Грустная история

                Морская сказка

Низкое северное небо было затянуто рваными серыми тучами. Моросил мелкий, противный дождь. В небольшой гавани, у старого покосившегося причала стоял ржавый, со следами облезшей краски буксир. Со стороны моря шла небольшая волна и старые швартовные канаты то натягивались, то давали слабину и тогда между причальной стенкой и бортом буксира раздавался плеск волны. Старый буксир покачивался на волнах и терся о причальную стенку рваными автомобильными покрышками (кранцами). На «носу» и корме буксира уже плохо читалось название судна, но на рубке, куда не доставали волны, название было отчетливо видно. Буксир назывался – «Пурга», и было видно какой он старый и неухоженный. Иногда на него приходили какие то люди и скручивали с него какие то детали или срезали автогеном трубы и куски металла. Скрежет и лязг металла напоминал стоны больного старика. Буксир напоминал старого, больного человека, который когда то много и честно трудился, а когда состарился, то оказался никому не нужен. Он был еще жив.Смерть корабля наступает когда его режут на металлолом. Люди еще не решили, что с ним делать. Если точнее, то решили, вопрос был только в том когда это сделать. И он стоял, медленно покачиваясь, у причала и вспоминал свою жизнь.

Первыми его воспоминаниями было когда его спустили на воду с большого соору-
жения, которое называлось стапель, и которое он считал своим домом, и он закачался на волнах, поблескивая свежевыкрашенными бортами. Если провести аналогию с живым существом, то у буксира было и сердце – это двигатели, и ноги – это винты,приводящие судно в движение, и ребра – шпангоуты, и кожа – это обшивка судна,и, конечно, мозг корабля – это капитанская рубка, насыщенная приборами, которые позволяют управлять кораблем, и ,даже своя крестная мать, которая разбивает бутылку шампанского о борт корабля. Спуск корабля на воду – это как рождение ребенка и каждый настоящий моряк подсознательно чувствует это и относится к судну как к живому существу.

Потом на судно пришли молодые и веселые ребята – команда корабля и пожилой и
строгий капитан. Они проверяли работу систем корабля, запускали и испытывали работу двигателей и механизмов, кидали и выбирали якорь, ходили по акватории гавани. Вся команда состояла из молодых и энергичных ребят, и работали они « с огоньком», но больше всего буксиру нравились два человека – механик и боцман. Механик заботился о механизмах, ремонтировал их и смазывал, а боцман следил за порядком на буксире – чистил и красил палубу и капитанскую рубку, смазывал солидолом троса и выполнял множество мелких, и на первый взгляд, незаметных работ от которых зависит не только внешний вид судна, но и его работоспособность. Буксир не понимал о чем говорят люди, но судил о них по их делам.
И наш маленький портовый буксир старался не подвести команду: он таскал большие и неуклюжие баржи, заводил в порт и помогал швартоваться огромным и неразворотливым морским судам и гордился своей работой. Он немного презирал баржи, за их беспомощность, но, в то же время и немножко завидовал им, потому что он работал только в порту, а  к баржам подходили другие большие морские буксиры и уводили их из порта. Но больше всего он  уважал огромные морские суда, он гордо вел их в порт за длинный швартовный канат, а они свысока и с достоинством посматривали на него сверху. Потом буксир изо всех сил упирался в высокий борт и помогал судну швартоваться к причальной стенке. Буксиру нравилась его работа, и он старался все делать так, чтобы не подвести свою команду. Раз в пять лет буксир ставили в ДОК, который чем-то напоминал буксиру стапель, где он родился. Только на стапеле его строили, а в ДОКе его ремонтировали. Наш буксир воспринимал ДОК как заслуженный отдых от тяжелого изнурительного труда. В ДОКе выполняли все работы, которые нельзя было сделать на плаву. Время шло, и новизна в ощущениях и радость от работы постепенно ушла, на смену им пришли опыт и ответственность. На бортах появились бухтины – морщины и вмятины на обшивке корпуса. Буксир и сам чувствовал усталость – возраст давал о себе знать. Иногда, проходя мимо старого причала, он видел старые паровые буксиры, которые уже давно не работали и стояли у причальной стенки в ожидании отправки на металлолом. На них давно не было судовой команды, только иногда приходили какие то люди и снимали с них то, что еще могло пригодиться другим.
Старые буксиры печально смотрели своими глазами – иллюминаторами на проходящие суда. Что было в этом взгляде? Жалость к себе? А может быть укор людям? А может быть тоска  по прошедшей жизни? Кто знает. Наш буксир старался не смотреть в их сторону и не думать о том, что ждет его дальше.
Если раньше, в начале его трудовой жизни, все механизмы и системы буксира работали безотказно, то сейчас , все чаще и чаще, приходилось вставать на ремонт и устранять неисправности. Время и тяжелая работа давали о себе знать. Все чаще наш буксир вместо работы оставался у причальной стенки, а его работу выполняли более новые и мощные буксиры. На борт буксира приходили какие-то серьезные люди и долго и тщательно осматривали состояние буксира, как врачи осматривают тяжело больного.  Пришел день, когда буксир навсегда остался стоять у причальной стенки. Из семи членов экипажа осталась только вахтенная служба из двух человек. Механик уже не запускал двигатели и механизмы, а боцман не чистил и не красил борта и палубу. Жизнь буксира постепенно угасала.
 В небольшой гавани, у старого покосившегося причала стоял ржавый, со следами облезшей краски буксир. Со стороны моря шла небольшая волна и старые швартовные канаты то натягивались, то давали слабину и тогда между причальной стенкой и бортом буксира раздавался плеск волны. Старый буксир покачивался на волнах и терся о причальную стенку рваными автомобильными покрышками. Он еще не знал, что завтра приедет команда сварщиков и его разрежут на металл. И то, что еще вчера было кораблем превратиться в груду ржавого металла.


Рецензии
Да, техника, которая служит людям, все-таки имеет какую-то свою энергию. И глядя на корабли, на поезда или самолёты словно чувствуешь характер машины, что то необъяснимое. Наверно люди, за многие годы совместной работы вкладывают в технику частичку себя... И судьба у машин разная. Некоторые становятся заслуженными трудягами и даже героями, а о некоторых никто и не вспомнит... В любом случае, грустно, когда всё заканчивается.
Спасибо за трогательную историю.
С уважением, Юлия М.

Юлия Александровна Мельник   02.06.2018 14:48     Заявить о нарушении
У меня тоже есть история "Привидение в ангаре". Она о всеми забытом трамвайчике. Но со счастливым концом. Отчасти это правдивая история. В нашем городе демонтировали трамвайные рельсы и убрали трамваи которые весело и звонко бежали по улицам нашей юности. Будет желание, прочтите. Буду рада.

Юлия Александровна Мельник   02.06.2018 14:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.