2015 г. Записи 1 Идём ли к Свету иль к порогу Тьмы

2015 г. Записи 1 Идём ли к Свету иль к порогу Тьмы?

1 января 2015 г. Вот моё новогоднее послание Поэту:

Спешу умилосердить Льва,*
Чтоб он в обиду не давал
Своё дитя, не знающее рифм -
Мужских и женских.
Вот ведь в чём вопрос.

И он* не тролль. Ведь он Вас так любил,
Он посвящал Вам жаркие стихи.
И ссылки посылал, чтоб Вам помочь
Другие сайты обрести успешно.

Простим невежество ему - он музыкант.
Подобно Вам, он не вооружён,
Анапестам и ямбам не обучен -
Всем тем премудростям, которые легли
Отчасти в Ваши дивные успехи.

Вы, безусовно, мастер. Он чудак.
Не злобный, а ранимый. Что ж, простите.
Не угрожайте такожды. Смиритесь -
Прошу смиренно умного поэта.

31 декабря 2014 г. или 1 января 2015 г.

* так я в шутку назвала Поэта

Поэт ответил мне на поздравление, написал, что моё письмо своеобразно и чуть ли ни в манере Шексира написано.

2 января.

Тяжёлый сонный день.
За окнами капель.
Мечтам уже не сбыться.
Пойти вина напиться?

Слушала вечером Рихтера. Это чудо.

Пусть много дев поют Вам песнопенья,
Вас славя за талант и волшебство,
Пусть хмурый Год иссякнет, наконец,
Заступит Новый на престол и милость
Прольёт на души наши и тела.

3 января. Вера Малый пригласила меня в Музей Прокофьева на вечер своего сына и его друзей, коллег из оркестра «Русская филармония». Миша очень хорошо вёл вечер. Послушали хорошую музыку, интересную певицу Марию Симакову, она очень миниатюрна.

С Галей И. и её другом дошли до метро. Очень приятным он оказался человеком, и в лице его это запечатлено. Я рада за Галю. Они когда-то вместе работали, он был её начальником. Судьбы людей бывают удивительными. «И кто-то играет в нас» - Марина Цветаева.

4 января. Интересная передача по радио о балерине Анне Павловой и её муже Викторе Дандре. Она обожала его.

     Размышления в метро

Руки моей не трожь. Не молода.
Закон Земли суров. Летят года.
Любил красотку дож. Пока жива.
Разлюбишь и уйдёшь? Всё трынь-трава.

А что такое трынь? О, кто бы знал,
Как хороша полынь. В плену зеркал
Проводим время мы — в метро, впотьмах,
В ночи... И часто спим почти в слезах.

Нам знания нужны, О, кто же мы?
Идём ли к Свету иль к порогу Тьмы?
Руки не тронь и сердца не тревожь.
Бог прав и милосерд, отводит нож.

4 января 2014 г.
 
5 января. Сон: Большое пространство, я нахожусь в жилом помещении, вижу стену, на ней должен быть кран, но его нет, из отверстия на пол льётся вода. Хозяйка дома ничего не делает, я хлопочу, чтобы исправить положение. Появляется мужчина, надеюсь, он поможет.

Сидела у Веры Малый, пели её маленькие ученицы. Я переписывала из книги о здоровье, которую я подарила Вере. Прислушивалась к пению. Разговорилась с Полиной, я стала её рисовать, а она нарисовала мне допотопное существо типа ящера.

Пришёл сын Веры Миша, я порисовала его. Попросила, чтобы он меня сфотографировал. Он отказался. Я сказала: «Неужели ты не можешь подарить мне полминуты своей жизни». Тогда он подарил полминуты и сфотографировал меня.

Когда народ стал уходить и я хотела уйти с ним, Вера попросила меня остаться. Я стала по её просьбе читать стихи Блока и Цветаевой.

После Веры я прошла пешком Пречистенку, бульвары.

Тяжело мне с людьми, легко мне только с детьми. Среди людей мне надо помалкивать. Стоит мне что-то рассказать, как это оспаривается моими знакомыми. Тогда я замолкаю и молюсь.

6 января. Читала философа Публилия Сира:

Умри, пока тебя ласкает жизнь.

Умей прощать, и мощь твоя умножится.

Человек столько раз умирает, сколько раз теряет своих близких.

От смерти и любви никто не скроется.

Приняв услугу, расстаешься с вольностью.

Много прощая, сильный становится еще сильнее.

Взаимная благожелательность есть самое близкое родство.

Часто лучше не замечать обиду, чем мстить за нее.

Страх смерти хуже самой смерти.

Самое верное средство от гнева медлительность.

Недоброе всегда быстрее доброго.

Всегда сохраняй меру и в речи, и в молчании.

О своей репутации заботятся многие, о своей совести лишь некоторые.

*

Слушала пение Пласидо Доминго.

Сочинила стихи Эдуарду, моему знакомому из Мюнхена:

Я танцую ещё и рисую, пою,
Никого, никого, никого не люблю.
Лишь на миг озаряюсь нетленным огнём,
Узнаю эту нежность я в сердце своём.

Звонила Ася Ж., моя подруга. Она сломала руку. И тем не менее больной рукой она рисует красками иллюстрации к Пушкину. Её муж Алёша делает макет книги на двух языках.

На днях звонила моя приятельница и начала нападать на Бориса Гребенщикова. Я терпела, что-то говорила, она вошла в раж, мне пришлось с ней распроститься, я предложила повесить трубки. (с тех пор она мне не звонит... 23 февраля 2015 г.)

Слушала певицу Яну Иванилову. Это что-то изумительное. Прекрасно аккомпанирует ей Екатерина Державина.

7 января. Рождество. Я не чувствую радости Рождества.

Снился мужчина, он разговаривал со мной и помогал мне, но в том мире, где всё происходило, он не был живым, его когда-то убили, он материлизовался, чтобы помогать мне. Мне и другим грозила какая-то опастность, мы быстро пошли куда-то, сзади были враги. Я почти бежала, чтобы спастись.

Я тронулась стихами Поэта и написала ему рецензию: «Пронзительные, глубокие, горькие, изумительные стихи». Поэт откликнулся через два часа и даже трижды меня по-христиански расцеловал. Он благодарил меня за то, что я опять ему пишу.

Отмечали Рождество с Галей М., она принесла селёдку под шубой, слоёные пирожки, кислую капусту, которую сама приготовила. Я со своей стороны поставила на стол винегрет, ряпушку, сыр, красную икру, масло, красное сухое вино. Мы играли на фортепьяно, читали стихи Володи Оксиковского, фотографировали друг друга.

мой рисунок.


Рецензии