19 из 62. Маузер

Забрав Любочку из детского сада, Лёшка  вёз её на санках домой. Было темно как ночью. Снежинки, пролетая сквозь свет фонарей посверкивали, как рыбья чешуя. Сестра держала на коленях плюшевого мишку и бойко щебетала, но Лёшка её не слушал. Он думал о маузере. Он представлял, как выпилит из доски пистолет, как отсечёт топором лишнее… Только бы не раскололась деревяшка! «Эх, ещё бы будёновку сделать!» — сказал он, воображая себя героем гражданской войны. Для шлема необходимо толстое сукно. А где его взять? Он вспомнил об отцовом пальто. Оно было из сукна. Отец его не носил, и если отрезать снизу, то никто не заметит. «Гениально!» — похвалил Лёшка себя.

— Я боюсь! — громко сказала Любочка. — Беги отсюда! 
Лёшка поднял голову и увидел водокачку. Унизанная гигантскими сосульками она была похожа на великана с белыми усами и бородой, которому, казалось, кланялись люди с бидонами, вёдрами, флягами.Как-то Любочка спросила, кто там живёт. А Лёшка возьми да скажи: «Чудище водяное!».
— Беги, Лёшка! Скорей! — кричала теперь Любочка.
Лёшка припустил; и только он хотел перейти дорогу, как его окликнули. Он обернулся.
— Лёшка! — позвал женский голос опять.
Голос был незнакомый, и Лёшка решил, что звали кого-то другого. Раздосадовав на задержку, он опять шагнул на дорогу, и вдруг из-за сугроба выскочила водовозка. Обдав Лёшку снежной пылью, машина пронеслась мимо. Лёшка отпрянул невольно и повалился на сестру, та захныкала.
— Не ной! — сказал он, утирая ладонью лицо. — Видела? Чуть не задавила…

Сестра поджала губы. Лёшка продолжил путь, покачивая головой и чертыхаясь. Удивительно, как они уцелели! Лёшка остановился. Перед ними внизу был мостик через овраг. Стали спускаться. Ноги сами побежали по крутому склону.
— Стой! — кричала Любочка. — Мне страшно! Стой же!
Бежать Лёшке сначала было весело, а потом страшно, оттого что остановиться он уже не мог. Нога подвернулась, Лёшка упал, выпустил из рук верёвочку от санок. И санки понесли Любочку. Со всего маху она  ударилась о перила моста. Лёшка зажмурился, а когда открыл глаза, то сестра лежала на снегу неподвижно.
— Люба! — закричал Лёшка в отчаянии, испугавшись её неподвижности. — Любочка!
Сестра повернулась. Жива! Лёшка кубарем скатился к ней.
— Дурак! Чуть не убил меня, — хныкала Любочка, уворачиваясь от Лёшки, который отирал ей лицо от снега. — Всё маме расскажу.
Лёшка молчал. Усадив сестру в санки, он взялся за верёвочку и пошёл. На душе было муторно.
— А где мишка? — хватилась Любочка и заплакала в голос.
— Чего бы сделалось твоему мишке, — ворчал Лёшка, отыскав игрушку в снегу. — Цел и невредим.
Он любил сестру, свою красивую малявку, но мог и поколотить, если она ябедничала.

Дома Любочка побежала на горшок, Лёшка прошёл на кухню. Химическим карандашом он нарисовал на просохшей доске маузер, затем выпилил рукоятку пистолета и сунул кочергу в печку. Любочка, выгуливая мишку, заглянула на кухню.
— Можно мне посмотреть?
Лёшка строго взглянул на сестру.
 — Ябедничать будешь?
Любочка отрицательно помотала головой.
— Только не лезь никуда, — сказал милостиво Лёшка и, вынув раскалённую кочергу, приложил её к деревяшке, к тому месту, где была нарисована дырка для курка. Доска пищала тонко и жалостно. Пустив струйку дыма, выскочило пламя. Лёшка потушил его и снова приложил кочергу. Любочка смотрела большими глазами, крепко обняв мишку.
— Смотри! — похвастался братец, просунув палец в дырку в заготовке, и закричал, подражая выстрелам: — Пиу! Пиу! 
 
Любочка отпрянула. Лёшка взял топор, потрогал пальцем лезвие. Острое! «Моим топором можно бриться!» — говорил отец с гордостью и запрещал брать инструмент.
Маузер был почти готов, оставалось выстрогать ствол. Лёшка поставил заготовку на поп;,  замахнулся топором, но деревяшка упала. Не устояла она ни на второй, ни на третий раз.
— Подержи-ка, — сказал Лёшка сестре.
— Боюсь.
— Да тюкну только, — проговорил Лёшка снисходительно, как заправский плотник.
Сестра взялась за деревяшку робко. Брат прицелился и опустил топор. Придержать топор в конце Лёшка не успел, и лезвие пошло дальше — на пальцы сестре. Когда брат отнял топор, то увидел три разруба на пальцах сестры. Оба — и Любочка, и Лёшка — оцепенели. Они смотрели, как из нежно-розовых ран медленно сочилась кровь. Лёшка перевёл взгляд на сестру. Она медленно раскрывала рот, чтобы закричать, и нитки слюны растягивались от верхних зубов к нижним. Лицо её морщилось от боли. 
— Ма-а-а-а-ма, — взвыла сестра.
Слёзы брызнули из её глаз. Держа руку на весу, Любочка кричала всё выше и громче:
— А-а-а-а-а!
У Лёшки от страха свело живот. Безумными глазами он смотрел, как кровь капает на пол, и не мог отвести взгляд. «Нет, нет, только не это, — твердил он про себя, — это неправда, этого не может быть!» — и страстно хотел повернуть время вспять, когда ещё не было ни топора, ни отрубленных пальцев. Он зарыдал в голос:
— А-а-а-а-а!

К счастью, пальцы у Любочки срослись, но шрамы остались.


Рецензии
Здравствуйте, Михаил!

Сердце замерло от ужаса с топором. Оцепенение прошло после дальнейших строчек. Отлегло...

Очень интересно пишете. С большим удовольствием окунаюсь в Лёшкино детство, очень напоминающее собственное (разве что климат другой).

Извините, Михаил, попытка поставить ударение удалила саму букву: "Лёшка поставил заготовку на поп;,", если я не ошибаюсь.

В этой главе бедной Любочке не везло или наоборот(?): водовозка не задавила, падение санок обошлось без последствий, раненные пальчики остались со шрамами, но остались, правда с глубокой зарубкой в памяти обоих детишек.

С большим уважением к автору и его труду,

Зоя Севастьянова   03.03.2019 13:29     Заявить о нарушении
Чуяло моё сердце, что будете рецензию писать, Зоя. Я ведь буквально сейчас правлю этот рассказ. Коряво написано. Ещё немного и поставлю улучшенный вариант. Минут через 45. Так что прошу прощение, Зоя, за разочарование.

Я полагаю, нам всем сопутствует везение, которое на первый взгляд кажется невезением. Ангел вовремя спасает нас. Спасибо за отзыв. А то всё падает как в пропасть - ни звука, ни отзвука.

Миша Леонов-Салехардский   03.03.2019 13:45   Заявить о нарушении
Какое разочарование? О чём Вы? – сплошной щенячий восторг! Порывалась написал ь с самого первого прочтения, но удерживал комплекс навязчивости. Вот сегодня прорвало....
Познакомилась с Вами давно – по Вашим отзывам у Виорэля. Рискнула заглянуть, о чём совершенно не жалею. Зависла...

Зоя Севастьянова   03.03.2019 14:39   Заявить о нарушении
Уф, опечатка! Проверяла ведь? Мой телефон время от времени ставит меня в неловкую ситуацию.
"написал ь" – написать, конечно же! Вот из-за этого тоже комплексую. Увы!
:(

Зоя Севастьянова   03.03.2019 14:45   Заявить о нарушении
Это удивительно: я хотел узнать у вас, почему вы ко мне заглянули, как вдруг вы сами и сказали. Странные предчувствия, называемые интуицией.
Кстати, я поставил отредактированный в 43 раз текст. Извините...

Миша Леонов-Салехардский   03.03.2019 15:01   Заявить о нарушении
Я и без правок перечитываю некоторые главы.
Бочка с водой, в которой плавают букашки; инвалид без ног на тележке; буря с замерзающими; и пальчики, пальчики... Это лишь малая часть из перечитайте ого.

Вот, опять начинаю комплексовать из-за того, что Вы извиняетесь.

Зоя Севастьянова   03.03.2019 20:53   Заявить о нарушении
из перечитанного!
Ох уж эта ктайская техника – опять меняет, даже в этом замечании
Извините, пожалуйста, если что не замечу и пропущу.

Зоя Севастьянова   03.03.2019 21:00   Заявить о нарушении
Пропустила!

Зоя Севастьянова   03.03.2019 21:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.