Школьное сочинение

Несколько времени назад моя дочь-подросток 13 лет от роду, вернулась из школы, сдвинув брови так, что между ними залегла тяжелая складка. Зная, что моя серьезная девочка по пустякам не распыляется, я забеспокоилась.

 - Как день прошел? – начала я издалека.

 - Ужас какой-то, а не день!  - возмутилась дочь.

Едва раздевшись и коснувшись моей щеки губами, она прошла на кухню и налила себе чаю. Всё это проделала молча, словно обдумывая, как и что сказать. Я не торопила её. Пусть успокоится чуток, мысли улягутся и их легче будет выразить.

 - Представляешь, из-за того, что я отличница по литературе, меня отправляют на конкурс – писать сочинение. А знаешь какое? На тему Великой Отечественной войны!

 - Ну и что ж тут такого? Ты умница, у тебя очень легко получится.
 - Ага, легко! Это же страшно! – и девочка моя утыкается в кружку с чаем. Видимо, поставив точку в разговоре.

 - Да подожди ты, дай понять. Тебе страшно писать именно на конкурс или как?
 - Мне страшно писать про войну. И вообще я не знаю о чем писать…

Я удивляюсь её реакции. Не далее как 2 дня назад муж рассказывал детям о той войне, назрела такая необходимость из-за непонимания сути той войны нашими детьми. Нелегкий был разговор, однако, нам, родителям, казалось, что тема понята. А вот и нет, оказывается. Где-то что-то недосмотрели, недодумали.

 - Как не знаешь? Напиши о том, что папа тебе рассказал, о тех женщинах, о которых я тебе читала.
 - Да не хочу я! Понимаешь? Это страшно! Страшно писать о таких вещах, потому что.. Ну, в общем, страшно и всё тут. Не хочу и не буду.

Ладно, попробуем зайти с другой стороны. Тему эту нельзя закрыть, нельзя отложить, иначе она так и останется темным пятном, которое постепенно разрастется до полного непонимания между нами, родителями, и нашими детьми.

 - Объясни мне толком – что тебя тревожит? Да, конечно, нет ничего ужаснее войны, но почему ты боишься писать об этом? Мы ведь не на войну тебя отправляем…
 - Да потому, мам, что это какие-то чужие люди. Понимаешь? Ты сама говорила – концлагеря, пытки… Я как подумаю об этом – так сразу страшно становится.
 - Но я все равно тебя не понимаю, - тихо говорю я. – Тебе же необязательно писать о таких вещах. Ты можешь просто выразить своё видение ситуации, своё представление о войне.
 - Ну и что мне написать? Одно предложение – я боюсь войны, я не согласна говорить об этом, я не хочу об этом думать. И вообще. Тех людей, которые воевали – я ведь не знаю. Как я буду писать о них?!
 - Как это не знаешь?! А твои прапрадедушки Василий и Андрей, которые воевали? Я же тебе рассказывала о них, фото показывала. А как же папины прадедушки, которых из 11 человек с войны никто не вернулся?

Я начинаю горячиться, потому что для меня прадедушка Василий и Андрей – часть моей семьи. Реальные люди, которые защищали свои дома, детей. Которые пострадали за то, чтобы мой отец мог родиться свободным, да и вообще – мог родиться. Но в глазах дочери нет этого живого блеска. Для неё эти «пра-пра» звучат слишком тихо. Она не знает этих людей, для неё они всего лишь часть тех ужасных цифр, пострадавших на войне. Для неё старые снимки все равно что архив музея – интересно, конечно, но не цепляет за сердце, душу, не тревожит так, чтобы написать об этом.

 - Мама, я не хочу об этом писать. О войне и так много всего написано. Почему я ДОЛЖНА это делать, если мне это отвратительно и даже думать противно?!
  - Потому, дочь, что через это ты поймешь лучше. Потому, что твоими словами никто еще не писал. Никто твоей души не вкладывал в строки... Потому, что если ты не станешь писать – как рассказывать об этом будешь своим детям?
 - Я и рассказывать не стану! – спорит дочь.

Ну, наконец-то я поняла. Война для неё – страшное слово, а она привыкла избегать всяких ужасов. Она у нас единственная девочка из 4-х детей, поэтому мы, конечно, баловали её. Но всё равно, тема не закрыта.
 - Мы с тобой еще поговорим об этом, - беру я тайм-аут.

Надо всё как следует обдумать, посоветоваться с мужем, обмозговать и порыться в семейных архивах.   
Но как рассказать обо всём так, чтобы коснулось сердца? Рассказать о супе из лебеды и картофельных очистков? Как рассказать о том, как её прабабушка, тогда еще десятилетняя девочка, на себе таскала сани с дровами? Как они лежали в выходной, каждый в своём закутке, потому что так легче было перенести голод? Как рассказать о том страхе, что фашисты ворвутся к ним? Я не знаю. Можно, конечно, показать документальный фильм – но это будут только сухие факты. Как бы эмоционально не читал диктор текст, это только история для моих детей. Можно показать художественный фильм, например, «А зори здесь тихие». Пусть до слёз прошибет, пусть сопереживают героям. Но и это – только поверхностно. Герои фильма – все равно только актёры.
Этот вопрос не закрыт до сих пор. Честно говоря, я не знаю – как дать своим детям понять войну и всё, что с ней связано. Чтобы они смогли рассказать об этом своим детям, их дети – своим детям. Потому что это важно. Почему так важно? Да потому, что стоит только дать забыть – и всё снова вернется. Найдётся кто-то ещё, кто решит, что одна раса лучше другой, а потому – должна «править балом». Так было, так есть и так будет. Я очень хочу надеяться, что это не начнется с моих внуков или правнуков.

А как вы, дорогой читатель, разговаривали с вашими детьми? Как вы думаете? Напишите мне, потому что я не знаю…

                С уважением, Антонина


Рецензии
Есть такое понятие: кАтарсис. Очищение через страдание. Это чувство должны испытывать зрители трагедии. Герой в конце погибает, но спасает если не всех, то тех персонажей, которым зритель более всего симпатизирует. При этом он проявляет благородство по отношению к врагам...
Ребенка необходимо приучать к устойчивости к страданиям. Иначе он будет обходить стороной все случаи, когда понадобится его помощь. А если мимо его окон поведут на расстрел избитых людей, он скажет: "Хорошо, что не меня"...
Есть фильмы о детях, прошедших войну. "Иди и смотри", например. "Подранки" - сейчас все не упомню. Есть книги, которые учат состраданию. Я в детстве плакал над "Оводом", например. И не идите на поводу у нежелания думать, говорить или писать о своем отношении к страданию. Заставьте ребенка высказаться: пусть даже будет истерика, пусть он будет кричать, что ему страшно, и т.д...
Только так. Очищение через страдание. Это как хирург - один раз отрежет, зато будет потом хорошо...
Я так думаю...

Ефим Неперсон   14.03.2015 10:52     Заявить о нарушении
Большое вам спасибо за отклик, Ефим!

Я тоже так думаю! К разговору этому вернусь с детьми чуть позже, пока только морально готовлюсь, набираю материал по этому вопросу, чтобы было от чего отталкиваться. Обязательно поговорю с ними.

C уважением, Антонина.

Антонина Мечтательница   14.03.2015 11:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.