Общага. Венька

   Путь этот Венька мог пройти с закрытыми глазами, да собственно и открывать их было бы незачем – тьма вокруг стояла кромешная. Наступило время отключения электроэнергии. Но зная наизусть каждую зазубрину на трубе, каждый выступ на стене, Венька ловко карабкался наверх. Как вдруг…

После 1998 года понятие “финансовый и экономический кризис” на Украине ассоциировался не только с девальвацией гривни, но и с перебоями в поставках электроэнергии.
Тогда вся страна, за исключением элитных районов столицы, жила в режиме так называемых веерных отключений.
Во времена вице-премьерства Тимошенко веерные отключения электроэнергии (в это время ее продавали в Западную Европу), полное отсутствие зарплаты, бредущие с работы и на работу в темноте по трамвайным колеям толпы мрачных людей, города и сёла погруженные в доисторическую темноту, были привычным явлением.
Электричество отключали в "спальных" районах каждые два часа и дети делали уроки при свечах.
Массовые веерные отключения начались уже с осени 1997 года.

Ну и еще, в те годы в СССР, как известно,  не только света, но и  “секса не было”. Но зато, была любовь. И любовь эта подчас заканчивалась весьма трагически...

Водосточные трубы в СССР делали и крепили на совесть, так что до того злополучного вечера о котором пойдет рассказ, они исправно выдерживали не такой уж большой вес самодеятельного альпиниста Веньки. Как вдруг сегодня, издав жестяной скрип и стон, между четвертым и пятым этажами труба дрогнула под верхолазом, и, резко дернувшись, отделилась от стены.

Неизвестно, прошла ли перед Венькиными глазами вся его недолгая жизнь, как пишут об этом в разных умных книжках, но серая стена с ржавыми потеками, невидимая во мраке, прошла уж точно…
И  когда размахивая фонариками на улицу выбежали привлеченные воплем и грохотом обитатели общаги, в каковую и пробирался таким нестандартным способом Вениамин, он уже лежал уставившись ничего не видящими глазами в черное небо, лишь кое-где продырявленное острыми бликами звезд.

Правая рука его, попав локтем в дыру брошенного пружинного матраца служившего ложем местному бомжу, нелепо торчала кистью вверх, словно указывая на то злополучное место, от которого отвалился фрагмент увлекшей его в падение водосточной трубы.

Кому Венька указывал на огрызок ржавой трубы торчавший на уровне четвертого этажа,  знал только он. Ибо когда приземлился, вокруг не было никого кроме приблудной дворняги, с истошным воем улепетывающей с места происшествия, да пьяного вусмерть бомжа. Так и не сумев добраться до своего спального места, с устатку, прикорнул он подле мусорных баков, угодив головой в собачью миску наполненную какой-то бурдой, пожертвованной псине на бедность сердобольными студенточками. Бомж, пребывая в блаженном беспамятстве, оглашал окрестности прерывистыми звуками похожими на хрипение удавленика, чем добавлял жути и в без того апокалиптическую картину происходящего.

Вторым человеком точно знавшим, кому указывал на злополучный обломок трубы мертвый Венькин палец, была Марья Матвеевна, “Матвеха”, как нарекли комендантшу образцовопоказательной общаги ее подопечные. Матвеха была женщина незамужняя, а проще сказать – старая дева, а потому, придерживалась строгих, и даже суровых моральных принципов.

Перво-наперво, став полновластной хозяйкой общаги, населенной по ее мнению бездельниками, гуляками и разгильдяями, она приступила к ремонту вверенного ей объекта.
Ремонт заключался в возведении глухих стен между двумя крыльями здания, после чего население общаги  было поделено пополам. Одно крыло заняли девочки,  другое – мальчики.

Теперь дородная Марья Матвеевна с легкостью контролировала моральный облик  “гуляк и разгильдяев” – никто не мог проскользнуть мимо бдительного вахтера “не на свою половину”.

Студенты приуныли - зимой на улице холодновато, каждый вечер ходить в кино погреться, что ни говорите, накладно, о ночных клубах тогда и не слыхивали. К тому же, после десяти вечера дверь в общагу закрывалась и на вход, и на выход, а вахтер спокойно уходил почивать. Как тут быть несчастным влюбленным?

Стали пробираться исстрадавшиеся рыцари на вожделенную девичью половину через окна. Но Матвеха, заприметив такое безобразие, быстренько повелела соорудить на окнах двух нижних этажей решетки, а на третьем наглухо закрепить рамы большими гвоздями, оставив для проветривания форточки, в которые мог пролезть разве что упитанный котишка.

Тогда-то и стала водосточная труба волшебным мостиком соединяющим влюбленные сердца. Правда смельчаков решившихся воспользоваться столь сложным и опасным путем оказалось мало. К тому же, внутри их поджидала опасность быть пойманными и в итоге изгнанными из ВУЗа “за аморалку“. Бдительная комендантша любила устраивать ночные рейды, вламываясь среди ночи в комнаты к спящим студенткам в надежде поймать их “на горяченьком”. Что, кстати сказать, ни разу ей так и не удалось.

Смекалистый Венька хорошо освоил сложный путь, знал каждую зазубрину, каждую вмятинку на трубе, и взбирался по ней как заправский альпинист на пятый этаж безо всякой страховки.
Сделав слепок, он заимел ключ от “Ленинской комнаты”, где искать влюбленных Матвехе даже и в голову не приходило. Святотатство же!

В уголочке, за стендами, сдвигались стулья и… Ну да… Какая же в двадцать лет любовь без секса?
Так что был он, был, иначе и нас с вами не было бы.
Но был это не просто секс, как случается сейчас зачастую, а была это - любовь. Если вы понимаете, о чем я.

Ближе к утру “Ленинская комната” приводилась в первоначальный порядок, Лариска шла досыпать, а Венька тем же путем спускался вниз, и однажды все-таки был замечен бдительной Матвехой. Но не пойман с поличным намеренно.

Хитрая Матвеха решила проучить Веньку, дабы и другим неповадно было.

Под видом все того же перманентного ремонта, блюстительница нравов и осуществила свой коварный план. По ее указанию, приставив высоченную лестницу к стене, слесарь Иваныч, хмурясь и бормоча себе под нос матерки, разрезал “болгаркой”  крепления до которых смог дотянуться.  Теперь труба держалась всего на паре скоб.

О чем думала Матвеха воплощая в жизнь сей дьявольский план – неизвестно.. Может быть сдуру рассчитывала, что Венька, ощутив качание и скрип, откажется от своей затеи. Но Венька не отказался.


Разбуженный криками, мельканием фонарей, и протрезвевший от холода, подтянулся к толпе бомж. Размахивая руками, и распространяя вокруг себя удушливый “аромат”, он пытался косноязычно втолковать что-то шарахающимся от него жильцам злополучной общаги.

Неожиданно ярко вспыхнули уличные фонари – время отключения закончилось. И словно по команде, шум и гвалт оборвался. Сменившую его мертвую тишину нарушало лишь муторное завывание  дворняги. Не выдержав, кто-то швырнул в нее камень. Собака замолчав отбежала, но через минуту давящую тишину вновь прорезал ее тоскливый вой.

Матвеху арестовали.
Новый комендант разрушил стену. Настала свобода.
Секса стало больше. Любви – меньше… Свобода медленно, но верно, начала превращаться во вседозволенность.
Жизнь шла своим чередом, неумолимо приближая катаклизмы, о которых не могли даже помыслить участники описанных событий – на пороге уже маячило время майданов, тотальной нищеты, и кровавой братоубийственной войны…


 


Рецензии
"...Пламя страсти и уверенность в победе...", сказал бы А.М. Горький.
Эти качества подвели стенолаза, усыпили осторожность, загнанную в глубину сознания...
За долгие годы скитания по рабочим, студенческим и прочим общагам не встречал и не слышал ничего подобного.
Рад знакомству с Вашим творчеством!

Сергей Смицких   04.07.2018 13:11     Заявить о нарушении
В этом общежитии жили люди творческие - актеры, музыканты, а они большие фантазеры и выдумщики. Потому, видимо, и отличалась эта общага от всех прочих.
Спасибо Вам, уважаемый Сергей, за визит и добрые слова!

Светлана Лескова   04.07.2018 13:18   Заявить о нарушении
С такой богемой не пересекался. Правда, в первой рабочей общаге, где обитали герои рассказа "На любовном фронте", в соседней комнате год жил поэт-пьяница Володя, работая на пилораме.

Сергей Смицких   04.07.2018 13:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.