Русская рулетка Глава VII

Брат наркома
Настоящий русский мужик всегда найдёт выход из любого запоя. Великий комбинатор несколько дней настойчиво занимался подготовкой задуманной экспедиции. Он что-то старательно вытачивал и мастерил в хозяйском сарае. В понедельник, после яблочного спаса, который селе отмечали по старому стилю, Остап Бендер зашёл в кузницу на колхозном стане и говорит:
- Иван, там, в конторе не могут открыть сейф, просят, чтобы ты пришёл, помог.
- Делать мне, что ли нечего?! - возмутился массивный кузнец.
- Ничего не знаю, - безразлично отвернулся Остап, - распоряжение Слизнякова.
- Ладно.
- Но возьми обязательно кувалду и топор, а то наверно сейф придётся взламывать.
Пока медлительный Иван собирался, Бендер, как мог быстро побежал в колхозную контору и запыхавшийся, красный после бега начал кричать с порога:
- Люди добрые!.. Это какой-то ужас! На кузнеца Ивана напала белая горячка, наверное, после перепоя.
- Что случилось? - высунул лысую башку председатель.
- Будто взбесился! - нагнетал обстановку Остап. - Бегает по селу с кувалдой и топором и грозится порубать всё правление колхоза.
Как раз открывается входная дверь и заходит краснолицый кузнец.
- Так, ну что здесь у вас за проблемы? - спрашивает он сердито.
После пугающей фразы люди шарахнулись кто куда. Кто за шкаф, кто под стол, а одноногий бухгалтер умудрился выпрыгнуть в окно и сломал вторую ногу.
- Никогда не делай ничего правильно с первого раза, - подумал великий комбинатор, - иначе никто потом не оценит, как это было сложно…
На ничего не понимающего кузнеца навалились подоспевшие деревенские мужики и еле отняли увесистую кувалду. Его увели куда-то, а провокатор зашёл к бледному руководителю колхоза.
- В таких условиях я работать не буду! - категорически заявил ему Бендер. - Хватит с меня впечатлений, возвращаюсь в Москву.
- Как же так! - захлопотал Слизняков. - Так хорошо дружили…
- Не надо меня уговаривать, - надменно отрезал Остап, - я ценю своё здоровье!
- Мы к тебе отнеслись по-людски, а ты…
- В качестве компенсации обещаю похлопотать у товарища Калинина, чтобы вам выдали в вечное и безвозмездное пользование окружающие деревню леса и поля.
- Тогда конечно! - обрадовался председатель. - Отпускаем с миром!
Денег за грандиозную услугу Бендер не взял категорически, более того, согласился привезти из столицы каждому мужику, что требуется. Ему заказали: пять топоров, три пары сапог, хомут и ещё не вышедший из печати сборник «Краткий курс истории ВКПб». Список получился внушительным, да и собранная сумма тоже.   
- Кто многого хочет, тому многого не хватает, - радовался Остап, пряча деньги в карман, - а мне как раз не хватало денежных знаков…
Последним к нему подошёл тракторист Василий и попросил выхлопотать ему красноармейскую пенсию.
- Я ведь в гражданскую войну воевал в красном партизанском отряде, - торопливо признался он, - значит должон получать пенсион…
- Без бумажки это сделать будет непросто, - сориентировался Бендер.
- Так я зараз смотаюсь в сельсовет.
- Вот и беги! - согласился он, думая, что отмазался от назойливого просителя.
- На чьё имя писать прошение?
- На имя народного комиссара юстиции Курского, - посоветовал предусмотрительный Остап.
За время долгожданной свободы он прочёл все газеты, которые нашёл в правлении колхоза и был в курсе всех назначений в советском правительстве.
- Ну, я побёг, - Василий рванул, как осенний ветер.
- Печать пускай поставят… - крикнул ему в спину Бендер и пошёл собираться в дорогу.
В Киров шла попутная подвода, и он намеревался добраться туда с относительным комфортом. Провожала его одна Настя, которая долго стояла на пригорке, махала белым платком и думала:
- В мою душу он вошёл грубо, но очень глубоко...
Они уже отъехали от гостеприимного села на довольно приличное расстояние, когда их догнал легконогий Василий.
- Насилу успел! - выдохнул он, сунул Остапу мятую бумажку и запылил обратно.       
Городской центр обширного вятского края оказался похожим на старого больного человека. Декорации прошлого века были выше всяких похвал. Небольшие серые домики со следами тяжело прожитых лет выглядели как настоящие и в них даже жили люди.
- Малочисленная массовка, изображавшая местных жителей и художник по костюмам, заслуживают Оскара! - оценил увиденное Бендер.
Улица представляла собой одну сплошную речь, обращаемая к обывателям с вывесок, фасадов и витрин. Подняв голову в поисках названия улицы, он прочитал:
- «Все за непрерывную рабочую неделю! Упраздним воскресенье - день попов, пьяниц и лентяев!» 
Остап спрыгнул с телеги в историческом сердце города, это было видно по кособокому собору, и спросил у первого попавшегося прохожего, где здесь редакция газеты.
- А?.. Что? - тупил абориген.
Великий комбинатор повторил вопрос, но казалось, что он не понимает русского языка. Только на третий раз Бендер понял, что говорит слишком быстро и местный житель просто не успевает обработать мощный поток информации.
- Туда… - наконец сообразил он.
Остап пошёл в указанном направлении и уткнулся в обшарпанное здание, по виду бывшую гостиницу. На фасаде висело несколько вывесок, среди которых выделялась одна:
- Редакция газеты «Путёвка».
Он толкнул притворяющуюся солидной дверь, шагнул в тёмный вестибюль и столкнулся с летящим молодым человеком. По виду тот напоминал курьера, кем и был.
- Где найти главного редактора? - спросил его Бендер.
- Туда! - ткнул молодой человек куда-то в небо и растаял совершенно незаметно, как могут исчезать посыльные в любой точке Земли.
Остап огляделся и увидел, что к торцевой стене лестничной клетки примыкало обширное помещение чёрного хода. В середине размещалась чугунная винтовая лестница для доставки дров, воды и прочих припасов.
- Путь к славе и состоянию не бывает лёгким! - вздохнул он и начал подъём.
На площадке второго этажа его встретили громадные тёмные шкафы, на дверцах которых висели пузатые амбарные замки. Прямо с площадки был виден кабинет без двери. Над проёмом висел транспарант:
- «Трезвость – норма жизни!»
За заваленным бумагами столом сидел молодой мужчина во френче цвета хаки.
- В мужской моде популярно использование френчей в России, - машинально отметил Бендер, - отчасти из-за Сталина, отчасти из-за повального дефицита…
Молодой редактор имел слегка согнутый нос, почти всегда признак жёсткого и повелительного характера. Лоб у него был узкий, а голова квадратная. Он оторвался от чтения передовицы и спросил посетителя:
- Вам что-то нужно товарищ?      
- У меня к вам крайне деликатное дело… - начал издалека Остап.
- Слушаю.
- Я брат наркома юстиции Дмитрия Курского, - понизив голос до заговорческого, поведал он. - Послан в ваш край с целью инспекции. Так сказать узнать, чем дышат народные массы! Поварится в гуще советских людей.
По рассеянному виду редактора можно было понять, что он не лишком верит словам незнакомца. Бендер не знал, что просто попал к нему в неподходящий момент, но почувствовал опасность:
- Что-то здесь не то…
Редактор был озабочен чрезвычайным происшествием. Вчерашний выпускаемый номер газеты был набран, завёрстан, в типографию отправлен и к печати готов. Как обычно, на первой странице фотография щекастого колхозника, передовика пропашного поля, дальше трактора, доярки по щиколотку в коровьем дерьме - и все ускоренными темпами пятилетку выполняют! А над всем этим делом большими буквами колонтитул стоит, как транспарант во время демонстрации:
- «Учредитель - райком ВКПб»!
Газета вышла. И каково же было удивление, и тихая злорадная радость несознательных читателей, когда из колонтитула выпала одна единственная буковка - «Й». На газетной полосе, над коровами и колхозниками, гордо красовалась надпись:
- «Учредитель - раком ВКПб»
Редактор ждал после этой «досадной» опечатки проявление всевозможных кар.
- Так и во «враги народа» попасть можно… - знал он.
Поэтому сначала не отреагировал на визитёра, но глядя на его военную выправку, ужаснулся:
- Неужели ужу прислали проверяющего!?
Сомнения оставались и он сказал:
- Документик бы, какой посмотреть…
- Понимаю, бдительность превыше всего!.. Враг не спит!
- Вот именно!
- Могу только показать из своих рук, - величественно предупредил Остап, - документ совершенно секретный…   
Он молниеносно достал из внутреннего кармана пиджака заявление Василия и помахал им перед носом редактора. Великий комбинатор так ловко держал документ, что тот смог рассмотреть только фамилию Курский и большую гербовую печать.
- Неужто действительно брат наркома? - напрасно гадал газетчик.
С бумажкой представительный гость понравился ему куда больше, но сомнения в его родстве с наркомом всё же имелись.
- Больно уж посетитель увёртлив…
Он вынужден был сказать свою фамилию:
- Дугин.
Гость улыбнулся такой искренней улыбкой, что почти рассеял их, тем более показав свою массивную трость, на которой было вырезано «Ленин» и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».
- Эту трость, - торжественно сказал он, - мне подарил сам вождь мирового пролетариата, собственноручно вырезав на ней эти пророческие слова.
- Это бесценная реликвия революции! - воскликнул редактор и замер по стойке смирно.
- Вот именно бесценная!.. Если бы вы знали, какие огромные деньги мне предлагали за неё! - прозрачно намекнул Бендер. - Рублей двести. Или сто пятьдесят…
Потрясённый газетчик молчал, очевидно, второе пугающее происшествие за день негативно отразилось на его измотанной работой психике.
- Ну а я как могу помочь вам? - пробормотал он после минутной паузы.
- Случай клинический! - догадался Остап. - Нужно заходить с другой стороны.
Он незамедлительно попросил у редактора место внештатного корреспондента газеты «Путёвка».
- Ну, вы же понимаете, - начал юлить тот, - для этого нужно обладать определёнными способностями.
- Проверьте меня!.. Я готов.
- Напишите, например, заметку о последних событиях в Испании, - наконец решился он.
- Легко! - заверил потенциального работодателя Бендер.

продолжение  http://www.proza.ru/2015/02/25/80


Рецензии
"заслуживают Оскара! - оценил увиденное Бендер." - вероятно ли иметь представление об "Оскаре" на задворках СССР 1937 года?

Владимир Прозоров   12.06.2018 19:06     Заявить о нарушении
К тому времени её уже вручали восемь раз, может и слышал...

Владимир Шатов   12.06.2018 19:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.