Ход конем

От Автора.
События имели место быть. Все персонажи абсолютно реальны, кроме одного.
=====     =====     =====

БЕРЛИН.
Человек в сером штатском костюме стоял у окна кабинета и смотрел в серое небо. Ветер швырял в окно холодный дождь, стекавший по стеклу кривыми струйками. За окном был октябрь 1936 года. Вошедший неслышно прикрыл дверь и щелкнул каблуками сапог.
- Прекратите ерничать, Штирлиц, - произнес не поворачивая головы стоявший у окна. Пора привыкнуть к тому, что я этого не люблю.
- Виноват, герр Мюллер, тяжелое наследие прусской муштры.

- Вы играете в шахматы, Штирлиц? – хозяин кабинета прошел к столу, достал из сигарного ящика свою любимую «Упманн», отрезал крохотной гильотинкой хвостик сигары.
- Я..
- Не виляйте, Штирлиц, все советские разведчики играют в шахматы, - оборвал его Мюллер.
- Я лишь хотел сказать «яволь», шеф, - сдержанно улыбнулся офицер.

- А вы дипломат! И какая фигура на шахматной доске вам нравится более всего? - Мюллер раскуривал сигару, осторожно поднеся к ее кончику пламя зажигалки.
- Конь, герр Мюллер, - ответил Штирлиц не раздумывая.
- Вот как? Было бы интересно узнать почему? – Мюллер наконец раскурил сигару и сизый дымок поплыл ароматной волной в воздухе.
- С того дня, как я стал шпионом, каждый мой шаг – это ход конем, - вздохнул собеседник.
- Вы еще и философ,- хмыкнул гестаповец. А что вы знаете о пиратах Карибского моря?

Штирлиц давно привык к манере шефа внезапно менять тему.
- Карибские пираты отнимали долю награбленных сокровищ у испанцев и прочих колониальных грабителей, - ответил он, помедлив секунду в поисках короткого ответа.
- Верно, - улыбнулся Мюллер, - и что же стало с теми пиратами?
- Пиратов уничтожили те, кому они мешали грабить в больших количествах.
- Очень хорошо, Штирлиц. Вы знаете, что жизнь пирата была сравнительно недолгой. Поэтому еще вопрос: почему пираты позволяли уничтожать себя так быстро?
Штирлиц потер подбородок, собирая детали словесной рокировки в общую картину.
- Очевидно потому, господин Мюллер, что они не играли в шахматы и не знали ход конем.
- Браво, Штирлиц! Вы самый умный шпион из всех, кого мне удалось завербовать. Соединив точки, Вы провели прямую линию. Отличная логика, поздравляю.
- Благодарю Вас, герр Мюллер, - произнес Штирлиц, подумав про себя что время покажет кто кого завербовал.

- Присаживайтесь Штирлиц, не хотите ли выпить? - удомашнил ситуацию Мюллер.
- Благодарю, шеф, у вас всегда отличный коньяк, - Штирлиц расположился в кресле, приняв крохотный бокал. О, чудесный венецианский хрусталь, - он медленно вертел бокальчик, любуясь сверкающими гранями.
- Вы меня удивляете своими познаниями, Штирлиц, - Мюллер смотрел на сидящего с высоты своего маленького роста, - на кой черт Вы пошли в шпионы? Сидели бы сейчас вдали от проблем, каким-нибудь экспертом в крупной фирме.., впрочем, это риторика. К сожалению, сегодня не могу предложить Вам коньяк в нормальном бокале, чертовски высокая пошлина на ввоз спиртного. Надеюсь, когда мы займем Францию, фюрер эту пошлину отменит. И тогда я смогу предложить моему гостю коньяк в бокале побольше этого.

- А что, мы уже планируем захватить Францию? – Штирлиц старательно изображал на своем лице безразличие.
- А что, Вам уже не терпится сообщить эту новость дядюшке Иосифу? – сьязвил Мюллер.
- Э-э, банальное любопытство, не более, шеф, - заерзал в кресле Штирлиц.
- Ничего банального нет в любопытстве профессионала, - Мюллер наслаждался смущением собеседника и своей сигарой. Кстати, Штирлиц, у меня для вас есть две новости: одна плохая и одна очень плохая, - лицо гестаповца скривила довольная ухмылка. С какой начать?
- Ну, пожалуй, начните с плохой, герр Мюллер.
- Русская радистка все рассказала!
- А очень плохая...? – у Штирлица пересохло в горле, он залпом допил коньяк
- Рассказала не нам, а вашей жене!

- Но сегодня мы будем говорить не о ваших интрижках, французских борделях и коньяке, - успокоил поникшего офицера гестаповец. Нашей темой будет испанское золото, которое карибские пираты не успели отнять у колонизаторов Нового Света. Этим золотом собрался завладеть кремлевский пират, ваш босс Сталин, - улыбнулся Мюллер. Вы меня слушаете, Штирлиц или..? – ставший моментально серьезным, он пыхнул в лицо подчиненного дымом сигары. Тот закашлялся и вскочил, вытянув руки по швам.
 
- Ваш коллега и мой платный агент Филби сейчас у Франко, в Испании, - удовлетворенный эффектом Мюллер вернул Штирлица в кресло жестом. Так вот он сообщил мне интересную новость, - продолжил он. После того как в прошлом месяце самолеты Геринга разбомбили главные силы республиканцев, их лидер Кабальеро очень обеспокоен судьбой золотого запаса Испании. А это 635 тонн золота в слитках! Четвертый в мире золотой запас, после США, Франции и Британии. Нам стало известно что восемь тысяч ящиков с неизвестным содержимым еще недавно находились в горной пещере, близ морского порта Картахена. Мы подозреваем что в этих ящиках и был спрятан золотой запас страны.

Сталин учуял свою добычу, - Мюллер пыхнул сигарой. Делая поставки вооружения республиканцам он предложил им спрятать золото в России. У Кабальеро нет выхода – франкисты наступают и золото Испании находится под реальной угрозой. Поэтому сейчас, пока мы с вами тут болтаем, Штирлиц, ящики со слитками уже погружены в трюмы советских транспортных судов и отправлены в Россию. Можно сказать – золото уплывает из-под носа. Упреждая ваш вопрос, отвечу, почему мы не можем захватить это золото силой, - продолжал Мюллер. Его много, такой груз можно перевезти лишь в трюмах нескольких грузовых кораблей. Советские суда, покинувшие Картахену с грузом на борту, сопровождает военный флот республиканцев. Без морского сражения и международного скандала не обойтись. Во-вторых, мы не уверены что находится в ящиках. Филби пытался разнюхать о содержимом ящиков на что генералиссимус Франко ответил ему, что в них ром для русских пьяниц. Думаю, что он болван! – досадно поморщился Мюллер, не уточняя кто из них. Штирлиц деликатно помалкивал.

Известно ли Вам имя Лейба Фельдбин? – Мюллер наполнил коньяком бокалы, искоса наблюдая реакцию собеседника.
- О да, помню его. Вместе были на курсах повышения квалификации в НКВД, - оживился Штирлиц. Умный, но прохвост, - добавил он к характеристике.
- Так вот, - хмыкнул Мюллер, - этот прохвост является личным агентом Сталина с 1926 года, а сейчас находится в Картахене и отвечает за операцию по отправке испанского золота в Россию. Этот Лейба там под другим именем, конечно. Перепелкин, Воробьев, словом - птичья фамилия. В его послужном списке – промышленный шпионаж и вербовка агентов в Америке. Он завербовал Кима Филби в 1934 году, в Лондоне. Еще за пять лет до того как я перевербовал эту английскую проститутку. Короче, Лейба фрукт еще тот. Он и есть главный инициатор сделки, уговорил правительство республиканцев отдать золото Сталину, на хранение. Сделал все хитро, предложил испанцам оформить бумаги на американский банк. В случае провала операции – все свалят на Америку! Такова информация, которой я располагаю сегодня.

- Теперь, когда Вы вникли в ситуацию в общих чертах, Штирлиц, я посвящу Вас в план, - отставил свой коньяк Мюллер. Мы не можем ждать милостей от Природы! Взять их у нее – наша задача! Кажется так говорил ваш садовод Мичурин? – улыбнулся гестаповец.
- Я весь внимание, шеф, - Штирлиц поставил свой бокальчик на стол и выпрямил спину в позу смирно.
- В качестве предисловия я хочу вам рассказать поучительную историю, - Мюллер прошелся по кабинету. Помните, Штирлиц, пойманных шпионов в нормальных странах не расстреливают. Их перевербовывают, если видят выгоду в их дальнейшем использовании. Вы – тому пример, мы с вами здесь пьем коньяк. Ставших бесполезными шпионов убирают, как отработанный материал. Вы  конечно знаете имя шпиона Сидней Рейли. Весь шпионский мир его знал. Но мало кто знал что настоящее имя шпиона было Жоржик Розенблюм, родом из Одессы. В конце сентября 1925 года этот еврейчик поперся в вашу страну через финскую границу, был схвачен. На Лубянке ему вправили мозги так, что он написал письмо Дзержинскому с обещанием сдать всех американских и британских агентов, плюс всех русских агентов, работавших на Западе против Советов. В обмен на жизнь он сдал всех, кого знал. Но все равно получил свою пулю в затылок. Поэтому, не рисуйте себя советским патриотом, Штирлиц. Вас там ждет такая же пуля от своих, не будьте романтиком. А теперь продолжим. Дождь продолжал барабанить по стеклу.

- Мне в нашем плане нужна конспирация и ваша полная кооперация. Мне нужен ваш ход конем, Штирлиц! Я назначаю Вас исполнителем акции по добыче информации об этом секретном грузе, - Мюллер смотрел в упор на собеседника. Если операция пройдет успешно, Вы получите Железный Крест и продвижение по службе. Если Вам не повезет, или хуже того, операция будет провалена... Вы получите крест деревянный и местечко на кладбище. По-дружески могу обещать, что крест будет изготовлен из качественной древесины. И застрелю я Вас сам, лично. Если попробуете сбежать к Сталину, мы отдадим вас в руки Карлика. Так, кажется, называют главного сталинского палача Ежова? Там Вас конечно убьют, но сначала спилят напильником все зубы, отрежут уши, гениталии, ну и прочее. После этого Вы будете умолять своих красных товарищей убить вас. Или Вам хочется быть еще одним Рейли? Мои условия приемлемы?

Штирлиц согласно кивнул и Мюллер продолжил: мы отправим Вас в Мадрид как аккредитованного журналиста. От какой страны? – Мюллер задумался. Вы на каких языках говорите, Штирлиц? Испанский знаете?
- С этим не успел, шеф, - смутился Штирлиц, - но в командировке обязательно выучу. А вообще-то, на многих языках говорю, - оправдывался он.
- А язык пингвинов знаете? – язвительно пыхнул в него сигарой Мюллер.
- Это шутка, шеф? – Штирлиц шевелил носом, с трудом сдерживая чих.
- На этот раз я очень серьезен, - Мюллер отложил сигару в пепельницу, сделанную из лошадиного черепа. От европейской страны Вас, Штирлиц, аккредитовать нельзя. Вы не знаете испанского, которым все журналисты Европы владеют. Во-вторых, в Мадриде уже собрались представители прессы от всех стран и еще один дублер лишь вызовет подозрение, будет лишним. Поэтому Вас нужно аккредитовать от страны, которой нет на политической карте мира. Вы улавливаете мысль своего шефа, Штирлиц?
- Я восхищаюсь ею, герр Мюллер!

- Оставьте комплименты для испанских сеньорит, Штирлиц. Вы будете аккредитованы от Республики Лапландия, которая только что получила независимость, победив в гражданской войне с пингвинами. В республиканском Мадриде будут рады видеть представителя еще одной республики. Так что учите язык пингвинов, Штирлиц!
- Гениально, герр Мюллер! Но где мне найти словарь этого языка?
- Штирлиц, не задавайте мне вопросов. Здесь вопросы задаю я!
- Яволь, герр Мюллер! – Штирлиц вскочил, выбросив руку в нацистском приветствии.
- И не вздумайте орать «Хайль Гитлер!» в Мадриде, Штирлиц, -  Мюллер поморщился. Помните, что город в руках республиканцев. 
Дождь заливал островерхие крыши зданий, Принц Альбрехт Штрассе была вымершей.

- Ваша задача завладеть всеми письменными подтверждениями того, что золото Испании отправлено в Москву, - продолжал шеф Гестапо, - всеми договорами, расписками, манифестами и прочей макулатурой, на которой стоят подписи членов республиканского правительства и которая находится в руках вашего знакомого Лейбы Фельдбина. Выкрасть у него документы, если не удастся – скопировать. А лучше – купить! Еврейский бог – деньги, говорил еврей Карл Маркс. Но полученные вами деньги не транжирить, они не растут на деревьях, - продолжал Мюллер. Привезете мне финансовый отчет по командировке, включая все ваши счета из отелей и ресторанов. Самого Лейбу не убивать, никаких эксов, Штирлиц! Пусть его убьют свои, на Лубянке. Его и всех остальных шпионов Сталина нужно дискредитировать в глазах дядюшки Иосифа. Пусть он сам их убивает. Эта часть плана – моя задача.

Советская Россия находится в числе 27 стран, подписавших Протокол о невмешательстве в дела Испании, - дымил сигарой гестаповец. Поэтому все сталинские военные поставки и военные специалисты в Испании – нелегальны. Завладев бумагами и опубликовав их в мировой прессе, мы поставим красную Россию на колени, ей обьявит политический и экономический бойкот весь цивилизованный мир. А главное – оскорбится Америка, которую в этих документах подставили. В обмен на такой шантаж Сталин отдаст нам то, что он сейчас украл у Испании. Вам все ясно, Штирлиц? – Мюллер барабанил пальцами по стеклу.
- Предельно ясно, герр Мюллер, разрешите приступать?
- У Вас два часа на сборы, Штирлиц. Документы, деньги, пароли, явки – получите в поезде. За вами заедут. И помните о двух крестах в нашей беседе! Штирлиц щелкнул каблуками и Мюллер снова поморщился, - исполнителен, но неисправим.

Выйдя из здания Штирлиц попал в мокрую слякоть, было ветрено, дуло. Он прыгнул в такси. Дуло исчезло. Сидя на заднем сиденье Штирлиц устало прикрыл глаза. Мягкие рессоры и дождь за стеклами убаюкивали. Штирлиц думал. Он оценивал ситуацию. Ценой была не только собственная жизнь. Он понимал, что золото Испании должно достаться России. Остаться в России! Пытаясь расслабиться, достал из заднего кармана брюк айфон и зашел на Фейсбук что-нибудь почитать, отвлечься. Нашел этот рассказ о себе. Усмехнувшись, допечатал: «Продолжение следует».

МАДРИД.
Стараясь не привлекать внимания прохожих, Штирлиц брел по Виа Мадрид к отелю «Гейлард», где у него была назначена встреча. Витрины магазинов были заколочены. Наверное бомбят, - мелькнула мысль. На стенах часто встречалась надпись «Но пасаран!». Туалетов нет, -  догадался Штирлиц, не владевший испанским. А туда уже очень хотелось. Зажав между ног всю силу воли, он старался думать о чем-нибудь другом. Толкнул дверь в одну парадную, сунулся во вторую. Все двери были заперты. Не Москва, - уныло подумал Штирлиц. Не привлекать к себе внимания уже не получалось и провожаемый недоуменными взглядами, Штирлиц наконец дотанцевал до отеля.
 
– Простите, где здесь туалет? - обратился он в фойе к первому встречному.
- Вы назвали неверный пароль, Штирлиц, - подозрительно глянул тот на скорчившуюся перед ним фигуру.
- Да идите вы к черту со своим паролем, Филби! – простонал Штирлиц, - у меня сейчас из ушей польется.
- Прямо по коридору, тридцать метров, - Филби подмигнул.
- Вот пендель, он еще и кокетничает, - думал Штирлиц, несясь по коридору.

Увидев на двери букву «М», толкнул ее плечом, на ходу расстегивая ширинку. Не обнаружив писсуаров, метнулся к кабинке, дверь была заперта изнутри. Теряя последнее сопротивление, Штирлиц метнулся к раковине умывальника и через секунду закрыл глаза – мука сменилась минутой наслаждения. Открыв глаза, в зеркале позади себя он увидел даму, застывшую в немом шоке. Роняя последние капли в штаны, Штирлиц выскочил из туалета. Из двери напротив, застегивая ширинку, выходил мужчина. На двери была буква «G».
- Черт бы их побрал с мадамами, первый день в Испании и опять бабы! – мелькнула мысль - так недолго и спалиться. Нужно срочно учить испанский!

Обменявшись условным паролем они вышли из отеля и уселись в углу за столиком ближайшего кафе.
- Я получил шифровку о вашем приезде, Штирлиц, - заглянул под стол Филби, убеждаясь в отсутствии микрофона. Что Вас сюда привело?
- Мне нужна информация, - Штирлиц незаметным движением провел металлоискателем по галстуку Филби, убеждаясь в отсутствии микрофона.

- Я даю инфу, Вы платите за обед, идет? – улыбнулся Филби. Не дожидаясь ответа он щелкнул пальцами подзывая официанта. - Милейший, принесите шампанское «Вдова Клико» девятьсот третьего года, устрицы в соусе гого. Кажется вчера была коррида? И кто победил?
- Бык оказался быстрее, сеньор, - склонил голову официант.
- Тогда принесите патриоту Республики яйца матадора, фаршированные черной икрой и телячью отбивную «а ля франкисто», с кровью. Кофе, булочки, джем, крем, сигару.
Официант, кивнув повернулся к Штирлицу, готовясь принять у того заказ.
- Мне стакан чаю и пирожок. С капустой, - скромно уточнил тот.
- Будет исполнено, сеньоры, - неслышными шагами официант удалялся на кухню.
Из заднего кармана его брюк торчала антенна передатчика.
- А Вы на диете? – спросил Филби. Или нет аппетита? Поверьте, испанская кухня очень привлекательна, Штирлиц.
- На диете мой шеф, - Штирлиц старательно протирал перед собой салфеткой стол, - он знает привлекательность испанской кухни. Поэтому пообещал зажарить и сьесть яйца того, кто растратит мои командировочные.
- Да это же какое-то средневековье, пиратские штучки – Филби нервно захрустел пальцами.
- Именно о пиратах у нас и был с ним последний разговор, - кивнул Штирлиц.

- Официант, вернитесь! Заказ аннулируется, я вообщем-то не голоден. Мне тоже стакан чая и пирожок, - ерзал на стуле Филби.
- Будет исполнено, сию минуту, сеньор, - официант повернулся, уходя.
- Пирожок с капустой и чай без сахара! – сложив ладони рупором шепотом прокричал вдогонку Филби в антенну, торчащую из штанов официанта.
- А пирожки у них точно по русской рецептуре, - допивал свой чай Штирлиц. Видать им из Москвы прислали хороших пекарей, - улыбнулся он. Но на десерт мне нужен Лейба.
- Он сейчас Алекс Орлов, - поперхнулся Филби. У него квартира на улице Полярной Звезды, дом 5. Там же живет и советский резидент.

- А что Вы знаете о содержимом ящиков, которые уплыли в Россию? – Штирлиц сунул руку в карман.
- Только то, что мне сказал генералиссимус Франко. Он лично сказал, что в трюмы русских кораблей погрузили ящики с ромом. И я об этом уведомил ваше начальство в Берлине. Перестав жевать, Филби уставился на руку Штирлица.
- Да, Вы правы, – Штирлиц вспомнил что об этом обмолвился и Мюллер, - что ж будем помнить только то, что сказал каудильо. Остальное забудем, - добавил он, вынув руку из кармана и похлопал ею по плечу Филби.
- Уже забыто, коллега, - Филби со страдальческим выражением лица дожевывал свой пирожок.

Штирлиц шел по улице Полярной Звезды. В голове у него зрел план. Подьезд дома номер пять дохнул на него кошачьей мочой и жареной рыбой. Найдя нужную дверь, Штирлиц постучал в нее условным стуком. Дверь открыла дородная дама в папильотках и с папиросой в зубах.
- Ну..? – она вопросительно вынула папиросу изо рта.
- Простите, мадам, здесь посылают добровольцев на уборку огурцов? – произнес пароль Штирлиц.
- Здесь посылают в другое место! – дама повернувшись, закричала в глубь комнаты, - Фима, они зачастили! Это не к добру, - в ее голосе назревала истерика. Собираем чемоданы, Фима, я еду к маме, на Молдаванку, я больше не вынесу этих конспираторов, - из глубины квартиры донеслись ее рыдания.
В двери показался Фима, маленького роста, в бухгалтерских нарукавниках.
- Здравствуйте товарищ, - улыбнулся он Штирлицу и обернувшись прокричал: не падай в истерику, Мотя, ты что не видишь – товарищ на работе! Рыдания в квартире стихли, перейдя во всхлипы.
- Извините, товарищ э-э-э ....
- Штирлиц, - представился ему Штирлиц.
- Извините бедную женщину, товарищ Штирлиц. Из одной гражданской войны в другую, знаете ли. Не всякая выдержит. Вам нужен Лейба? – понизил голос Фима. Так он этажом више проживает. У него там такая же двер как и у нас.
А ви все зачем здесь? – обращался к кому-то еще через голову гостя Фима, - не видите, человек приехал по своим сугубым делам..?
Штирлиц обернулся: в распахнутых дверях остальных квартир молчаливо столпились жильцы.
- Здравствуйте, - вежливо приподнял шляпу Штирлиц, поднимаясь по лестнице.
- Здравствуйте товарищ Штирлиц, а мы вас в кино видели! В телесериале, - уточнили из толпы.

Из раскрытых дверей ему улыбался Лейба.
- Сколько лет, сколько зим, Штирлиц! Каким ветром! Заходи, располагайся.
- Я к тебе по деликатному делу, Лейба, - расположился Штирлиц, - мне нужна конспирация и твоя кооперация. А Гестапо нужны бумаги на груз, который ты отправил Сталину. Мюллер уверен что в ящиках – золото Испании. Он пригрозил меня расстрелять, если вернусь без бумаг. И просил передать что тебя тоже застрелят, если не продашь мне эти бумаги.
- Продать? Это меняет дело. И что я с этого буду иметь? - напрягся Лейба.
- Доллары. Двадцать тысяч за оригиналы, - Штирлиц незаметно вертел головой, ища спрятанные камеры и микрофоны прослушивания.
- Здесь чисто, - успокоил его Лейба. А сколько ты оставил себе, Штирлиц, - улыбался он, - двадцать штук мало за такие бумаги.
- А у меня есть идея как превратить ценность этих бумаг в ноль, - Штирлиц смотрел на него не мигая. А за ноль - двадцать тысяч баксов это очень много, - добавил он.

- Вот как, это интересно! А копии подойдут? – торговался Лейба.
- Копии будут стоить в пять раз дешевле, - Штирлиц щелкнул замками саквояжа и выложил на стол пачки денег. Потом стал медленно, одну за другой, прятать пачки назад.
- Погоди, погоди, давай так - тебе оригиналы, а я оставлю себе копии, но за всю сумму, -  Лейба завороженно провожал глазами исчезающие банкноты.
- Это приемлемо, показывай бумаги, - согласился Штирлиц.

Штирлиц работал с документами, делая пометки на отдельном листке бумаги.
- Вот этим нужно бумаги дополнить, - закончив, он протянул листок Лейбе. Тот прочитал заметки и расхохотался:
- Штирлиц, я всегда ценил твою находчивость, но не знал что у тебя еврейская голова. Замысел великолепен и это пара пустяков для моего человека, чтобы воплотить его на бумаге. Приходи через пару часов, все будет готово.
- Но помни, Лейба, все бумаги должны быть аутентичными, никаких подделок, - стал серьезным Штирлиц, - в Гестапо не дураки сидят.
- Штирлиц, ты меня плохо знаешь, - перестал улыбаться Лейба. Ты уже познакомился с Фимой, который живет на первом этаже? Так в Одессе он сделал загранпаспорта и выездные визы всем жителям этого дома! И все аутентично, никаких подделок! Но его нужно стимулировать, добавь денег, Штирлиц.
- Хорошо, - вздохнул Штирлиц, добавив еще пять тысяч. Но только учитывая тот факт, что его жена настрадалась в двух гражданских войнах. И подготовь мне расписку на полученную сумму, она нужна в командировочном отчете.

Через пару часов получив пакет и проверив внимательно каждую страницу документов, Штирлиц защелкнул замки портфеля.
- Присядем на дорожку, - он нервно постукивал пальцами по колену, - на карту поставлена моя жизнь, Лейба, ты гарантируешь качество работы?
- Клянусь здоровьем своей мамы! – Лейба сделал круглые глаза. Она у меня болеет и ты знаешь что для еврея мама – это святое.
- Я знаю Лейба, прости. Хотел бы я, чтобы все так почитали своих мам, как евреи. Я верю тебе. Кто еще знает об этом грузе и твоей причастности к его отправке?
- Только я и товарищ Сталин. А что? - напрягся Лейба.
- Вот это и настораживает, мой друг. Хочу просто предупредить, услуга за услугу. Сталин никогда не оставляет свидетелей. Он теперь будет искать предлог, чтобы избавиться от тебя. Так что прими мой совет – запирай дверь на ночь на два замка и не оставляй окна открытыми. И вообще, постарайся вовремя смыться. Копи деньги на Америку.

Дверь на первом этаже была открыта, жена Фимы курила папиросу.
- Будете в наших краях – заходите на чашку чая, товарищ Штепсель, - улыбалась Мотя.
Штирлиц, - мягко поправил ее Штирлиц. Да, у него конечно нет микрофонов,- хмыкнул он про себя.

Поезд увозил Штирлица в Берлин, а мысли его летели дальше, на Восток.
... Любимый город может спать спокойно, - вспомнилось из песни.

СНОВА БЕРЛИН.
Мюллер оторвался от бумаг и посмотрел на застывшую в дверях фигуру:
- А, Штирлиц, с прибытием! Как там в Испании, по-прежнему безоблачное небо? Бумаги привезли? – перешел он на деловой тон.
- Яволь, шеф, все документы здесь, - Штирлиц протянул Мюллеру папку.
- Присаживайтесь, давайте посмотрим что Вам подсунули в Мадриде, - раскрыв папку, Мюллер бегло пробегал глазами страницы. Выражение его лица менялось. Наконец, перевернув последнюю страницу, он расхохотался:
- Хотел бы я сейчас видеть того фокусника, который это все сочинил! – Мюллер, захлопнул папку и прекратив смех, уставился на Штирлица. Тот застыл в кресле, как лягушка перед удавом.
- Ччто-нибудь не так, шеф? – наконец выдавил Штирлиц. Лейба мне клялся мамой что все бумаги аутентичны! – он демонстрировал отупение.
- Хмм, мамой клялся. А бабку при этом не упоминал? – Мюллер хмыкнул.
- Какую бабку? – не понял сразу Штирлиц.
- Ту, которая надвое сказала, - стал окончательно серьезным Мюллер. Так кажется у вас говорят, Штирлиц?
- Вы хорошо знаете русский фольклор, герр Мюллер, но поверьте, это все, что мне удалось выкупить у Лейбы. Да ведь и информация от Франко совпадает с тем, что в этих документах. И Филби мне при встрече сказал то же самое. Я проверил все что можно, работал как крот, - Штирлиц поник, демонстрируя отчаяние.
- Это так, - согласился Мюллер. Но что-то подсказывает мне что это не так! А меня мое чутье никогда не обманывало. Да и сумма которую Вы заплатили этому прохвосту слишком мала, всего двадцать пять тысяч долларов, меня это тоже смущает, - разглядывая ногти, Мюллер незаметно наблюдал за Штирлицем.
- А я ему пригрозил. К тому же, прочитав документы, я понимал что большего они не стоят. В них не то, что мы рассчитывали обнаружить. Ведь так, шеф? – лицо Штирлица на этот раз демонстрировало преданность.
- Ну хорошо, я Вам верю, Штирлиц. И лишь потому, что в документах не к чему придраться, все вроде стыкуется. Но все же думаю что они нас дурачат. Поэтому давайте просмотрим бумаги еще разок и помедленнее, может быть удастся за что-нибудь ухватиться, - Мюллер раскрыл папку.

Документ первый - письмо Сталина. Доставлено в Мадрид 2 октября 1936 года дипкурьером из Москвы:
«Руководителю республиканского правительства товарищу Кабальеро. Копия - министру финансов Испании товарищу Негрино.
В канун празднования в СССР 19-й годовщины Октябрьской революции специальным комитетом нашего правительства принято решение отметить подарками ударников первых пятилеток. В подарочный пакет передовику производства решено вложить бутылку лучшего рома Испании. Прошу оказать содействие моему представителю в Мадриде Александру Орлову в закупке и отправке в Россию 160 тысяч бутылок рома «Золото Испании», в литровой мере обьема. Оплата будет произведена в долларах США Внешторгбанком СССР немедленно по предьявлению вашей стороной реквизитов банка Испании. Посредник в сделке - Американский банк.
Перевозчик - Черноморское морское пароходство. Торговые суда прибудут в порт Картахену для принятия груза на борт в первую неделю октября.
Учитывая тревожную политическую обстановку в вашей стране и важность этого груза для России прошу оказать помощь и конвоировать суда с грузом кораблями военно-морского флота Республики до пролива Босфор.
Пролетарии всех стран – соединяйтесь.
С коммунистическим приветом, Сталин».

Мюллер перевернул страницу.
Документ второй. Шифровка Ал. Орлову. 20 октября 1936:
« не задерживать отправку тчк груз должен быть одессе не позднее второго ноября тчк Иван Васильевич» .
- Штирлиц, кто этот Иван Васильевич? – Мюллер помахивал листком.
- Это Сталин, шеф. Любит ассоциировать себя с диктатором прошлой России, Иваном Грозным.
- У тиранов свои герои для подражания, - пробурчал Мюллер.

Документ третий. Копия банковского документа, подтверждающего получение оплаты заказа.
Подписано министром финансов Негрино 22 октября 1936

Документ четвертый. Шифровка Орлова - Ивану Васильевичу, 23 октября 1936:
«испанцы выполняют условия зпт документы оплаты получены тчк приступаем погрузке золота испании
восемь тысяч ящиков зпт двадцать единиц каждом тчк»

Документ пятый. Еще шифровка Орлова – Ивану Васильевичу. 26 октября 1936:
«погрузка под бомбежкой зпт частичная утеря груза зпт погружено семь тысяч девятьсот ящиков зпт отправка ночью тчк»

- Ну и тому подобное, - чертыхнулся Мюллер, - включая копии грузовых манифестов судов-перевозчиков, в которых указаны ящики с ромом «Золото Испании» по 20 литровых бутылок в каждом, выписка из судового журнала одного из советских судов по факту бомбежки в порту Картахена, рапорт капитана военного корабля республиканцев, предупредившего захват франкистами советского судна «Кубань» с частью груза на борту....

Гестаповец закрыл папку, бросил ее на стол и прошелся по кабинету. Он рассуждал вслух: - итак, второго ноября груз был доставлен в Одессу, оттуда спец-эшелоном в Москву. К сожалению моей агентуре не удалось разнюхать больше, эшелон на всем пути следования был под усиленной охраной и это еще одно, что меня настораживает, - Мюллер стоял у Штирлица за спиной. От этого у Штирлица начался зуд в нижней части спины.

Мюллер продолжал:
- Торговые суда шли до самого Босфора под усиленным эскортом всего военного флота республиканцев и это еще одно подтверждение того, что нас одурачили. Франко тоже был этим насторожен, поэтому и приказал захватить сухогруз «Кубань». К сожалению у него это не получилось, - снова чертыхнулся Мюллер и помолчал, гипнотизируя Штирлица взглядом удава. Но я могу подключить агентуру в Испании, поручить достать со дна бухты осколки бутылок разбитых в ходе бомбежки, с этикетками того рома. И доставить их сюда, мне! – Мюллер холодно уставился на офицера, делая ему шах.

Штирлиц выдержал взгляд:
- Герр Мюллер, зная предприимчивость этого народца, могу предположить что сотня ящиков списана Лейбой на потери от бомбежки, но ром спрятан для перепродажи на черном рынке. Так что на дне бухты ваши люди вряд ли что найдут, - Штирлиц пожал плечами демонстрируя безразличие и намекая на бесполезность акции. Под мундиром по спине предательски бежала струйка пота, стекая в трусы.
- Что ж, возможно Вы правы, - помолчав согласился Мюллер. Будем считать что на этот раз Сталин выиграл. Но к двадцатой годовщине революции в России я готовлю ему сюрприз и это будет мой реванш в игре, - он отвернулся к окну, помолчал. Затем вернулся в кресло: 
- У меня была важная беседа с Гейдрихом и я получил гораздо более важное задание, Штирлиц. В этом задании, Вам также будет отведена роль. Штирлиц незаметно перевел дух и облегченно вздохнул.

- По большому счету, задание Вы выполнили, Штирлиц, документы доставили, большего от Вас не требовалось, - резюмировал Мюллер. Полагаю бумаги удовлетворят любопытство моего начальства. Я заполню на Вас наградной лист, как и обещал. А с деревянным крестом пока повременим, - гестаповец криво улыбнулся, - у нас еще есть время. Отдыхайте, завтра быть у меня в девять ноль ноль! Все, свободны!
Штирлиц щелкнул каблуками.
- Горбатого могила исправит, - Мюллер досадливо махнул рукой и отправил папку в ящик с грифом «В архив».

Штирлиц шел по улице. Дождь забирался за воротник плаща, но Штирлиц не замечал этого. Он только что выиграл свою игру! Вам был нужен мой ход конем, герр Мюллер? Вы его получили! Улыбаясь своим мыслям Штирлиц толкнул дверь в кафе, колокольчик мокро звякнул. Он прошел к кельнерской стойке и заказал семь рюмок водки. В эти минуты ему очень хотелось быть русским. Отставив первую и последнюю, Штирлиц залпом выпил одну за другой пять рюмок, расплатился и направился к выходу. Первая плохо идет, - улыбнулся он на недоуменный взгляд кельнера. А последняя – всегда лишняя!


КОММЕНТАРИЙ.

По инициативе Сталина в 1936 году золотой запас Испании (635 тонн золота) был тайно вывезен в СССР, на хранение. Эту операцию проводил личный агент Сталина Александр Орлов (он же Лейба Фельдбин), единственный свидетель, в руках которого были все документы той операции. Для Сталина это был опасный свидетель, которого нужно было убрать. После завершения операции Орлов был назначен в Испании советником и представителем от СССР по делам разведки. Все финансовые средства, посылаемые на нужды советских секретных служб проходили через его руки. Сталин знал, что рано или поздно к этим рукам деньги начнут прилипать. В конце 1937 года к Орлову были посланы аудиторы для финансовой  проверки, которые и обнаружили растрату.

29 апреля 1938 года Сталин отдал приказ начальнику НКВД Ежову арестовать и расстрелять Орлова. Тому в Испанию выслали приказ прибыть в Москву, якобы для получения нового задания. Но Орлов почуял опасность, это было время сталинских чисток, когда из заграницы отзывали в Москву и расстреливали многих агентов. С женой и дочерью он скрылся во Франции, оттуда бежал в Канаду. Денег наворовать на побег он успел. Понимая, что Сталин его не оставит, Орлов послал диктатору письмо в котором угрожал опубликовать документы мадридской операции, если его мать, жившую в России будут преследовать. Сталин принял условия своего бывшего агента, в обмен на молчание.
Спустя 20 лет правительство Испании обратилось к правительству СССР с просьбой вернуть золото. Кремль показал испанцам кукиш, указав на тот факт, что золото было использовано на военные поставки республиканской Испании в ее войне с франкистами. У бескорыстной интернациональной помощи, о которой кричала советская пресса оказалось двойное дно.

Испанцы - мирные и добрые люди. И у них хорошая память. Русским, выбравшим сегодня Испанию своим местом проживания, стоит помнить о том, что у испанцев хорошая память. И быть скромнее в новом доме.


Рецензии
Прекрасный юмор. Читал с удовольствием. Отмечаю профессионализм бывшего разведчика (хотя, они бывшими не бывают), способность выйти из самой щекотливой ситуации и преданность стране, доверившей столь опасное задание простому советскому человеку. Отличная вещь. Понравилось и очень.

Стас Литвинов   28.12.2015 22:45     Заявить о нарушении