Когда в дом стучится смерть

      Когда в дом стучится смерть, все остальные звуки перестают возбуждать любопытство. Иногда слышится ритм, иногда даже мелодия, но чаще всего её звуковой хаос вводит живых в транс равнодушия к окружающему. Мы боимся попасть в резонанс этой мелодии, похожей на зов. Слабый отсвет надежды не согревает, почти ничего не освещает, но от его присутствия дрожит и прячется отчаяние, и мы живём, побеждая страх.
      Рука сестры лежала поверх моей, сжимающей Псалтырь. Я смотрела на неё и думала: «Как ты ещё молода!» Рука была красивой формы: с округлыми ноготочками и длинными, почти воздушными, пальцами. Болезнь сделала их совершенными. Своя рука мне нравилась меньше: такие же круглые ноготки и длинные, только полные, с ямочками, пальцы. Ещё мне не нравился загар: виделось мне в этом что-то наносное, противоестественное. Золотой перстень с янтарём лучше бы смотрелся на белой, как бы прозрачной, руке сестры. Но даже и мою, измученную тяжёлой скорбью, последний подарок сестры украсил настолько, что рукой можно было залюбоваться.
«Почему мне никто не сказал ещё в детстве, что в жизни, кроме любви, есть много тяжёлых и опасных путей, почему мне было позволено войти в эту розовую воду, вдохнуть её пряный аромат?»
      Вместе с сестрой нам семьдесят четыре года. Это молодость грядущей старости. Ах, если бы было ещё и грядущее, а в нём – старость! Дожить бы…. Я убираю руку с книги, и она смиренно укрывается ладонью сестры.
…Помню весенний
дождливый
  ранний
         сумрачный вечер.
      Мы шли с сестрой под одним зонтом. Я провожала её. Она была уже тяжело больна. Около родительского дома, промокшего, как мы, и, как раньше думалось, обречённого, как мы, на старость, остановились и, стоя лицом к лицу очень близко, долго разглядывали друг друга. Кожа – вся в тонкую сеточку, цвет – серо-землистый, и глубокие-глубокие карие глаза, заполненные одновременно грустью, благодарностью и одиночеством.
- Ну, как?.. Испугалась? - чуть тронулись её губы, и сразу затрепетали голубые паутинки вокруг глаз.
- Это ещё ничего! – обрадовалась я живому звуку. – Красота – или она есть, или её нет.
- Уходить страшно.
- И мне оставаться страшно.
       Заглядываем друг другу в глаза и чувствуем, как срываемся в пропасть. Хватаемся за края, они обсыпаются мелкой галькой, так странно похожей на отвердевшие слёзы. Уже на пределе равновесия догадываемся подхватить друг друга под руки. Белеем и краснеем попеременно: жизнь, как по сообщающимся сосудам, переливается от неё ко мне и обратно, волнующая и непонятная. Неужели когда-то обратно не будет?
       Мы прижались друг к другу мокрыми от слёз губами. Я подумала: «Дождь усилился. Тёплый, солёный дождь». Руки сами собой разжались:
- Иди с Богом, красавица моя!
  Я не лукавила. Тогда мы обе были красивы отчаянной красотой приближающегося горя. Болезнь не исказила и потом природных черт, знакомых мне ещё с детства: она их укрупнила, выделила, подчеркнув мужественность, заретушировав женственность. И если ангелы – действительно бесполые, то мы с той весны  всё больше и больше приближались к их образу…
«Почему мне никто не сказал ещё в детстве, что в жизни, кроме любви, будет  много тяжёлых и опасных путей, почему мне было позволено войти в эту розовую воду, вдохнуть её пряный аромат?» - трясла я густыми прядями.
- Ну, хватит, пойдём. Не обязательно больше здесь сидеть.
Муж  уводит меня в соседнюю комнату.
-  Где любовь? – выдыхаю я немыми губами.
-  Дыши давай!- он заставляет меня пить. Я пью. Кажется, микстуру.
 -  Чтобы что-то проросло, нужно, чтобы что-то  умерло. Так, кажется…
- И  любовь? - ужасаюсь я одними глазами.
- Дыши пока, разберёмся.
       Я брежу, или это брезжит истина? «Сестры нет. Понимаю теперь, что и обречённости на старость у человека нет и быть не может, а есть Надежда дожить до старости. Но если это – почти мечта, тогда чего ж мы так боимся её признаков: расплющенного или иссохшего тела, морщин, седины? Конечно, постоянное вдыхание друг в друга ещё одной Надежды - на возможность вечной молодости, пусть даже в глазах возлюбленного - было бы скорым  утешением при каждом обращении к зеркалу, но как сохранить эти глаза, в которых отражается нестареющая наша душа?»
Живу пока, разбираюсь...


Рецензии
Татьяна, у Вас замечательные рассказы. Здесь, наверное, личное. Хорошо передано настроение. В жизни не только розовая вода. Спасибо!
С уважением,

Орлова Ольга 01   11.05.2015 18:36     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, Ольга!

Татьяна Попова 10   12.05.2015 15:06   Заявить о нарушении