Для читателя

   — Главное — понятно и интересно. У вас — сплошь пробелы и недосказанности. Кому нужно в этом разбираться? Нужно четко и конкретно: где происходит действие? как зовут героев? Сделайте.
   Редактор поставил точку. Он умел голосом расставлять точки, как на бумаге.
   Я принесла рукопись через неделю.
   — Теперь лучше, — сказал он.- Но почему — «грязные ногти»? Этак кого хочешь отпугнешь. Читатель должен общаться с прекрасным. Ему и в жизни хватает, извините, грязных ногтей. А тут еще вы со своими. Поработайте.
   Я поработала.
   — Уже лучше. Уже почти хорошо. Но читатель может не принять вашей бесполости. Поясню. Кто писал — мужчина, женщина или дряхлый старик, который уже махнул на это рукой. Развейте тему полов. Покажите читателю, что и это вам знакомо. Хорошо идут сцены жгучей ревности и жгучей страсти. Возможна гомогамия.
   Когда я принесла очередной вариант, он был почти доволен.
   — Только нет связи с жизнью. Нашей современной. Ни одного портрета политического лидера. Где эмигрирующие евреи? а армяне, русские, украинцы? Не отражен распад Союза, развитие частного предпринимательства, крах коммунистической идеологии, укрепление церкви, отделение прибалтийских республик, визит Маргарет Тэтчер, настроения третьей волны эмигрантов. Запомните: сексуальность и актуальность — важнейшие составляющие любого литературного произведения.
   — Кроме того — неплохо включить в ткань произведения небольшие рекламные тексты. Можно новаторски вложить их в уста или мысли героев.
   — И вот что я еще хотел сказать. Читателю неясно — как вы относитесь к идее независимости Украины? И вообще — кого обвиняете, куда ведете и чего хотите. Надо думать о читателе.
   Я все учла. Получилось:
   «21 октября в 15.37 по московскому времени я стояла в пяти с половиной шагах налево, если стоять лицом к морвокзалу, от центральной двери морвокзала крымского города-курорта Алушты и ждала страстно любимого. Он все не шел. Я грустила, глядя на прекрасные деревья, прекрасное море, прекрасных мужчин и женщин, и думала — а что же их ждет: там — если они уедут, и тут — если останутся. От тяжких дум о первой, второй и третьей волнах эмиграции меня отвлек силуэт, левая половина которого напоминала Сталлоне, правая — Шварценеггера, а в целом было что-то неуловимо знакомое от Делона, Бельмондо и многих других не известных мне известных актеров. С тяжело бьющимся сердцем и с прерывистым дыханием я узнала его — Анатолия Николаевича — и стала жгуче ревновать (его же) ко всем женщинам и девушкам, которых мне захотелось задушить, отравить или заставить отстоять 8 часов за сливочным маслом.
   — Прости, — сказал Анатолий Николаевич, провожая красивым взглядом, уходящий в крымскую даль троллейбус, на котором было написано:

             «КОЛГЕЙТ — САМАЯ ПОПУЛЯРНАЯ ЗУБНАЯ ПАСТА В МИРЕ».

   «Мой предыдущий возлюбленный — Николай Анатольевич — такого себе не позволял», — подумала я и назло Анатолию Николаевичу стала разглядывать витрину газетного киоска.
   «Объединение “МММ” предлагает» — прочитала я на странице раскрытого журнала.
   — Показывали о визитах Ельцина в Германию, Горбачева в Иркутск, Тэтчер в Санкт-Петербург, и я не мог не досмотреть, — сказал Анатолий.
   — Это очень интересно, — сказала я, сразу все простив. — Расскажи мне, пожалуйста, о портретах этих, а также других политических лидеров — бывших и настоящих.
   — Я дождусь, когда покажут о Буше, Валенсе, Талейране и Дантоне, и тогда расскажу, — сказал Толя, и по его горящим глазам, ушам и носу я глубоко почувствовала, что мы — такие эротичные и сексуальные, что даже не понять, какие больше — пойдем к нему и займемся сексом, который мне хорошо знаком.
   — Расскажи мне обо всех лидерах сразу, — горячо прошептала я, — Коля, — добавила я, на мгновение забыв, что он Толя.
   — Я тебя убью, — грозно сказал Толя.
   — Но тогда ты не сможешь мне рассказать о нашей богатой событиями современности, а также о легендарном прошлом, — сказала я.
   — Я убью потом, — согласился Толя, и мы надолго занялись сексом, который ему был знаком так же хорошо, как и мне, а может и лучше.
   Со стен на нас смотрели: 1) плакат, призывающий отдать голоса за независимость Украины 1 декабря 1991 года; 2) портреты претендентов в президенты.

   В конце я попрошу напечатать все портреты.


Рецензии
Ха-ха-ха... Ей-богу, смеялся, когда читал, что уже редко делаю. Это мне напомнило какой-то рассказ Чехова, который читала знаменитая старая артистка (Раневская Яншину?). Молодчина, Лена. Правда, про секс как-то слишком крутовато для Вашего милого облика. А ещё возникает вопрос - не читали ли Вы это какому-то Вашему редактору в каком-то журнале?

Евгений Ширяев   17.07.2018 14:54     Заявить о нарушении
К сожалению, не припомню такого рассказа Чехова, хотя в своё время очень им увлекалась и перечитывала.В журнале "Радуга" ( где я часто публикуюсь) этот рассказ не публиковался, публиковался в книге "Волшебный смычок"(2017г.), хотя написан давно.
Рада,что посмеялись ( как-то не так много поводов весело смеяться), спасибо, что написали.

Елена Сибиренко-Ставрояни   17.07.2018 18:32   Заявить о нарушении
Помнится, этот рассказ назывался "Драматургия" (не уверен). Но особенно уморительно было, когда по ТВ Раневская (изображающая писательницу-любительницу) нудно читала свою "пьесу" Яншину (изображающему маститого писателя). В конце говорилось, что он её убил, но присяжные его оправдали.

Евгений Ширяев   17.07.2018 18:49   Заявить о нарушении
Да, теперь припоминается, не исполнение рассказа (я его не видела), а сюжет.

Елена Сибиренко-Ставрояни   17.07.2018 22:34   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.