Детектив и Кундалини

 Так ты говоришь, что можешь раскрыть любое преступление?
 - Конечно. Только, чтобы на другие дела не отвлекали,  да чтоб эксперты шустрили,  как положено. Ну, знаешь, как в фильмах  про Мэгре показывали.  Ходишь себе, трубку покуриваешь и с подозреваемыми беседует.  Не спеша, без этой чёртовой отчётности, на которую уйма времени уходит..
 - Это так…
 
 Алексей разлил виски по стаканам:
 – Давай,  детектив Мур,  допьём уже всё,  пока моя не пришла. У них сегодня девичник.  Вернее, день рождения одной Ларискиной приятельницы. Прикинь, за семь лет  - трёх мужей на тот свет спровадила. И ведь все трое совсем не старые ещё были. Последний,  что полгода назад умер, вообще,  наш ровесник - или около того.

 - Чёрная вдова, что ли?  -  «детектив Мур», он же,  майор полиции, Олег Мурмашов,  глотнул «Глен Сильвера» -  и отставил стакан  в сторону. 
 - Да чёрт её знает… -  хозяин квартиры сделал большой глоток, следом отправил колечко копчёной колбасы. Прожевал, немного помолчал:
 - Понимаешь,  смерти, вроде, выглядят естественно. Два первых  мужа на людях концы  отдали. Её даже там и не было.  У обоих  вскрытие показало смерть по естественной причине.  В общем - никаких подозрений.  Третий, правда, дома… Знаешь, -  Алексей хохотнул – такая гусарская смерть…

 - Это,  в каком смысле?
 - В тот самом… Во время любовных утех  сердце прихватило. Пока «скорая» приехала, то да сё…
 - И что, никакого расследования не было?
 -  Пытались.  Тем более,  что его дочь от первого брака заявление подала.  Дамы эту  обвинила,  что та  угробила её папочку из-за денег.  Но та соскочила.  Никаких зацепок. Мужик этот, оказалось,  ещё до женитьбы у кардиолога на учёте состоял.   

 - Небось, состоятельный был?
 - Вот именно, не бедный. Хотя и не олигарх, конечно, но бизнес строительный, счёт в банке,  квартира в центре, даже домик в Испании прикуплен. По завещанию – всё жене должно отойти. Прикинь,  она от смерти каждого  супруга что-то получала.  А ведь начинала – с двушки-хрущёвки в спальном районе, которая ей после смерти родителей досталась.
 
 Зато теперь… футы-нуты!  Лариска моя извелась вся, что подруга богачкой стала.  Говорит, нечистое это дело - с мужьями, которые то и дело дуба дают. 
 Ты вот, пока с рукой своей на больничном сидишь,  занялся бы этой вдовушкой.  Может права Лариска моя,  у неё интуиция – будь здоров.  Сам говоришь, что любое дело можешь раскрыть.

 Мурмашов подумал,  и в знак согласия, слегка ударил своим стаканом,  в котором ещё плескалась янтарная жидкость, по опустевшей таре  Алексея:
  - Ну  что ж,  попробую раскрутить вашу  вдовушку.  Давай её адрес.

 ************

 Вечером следующего дня майор стоял возле роскошной двери на  седьмом  этаже  одного из самых дорогих домов в центре города.  Проникнуть сюда оказалось непросто. Только после предъявления полицейского удостоверения, охрана связалась с хозяйкой квартиры.   
 Мурмашов специально не стал предупреждать вдову о визите.  Неподготовленная заранее, она  легче могла выдать себя.
 -  Посмотрим,  как будет выкручиваться эта пожирательница мужей?

 Воображение  его рисовало стройную худощавую брюнетку, с длинными волосами, огненным взором и чувственными алыми губами. Только такая могла довести в постели до смерти не старого ещё мужчину. И, когда дверь открыла миловидная пышногрудая блондинка средних лет, следователь на мгновение усомнился – туда ли он попал? Но оказалось, ошибки не было.

 Через какое-то время,  детектив Мур уже сидел на мягком диване в уютной гостиной,  а хозяйка на кухне готовила кофе. Судя по аромату, приятно щекотавшему  ноздри,  кофе обещало быть отменным.
 Цепкий взгляд полицейского отметил дорогую мебель,  на которой не было ни пылинки. Роскошные гардины сочетались со цветом стен. Ничто не кричало, не резало глаз.
 - Уютно, со вкусом.  А она и, правда, хорошая хозяйка.

 -  И кто же вас прислал? -  женщина поставила на столик серебряный поднос. – Опять кому-то не живётся спокойно -  Голос её был негромок, а тембр – приятный,  успокаивающий.

 - Нам необходимо выяснить кое-какие моменты – Мур старался не вдаваться в подробности. Пусть вдова считает, что он действует  официально.
 – К нам поступают сигналы, что вы,  Алевтина Игоревна, имели отношение к смерти ваших мужей.
 - Догадываюсь, кто это может быть - дама грустно усмехнулась, при этом на щеках её образовались две симпатичные ямочки. – Мне не в чем каяться, поверьте. Но знаете, я, действительно,  чувствую себя отчасти виноватой в том, что всё так  сложилось….

 Женщина протяжно вздохнула. При этом соблазнительная  ложбинка, между двумя половинками  её пышной груди,  показалась в разрезе нарядного халатика и,  задержавшись на пару секунд – вместе с выдохом, снова нырнула вглубь. - Я расскажу вам всё по порядку.  Да вы пейте, кофе, а то остынет. И печенье берите. Сама приготовила по венскому рецепту, – подозреваемая пододвинула к детективу изящную хрустальную вазочку.

 Мур помедлил мгновенье - и сделал глоток,  отметив про себя прекрасный вкус напитка.  Рассыпчатое печенье с капелькой  оранжевого джема посередине –  тоже было превосходным.

 Между тем,  хозяйка квартиры,  непринуждённо,  будто собиралась беседовать с добрым знакомым, села в кресло напротив,  взяла холёной рукой  чашечку с дымящейся ароматной жидкостью и, сделав маленький глоток, начала:

 - А знаете,  когда я вышла в первый раз замуж, мне было уже тридцать лет – но я  совершенно не умела готовить.  Не осуждайте.  Что можно требовать от  единственного и позднего ребёнка? Всё, что касалось хозяйства – выполняла мама. Моё рождение явилось почти чудом, и естественно,  весь мир родителей сосредоточился на мне.

 Но эта их любовь не позволила мне жить настоящей  девичьей жизнью. Какие мальчики, какие свидания? Одноклассники посмеивались надо мной, но что я могла  поделать?
Родители контролировали каждый мой шаг. Папа, вышедший на пенсию раньше мамы, встречал после занятий.  Если в школе были какие-то мероприятия,  я опять не обходилась без родственного конвоя: привели- увели….

 То же самое было и в институте. Единственно, чего я добилась, чтобы папа, как можно реже, попадался на глаза сокурсникам. Так продолжалось до тех пор, пока внезапно, от сердечного приступа,  не умерла мама. Мне тогда исполнилось двадцать шесть.  К тому времени, я работала в крупной фармацевтической фирме, где,  втихаря от родителей,  завела роман с женатым зам. начальника отдела.

 После смерти мамы все изменилось. Теперь домашние заботы лежали на моих плечах. На работе пришлось перейти на половину ставки. С любовником расстались.  Теперь я не могла вольно распоряжаться своим временем.  Папа как-то внезапно одряхлел, ослаб, а через полгода, у него случился инсульт, с параличом всей правой стороны.

 Я ухаживала за ним, как самая хорошая сиделка: делала уколы, ставила капельницы, проводила сеансы массажа, вместе с лечащим врачом подбирала лекарства. Вот где пригодилось моё фармацевтическое образование. Постепенно папа выкарабкался, но второй удар сделал его совершенно беспомощным.  Я ухаживала за ним ещё два года.  А потом…- Алевтина вздрогнула,  и взглянула на Мура.  В её больших голубых глазах стояли слёзы.

 - Это так тяжело!  До сих пор не могу спокойно об этом вспоминать. Вы позволите? –
 Женщина встала и подошла к бару:
 - Рюмка коньяку....  В качестве антидепрессанта – это лучше, чем лекарства, с их  побочными эффектами. Вам налить? Папу помянем.

 Детектив чуть подумал: «В конце концов, я здесь неофициально, к тому же, алкоголь развязывает язык» - и принял налитую рюмку.
 А мягкий, обволакивающий голос продолжал:
  - Я знаю, сейчас пьют из больших бокалов, но папа пил коньяк из этих рюмочек – он называл их «патрончики». Ой, одно мгновение!

 Алевтина  вышла из комнаты.  Вернулась скоро. Теперь на столе, вместе с кофейными чашками и венским печеньем, стояла розетка с чем-то,  похожим на паштет и тарелка с нарезкой из сыра трёх сортов.  В маленькой плетёной корзиночке - аккуратные ломтики подсушенного чёрного хлеба. 
 
 -  Угощайтесь. Жаль, я не знала, что вы заедете – а то приготовила бы, что-нибудь интересное. Вчера подруги у меня собирались.  Да  вы не стесняйтесь. Паштет делала сама.  А сыры - настоящие французские: Сант Эгюр,  Кёр де Лион и Рокфор. Но, если вы предпочитаете голландские. Тогда я вам быстро нарежу… 

 - Нет, не беспокойтесь,  я всеяден – детектив поспешил подцепить изящной вилочкой сырный треугольник с благородной голубой плесенью. -  Итак, вы остановились на смерти своего отца.


 - Да,  извините – дама встряхнула белокурой головкой, - я несколько отвлеклась.  Через полгода после смерти папы – я выскочила замуж. Именно выскочила.  Мне так хотелось элементарного женского счастья – с мужем и детишками.
 Муж был высокого роста,   довольно симпатичен, неплохо зарабатывал.  Но оказалось, что он любит выпить,  много курит - что, естественно, отражалось на здоровье не лучшим образом.   К тому же, поскольку готовила я плохо, в чём теперь честно признаюсь, то питаться на работе ему приходилось  бутербродами из Макдоналдса,  а дома есть,  что-то приготовленное из полуфабрикатов.

 Через год у мужа возникли проблемы  с желудком,  вернее, они были и раньше, но теперь у него диагностировали язвенную болезнь.  Пришлось ему, бедному, месяцами сидеть на овсянке или  жидкой рисовой каше. Я отваривала мясо, припускала рыбу,  научилась делать паровые котлетки. Но диета не смогла предотвратить желудочного кровотечения.  Операция была сделана с опозданием. Поверьте, моей вины в этом нет – всё произошло, когда он был в командировке по работе. Так я стала вдовой в первый раз…

 Женщина глубоко вздохнула и заполнила обе рюмочки коньяком. Подняла свою:
 - Извините, хочу помянуть мужа. Может, поддержите?
 Детектив машинально поднял свою. Выпили в молчании.

 - Итак, с первым супругом понятно. А что случилось со вторым?
 - Со вторым… – Алевтина грустно усмехнулась. И две милые ямочки вновь обозначились на её порозовевших щеках.
 - Симпатичная женщина, чёрт возьми! – мелькнуло в голове детектива. – Не удивительно, что она так легко выходила замуж…

 -  Во втором браке я постаралась учесть все прежние ошибки.  Мой новый муж, несмотря на свои 50 лет,  был здоровяком. Никогда не курил и был равнодушным к спиртному.  К тому же, чтобы избежать проблем с питанием, я закончила знаменитую кулинарную школу. У нас была прислуга в доме,  но муж был  категорически против того, чтобы приготовлением еды занимался кто-то посторонний. Знаете, питаясь в ресторанах, он наслушался всяких баек, о немытых после посещения туалета руках поваров,  плевков в суп и всякого такого…
 
 В этом – мы с мужем были единодушны, поэтому я продолжала совершенствоваться в кулинарии. И знаете, у меня обнаружился настоящий кулинарный талант. Кроме некоторых погрешностей в работе с тестом, я достигла высокого уровня. Поверьте, это не пустое хвастовство. По утверждению мужа и многочисленных гостей,  регулярно бывавших у нас дома - моя еда была лучше ресторанной.   

 Мы оба потолстели, правда, я – не так сильно. Но муж оказался настоящим животным. Он ел часто и без меры, нахваливал мои блюда и побуждал проверять на нём всё новые рецепты. Благо, денег хватало на самые дорогие и экзотические продукты.

 Детей у нас почему-то не получалось.  Хотя медики утверждали, что, как женщина,  я абсолютно здорова.   Но мужу было выгодно обвинять в отсутствии детей, именно меня. Свои частые постельные неудачи  сваливал на моё неумение возбуждать его. Возможно, в этом была  доля  правды. Я, действительно,  имела мало сексуально опыта,  а, может, мне просто  не хватало темпераментна.  Вот и старалась я компенсировать эти недостатки,  угождая  неуёмному аппетиту  мужа.

 Как и с первым, всё закончилось внезапно. Однажды,  на одном из банкетов, с мужем случился удар. Он упал, прямо во время танца с какой-то дамой… Заметьте, в это время я отдыхала в пригородном санатории.  Возможно, его ещё можно было спасти, но нетрезвые гости сочли падение следствием алкогольного опьянения. Его уложили на диван в кабинете директора ресторана,  чтобы проспался.  А когда спохватились – было уже поздно…

 Голубые глаза Алевтины снова  наполнились слезами:
 - Извините, я сейчас только платок возьму.
 Женщина встала - и детектив с удовольствием отметил, как хороша она со спины. Красивая осанка,  великолепное соотношение узкой талии и пышных бёдер,  упругие ягодицы.  Как раз такие женщины нравились ему - в теле, с женственными формами.  Но, вспомнив, почему он здесь находится, майор  встряхнулся.  Преступницы тоже могут быть хороши собой, он перевидел  таких немало…

 - Ну,  так  продолжим, -  довольно сухо произнёс Мур, когда дама вернулась с изящным носовым платочком в руке.  Его намётанный глаз отметил припудренный нос и чуть подкрашенные губы. Подумал с неприязнью: Хочет понравиться...
 - И что же случилось с вашим третьим мужем? –  голосе следователя звучал почти иронично.  Пусть знает, что женские чары на него не действуют.

 Алевтина опустилась в кресло, и положила свои длинные, прекрасной формы ноги одна на другую.
 - Какая  тонкая породистая щиколотка,  и форма голени – отпад… Вот,  зараза! – не мог не восхититься мужчина.   

 - Третий… - подозреваемая с грустным лицом снова наполнила коньяком маленькие рюмочки.- По поводу третьей смерти - мне особенно трудно говорить. Понимаете, там много интимного… Вы позволите? Так будет легче рассказывать.
 - Да, конечно,  как вам угодно.
 - Поддержите? – Алевтина подняла рюмку.
 Следователь взял свою. Выпили,  не чокаясь, закусили паштетом. Пожалуй, никогда  Мур не пробовал ничего более вкусного. Паштет просто таял во рту. Он с трудом удержался, чтобы не намазать второй кусочек хлеба этим ароматным чудом.

  - Это - по французскому рецепту. Почти фуа-гра, но с некоторыми нюансами.  – Алевтина ободряюще улыбнулась. - Да вы кушайте, не стесняйтесь. Ваша жена, наверное, тоже хорошо готовит? 
 - У меня нет жены, - буркнул Мурмашов.
 - И не было? -  Алевтина смотрела с сочувствием.
 -  Была, но… В общем, она от меня ушла -  Мур досадовал, что позволил втянуть себя в разговор о личном. -  Не хватало ещё рассказать,  как застал жену со своим  лучшим другом.
 - Вы начали говорить про третьего мужа,  у которого была, э… несколько необычная смерть.

 Алевтина залилась краской. Мурмашов  решил помочь:
 - Вам не стоит стесняться.  Полицейским, как и врачам,  нужно говорить чистую правду,   Скажите,  через какое время после смерти второго мужа вы снова вышли замуж?

 - Вы намекаете на то, что это произошло слишком быстро?  Что ж, буду откровенна. Вам, мужчинам не понять, как короток женский век. Ведь к моменту смерти второго супруга,  с которым у нас, как и с первым,  ничего не вышло с ребёнком - мне было уже 36. Можно сказать, критический возраст для того, чтобы родить,  особенно,  в первый раз.
 Поэтому,  месяцев через семь,  я уже была замужем за красивым стройным сорокалетним мужчиной,  от которого надеялась быстро забеременеть. 

 Но,  чтобы не оказаться в ситуации, которая была у меня со вторым мужем,  пришлось заняться повышением свей сексуальной  квалификации. Для начала, подруга  посоветовала заняться хатха-йогой, что должно было  привести меня в духовное равновесие и идеальную физическую форму. Я не долго колебалась. И то, и другое после второго брака,  было просто необходимо.

 Вы не поверите, но так же, как с кулинарией, дело у меня пошло, на удивление, хорошо.
 Оказалось, что, несмотря на некоторую полноту, у меня хорошая природная растяжка. Асаны давались без особого труда. Так что месяца через три меня  уже было трудно узнать. Я похудела и помолодела.  Никто не давал мне и тридцати.

 После хатка-йоги, по рекомендации нашего гуру, я начала посещать занятии по тантрической йоге. О, они были поставлены великолепно!  Вначале, теория, с наглядными иллюстрациями и даже…с показом видео-материалов. Я начала ощущать в себе наличие той самой Кундалини, подъём которой даёт наивысшее сексуальное наслаждение. Вы понимаете, о чём я говорю? Извините,  но вы сами предложили быть с вами откровенной.

 - Да-да, конечно, понимаю, - соврал Мур. Ему не хотелось выглядеть некомпетентным. Он любил женщин, считал себя хорошим мужчиной, но что касается всех этих восточных штучек…Ему никогда не приходилось задумываться о подъёме какой-то там Кундалини.
Детектив, не без смущения ощутил, что рассказ Алевтины возбуждает его. Впрочем,   быстро взял себя в руки.
 - Продолжайте…
 - Что продолжать? Когда дело дошло до практических занятий - я отказалась от предложенного партнёра.  У меня уже был избранник, с которым  предстояло проверять на практике полученные знания. 
 - И как, получилось?

  Женщина чуть замялась…
 - Получилось, да ещё как!  Для моего мужа это был второй брак. Он прожил с первой женой около двадцати лет, но, по его словам, не испытывал ничего подобного. Даже не мог представить, что секс может быть таким насыщенным эмоциями, таким восхитительным.

 Мы много экспериментировали,  добиваясь все большей гармонии, большего согласия… Я первая из нас двоих ощутила  выход  Кундалини.  Тогда мне показалось,  что умираю самой сладкой в мире смертью.  Этот выход за пределы сознания,  куда-то,  в Космос – нельзя ни с чем сравнить. А потом – возвращение, как возрождение.  Это была замечательная школа чувственности. Я удивлялась,  как могла до сих пор жить, общаться с мужчинами, не испытывая подобного наслаждения…

 Тогда же убедилась, как много в сексе зависит от женщины. Во время  сексуального контакта происходит обмен энергиями.  И высший результат может быть только в случае,  если оба  партнёра одинаково активны. Только тогда может случиться тот самый выход в Космос,  с которым не сравняться никакие обычные оргазмы. Причём,  у женщины всё происходит более ярко, чем у мужчины.

 Поняв всё это, мы с мужем получали несравненное удовольствие друг от друга. У него уже была взрослая дочь, и он не был озадачен проблемой зачатия.  Он просто получал наслаждение от наших регулярных контактов.

 Алевтина говорила, как по писаному. Видимо, она и впрямь, была хорошей ученицей по части тантрического секса.  Просто, отличницей!   Сейчас она,  буквально, источала эротические флюиды. Лицо разрумянилось, глаза блестели,  губы,  казалось, слегка припухли…

 - Вот такую бы – да в кровать….
У Мура уже несколько лет не было постоянной женщины, а те, случайные -  не шли ни в какое сравнение с этой роскошной искусительницей.
Чтобы скрыть возникшее возбуждение, мужчина покинул диван и подошёл к окну.  Сквозь шифон лёгкой шторы город виделся призрачным, чем-то похожим на известную картину Мане.

 Алевтина замолкла.  Непонятно было, заметила она состояние детектива или просто дожидалась его следующего вопроса.
 Когда Мурмашов обернулся к женщине, лицо его было спокойным, даже, слегка злым.

 - Так отчего умер ваш муж, если у вас с ним было всё так замечательно? Ведь он был совсем не стар, чтобы умереть в такой…э… пикантной ситуации?
 - Не стар…- печальным эхом отозвалась  вдова. - Всего сорок  три года. Но, наверное, опять,  беда была в том, что я всё стараюсь делать наилучшим образом.
 - Перфекционистка, - не без ехидства уточним Мур.

 - Вот именно! – дама словно не уловила  иронии. -  И, если второй муж погиб,  из-за того, что я слишком хорошо готовила, то третий,  если хотите, просто подсел на сексуальные удовольствия, как на наркотик.
 - А что, вы тоже на это подсели?
 - Сразу видно, что вы не женщина… Все эти хатха и тантра-йоги должны были помочь мне добиться желанной беременности. Ребёнок должен был получиться, как можно,  скорее.  Мой женский поезд уже показывал  последний вагон.

 -  Но, всё же, что случилось с мужем? – Мур вернулся на диван, и уставился в лицо троекратной  вдовушки.  Но та  спокойно выдержала взгляд.

  - Такое, вы, знаете, случается. Мужчина хочет беспрестанно получать удовольствие, но его организм истощён – и тогда он начинает прибегать к различным стимуляторам.  Да, мой муж умер во время полового акта.  Но разве это уж такая редкая смерть? Почему его дочь обвинила в этом меня?

 - Но вашему мужу было всего сорок три года. А так…- Мур замялся, в поисках подходящего слова -  «геройски»,  умирают, как правило, пожилые мужчины.
Алевтина была, явно, задета:
 - А знаете, что вскрытие показало наличие в его организме некоторой доли алкоголя и большого количество виагры?
 - Но от этого ещё не умирают.

 -  Умирают. Просто статистику или не знают или скрывают.  Всё это не так безопасно для здоровья.  К тому же, вы не знаете главного.  Несмотря на крепкое с виду сложение, у мужа было не вполне здоровое сердце. Следствие, которое затеяла его дочь, доказало, что ещё до женитьбы  на мне,  он несколько лет состоял на учёте у кардиолога  и периодически пил прописанные ему лекарства.
 В тот раз, препарат с содержанием наперстянки,  вступил в реакцию с алкоголем и виагрой, что и привело к мгновенной смерти.

 - Алевтина всхлипнула,  судорожно наполнила крохотный хрустальный патрончик коньяком и,  не приглашая Мура, одним махом опорожнила его.
 
 - Если уж кому и нужна была эта смерть, то только не мне. Мне так хотелось иметь  ребёнка.  А теперь –  в 38 лет,  шансов, что смогу выносить и родить – почти не осталось… А тут ещё эта нервотрёпка с расследованиями. Сколько можно? Виновата, докажите но зачем же мучить? –
Женщина, в отчаянии, закрыла лицо руками…

 Детектива вдруг пронзила жалость, к ней – такой привлекательной, но невезучей. Вначале – родители, потом мужья…А ведь она просила от жизни так не много: обычную семью… И что в итоге?  Большая квартира, деньги, которые не заменят ей близкого человека…

 - Не стоит так убиваться.  Жизнь ведь не кончена. У вас впереди ещё будет радость.
 - Вы так думаете? – Алевтина отняла руки от лица…
 -  Я уверен!
 ********
 Вернувшись домой, Мур никак не мог избавиться от волнующего впечатления, вызванного в нем троекратной вдовой.  Ему чудился тонкий аромат её духов,  виделась соблазнительная ложбинка между грудей,  вспоминалось лёгкое покачивание крепких бёдер. Супер-женщина!
 Прекрасно готовит, хороший характер, спокойная. И про секс – столько знает. Наверное, чертовски хороша в постели!

 Мур даже зажмурил глаза, представив  белое соблазнительное тело и белокурые волосы, рассыпанные по подушке… 
 - И к тому же, не бедная. Не будет целыми днями жужжать – то одно нужно купить,  то другое, а потом упрекать, что мало зарабатываю. А почему бы не продолжить знакомство?  Сколько можно в холостяках ходить…

 Мурмашов набрал номер Алевтины.
 -  Я вас не разбудил? Да, у меня всё в порядке, а как вы?  Успокоились? Ну и хорошо. У меня к Вам предложение: не поужинать ли нам? Например, послезавтра… Позднее? К сожалению,  не могу. Через три дня на работу…  Ранение… Бандитская пуля, как говорится. Нет,  не беспокойтесь, уже всё в порядке. Ну что, договорились? Спокойной ночи!

 Вскоре после этого разговора, в квартире на седьмом этаже, перед большим зеркалом в роскошной ванной,  Алевтина расчёсывала длинные белокурые волосы и размышляла:

 - Клюнул… А что - симпатичный, здоровый. От такого будет хороший ребёнок. Стоит присмотреться. Вдруг всё сложится? Главное, родить. А дальше… Дальше разберёмся.
 Ну, а в случае чего… Сейчас так много лекарств.  Всегда можно подобрать нужное сочетание. Такое, что никакой эксперт не придерётся…

 ТАТЬЯНА ШЕЛИХОВА-НЕКРАСОВА 

18.02. 2015г.


Рецензии
Бедный Мурмашов!
Ему повезёт, если его полюбят!
Спасибо, Танечка!
Удачи и всех БЛАГ!
с нежностью ДУШИ ...

Кораблинова Ника   06.08.2018 21:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.