Мне тринадцать лет

               

      В  детстве я практически не думала о том, какая у меня внешность. Ею я стала интересоваться позже, в переходном возрасте, когда из хорошо сложенной девочки начала превращаться в нескладного подростка. Самой мне трудно было оценить себя и свои внешние данные. На вопрос о качестве моей внешности мама отвечала, что она у меня нормальная, хорошая, хотя я и не красавица. Двоюродная сестра мамы, Виолетта, говорила своей маленькой Настюшке о том, что она у неё красавица, с детства воспитывая в ней уверенность в себе. Уже потом, узнав об этом, мама стала говорить  мне то же самое.
       Помню, мне было лет тринадцать. Как-то вечером я подошла к большому зеркалу, стоявшему у нас в прихожей. Из него на меня смотрела невысокая полноватая фигура без талии, с едва обозначившейся грудью. Короткая стрижка. При тусклом свете лампы желтовато- бледное лицо с выступающими скулами выглядело монголоидным.
      Раздались шаркающие шаги, и за моей спиной в зеркале появился папа. Так он постоял около минуты, и я слышала его шумное нетерпеливое дыхание. Он смотрел на меня мальчишечьи - чистым, кислым и слегка осуждающим взглядом. Затем с расстановкой сказал:
Вот ты сейчас стоишь и смотришь, красивое у тебя или нет лицо. А я тебе хочу сказать, что это всё  глупости и неважная вещь. Самое главное -  быть хорошим человеком, думать не о себе, а о других. Надо делать людям добро…
   Не дослушав, я полуприкрыла  лицо руками и почти бегом отошла от зеркала. Я застыдилась и почувствовала неловкость. На папином лице появилось умиление.
- Ну, куда ты пошла, куда? – спросил он, и просящее  добавил, вытянув губы:
- Ну, постой ещё у зеркала, посмотри на своё лицо, ну, пожалуйста… для меня.
       С этого дня у меня надолго пропало желание разглядывать себя, а, услышав позади себя папины шаги, я старалась оказаться подальше от зеркала.


Рецензии