Один день из жизни одного взвода. отрывок из роман

– Р-р-рота, смир-р-р-рно! Кррру-гом! Ро-та, ша-гом-арш! Песню запе-вай!
«Путь далёк у нас с тобою, веселей, солдат, гляди, – мажорно начал рядовой Ситников. – Вьётся, вьётся знамя полковое, командиры – впереди. Солдаты в путь, в путь, в путь, – подхватили бойцы, чеканя шаг. – А для тебя, родная, есть почта полевая. Прощай, труба зовёт. Солдаты в поход»(32) . – Горланя что есть мочи, рота стройными шеренгами направилась к КПП. Два мастера художественного свиста из числа вновь прибывших лихо выдавали заливистые коленца.
В такие минуты, когда, объединённые общим настроем и тщедушные долговязые рядовые, и дородные приземистые ротные командиры сообща выбивали ботинками пыль из раскалённого на солнце асфальта, поднимая дух солдат, оторванных от родной земли, от семьи, от друзей, всеми овладевало воодушевление. Слушая под этот залихватский свист, как ладно и душевно “заспивают хлопцы”(33) , даже сержант Нечерта оживлялся. В нём просыпалась надежда: а что, если ещё не всё потеряно и подотчётное ему подразделение всё-таки сможет обогнать соперников и вырваться вперёд в соцсоревновании, что даст возможность ему остаться здесь на сверхсрочную.
Миновав ворота гарнизона, рота парадным маршем двинулась к мемориалу советским воинам-интернационалистам, расположенному вблизи части.
На небольшой площади перед одиночно стоящим на постаменте белым мраморным обелиском, с длинной чередой имён погибших на Кубе советских военспецов, из бронзовой пятиконечной звезды вырывалось пламя неугасимого огня. Взяв под козырёк, чётко и слаженно печатая шаг, боевые шеренги личного состава выстроились возле памятника. Почётный караул со знаменем части занял место рядом с Вечным огнём.
Напротив строя навытяжку стоящих советских солдат, расположились в линейку кубинские девушки из танкового батальона. Все как на подбор миниатюрные, без того необычайно красивые, в белоснежной парадной форме, контрастирующей с шоколадным цветом кожи, они были просто неотразимы. Пожираемые взглядами советских солдат, они весело переговаривались между собой и, стреляя глазами прямо в сердца парней, заливисто смеясь, сводили бойцов с ума. Рома чувствовал, как прыгает сердце в груди, отдаваясь в висках, но как примагниченный, не мог отвести глаз. К счастью, грянул гимн Советского Союза, митинг объявили открытым, и мучачи вмиг присмирели. Это его и спасло.
После возложения венков к присутствующим обратился приехавший на митинг посол СССР на Кубе.
– Товарищи солдаты и офицеры, уважаемые гости! В этот светлый день мы собрались здесь, чтобы почтить память военных специалистов, отдавших свои жизни при исполнении интернационального долга. Советский и кубинский народы – братья, идущие рука об руку, бескорыстно помогая друг другу и рассчитывая на поддержку в трудную минуту. Куба является форпостом коммунизма в сердце Латинской Америки. Так же, как миллионы советских людей, кубинцы верят в коммунизм, социальную справедливость, и эта вера объединяет два народа, находящихся на разных концах Земли. И мы будем всемерно помогать Кубе в её борьбе за суверенитет и свободу! – Послышались аплодисменты.
Роман нашёл Серёгу в библиотеке. Тот оформлял к приезду начальства плакаты с наглядной пропагандой. Перед ним на столе был развёрнут кусок ватмана с нарисованной толстой цепью, нагруженной штабелем книг, а сверху – гусиное перо, которым писали в далёком прошлом. «Знание разорвёт цепи рабства» красовалась надпись внизу.
Роман присел рядом и, рассматривая рисунок, спросил: – У тебя нет такого ощущения, что ты выпал из времени?
– Что-что? – переспросил Макаров.
– Мне кажется, что я увяз во времени. Каждый день здесь похож один на другой. А когда мы вернёмся домой, всё, как и прежде, окажется на своих местах.
– Да, есть такое чувство. Как будто жизнь остановилась. Наверное, это от однообразия и скукоты.
– Вот тогда понятно, почему некоторые даже под страхом губы ходят в самоходы. – Роман задумчиво замолчал. – А давай и мы.. – Он осёкся под суровым взглядом товарища.
– Эх, ты! Стоило тебе только увидеть мучачей, как у тебя сразу крышу снесло и цели – побоку. А я-то думал, ты «крепкий орешек».
– Макар, ну что ты! Я ж просто на всякий случай предложил. Чтобы ты не подумал, что я предал друга и пошёл в самоход в одиночку. – Он замолчал, но всё же решил снова вернуться к теме.
– Видел, какие они красивые?
– Кто?
– Кто-кто? Мучачи, кто ж ещё!
– А, они… – Сергей, напустив на себя тень равнодушия, делал вид, что размышляет о чём-то глобальном. Облокотившись одной рукою на стол и подперев ею голову, другой он выстукивал пальцами мелкую дробь.
–Я как увидел их, сразу отвёл глаза.
– Правильно сделал! Не стоит покупаться на внешние эффекты. Все они только отвлекают от главного. Знаешь, что по этому поводу сказал Че Гевара(34) , а уж он, сам понимаешь, знал, что почём в этой жизни! – Сергей повернулся к Роме, и тот увидел, как посерьёзнел друг.
– Ну?
– Он сказал: “РЕВОЛЮЦИЯ – вот высшее проявление любви”.
– Не понял. Причём тут революция?
– Настоящая любовь – это самоотдача, отречение в пользу других, а не то, что ты хочешь присвоить себе. Для таких людей как Фидель и Че, жизнь и служение революции – одно и то же. Че Гевара, считая, что его место там, где идёт борьба против угнетения, после победы революции на Кубе сложил с себя все звания, отказался от всех должностей и отправился делать мировую революцию в Конго, а затем в Боливии, где был злодейски убит. Он погиб, как мученик, за людей. Теперь понял?

КОММЕНТАРИИ

   32. Солдатская песня. Музыка – В.Соловьёв-Седой, слова – М. Дудина.
   33. Украинск. Поют ребята.
   34. Эрнесто Че Гевара (1928г. Аргентина – 1967г. Боливия.) – уникальная личность современности. Выдающийся Революционер, Героический Партизан, соратник Ф. Кастро. Был выслежен и казнён по приказу американской разведки


Рецензии