35 из 59. Пулька

Звонок на перемену! Крышки парт с треском откинулись, ученики бросились вон из класса. Вскоре из коридора донёсся топот ног, вопли и крики. Мальчики стреляли друг в друга из рогаток. Класс бился против класса.

Лёшка Шатов, воспитывая в себе силу воли, остался за партой. Вынув из портфеля рогатку, он впустую щёлкал резинкой и косился по сторонам. Кроме него в кабинете третьего «б» класса были его одноклассницы, девочки. Они озорничали не меньше мальчишек: кидались промокашками, кричали, хохотали и гонялись друг за дружкой, распуская банты в волосах. И только лишь отличница, Люда Штурм была как на необитаемом острове: заложив пальцами уши, она отрешённо повторяла урок.

И тут в классный кабинет влетел красный и потный Валерка Рывко —  в пиджаке нараспашку, с разорванным воротником и с длинным хвостом рубашки, вылезшей из-под ремня. Вращая безумными глазами, он крикнул:
— Наших бьют! — И выскочил за дверь.
Лёшку как сдуло с места. В коридоре его едва не сбили с ног. Шестиклассники, среди которых был заметен Максим, теснили третьеклассников. Лёшка изготовился к бою. Вдруг по глазу хлестнуло чем-то, будто плёткой или прутом. И под ноги с лёгким звоном упала пулька, согнутая в виде буквы «U» из алюминиевой проволоки. Вскрикнув, Лёшка схватился за лицо и кулем повалился на пол. От боли перехватило дыхание. Он не мог даже стонать. Кто-то подбежал к нему и заговорил торопливо:
 - Прости! Я не хотел, прости.
Голос принадлежал Максиму. Он страшно суетился, отнимал Лёшкины руки от лица и говорил, захлёбываясь:
— Покажи глаз. Покажи!
Лёшка посмотрел левым глазом, здоровым.
— А тот глаз можешь открыть?
Лёшка покрутил головой.
— Не могу.
— Ты попробуй!
Лёшка медленно приоткрыл правый глаз: всё вокруг было как в тумане.
— Больно?
Лёшка не ответил. Боль была такая нестерпимая, что он поскорей сомкнул веки. Максим помог ему подняться. 
— Тебе нужен покой, — говорил он вкрадчиво, беря под локоток.  — Сюда иди, сюда. Вот, хорошо.
Они вышли из школы.
— Ты видишь? Осторожно, не упади. Можешь глаз открыть?
— Не могу.
— Прости. Слышишь? Никому не говори, умоляю, а то моего папу уволят. Хочешь солдатиков? Хочешь, я тебе меч дам?
Дошли до Лёшкиного дома.
— Туда не пойду, — сказал Лёшка.
— А куда?
— Давай в «штаб».
— И то верно!

 Максим привёл его к конуре, которую Лёшка сколотил из досок в низине и назвал «штабом». Здесь можно было отсидеться. Лёшка заполз в конуру. Глаз будто огнём выжигало, и беспрерывно бежали слезы. Максим предложил платок, но Лёшка с презрением отверг: телячьи нежности!
— Сиди тут. Я скоро. Никуда не уходи. Я быстро.

Максим вернулся с ранцем, из которого выложил пластмассовый меч, оловянного солдатика, яблоко и четыре шоколадные конфеты.
— Ну, как глаз? Болит? Родичам что скажешь?
— Скажу, что на дерево напоролся.
— Правильно!

До вечера Лёшка отлёживался в своём «штабе», а потом ушёл домой. Мать, конечно, испугалась. Лёшку — в постель, на глаз — компресс. Несколько дней он торчал дома и ждал, когда ослепнет. Максим проведывал его и лебезил так мерзко, что хотелось кинуть ему в лицо: «Я не стукач!» — и послать его вместе с папашей как можно дальше. Но сказать так Лёшка не мог, потому что яблоко и конфеты он съел, когда оголодал в «штабе», солдатику он отломил руку со штыком, а меч как-то сам собой потерялся. И Лёшка стонал от стыда, как будто его и впрямь купили.
 
А глаз поправился. Правда, после этого случая Лёшка стал носить очки.


Рецензии
Да-а... Знаю такие пульки. Этот Максим... Создаётся впечатление, что он специально целился в голову. — Как ещё по-другому объяснить, что пулька попала в глаз? — Это не та ситуация, как с портретом вождя, там явная случайность.
Ох уж этот Максим... с откупом!..

Зоя Севастьянова   07.03.2019 23:30     Заявить о нарушении
Спасибо, Зоя. К этому рассказу у меня нет нареканий. А вот "Огоньки" надо в корне переделать. "Полёт" не перечитывал.

Миша Леонов-Салехардский   08.03.2019 06:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.