33 Семь поколений - Трудовая повинность

Забот хватало!
В деревне остались только старые и малые, да ещё сплошь женщины, проводившие мужей на фронт.
У Василия и Анны, которым было уже за пятьдесят, дома остался единственный из девяти сыновей Петя, который пережил коллективизацию, потому что родился незадолго до раскулачивания и был в то время грудным младенцем. Поэтому прямо его голод того времени не коснулся. Хватило молока матери. Теперь он стал рослым крепышом, под стать отцу, и выглядел старше своих двенадцати лет. Когда была введена трудовая повинность – бесплатная работа на лесоповале, пятидесяти трёх летнего Василия включили в состав бригады. Однако по причине инвалидности не мог угнаться за другими, и Пётр вызвался помогать отцу, справляться с нормой, а потом и совсем заменил его. Василию, тем временем в соседней деревне дали другое посильное для него задание.
Весь тыл работал на фронт, на Победу!
Ранним утром железнодорожный порожняк подбирал заготовщиков выходивших к железной дороге из близлежащих деревень и доставлял на делянку. Там пилами-двухручками и топорами валили лес, раскряжёвывали и загружали платформы. Вечером рабочие цеплялись за всякие подножки и прочие выступы платформ, вися гроздьями, ехали обратно и на ходу спрыгивали на своих полустанках, потому что остановившийся на подъёме гружёный состав стронуть с места почти невозможно, и машинист проезжая станции только замедлял ход паровоза.
И так каждый день.
Однажды декабрьским вечером, как обычно Пётр спрыгнул в темноту, но приземлился неудачно. Ударившись копчиком о дистанционный разметочный столбик, повалился в сугроб как куль. Ноги отнялись, всё тело пронзила боль. Парни сначала рассмеялись над неловкостью товарища, однако, увидев, что тот лежит недвижно обеспокоились и пришли на помощь. Поняв серьёзность ушиба, они подхватили друга и шесть километров от станции по очереди донесли Петра домой на руках.
Отлежавшись ночью, Пётр с большим трудом сходил до ветру. Спина невыносимо болела, и он опять рухнул в постель.
Поутру явился бригадир – дядька Боря. Это был единственный мужик призывного возраста в деревне и славился своей злой занудливостью. С порога, не поздоровавшись, громко заверещал:
"Что валяешься? Собирайся живо!"
"Дядя Боря, не могу – спина болит, ...ушибся вчера сильно... -  Я тебе ушибусь! А кто за тебя работать будет? Ты сегодня на двор ходил?"
"Да, но... - Не нокай, не запряг! Собирайся, на делянке всё пройдёт! Не то я тебе такую командировку выпишу, – лет, эдак, на пять-десять. Не обрадуешься!"
Василия дома не было. Был услан на другие работы. Бригадир распалился, видя свою безнаказанную возможность проявить себя всесильным царьком. Излив ещё кучу угроз, он выскочил вон из избы. Анна смиренно выслушала эти нападки, знала, что Борька способен написать донос, а потом особо и разбираться не будут. Война! Лучше смолчать. Собака лает – ветер носит!
Петя, сжав зубы и сдерживая слёзы, поплёлся на работу. Спасибо друзьям! Помогли хоть первую неделю, а там благодаря материнским припаркам и травкам, да природному здоровью, болезнь медленно отступила, и постепенно Пётр сравнялся со здоровыми ребятами.
Как ни выслуживался Борис, фронта избежать не удалось. Однажды переусердствовал он на руководящей работе. Перейдя на рукоприкладную, сломал нос одному из парней. Судопроизводство не стало заниматься многолетним изучением морально-этических качеств преступника, а сразу дало реальный срок и без хитростей отправило в штрафбат – рукоприкладствуй! А из штрафников выживали единицы. Борису не посчастливилось…
Без руководства надсмотрщика работать стало легче. Не стало лишней нервотрёпки. Производительность труда повысилась.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.