия вздохнула, перевернулась на другой бок и продолжала спать как ни в чем не бывало. Простыня при этом соскользнула и обнажила розовую гладкую спину и пухлые ягодицы.
   Джузеппе вздрогнул. Вид, представившийся его взгляду, был весьма впечатляющ. Он почувствовал, как в брюках у него тут же все напряглось… Мамма миа, вот так история! Он вздохнул поглубже, обошел кровать и снова встряхнул матрацем. Теперь уже более решительно.
   - Мада-а-ам! Мада-а-ам! Уже шесть часов, как вы просили…
   Ноль результата. Джузеппе схватил стопку журналов, лежащих на столике у кровати, и, подняв их повыше, уронил на пол. Казалось, такой грохот и мертвого разбудит. Но нет, синьора Ферцетти по-прежнему продолжала витать в царстве Морфея…
   Джузеппе разочарованно вздохнул. Похоже, пробудить ото сна эту женщину может только гром небесный. Ясно, что продолжать не было никакого резона. Разве что просто постоять здесь, полюбоваться этими прекрасными формами...
   Впрочем, зрелище нагой госпожи пробудило в голове у Джузеппе крамольные мысли, а в штанах - новые спазмы, так что лучшее, что он мог поделать в такой ситуации - это убраться поскорее.

   Когда господин Карло Ферцетти вернулся домой, его встретили жалобы супруги:
   - Этот Бунавентура снова не разбудил меня! Даже не появился в спальне! А имеет нахальство утверждать, что будил... Ну разве я сплю так крепко? Из-за него я не смогла приехать в аэропорт, чтобы встретить тебя, дорогой. Ты ведь не сердишься, Карло?
   - Нет, любовь моя, нисколько не сержусь. С кем не бывает? А к парню я бы не стал придираться. Ты же сама видишь, он малый неплохой, старательный, с обязанностями справляется недурно. Отнесись к нему помилосерднее. Если его немножко поощрять, он будет стараться еще больше.
   Разумеется, всегда полезно иметь среди слуг образованного человека, знакомого с основами логики и риторики и умеющего объяснить происхождение звезд. А ежели при этом он умеет еще и до блеска надраить хозяйские туфли...

   Между тем Джузеппе Бунавентура ходил сам не свой. Сытная еда и безмятежная жизнь сделали свое дело: Джузеппе почувствовал, что в нем просыпается мужчина. Теперь он уже не мог смотреть на красивую женщину без того, чтобы в нем не вскипело желание. Боясь не справиться с этим, он старался лишний раз не подымать глаз на Эмилию, возводя между нею и собой некое подобие стеклянной стены. Как говорится, береженого бог бережет. Однако яркие прелести госпожи Ферцетти очень скоро пробили в этой стене серьезную брешь.
   Перед сном его часто навещали соблазнительные видения. И почти во всех фигурировала его госпожа - в той или иной степени обнаженности. Одно видение являлось ему чаще других. Якобы госпожа Эмилия готовится ко сну… Вот она стоит у кровати в одном черном ажурном поясе с подтяжками, и слегка наклонившись, отстегивает чулки… Застежки щелкают с треском электрического разряда, чулки падают, а Джузеппе… Джузеппе чувствует, как его дыхание учащается, а его мужское достоинство оживает и быстро превращается в твердый пульсирующий жезл.


   ****

   …Было послеобеденное время, как раз в день под Феррагоста, когда наверху раздался звон колокольчика. Джузеппе поспешно вскочил с диванчика, на котором дремал, поднялся наверх и открыл дверь в спальню мадам. Ее там не оказалось. Он постучался в ванную комнату.
   - Синьора, вы здесь?
   - Да-да, здесь, Джузеппе, входи.
   Госпожа Ферцетти лежала в ванне, ее роскошная грудь с розовыми сосками плавала над поверхностью воды, вся в хлопьях мыльной пены. Когда он вошел, синьора ничуть не смутилась. 
   - Мы с Карло сегодня вечером принимаем гостей и я должна хорошо выглядеть... Поможешь мне одеться после ванны?
   - Но, мадам…
   - Что такое?
   - Для этого есть служанка…
   - Какая еще служанка? Мне хочется, чтобы это сделал ты. И не вздумай возражать. Или, может, ты меня боишься?
   - Нет, что вы, мадам. Я с радостью вам помогу.
   - Ладно. А пока потри мне, пожалуйста, спину. Мочалка вон там.
   Сердце у Джузеппе забилось часто и громко, – он даже испугался, что этот предательский стук услышит госпожа.
   Когда он закончил, мадам велела ему ждать за дверью. После чего они переместились в гардеробную, где Эмилия в течение следующих полутора часов занималась тем, что снимала с вешалок наряды и примеряла их перед зеркалом один за другим. Джузеппе помогал чем мог: застегивал молнии на спине, придерживал тесемки, затягивал ремешки, расправлял складки.
   - Как считаешь, Джузеппе, эта блузка мне идет?
   Атмосфера в гардеробной была очень интимная. Однако неожиданно возникшее сексуальное напряжение оказалось серьезной проблемой. У Джузеппе дрожали руки и он едва мог застегнуть пуговицу у нее на платье.

   Подошло время вечеринки. Джузеппе должен был надеть черный сюртук и помогать служанкам обслуживать гостей. Обычно вечеринки в доме Ферцетти вызывали у Джузеппе радостный подъем, ожидание праздника, но на сей раз все было по-другому. Теперь он с нетерпением ждал, чтобы все побыстрее закончилось. Когда гости, наконец, разойдутся, и он сможет остаться один. Действительно, видеть госпожу Эмилию, которая весело смеялась, разговаривала и танцевала с посторонними мужчинами, для него было мучительно. А ведь всего какой-нибудь час назад, там, в гардеробной, она была так очаровательно любезна с ним...

   Гости начали сигать в бассейн в одежде, и это обычно означало, что вечеринка близится к концу. К нему подошла госпожа Ферцетти. Между прочим, в платье, которое они вместе выбирали.
   - Джузеппе, пожалуйста, разбуди меня завтра в семь утра. Карло уезжает сегодня со знакомыми на весь уик-энд, и я думаю присоединиться к нему завтра. Ночевать буду здесь, не люблю оставаться на ночь в чужих домах.
   - Разбудить вас в семь? Хорошо. Будет сделано, синьора.

   Наутро точно в семь он уже был в ее спальне. Отдернул шторы, приоткрыл окно, поднял с пола оброненный аксессуар. Подошел к кровати.
   Хозяйка распростерлась на постели во всю ее ширину, легкое одеяло прикрывало ее только до пояса. Все что выше, было полностью доступно взгляду.
   - Синьора, время вставать, уже семь часов.
   Госпожа Ферцетти не пошевелилась.
   - Вы хотели встать в семь, - повторил Джузеппе терпеливо. - Так что уже пора, просыпайтесь!
   Никакого результата. Лицо спящей Эмилии выражало покой и благостную умиротворенность. Джузеппе энергично тряхнул матрацем. Эффект от этого был ровно тот же.
  Его внезапно охватило раздражение:
  - Ну да вставайте же! Хватит дрыхнуть!.. Или мне что, сбросить вас с кровати?
   Мадам никак не реагировала. Джузеппе наклонился над нею и ощутил аромат ее тела, смешанный с запахом ванных ароматизаторов и дезодоранта. Вся его злость разом улетучилась. Он вытянул руку и нежно прикоснулся к ее щеке.
   - Как же ты нравишься мне, Эмилия! Ты так прекрасна, просто богиня. Мой сладкий воробушек... Я не выдержу больше… Я хотел бы взглянуть на тебя, ты позволишь?
   С этими словами он дрожащей рукой приспустил одеяло пониже. Взгляду его предстал покрытый золотистым пушком живот с очаровательной ямочкой пупка посередине, а ниже - свободный от загара белый полумесяц, покрытый в некоторой своей части жесткой рыжеватой растительностью.
   Джузеппе глубоко вздохнул, деликатно подвинул синьору и улегся на кровати рядом с нею.
   - Надеюсь, ты не будешь возражать, Эмилия? Мне так хочется… Так хочется сделать для тебя что-нибудь такое… приятное. Хотя бы иногда.
   Он расстегнул брюки, освободил свой восставший скипетр, после чего слегка раздвинул госпоже Ферцетти бедра и осторожно погрузился в нее.
   - Ну вот, все не так страшно, как можно было думать. Ты только не просыпайся, Эмилия, не просыпайся... Время есть, можно еще поспать...

   ****

   Прошло четыре недели. В один прекрасный день госпожа Ферцетти вернулась из города, сияя от радости. Она вбежала в гостиную, где синьор Ферцетти сидел над утренней газетой.
   - Карло! Ты не поверишь!.. Нет, ты представления не имеешь, что произошло.
   - И что же? – Синьор отложил газету и с удивлением уставился на жену.
   - Угадай!
   Господин Ферцетти глядел на нее все с тем же недоумением.
   - Я была в клинике и получила официальное подтверждение: я беременна! У нас будет ребенок!
   - Ребенок? Ты шутишь, дорогая! - Физиономия хозяина расплылась в удовлетворенной улыбке. – Ну вот, а эти швейцарские умники пытались уверить нас, что детей у нас никогда не будет!
   После двух лет брака у супругов Ферцетти все еще не было детей, из-за этого они даже ездили в Лозанну, чтобы специально проконсультироваться там у светил медицинской науки.
   Госпожа Эмилия бросилась по лестнице в спальню. Нужно было срочно обзвонить знакомых и сообщить им эту ошеломительную новость. В коридоре наверху она столкнулась со своим мажордомом. В белом тесном кителе, стоя в уголке, Джузеппе неторопливо обмахивал метелкой мраморную статуэтку Афродиты.   
   В порыве чувств Эмилия заключила его в объятия.
   - Ах, Джузеппе, ты здесь? Все стараешься? Представь, у нас будет ребенок! 
   - Поздравляю, синьора. Стараюсь, делаю, что могу.


   ****
_


Рецензии
Занимательная история! Прочитала с интересом, спасибо!
Успеха Вам и вдохновения!
Варвара.

Варвара Можаровская   21.09.2017 17:35     Заявить о нарушении
Спасибо за добрые пожелания:) Заглядывайте!

Юрий Ржепишевский   22.09.2017 11:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.