Дом на голове Клаузеверца

На голове Клаузеверца рос дом. Поначалу у него сильно зудела лысина, затем появилось что-то, наподобие фундамента, далее показалась крыша, а потом и сам дом.

Клаузеверц был человек строгий и практичный, и ему было совсем не до шуток. Поэтому, поначалу, он принял решение этот дом снести. На сей предмет он посоветовался со строителями и те выразили готовность помочь ему в этом предприятии. И даже, из уважения к персоне Клаузеврца, сделали тому вполне приличную скидку. Однако, строители также были людьми правильными и им понадобилась справка от врача Клаузеверца.

Врач осмотрел голову Клаузеверца со всей тщательностью и справку не дал, так как снос дома, по его мнению, должен был разворотить Клаузеверцу полголовы. Голова для Клаузеверца была нужным предметом и он, согласившись с доктором, начал искать другие пути.

А надо сказать, что Клаузеверц работал не кем-нибудь, а маклером. Поэтому и пришла ему в голову дельная мысль: сдать свой дом.

Между тем,  дом  Клаузеверца был весьма неплох и крепко сидел на голове, а вокруг дома вырос очень недурственный сад, который Клаузеверц, представьте себе, пристрастился подстригать каждое утро, обязательно натощак, что благотворно сказывалось на его здоровье.

На улице дом совсем не мешал Клаузеверцу, так как его прикрывал цилиндр. И что было особенно удобно, так это то, что цилиндр совершенно не нужно было придерживать во время ветра – дом внутри не давал цилиндру слететь.

Но, вскоре возникли неприятности. По объявлению к Клаузеверцу пришел не кто-нибудь, а налоговый инспектор, который потребовал заплатить налог на недвижимое имущество. Денег было жалко, но Клаузеверц был законопослушен и оплату произвел. Однако, он решил сдать дом поскорее, чтобы не нести расходы, и поэтому принялся ходить без цилиндра, чтобы все желающие снять дом могли увидеть его во всей красе. Предложения все не поступали, и Клаузеверц уже собрался скинуть цену, как в его дверь постучали.

Это был высокий лысый человек, который представился как Гронто. Незнакомец оказался серьезным и деловым человеком, который осмотрел дом со всех сторон и выразил желание перекрасить крышу в более яркий цвет – сейчас она была коричневая, а Гронто захотел, чтобы она была красная. Клаузеверцу предложение Гронто показалось вполне разумным. Кроме того, Гронто захотел спилить ветлу, которая возвышалась над домом, и он разумно опасался, что при сильном ветре она непременно проломит крышу. Клаузеверц согласился и с этим предложением.

Гронто и Клаузеверц ударили по рукам. Дом на голове Клаузеверца был передан в аренду Гронто на сорок лет. Как оказалось, Гронто повсюду скупал подобную недвижимость на головах. Ему принадлежала недвижимость на головах весьма известных людей.

Однако, все было не так просто. Дело в том, что Клаузеверц не учел права на дом своей сестры-близнеца, которая родилась с Клаузеверцем,  сросшись головами, именно в этом месте, где сейчас возвышался дом. Клаузеверц опасался, что сестра подаст на свои законные права и с ней придется делиться. Вся эта нервная обстановка привела к тому, что Клаузеверц совсем лишился сна, и однажды ночью, когда он лежал с открытыми глазами в полной темноте, он увидел, что в доме кто-то есть, так как в окнах дома зажегся свет. Поначалу Клаузеверц не понял откуда свет, но, после того как он подошел к зеркалу и посмотрел в свое отражение, все сомнения у него отпали – в окнах дома горел свет. Практичный Клаузеверц тут же нашел как использовать бесплатное освещение и принялся за чтение газеты.

Наутро Клаузеверц так и не мог понять, приснился ли ему свет в доме или нет. Железная логика Клаузеверца подсказывала, что в его доме никого быть не должно, однако, та же железная логика не могла ответить на вполне конкретный вопрос: «Откуда дом на голове Клаузеверца?».  Поэтому Клаузеверц выразил сомнения в точности своей логики и постучал в дверь своего дома. Тишина. Клаузеверц громко покашлял. Тишина. Вдруг, Клаузеверцу показалось, что кто-то задвинул маленький засов. Однако, скорее, показалось. Клаузеверц взял лупу и принялся рассматривать свой дом через отражение в зеркале. Но, в темных окнах ему ничего не удавалось разглядеть. И Клаузеверц оставил эту затею.

Вспомнив о сестре, Клаузеверц написал ей письмо с просьбой прислать ему нотариальный отказ в том, что она не претендует на их общую часть лысины. Если же она имеет планы на его часть головы, тогда и он заявит свои права. Подумав еще, Клаузеверц вспомнил: его сестра не заявляла своих прав в установленные законом сроки, а значит, это право ею
 утеряно, поэтому настроение у Клаузеверца улучшилось, однако, затем он понял, что также не сможет претендовать на часть головы своей сестры, так как он тоже не заявлял своих прав, от этого настроение Клаузеверца снизилось до ровного.   

Наутро пришел Гронто и сказал, что решил перевезти дом поближе к морю, так как планирует, что недвижимость у моря будет неплохо сдаваться отдыхающим. Клаузеверц счел это весьма разумным и даже немного позавидовал, что не ему пришла эта замечательная идея. Они оформили необходимые бумаги, Гронто произвел доплату за неудобства и Клаузеверц поставил свою подпись. После чего Клаузеверц поспешил уволиться со своей работы, где он проработал уже двадцать пять лет, по случаю своего перезда к морю.

На работе Клаузеверца отпустили не сразу, а устроили прощальное торжество, где ему пришлось немного выпить, потанцевать и задуть торт с двадцатью пятью свечками. В результате такого напряженного дня Клаузеверц был сам  не свой и, придя домой, упал без сил и заснул.

Клаузерцу снился сон, в котором он бродил по приморским улочкам и выбирал, где ему обосноваться, ему встречались улыбающиеся люди с домами на головах и ему, поначалу, стало стыдно за свой маленький дом, однако, он быстро взял себя в руки и решил, что его дом вырос, благодаря его честному труду, и он им вполне доволен.

Все горожане куда-то спешили и Клаузеверц последовал за ними. Все собрались на площади, посреди которой находилась трибуна, за которой стоял Гронто. Он заявил всем о поднятии платы за аренду земли – это была совершенно невыносимая цена, и все, как один, просили скинуть цену до разумной, но Гронто был неумолим.  Правда, он предложил выкупить у него право аренды своих домов на головах по завышенной цене. Клаузеверц, поняв, что у него не хватает денег ни на то, ни на другое, от волнения грохнулся в обморок. И тут же проснулся у себя в постели.

Проснувшийся Клаузеверц облегченно вздохнул, но, взглянув на себя в зеркало, подскочил снова. Дома на голове у него не было. Поначалу он решил, что ему все приснилось, и решил поспешить на работу, так как иначе он мог опоздать.

На работе, несколько удивившись, сказали, что он вчера уволился. Клаузеверц невозмутимо сообщил, что пришел пожелать удачи тому, кто пришел на его место.  Это всем показалось разумным и Клаузеверц прошел к своему бывшему месту, чтобы пожелать удачи и не поверил своим глазам: за его столом сидел никто иной как мистер Гронто, при этом он сидел не так, как Клаузеверц, а вольяжно. Однако, Клаузеверц не подал и вида, и пожелал удачи мистеру Гронто, однако, вместо того, чтобы поблагодарить, тот вдруг поинтересовался, куда подевался дом с головы Клаузеверца.  На что Клаузеверц честно сказал сказал, что сам удивлен не меньше, и когда он проснулся, дома уже не было. Это известие очень опечалило мистера Гронто и он предложил Клаузеверцу отправиться в полицию и сообщить о том, что дом пропал, он даже отпросился у начальства, чтобы составить Клаузеверцу компанию. Начальство любезно согласилось.

В отделении полиции им вежливо предложили провести расследование по всем правилам и спросили, не против ли Клаузеверц? На что Клаузеверц сообщил, что он честный и законопослушный человек и совершенно не против. Полицейские приступили к расследованию и повысили голос на Клаузеверца десять раз, затем, вежливо уложив его на стол, причинили ему боль три раза. Поблагодарив Клаузеверца, полицейские сообщили Гронто, что Клаузеверц – честный человек. Гронто, кивнув, и пожав Клаузеверцу руку.

Они посетили небольшое кафе, где выпили по чашечке кофе. А затем, так как Гронто был деловой и серьезный человек, то он выписал Клаузеверцу счет за понесенные им убытки, в связи с потерей арендуемого им имущества. Счет был большой, однако, разумный  Клаузеверц взялся его оплатить, однако понял, что средств у него не хватит. Тогда Гронто решил пойти Клаузеверцу навстречу и предложил в счет долга купить голову   Клаузеверца и оформить ее как землю под строительство. На что Клаузеверц высказал опасение, что это может принести вред его голове, но Гронто успокоил его тем, что сообщил: раз голова будет принадлежать ему, то Клаузеверцу совершенно незачем заботиться о своей голове. Клаузеверц понял, что не заботиться о своей голове – очень заманчивое предложение, и подписал все бумаги.

Придя домой, Клаузеверц снова лег спать, однако ему не спалось, да и голова была тяжелая. Потрогав свою голову, Клаузеверц снова обнаружил дом на голове. Подойдя к зеркалу, Клаузеверц увидел, что в доме горит свет. Неожиданно дверь в доме отворилась и на пороге возникли дерущиеся Гронто и сам Клаузеверц, собственной персоной, только очень маленький. Гронто и Клаузеверц не на шутку вцепились друг в друга. Тем временем, Гронто, который проигрывал Клаузеверцу, заметив, что большой Клаузеверц смотрит на них в зеркало, призвал того к законности, напомнив, что у него есть договор на дом и на землю. Клаузеверц подумал, что Гронто, весьма вероятно, мошенник, и что он ловко провернул аферу с домом и с покупкой его головы, и что он это так не оставит и подаст в суд. Еще Клаузеверц подумал, что можно было бы помочь маленькому Клаузеверцу и прихлопнуть Гронто сейчас, но это было противозаконно, а Клаузеверц был на стороне закона, поэтому, немного подумав и решив, что суд примет его сторону, Клаузеверц пошел на крайнюю меру и прихлопнул сам себя, после чего перестал быть. В результате, все проблемы с домом, мистером Гронто перестали для него существовать: в его сознании возникла пустота и больше ничего. 



 


Рецензии
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.